НОВЫЕ НЕ БЕЛАРУСКИЕ ИМЕНА БЕЛАРУСОВ

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №1, 2019

 

Почему беларусы перестали называть своих детей беларускими именами?

 

Сегодня Беларусь переживает крайне тяжкий период – под влиянием русификации беларусы перестали давать своим детям беларуские имена и дают имена почти исключительно великорусские.

Недавно в интервью «Комсомольской правде» Юлия Галковская, доцент кафедры английской филологии ВГУ и автор исследования «Именник белорусского приграничья: территориальная дифференциация (на материале русскоязычных личных имен жителей Витебщины)», сказала:

«Имена, которыми называют на северо-западе Беларуси, безусловно, отличаются от имён, которые дают на северо-востоке. В северо-западных приграничных регионах заметно сильное влияние католического церковного календаря и национальной традиции. Здесь больше имён, характерных для поляков, латышей и литовцев: Казимир, Чеслав, Вацлав, Тадеуш, Алёйза, Зофия, Людвика, Хана, Эльжбета, Малгожата.

С 1950-го по 1990-е не было ярко выраженной тенденции называть детей национальными именами – в западных районах в советский период проводилась политика русификации».

Сегодня этой темой не владеют даже специалисты – настолько она была запрещена для обсуждения в СССР. Вот, например, что пишут по этому поводу в Украине:

«Когда Украина была частью Российской империи, календарное имя записывали в своей полной форме, но если русский хотя бы в городе воспринимал это как нечто само собой разумеющееся, жителю Украины было трудно с этим свыкнуться, и после того как в СССР был кодифицирован украинский язык, произношение имён было зафиксировано фонетически.

Например, среди украинских мужских имён список изобилует именами, начинающимися на О: Алексей по-украински Олексiй и Олекса, Александр – Олександр и Олесь, Евстафий – Остап, Афанасий – Опанас и Панас. Андрей по-украински – Ондрiй, хотя сейчас чаще встречается всё же Андрiй.

В последние десятилетия в Украине возникла паспортная проблема, связанная с именами. Отчасти это явилось следствием правил, введённых для заполнения заграничных паспортов. Они записывают имя по стандартной транслитерации, из-за чего национальный вариант, записанный в гражданский паспорт, может сыграть с обладателем имени злую шутку.

В СССР имя в национальных республиках не транскрибировалось, когда дело касалось украинского и белорусского языков. То есть Надiя Володимировна в русском варианте становилась Надеждой Владимировной. И всем это казалось нормальным. Теперь обладатели именно календарных имён столкнулись с тем, что имена это, оказывается, разные.

Насколько это хорошо – неизвестно. Обладатели таких имён, если они не изменились до неузнаваемости, считают, что имя одно, а его написание – дело третье. То есть Екатерина будет не против, если в Украине её запишут как Катерину, а в загранпаспорт как Catherine. Но чиновники так не считают. Диктат украинской формы испытывают и те, кто хочет настоять на национальном варианте, если он не является украинским».

Однако это поверхностные суждения, и всё на самом деле гораздо сложнее. Причём в Беларуси на эту тему вообще никто не пишет!

 

НАСИЛИЕ КОММУНИСТОВ

 

В БССР до 1939 года имя как раз транскрибировалось, и в паспортах писалось Михась, Андрусь или Кастусь. Сия свобода была связана с тем, что в Беларуси проживал миллион евреев, которые имели свои имена – и никто не изменял насильно, например, форму Лейбла на Лев. Коль евреям можно иметь свои национальные формы имён, то таковые разрешили и беларусам.

Однако ситуация кардинально изменилась в войну. Во-первых, около миллиона беларуских евреев погибло в ходе Холокоста, и на евреев в вопросе имён власти уже не оглядывались. А во-вторых, и это главное, СССР вступил в сговор с Гитлером для уничтожения Польского государства. Осенью 1939 года Москва оккупировала Западную Беларусь и Западную Украину.

Жители Западной Беларуси и Западной Украины были гражданами Польши (и оставались ими до 1945 года, до договора СССР с Польшей о новых границах), имели польские паспорта. А в них они значились по принятым в Польше нормам (а советских норм не знали). Их имена и фамилии писались на польский манер, а отчеств на –ич не было (в СССР их ввели коммунисты), вместо отчества просто писалось имя отца. Вот для борьбы с этими польскими нормами, глубоко привычными западным беларусам и западным украинцам, Кремль и решил запретить регистрацию в ЗАГСах не только польских норм, но также норм беларуских и украинских – так как оккупационные работники ЗАГСов в силу своего невежества не видели различий между польским, беларуским и украинским.

