МИФЫ ПРО ЛОМОНОСОВА

 

Удивительные похождения царского сынка

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №6, 2022

 

Только в сталинскую эпоху сложился образ гениального учёного Михаила Ломоносова, имевший мало общего с действительностью. В СССР его представляли, во-первых, угнетённым пролетарием, во-вторых, борцом против реакционной и антинациональной власти, в-третьих, гениальным учёным. Но как такое могло быть, если первое (да и второе) исключает третье!?

 

 

ЛЖЕУЧЁНЫЙ

 

Мифы о Ломоносове начинаются уже с самого его имени – его именем было не «Михаил», как пишут о нём все сегодня, а «Михайло». Оставим в стороне, что это имя является еврейским и в иврите означает «кто подобен Богу», но даже форма его не русская и вообще не славянская, а балтская. «Михайло» было распространено в ВКЛ наряду с такими именами западных балтов, как Мингайло или Мигайло (известный полоцкий князь – полочане выбрали его на престол в 1190 году), эта же окончание на «-айло» и у Ягайло, великого князя ВКЛ и потом короля Польши. Эти формы на «-айло» никакие не «старорусские» (как обманывают читателей российские историки), а сугубо балтские и повсеместные в ВКЛ. Впрочем, сам Ломоносов в этом не разбирался и, как правило, всё балтское огульно называл «русским», ведь его представления об этносах и их происхождении носили совершенно карикатурный и умозрительный характер. Даже у юмориста Михаила (или всё-таки Михайло?) Задорнова представления о древних эпохах кажутся куда как более разумными…

В советские годы репутация Ломоносова как великого учёного была вещью непререкаемой, но в годы Перестройки, когда цензура сильно ослабила вожжи и всплыли факты, то оказалось, что «выдающимся» Ломоносов был в умении быстро проматывать крупные суммы денег, пить и скандалить на каждом углу. Увы, несмотря на факты и критику, современный официальный подход в России к личности Ломоносова сейчас мало чем отличается от времён сталинской эпохи, разве что добавились глухие оговорки, что, да, его роль и влияние на науку были несколько преувеличены. И никто на официальном уровне не собирается объяснять массу нестыковок и откровенных противоречий в биографии «русского Платона».

Ломоносова называли открывателем фундаментального закона сохранения массы, но, вообще-то, его сформулировал и экспериментально доказал француз Лавуазье. Ломоносов лишь однажды обмолвился в частном письме академику Эйлеру, что «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», что тянет в лучшем случае лишь на догадку.

Самым значительным деянием Ломоносова считается создание в 1755 году Московского университета, но при близком рассмотрении фактов выясняется, что инициатива, как и финансирование проекта исходили от графа Ивана Шувалова. Ломоносов лишь участвовал в разработке устава, настояв, чтобы получить высшее образование могли не только дворяне, но и простолюдины, а также чтобы университет обладал широкой автономией, не подчиняясь никому, кроме монарха, правительствующего сената и своего куратора. Первым же куратором стал именно Шувалов, а не «учёный» Ломоносов.

По специальности геолог и химик, впрочем, недоучившийся, самое значительное своё открытие, и единственное, Ломоносов совершил в области астрономии. В мае 1761 года, наблюдая в телескоп за прохождением Венеры по диску Солнца, он заметил, что «солнечный край чаемого вступления стал неявственен и несколько будто стушеван, а прежде был весьма чист и везде ровен», и «рассудил», что ближайшая соседка Земли «окружена пупырём», то есть тоже имеет атмосферу. Впрочем, это же самое заметили и другие астрономы, наблюдавшие за Венерой.

Вот, в принципе, все самые положительные достижения Ломоносова, что, согласитесь, для роли «русского Платона» как-то маловато, ведь «решающая роль Ломоносова в реформе русского языка» – тоже миф. Оно верно, литературный русский язык в XVIII веке всё еще отсутствовал, все писали, как Бог на душу положит, правил грамматики не было, и полемика по созданию правил была делом нужным. Ломоносову в актив можно занести то, что он в самом деле возбуждал научные споры по назревшим темам. Однако при этом Ломоносов нёс чистой воды ненаучную околесицу. И если бы полемисты по реформе русского языка слушали всё то, что предлагал Ломоносов, то в русском языке сейчас было бы 10 времён и более 18 падежей. «Во финских же полех» – писал Ломоносов фразу «гуляя в финских полях».