Если говорить точнее, то первую перепись населения с раздачей фамилий, имён и отчеств делали в октябре 1939 года не работники ЗАГСов, а коммунистические оккупационные власти – органы НКВД. А беларусов, украинцев и поляков среди них не было – Москва боялась «диверсий и сговора», потому оккупационный контингент состоял из великоруссов, кавказцев и уроженцев Поволжья и Средней Азии. Они – повторяю – не видели никакой разницы между одинаково им чуждыми и непонятными западными беларусами, западными украинцами и поляками. Особенно если это были католики.

Все мои родственники в Западной Беларуси имели польские паспорта с одинаковым написанием фамилии по-польски, однако если по-польски писалось Дзерожински или Дерожински, то по-русски Деружинский (в польском написании «о» с надстрочным знаком читается как «у»). В итоге мать моего родственника из Бреста (и читателя нашей газеты) Александра Романовича Требуховского (1942 г.р.) Сабина Иосифовна Деружинская (1911-2003) получила в советском паспорте фамилию Дзерожинская, а её родная сестра Станислава (1913 г.р.) получила паспорт СССР с фамилией Деружинская. Две родные сестры – а в СССР им дали разные фамилии!

Но советские паспортисты нещадно коверкали не только фамилии западных беларусов, но и их имена! В польских паспортах значилось Анеля, Стефан, Томаш, Антоний, Ян. Сотрудники НКВД в Западной Беларуси забрали у них польские паспорта и свидетельства о рождении и выдали писульки, что теперь у них новые имена – Анна, Степан, Фома, Антон и Иван. Когда мои родственники из Бреста и Лиды стали говорить, что вообще-то этими – ныне запрещёнными – именами их называют родные в семьях, то чекисты из России («освободители от польского ига») объяснили, что это «плохие панские имена».

В итоге получается потрясающая в своём маразме картина: великорусские имена – это имена хорошие коммунистические, а беларуские имена – это имена плохие антисоветские!

Вот тогда и началась кампания против беларуской этничности, в том числе в рамках русификации были запрещены беларуские имена. Под предлогом «построения коммунизма» на самом деле шла имперская великорусская экспансия, продолжающая великорусский шовинизм царизма.

 

УТРАТА БЕЛАРУСКИХ ИМЁН

 

Читаю «Статистику имён в Беларуси» по материалам ЗАГСов нашей страны. Статистика удручающая, потому что ЗАГСам БССР и ныне РБ до сих пор запрещено давать многие (почти все) национальные беларуские имена. Например, если вы захотите сына назвать Анатоль – ЗАГС откажется и принудительно назовёт его Анатолием, ссылаясь на приказ СССР (его разработал в своём ведомстве Берия дважды – в 1939-м для Западной Беларуси и потом в 1944-м при освобождении БССР), который не отменён по сей день. Дескать, Анатоль – имя фашистское, которое давали коллаборационисты, а ранее пилсудчики. С такой логикой Янка Купала и Якуб Колас имеют «фашистские» имена.

(В скобках замечу, что П.М. Машеров не только требовал от партийно-хозяйственного актива республики говорить исключительно по-русски, но и искоренял беларуские имена, всюду заменяя их на великорусские. Он, ожидая перевода в Москву на место Суслова, чётко выполнял указание Хрущёва беларуским коммунистам (которое генсек партии дал во время визита в Минск) – что чем быстрее беларусы забудут беларуский язык, тем быстрее будет построен коммунизм.)

Следует также пояснить правила ЗАГСов БССР и с 1991 г. РБ. По идее, имя должно было изначально фиксироваться на языке республики – на беларуской мове, а на самом деле оно фиксировалось на русском языке. При этом из беларуских имён были разрешены лишь некоторые (типа Ян или Франтишек), а большинство имён с беларускими формами работники ЗАГСа записывали по великорусским нормам. Скажем, даже если вас в семье родители называли именем Андрусь, то – согласно постановлениям СССР – это имя не транскрибировалось на русский язык, для государства вы только Андрей. Так мало того! Даже в написании на беларуском языке имена транскрибировались с русского! ЗАГСам было запрещено писать для имени Александр беларуское соответствие Алесь – писалось по-беларуски Аляксандр. Что откровеннейшая русификация беларуского народа.

Вот показательная статистика нынешней Беларуси: в рейтинге мальчиков первое беларуское имя Ян появляется лишь 33-м в списке, да к тому же в первой десятке рейтинга каждое имя в 4 – 5,5 раз чаще, чем Ян:

1) Артём [796]

2) Максим [762]

3) Иван [741]

4) Алексей [738]

5) Никита [729]

6) Александр [695]

7) Владислав [681]

8) Даниил [598]

9) Дмитрий [550]

10) Михаил [540]

11) Кирилл [527]

12) Илья [524]

13) Роман [517]

14) Егор [502]

15) Тимофей [498]

16) Андрей [487]

17) Матвей [463]

18) Ярослав [402]

19) Павел [383]

20) Арсений [376]

21) Глеб [340]

22) Евгений [337]

23) Константин [251]

24) Антон [247]

25) Денис [238]

26) Станислав [211]

27) Тимур [194]

28) Марк [182]

29) Владимир [181]

30) Степан [168]

31) Данила [166]

32) Сергей [161]

33) Ян [152]

На 14.185 имён не беларуских – лишь 152 беларуских. Причём против 152 имён Ян – 741 великорусское Иван, соотношение 1:5. Хотя в стране русских – только 7%, а беларусов – 87%. Вопрос: почему беларусы массово берут себе не беларуские формы имён?

Следующие беларуские имена в рейтинге только №80 Доминик [25] и №84 Алесь [19].

Алесь – это беларуская форма имени Александр, но новорожденных Александров у нас 695. На каждого младенца Алеся в РБ приходится 37 младенцев Александров.

Четвёртое беларуское имя в списке – Франтишек в единственном числе. Он попал в список один раз встречаемых имён в рейтинге с 185 по конец списка 236. Значится под номером 205. Ещё под номером 217 Витовт.

Итого: беларуские имена в списке только: Ян [152] + Доминик [25] + Алесь [19] + Франтишек [1] + Витовт [1]. Это лишь 198 мальчиков на всю Беларусь – по данным органов ЗАГС. Из примерно 20.000. То есть, лишь каждому сотому младенцу в Беларуси родители сегодня дают беларуское имя, а остальные получают имена в абсолютном большинстве великорусские.

Аналогичная ситуация с девочками. Лидерами являются великорусские народные и царские российские имена:

1) Мария [966]

2) Дарья [932]

3) Анастасия [931]

4) Анна [851]

5) Полина [695]

6) Ксения [677]

7) Елизавета [624]

8) Екатерина [612]

9) Александра [584]

Имя Дарья, очевидно, массово давали под впечатлением спортивных побед Дарьи Домрачевой. Но вот имена типа Мария, Анастасия и пр. – имена святых РПЦ царской семьи, их навязывают озабоченные Российской империей черносотенные попы.

Первое беларуское имя в рейтинге – Яна – появляется только на 19-м месте с числом в 327. Это, кстати, меня удивило, так как Янов было всего 152 – более чем в 2 раза меньше. Предполагаю, что это вызвано тем, что сейчас на эстраде модны псевдонимы певиц с именем Яна.

Под номером 37 Алеся [118]. В разы меньше Александры, хотя – если верить беларуской песне – на Полесье живёт (ЖИЛА!) именно Алеся, а не Александра или тем более не какая-то Маша, абсолютно чуждая для имён беларусов до 1995-2000 годов – а ныне удивительным образом лидер.

Под номером 46 ещё беларуское имя Доминика [62]. Далее беларуски:

83) Аделина [17]

87) Янина [16]

94) Альбина [13]

104) Сабина [11]

105) Эльвира [11]

132) Аделия [7]

142) Авелина [6]

154) Аделаида [4]

155) Стелла [4]

161) Аделя [4]

175) Янита [3]

177) Ирэна [3]

179) Христина [3]

190) Ядвига [2]

191) Инесса [2]

И ещё некоторые. В целом беларуских имён среди девочек оказалось гораздо больше, чем среди имён мальчиков – особенно в разнообразии имён. У мальчиков по данным ЗАГС фигурируют всего 5 беларуских имён мальчиков, а беларуских имён девочек – десятки. Я этот феномен объясняю тем, что родители хотят видеть своё чадо-девочку привлекательной и модной, а потому вместо «имён банальных» (типа Фёкла, Света, Людмила, Просковья) – дают им имена как бы ЭСТРАДНЫЕ, непонятные и загадочные. А вовсе не из-за понимания того, что это как раз забытые национальные беларуские имена наших беларусок в XIX веке и в первой половине XX века.

В целом ситуация крайне плачевная. Если в начале 90-х у беларусов вновь стало популярно имя Франтишек, то сегодня опять так не называют детей (ЗАГС в годовом отчёте сообщил, что во всей Беларуси был именем Франтишек назван только один (!) родившийся мальчик), а называют великорусскими именами.

Проблема в том, что беларусам никто не объясняет, в чём заключается беларуское национальное содержание, – в том числе никто не объясняет, что такое беларуские имена и почему они должны быть у беларусов. Наоборот – талдычат, что якобы беларусы и русские – это один народ. Эта тотальная безграмотность в национальном вопросе усугубляется тем, что кроме пары телеканалов на мове – остальные все (более ста) вещают на русском языке. При этом в РБ не показывают ни один канал какой-либо иной бывшей республики СССР.

Как известно, в Перестройку в СССР стали популярны сериалы из Мексики, Бразилии, США, и миллионы советских детей получили тогда имена героев этих «мыльных опер». Ну сегодня эфир забит российскими сериалами, которые в Москве штампуются как на конвейере. Герои этих сериалов имеют, конечно, не беларуские имена, а великорусские. Так телевидение сегодня стало не только главным инструментом русификации, но и средством навязывания беларусам великорусских имён. Есть один способ с этим бороться: разрешить в Беларуси показ телеканалов других соседних стран – Украины, Польши, Летувы, Латвии.

 

ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА

 

У всех народов планеты есть общая традиция: давать детям, как правило, имена дедушек и бабушек. Так не только сохраняется связь поколений, но сохраняется и национальная идентичность. Однако, как было сказано выше, у нас имена стали давать не в беларуской, а в великорусской форме. Помимо указанных причин, была ещё одна: всё народное беларуское стало восприниматься, как «деревенское», «колхозное», «затюканное». По этим же причинам стала непопулярной мова.

Этот феномен этнографы по традиции объясняют массовым переселением в города: до эпохи Машерова 70% беларусов были селянами и в быту говорили на мове, а к 1980 году селян в республике осталось уже только около 25%. Вот яркий пример – Минск. До эпохального момента, когда Хрущёв дал свободу и паспорта колхозникам (с разрешением переселяться в город, что запрещал ранее Сталин) – в Минске проживало лишь 150-200 тысяч, а всего за пару десятилетий город стал мегаполисом. В Минск переехало жить полтора миллиона беларуских колхозников.

И вот тут при этой миграции происходит самое интересное. Партийно-хозяйственный актив при Петре Мироновиче строго вышколен – Машеров приучил его говорить исключительно на великорусском языке и приучил его чураться своей беларуской этничности. Беларуские мигранты-колхозники (новые минчане) не только ощущают свою цивилизационную отсталость по сравнению с горожанами (ибо пребывали в колхозном рабстве Сталина), но к тому же говорят на ином языке, чем «господа Минска». В итоге происходит примерно то же самое, как если бы они мигрировали в США и в Германию: желание побыстрее ассимилироваться в среду нового языка и новой этничности. А элита Машерова в Минске тогда кичилась своим «городским отличием» от приехавших, суть которого была в русском языке и в отказе от всего беларуского национального.

Вот так при Машерове беларусы-горожане стали делиться на две категории: одни – это русскоязычная элита, приближённый к власти класс номенклатуры, а другие – беларускоязычные приезжие из колхозов – это как бы «люди второго сорта».

Впрочем, некоторые действительно по своей наивности верили, что если перейдут на русский язык и забудут беларуские имена, то это позволит построить коммунизм. Но для большинства смысл понимался проще: русификация вела к повышению социального статуса. Процесс этот начался ещё в царской России. Согласно переписи 1897 года, из 140 тысяч великоруссов в Беларуси половина – 70 тысяч – это русифицированные беларусы, которые предпочли называть себя великоруссами ради карьерного роста в государственном аппарате. Точно так в составе Польши 1920-1939 годов многие предприимчивые западные беларусы стыдились называть себя беларусами и выдавали себя за поляков.

Ещё важная деталь: «русская номенклатура» в БССР на деле оказалась и не русской! До 1985 года в республике числилось 1,6 млн. русских, но вот чудо! Половина из них оказалась евреями, 800 тысяч «русских» БССР к середине 1990-х открыли свои еврейские метрики и мигрировали в Израиль и США. Это заставляет иначе взглянуть на само исконное городское население БССР, которое диктовало пренебрежительное отношение к беларусам-селянам. Ведь до войны во всех городах Беларуси евреи составляли более половины населения (кое-где до 65-70%). В Минске, например, 55% минчан были евреями. Ясно, что беларусов-селян они в свою среду не пускали.

Сегодня не принято обсуждать вопрос, считались ли селяне-беларусы в республике чем-то «второстепенным» с не очень высоким социальным статусом. Но вот показательный факт: в 1939 году евреи в БССР составляли 10% населения, при этом в БГУ тогда 90% студентов были именно евреи. Ещё факт: Сталин сделал перед войной обучение в 9-10 классах платным, так вот позволить себе такое в БССР могли лишь евреи (90% старшеклассников 9-10 классов) и дети русской номенклатуры. А вот беларусам-колхозникам (тогда 80% беларусов) это было выше их социальных возможностей.

Всё это, как и многое другое, вносило не просто социальные различия между горожанами и колхозниками (у которых Сталин даже отобрал паспорта), но в БССР эти различия носили уже национальный характер – так как горожанами в республике были евреи и русские, а на селе «в навозе колупались» одни беларусы. Так сформировалось пренебрежительное отношение ко всему беларускому национальному.

 

ОТВЕРГНУТЫЕ ИМЕНА БЕЛАРУСОВ

 

Одна из больших проблем для нынешних беларусов заключается в том, что абсолютное большинство ничего не знает о своих предках дальше времён СССР или максимум второй половины XIX века. О каких традициях может идти речь, если собеседник не сможет вам сказать, кем были его предки в ВКЛ? То, что были в ВКЛ, – это для беларуса факт. А вот кем были? И ещё вопрос: а имена какие они носили?

Предположим, человек не знает. Но очевидное несоответствие возникает уже в том, что фамилия беларуская – а имя-то даётся великорусское! Например: Иван Янович, Степан Стефанович, Андрей Андрусевич. Это уже как бы «предательство» имени прадеда-беларуса, от которого пошла образованная от его имени фамилия. «Предательство» даже двойное: не только имени прадеда, но и своей фамилии.

А ведь по данным ЗАГС обычное дело, когда великорусское имя Виктор имеют беларусы с фамилиями от беларуских форм этого имени: Виктикович или Виктюк (от Вікцік), Виктукович (от Віктук), Виктусевич (от Віктусь). Великорусским именем Дмитрий родители называют своих детей в семьях с фамилиями Змитрокович (от имени прадеда Зьмітрок), Змитрович (от Зьмітра). Весьма часто сочетание великорусского имени Пётр и фамилии от беларуского имени прадеда-беларуса Петрикович или Петриков (беларуское имя Петрык), Пятрукович (от Пятрук), Пятрусевич (от Пятрусь), Пятрашевич (от беларуской формы Пятраш).

У великоруссов имя Яков, а вот у беларусов иные формы: Якусь (фамилия Якусевич), Якуб (Якубович), Якуш (Якушевич). Вызывает минимум недоумение, когда семья с фамилией Якубович сегодня хочет назвать сына именем Яков. А почему не сразу именем Джек? Майкл Джексон по-беларуски – Михась Якубович, по-русски – Михаил Яковлев. Ну а беларусы с фамилией Карусевич даже не подозревают, что их фамилия от беларуского имени Карусь – по-русски Карл. Придумывают о себе нелепые домыслы, что они от рыбы карась. Потому что само имя основателя их рода Карусь – им кажется непонятным и чуждым!

Сегодня беларусы, как мне кажется, утрачивают само осознание беларуской сути. А это осознание должно воспитывать государство – причём на примере наших предков. Меня удивил тот факт, что по данным ЗАГС имя Тимур (то есть Тамерлан) получили 194 младенца. Неужто это имя татаро-монголов носили наши предки в ВКЛ? Неужто среди моих прадедов были кто-то с таким именем?

К счастью, родословную рода Деружинских помогло проследить на 550 лет Собрание наследников шляхты и дворянства Республики Беларусь, почётным членом которого я являюсь с 2010 года. Никаких «Тимуров» в ВКЛ не было. Вот предоставленные Собранием данные из HERBARZ POLSKI, Wiadomosci historyczno-genealogiczne o rodach szlacheckich, Ulozyl i wydal Adam Boniecki, 1899.

Род DZIEROZYNSKY (Деружинских), имеющий герб JASTRZEBIEC (Ястребец), зафиксирован при первом разделе Речи Посполитой властями царской России в шляхетстве в 1773 г. в земстве Оршанском. Существует с первой половины XVI века, когда Стефан Деружинский имел трёх сыновей: Валента, Яна и Хрехория, наследовавших с. Юрьево в воеводстве Витебском [ныне с. Юрово Витебской области, недалеко от Орши].

Далее имена этого шляхетского рода ВКЛ из документа (поскольку некоторые имена не раз повторялись, эти повторы я не называю). 1590: Миколай, Ян, Адам, Вацлав. 1654: Франтишек и Матеуш. 1727: Яцент, Рудольф, Кшиштоф и Антоний. В 1773 году после первого раздела Речи Посполитой Екатерина II устроила «перерегистрацию» шляхты, и теперь уже как российские дворяне в документе фигурируют Деружинские из Оршанского повета с именами: Доминик, Якуб, Бенедикт, братья Винцент и Бартломей, братья Игнаций и Диониций, Фелициан, Тимотеус, братья Йозеф и Казимерж (последний был магистром Оршанским – глава Магдебургии Орши, т.е. мэр города). (Herb. Orsz. Ist. Jur. Mat. XXVIII)

Что касается имён Деружинских Тимотеус, Бартломей, Игнаций и Диониций – то они кажутся совсем необычными не только для СССР, но и для Польши. Валент, Ян и Хрехорий – типичные в 1550-е имена для наших предков той эпохи. А Бенедикт было таким же присущим беларусам ВКЛ именем, как и Якуб.

Обращаю внимание, что это имена не Западной Беларуси, а Могилёвской области, главным образом в районе Орши, откуда моя фамилия от балтского гидронима Деражня (derzus – река с запрудами бобров), от реки появились названия там населённых пунктов Деражи, Деражное, Деражня. Отсюда и появилась моя фамилия, мой род именно оттуда.

А вот имена Деружинских и их родни из метрических книг о родившихся, бракосочетавшихся и умерших по Толочинскому костёлу Могилёвской губернии Копысского уезда за 1851-1855 гг. (прислал мой родственник и читатель нашей газеты А.Р. Требуховский из Бреста): Антоний, Бригида, Мартин, Анеля, Констанция. Вот имена их потомков: Доминик, Франтишка, Ян, Марианна, Франц, Мартина, Влад, Томаш, Сабина, Стася (Станислава в СССР).

Вообще же подробно особенности форм беларуских имён были рассмотрены в нашей статье «Беларуские имена» (№13, 2017) – на основе статьи известнейшего беларуского историка Вацлава Ластовского «Крыўска-Беларускі Іменнік», опубликованной в 1923 году в издававшемся в Ковно журнале «Крывіч» (№6, с. 34-43).

Лично мне нравятся утраченные (запрещённые) беларуские имена Марианна, Франтишка, Мартина, Анеля. Удивляет, почему их считают сегодня «иностранными и чуждыми беларусам», если они ещё недавно и были типичными для беларусов. Это имена наших бабушек. Предлагаю читателям поинтересоваться вопросом, какие имена имели их предки в Беларуси до 1939 года. Обещаем опубликовать все письма.


*     *     *

 

РЕКЛАМА

 

 Верхняя одежда - отличный помощник во время прохлады. Плащи, пальто, куртки и прочее – вещи, которые дают комфорт и тепло. На сайте https://lorica.su/ представлен каталог продукции от надежного производителя «Lorica». Заходите и выбирайте.

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…