Что касается исторической науки, то Ломоносов занимался самой натуральной задорновщиной. Ни одна его книга по истории не пригодилась даже для фантаста Николая Карамзина для его «Истории государства российского», так как Карамзин свой «примес лжи» делал куда как деликатней и логичней, чем были буйные фантазии Ломоносова.

 

ХОРОШИЙ, НО ПЛОХОЙ

 

Ломоносова и двух его спутников – Дмитрия Виноградова и Густава Ульриха Райзера – послали в 1736 году по инициативе Санкт-Петербургской Академии наук в Марбург, где должны они были пройти в Университете общий курс наук, выучить и усовершенствовать немецкий язык и латынь, приобщиться к студенческой жизни, её правилам и традициям. О том времени в Марбурге про Ломоносова даже сейчас пишут так противоречиво, что становится аж смешно. Так, некая Ольга Минаева в статье «Михаил Ломоносов» пишет про его учёбу в Марбурге буквально следующее: «Известно, что Ломоносов учился прилежно, быстро освоил немецкий язык. Но… немецкие профессора жаловались в Петербург на буйные кутежи и мотовство».

То есть как это? Прилежно учился, но при этом на него жаловались за буйные кутежи и мотовство! Это же совершенно противоположные мнения! Академия наук отпускала по 400 золотых рублей в год на каждого студента, и это были огромные деньги на то время. Но Ломоносов всё прогуливал, и как результат – курс он не усвоил, половину прогулял. Та же Минаева вновь пишет: «В Академию наук постоянно шли жалобы на поведение русских студентов. Кутежи, попойки, драки, долги – Ломоносов не отставал от товарищей в этом». И при этом она считает, что Ломоносов учился прилежно?

Российской империи нужны были специалисты в области минералогии, горного дела и металлургии для вполне конкретной цели: освоения сырьевых богатств, захваченных у коренных тюркских народов Сибири. Эти науки Михаилу Ломоносову предстояло осваивать во Фрайбурге, где была расположена знаменитая Горная академия. Но в результате Ломоносов во Фрайбурге долго не задержался: пропускал занятия, кутил, пил, дрался… Опекавший российских студентов по просьбе Академии наук профессор Христиан Вольф – кстати, всемирно известный философ – писал в своём отчёте в российскую столицу: «Деньги, привезённые с собой, они прокутили... Наделали разных долгов... Они через меру предавались разгульной жизни и пристрастны к женскому полу». То есть потратили все стипендии на местных проституток, а потом на лечение своих венерических болезней.

Так Ломоносов, не получивший более денег в кредит от возмущённого Вольфа, бросил учёбу и решил отправиться домой через Голландию водным путём. Дорога в Голландию пролегала через владения прусского короля Фридриха-Вильгельма I. Возле города Дюссельдорфа Ломоносов на постоялом дворе встретил прусских солдат с офицером. Оказалось, что это вербовщики, набиравшие рекрутов для армии короля. Александр Коновалов, ещё один «адвокат» Ломоносова, в статье «Рейтар Его Величества: как Ломоносов в прусской армии служил» считает, что Михайло заманили на службу обманом. Он пишет: «Итак, офицеру-вербовщику надо было добиться результата. Он пригласил русского студента отужинать, выпить вина. Оказалось, напоили до беспамятства, и когда Ломоносов проснулся, то обнаружил, что находится в казарме». Так Ломоносов попал в крепость Вессель, обнаружив в кармане даже небольшую сумму прусских денег. Михаилу-Михайло рассказали, что накануне он при всех добровольно вступил в королевскую прусскую армию.

Конечно, про «напоили до беспамятства» – верится легко, но то, что Ломоносов ничего не помнил и что его обманом затащили в казарму, – это лишь собственная версия Ломоносова. Скорее всего, оказавшись без денег с жаждой новой выпивки, он легко дал себя уговорить. Контракт он подписал всё-таки собственной рукой. Но жёсткая армейская дисциплина для человека, который никакой дисциплины вообще не ведал, была более чем невыносимым наказанием. Горе-студент оказался и горе-солдатом. Ломоносов быстро понял, что единственный способ «демобилизоваться» – это побег. Наказание за дезертирство в прусской армии было серьёзным, вплоть до смертной казни… Благоприятный случай представился Ломоносову однажды ночью – он переплыл крепостной ров, благо силой природа его не обделила, и был таков. Несколько месяцев Ломоносов бомжевал по Европе, пока в июне 1741 года не оказался на родине.

Вот потому-то, несмотря на немецкую жену Елизавету, Ломоносов невзлюбил всё германское: не получилось кутить и бездельничать так же, как и в России. Отсюда и наезды Ломоносова на «норманнскую теорию происхождения русского государства». Хотя правильно говорить надо так: летописное описание в ПВЛ призвания варягов Рюрика не понравилось Ломоносову, он всё это обругал и стал плести свою собственную «великую» историю в духе выдумок Чудинова и Задорнова. Однако его сочинения не пригодились даже Карамзину.

 

СЫН ПЕТРА ПЕРВОГО

 

Но самый главный вопрос – как простолюдину в самой коррумпированной стране в Европе, стране крепостной, где крестьяне – это рабы без прав, дали такой зелёный коридор в его образовании и всякий раз прощали все его выходки, загулы и даже драки с уважаемыми людьми? Могло ли такое быть в крепостной России?

Все факты говорят о том, что или за спиной Ломоносова стояли очень влиятельные покровители царской фамилии, или он сам был высокопоставленным дворянином, тогда и версия про его «простое происхождение» не более чем загадочный миф. Вся биография Ломоносова свидетельствует о том, что он мог быть только высокопоставленным дворянином, а не крестьянским сыном. Но все российские историки, которые пишут про «народный талант» Ломоносова, словно воды в рот набрали. Потому и не кажется нелепой версия, что Михайло Васильевич был незаконнорожденным сыном самого Петра Первого.

Легенда про непростое происхождение Ломоносова восходит к опубликованным в 1980-е годы мемуарам архангельского моряка Василия Корельского: в них автор ссылается на семейные предания и на некую рукопись, которая хранилась в их семье ещё до войны, но затем пропала. Если верить Корельскому, встреча матери Ломоносова с Петром должна была произойти в начале января 1711 года в Усть-Тосно. Этим объясняются как «выдающиеся» способности «архангельского мужика», из крестьян-поморов выбившегося в «светила» мировой науки, так и его стремительная карьера – без высокой поддержки, согласно мнению сторонников гипотезы родственных отношений «двух великих людей», невозможно было крестьянину, будь он даже семи пядей во лбу, продвинуться так далеко.

По мнению исследователей жизни Ломоносова, в придворных кругах знали, чей он сын, но царской фамилии эта тема была неприятна по морально-этическим соображениям: беспорядочные связи любвеобильного Петра I и его внебрачные дети тщательно скрывались. После Октябрьской революции 1917 года тайну охраняли по другой причине: биография Михайло идеально вписывалась в сказочную концепцию «кто был никем, тот станет всем». Такие чудеса при кровавом царизме действительно иногда бывали, но только если «никем» был лично симпатичен царю или царице.

Российский исследователь Александр Сумзин частично подтвердил версию Корельского, и даже развил её в своей работе «Ломоносов сын Петра I?». Сумзин пишет:

«В начале 1711 года царь Пётр приехал в Усть-Тосно, что в тридцати вёрстах от Санкт-Петербурга, на встречу с владельцем верфи Фёдором Баженовым и двинским земским старостой Лукой Ломоносовым. У них в услужении находилась сирота Елена Ивановна Сивкова. Встреча продолжалась неделю. Погуляли, видимо, на славу. Когда стало известно, что молодая беременна, её срочно выдали замуж за племянника Луки Ломоносова Василия Дорофеева и поселили в деревне Денисовка близ Холмогор. 8 (19) ноября 1711 года родился Михаил Васильевич Ломоносов».

Уже на этом этапе появляются странные аномалии в биографии официальных родителей Ломоносова: женившись бедным рыбаком, Василий стал внезапно непонятно как богатеть, а к 1722 году владел самым большим в Архангельске двухмачтовым судном, рыбными промыслами, усадьбой…

В 1724 году Елена умерла. Говорили, что муж от ревности бил её, а потом стало доставаться и неродному сыну. Грамоте способного мальчика учил дьячок местной церкви, а потом, пристрастившись к чтению, он обучался самостоятельно. Вот только грозная мачеха делала жизнь Михаила в родном доме невыносимой.

Из краткой биографии Ломоносова: «В 19 лет он ушёл из дома в Москву, где под вымышленным дворянским именем поступил в Славяно-греко-латинскую академию». Александр Сумзин чисто по-мхатовски на этот пассаж восклицает: «Не верю!» И далее поясняет почему: «И сейчас из Верхних Ямок не попасть в МГИМО, а тогда, в мрачное время «слова и дела», по поддельным документам 19-летний дылда сел за парту среди 10-летних?»

Действительно, ерунда полная. В тюрьме бы окончил такое обучение Ломоносов, а тут… В СССР нам рассказывали ужасы и несправедливости по отношению к простому народу власть имущих царей и дворян, а тут на тебе! Приходи, садись и бесплатно учись!

Потому куда как убедительнее звучит версия, что царь Пётр просил главу синода Феофана Прокоповича позаботиться о внебрачном сыне. Тот распорядился записать Михаила сыном священника и принять в элитное учебное заведение. «Вот тогда всё становится на свои места, это по-нашему», – заключает Сумзин.

Но и автор ошибается тоже. Он пишет, что далее «многое зависело от выдающихся способностей самого ученика». Не способностей вовсе, коих Ломоносов так и не проявил, а чисто его происхождения! В 1736 году якобы в числе лучших Ломоносов был направлен для продолжения образования при Санкт-Петербургской академии наук, а затем послан за границу, где «совершенствовался» в химии, физике, металлургии. Но главным образом, как мы уже знаем, пил, гулял и дрался. Ну и параллельно в частном порядке брал уроки танцев и фехтования.

И что же получается? Совсем недавно учился на три копейки в день (богатый отец ему не помогал), а тут вдруг пошли такие запросы и главное – огромные денежные траты на образование! Откуда финансы-то? И вовсе не из-за успеваемости был Ломоносов направлен в Санкт-Петербург, а опять-таки в рамках программы «пристраивания» знатного недоросля. Наверное, Романовы в тайне надеялись, что Михайло выучится и, чем чёрт не шутит, станет достойным представителем своей громкой фамилии?

Сумзин пишет: «Внешне Михаил Васильевич был очень похож на Петра: высокий рост, маленькие ступни и кисти рук, круглое мясистое лицо. Добавим пытливый ум, бешеный темперамент и склонность к алкоголю. Вёл он себя вызывающе и с преподавателями, и с коллегами. Для человека «из мужиков» – весьма неосмотрительно. Случалось, что поколачивал и дворян. Другого бы в бараний рог согнули, а ему всё сходило с рук. В апреле 1743 года Михайло Васильевич устроил пьяный скандал в академии. В отчёте записано: «...поносил профессоров отборной руганью, называл их ворами и такими словами, что и писать стыдно, и делал против них руками знаки самым подлым и бесстыдным образом...» Оскорбление было публичное и невиданно громкое, за это полагалась тюрьма, а поплатился Ломоносов лишь коротким домашним заключением и небольшим штрафом».

Конечно, без высокого покровительства таких выходок от безродного мужика никто бы не терпел. Это позволялось лишь дворянам.

В 1736 году умер тайный покровитель Ломоносова Феофан Прокопович. Перед смертью он успел рассказать Елизавете Петровне о её незаконнорожденном брате. 8 июля 1741 года Ломоносов возвращается в Россию, а 25 ноября 1741 года Елизавета взошла на престол. И пошло-поехало, как по маслу: как только обнищавший и недоучившийся недосолдат Ломоносов приплёлся домой, то 1 января 1742 года он уже произведён в адъюнкты Академии наук, а 25 июля того же года вышел Сенатский указ о его производстве в профессоры Академии! Ну а 1 марта 1753 года указом императрицы Ломоносову присвоены права дворянства «с выдачей 9 тысяч десятин земли и более 200 душ крепостных».

Вот такой вот борец с самодержавием, пролетариат! Сам стал эксплуататором и угнетателем народа. Как и в искусстве создал лишь далеко не гениальные заздравные пафосные оды царице Елизавете, а также собрал мозаику, прославлявшую подвиги Петра (своего настоящего отца). Царский придворный пиит…

 

УТОПЛЕНИЕ И ВСПЛЫТИЕ

 

В 1762 году на трон села Екатерина Вторая. Александр Сумзин уверен, что и она знала тайну рождения Ломоносова, потому и сразу невзлюбила потенциального соперника. Хотя поводов не любить Ломоносова у практичной немки Екатерины было много: его неприязнь по отношению к немцам, его дебоширский характер, и главное – его абсолютная бесполезность для науки.

В плане же борьбы за власть Ломоносов был пусть и незаконнорожденным, но самого самодержца Петра, а Екатерина вообще не имела к российским монархам никакого отношения.

Однажды императрица внезапно приехала к Ломоносову домой, что было совсем не в её правилах. Об этом визите даже писали в газетах. Михаил Васильевич вёл себя с достоинством: знал ведь, что прав на престол у него больше, чем у незваной немецкой гостьи. Ну а 4 апреля 1765 года Ломоносов неожиданно умер. Ему было всего 54 года. Официально – от воспаления лёгких. В 1766 году умерла и жена Ломоносова Елизавета Цильх, ей было всего 46 лет…

Ходили упорные слухи, что по приказу Екатерины II Ломоносова отравили медленным ядом на поминках по бывшей императрице Елизавете Петровне, куда он был приглашён с супругой. Яд они с супругой, понятное дело, выпили вместе с отравленным вином. В этот вариант с отравленным вином можно поверить, если учесть, что, вернувшись с поминок, Ломоносов и его жена оба почувствовали себя плохо. Ломоносов проболел год и скончался. Вскрытия не было. На следующий день все его бумаги были вывезены из дома, что любопытно, графом Орловым – самым доверенным на то время фаворитом императрицы. Судьба бумаг неизвестна. Что в них искала Екатерина? Конечно же, компроматы на себя, как и искала вероятный заговор по её свержению. Если она не остановилась в убийстве собственного мужа в борьбе за власть, то разве её остановил бы какой-то дерзкий полуучёный?

При Екатерине про Ломоносова как-то вообще забыли, да и позже Романовы не упоминали его как знаменитого учёного вовсе. Его «гений» всплыл лишь в СССР, когда всплыли и другие почти полностью литературные персонажи, такие как Александр Невский или Дмитрий Донской. Тогда же ещё один чудак, полусумасшедший нигде не получавший никакого высшего образования Циолковский, заваливавший до революции научные журналы своими антинаучными статейками, тоже вдруг стал учёным. Советский и российский учёный Гилей Салахутдинов, изучавший архивные записи Циолковского, не нашёл ни одной его формулы, где бы не было ошибок. Ничего передового для своего времени, ничего научного и ценного он не нашёл и в записях Ломоносова…

Активно фальсифицировать историю и науки при Сталине начали по той простой причине, что не было в науке выдающихся русских людей, и их буквально лепили из чего было. Вылепили Ползунова, Черепановых, которые лишь неудачно перенимали технологический опыт Европы… Вылепили и Ломоносова с Циолковским. Для историографии нужны были учёные прошлого, мол, и у нас такие были, а их-то и не было. Вот и сочиняли.

Михаил Рыженков из Российского государственного архива древних актов говорит в оправдание Ломоносова: «Якобы Ломоносов был сыном Петра Великого. Ведь обыденное сознание с трудом мирится с тем, что из простого народа может вырасти настоящий гений. Им хочется увязать одного гения с другим».

Но не были гениями ни тот, ни другой! И никто не утверждает, что в народе не может родиться гений. Может. Невозможна лишь та судьба гения из народа, какую якобы уготовили для Ломоносова власть имущие. Ну а в итоге, если всех официальных лиц слушать, то история с Ломоносовым выходит самой натуральной русской народной сказкой про Емелю на печи и волшебную щуку. А по-другому и не объяснить волшебную карьеру крестьянского юноши в крепостнической стране.

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…

На печатную версию нашей газеты теперь можно подписаться и онлайн: