КАК ЕВРЕИ БССР СТАЛИ РУССКИМИ

 

Ян ЛИСОВСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №12, 2021

 

Учёные Израиля на примере документов БССР по Витебской области показали, как беларуские евреи стали «великоруссами», а сегодня их потомки этого же требуют от беларусов.

 

 

Раскол в Беларуси носит с 1863 года сугубо этнический характер: против БКБ-флага, БНР и ВКЛ, беларуской мовы, Калиновского – выступают только русифицированные евреи. И только они хотят ликвидации беларуской государственности и вступления РБ в состав РФ. Так называемый «западнорусизм» – это идеология царизма по превращению евреев в великоруссов. Люди, которые отказались от своей еврейскости, добиваются того же от беларусов – чтобы и они тоже стали великоруссами.

После 2014 года одномоментно появилась сеть адресованных беларусам сайтов, на которых русифицированные евреи склоняют беларусов стать русскими и требуют аншлюса. Один из таких антибеларуских порталов под названием «Телескоп» редактирует пророссийский западнорусист Лев Криштапович. Русифицированные евреи с почтением относятся к своему этническому прошлому (ненавидя при этом всё беларуское), потому на портале помещаются материалы израильских историков. 23.03.2021 там появилась статья «Доказательство триединства русских через антисемитизм». Сайт Криштаповича использовал пару цитат из написанной изначально на идише статьи Аркадия Зельцера про межэтнические отношения в довоенной Витебской области, которая, в свою очередь, сделана на главе из диссертации, защищённой в Еврейском университете в Иерусалиме. Мы потрудились заглянуть, что на самом деле там написано, и рассказываем то, что скрыли лжецы с сайта «Телескоп».

На основе документов партийных и советских органов и отчётов НКВД автор диссертации показал, как и почему в современной Беларуси появились подобные Криштаповичу западнорусисты, которые ненавидят всё беларуское.

 

ЕВРЕЙСКАЯ БССР

 

Евреи восхищаются вешателем Муравьёвым и презирают Калиновского за то, что после восстания 1863 года царизм разогнал беларуское мещанство и шляхту и заселил в опустевшие беларуские города евреев – за помощь в подавлении восстания. В первой половине 1930-х БССР была фактически еврейской республикой. В городах жили почти одни евреи, они же составляли 70-80% в органах управления. Дети учились в еврейских школах, число которых множилось, как грибы после дождя. Государственным языком в БССР был еврейский, и каждый год всё больше предприятий переходило на идиш, причём беларусов заставляли учить этот язык.

Типичный факт: в 1929 году уборщица в фармацевтической лаборатории (видимо, из беглых от царского геноцида русских староверов – десятки их деревень находились под Витебском) просила евреев научить её говорить на идише, надеясь этим облегчить себе проблемы с продовольствием: «Евреям дают больше хлеба, чем русским, и если бы я умела по-еврейски говорить, то меня приняли бы за еврейку и дали бы больше хлеба». Кстати, крестьяне в деревнях русских староверов были убеждены, что закрывают только церкви, но не синагоги.

Когда начался Голодомор, он почти не ударил по евреям – у тех была «круговая порука», а из-за проблем с продуктами они ещё больше сплотились и ещё презрительнее относились к беларусам, которых называли быдлом, малообразованным слоем населения («poyersher kop» – аналог русского выражения «дубовая голова»). Беларусы отвечали враждебностью: «Что ты хочешь от жидов, они сами кушают белый хлеб, а нам и чёрного не дают». Шестидесятилетнего еврея вытолкнули из хлебной очереди со словами: «Жиды взяли власть в свои руки и морят православных голодом».

Как пишет Зельцер, все беларусы верили в паразитический образ жизни евреев, процветающих за счёт остального населения: «Для многих бывших крестьян образ белорусской деревни, кормящей еврейский город, трансформировался в образ трудящихся неевреев и не желающих работать, но хорошо живущих евреев». Точно так же считалось, что евреи уклоняются от службы в армии: «Они (евреи) все убегали с фронта и только старались, как бы куда залезть в тыл и поступить в милицию или губпродком. Это была их работа, а теперь их право больше, они пролезли и в канцелярию, и в кооперацию, везде их полно стало, а чуть начнись война, так их ни одного не увидишь на фронте, все станут больными». Это правда, потому что еврейские власти всюду в БССР ставили евреев на должности военных врачей, и они номенклатурным деткам выписывали справки о липовых грыжах. Как сообщалось в отчётах НКВД, обвинения в «паразитизме» и в «иудеократии» сливались в одно.

Убеждённость в существовании «еврейского засилья» отражала глубокий конфликт между беларуским населением и еврейским «активом», идеологи которого учили беларусов, что те всегда были тупыми, никогда в прошлом не обладали своей государственностью, что БНР (беларуское национальное государство – в противовес чисто еврейской БССР) и мова – это гадости, и т.д. Почти все депутаты были евреями, но эти «слуги народа» считали своими слугами как раз беларусов. Одна из витебских коммунисток, не сумев как-то в 1928 году попасть на приём к секретарю Витебского окружкома партии, еврею, была убеждена, что к русскому секретарю она бы обязательно попала. Вот тоже типичный факт: в Городке во время выборов в местные советы в 1925-1926 годах евреи голосовали только за евреев.

В Бешенковичах во время предвыборного собрания в еврейский национальный совет в 1929 году избиратели-беларусы покинули собрание с выкриками: «Вместе с евреями выбирать в совет не желаем». Подобные настроения встречались в БССР и во время выборов в Верховный Совет в 1937 году, когда крестьяне отказывались голосовать за евреев и призывали голосовать за беларусов. Так, витебский НКВД зафиксировал высказывание крестьянки-староверки, не пожелавшей голосовать за наркома внутренних дел республики Бермана, поскольку он еврей.

Возмущало беларусов и введение языка идиш в работу учреждений БССР, ведь еврейский «актив» заставлял беларусов учить идиш, сообщая, что скоро в БССР вообще останется только этот язык как главный. Ну а среди самих евреев активно ходили слухи, что вот-вот будет объявлена Еврейская республика со столицей в Витебске или Бобруйске – либо автономная (с переходом в состав РСФСР), либо вообще союзная.

Зельцер пишет: «Разговор на идише вызывал [у беларусов] раздражение («Все они на своём языке лопочут»). В 1927 году секретарь Евсекции Витебского окружкома комсомола в письме в ЦК ВКП(б), отмечая рост антисемитизма в Витебске, указывал на открытое недовольство использованием идиша в повседневной жизни («Жиды, жиды, разговаривают все по-жидовски. По-русски надо говорить, а не по-жидовски») и упоминал избиение еврейки – за то, что она запела песню на идише. Евреи, предполагая, что окружающим непонятен их язык, далеко не всегда были корректны; имевшие негативный оттенок слова типа «goy», «shikse», «fonya», «sheygets» в различных вариациях широко использовались в витебской еврейской среде, несмотря на то, что часть неевреев, выросших в еврейском окружении, неплохо понимала идиш. С другой стороны, не понимавшим идиш неевреям казалось, что евреи всё время о них говорят».

Недовольство усилилось, когда идиш в БССР сделали языком заводских профсоюзов. Началось с того, что на витебской швейной фабрике «Профинтерн» (где большинство работников были евреями) в 1930 году семеро рабочих-беларусов покинули собрание, где представитель витебской газеты «Der emes» выступал на идише, несмотря на обещания, что по завершении доклада последует перевод. После этого беларусов за такие «антисемитские выходки» стали строго наказывать еврейские власти.

 

«ПОЦЕЛУЙ МНЕ ТУДА»


 


Беларусы видели источник всех бед в присутствии евреев в руководстве колхозов: «С колхозов ничего не будет, пока евреи будут руководить колхозами и мы будем голодать». В ноябре 1928 года в БССР прошли репрессии против антиеврейски настроенных беларусов, инициатором стал назначенный первым секретарём ЦК КПБ еврей Ян Гамарник. Антисемиты были объявлены агентами кулаков и попов. Мол, возмущения круговой еврейской порукой в БССР – это «проявления мелкобуржуазного влияния». Судебно-следственные органы жестоко карали все антиеврейские возмущения как «протесты против власти», но при этом никак не реагировали на факты издевательств еврейских националистов над беларусами.

На фабрике «Двина» еврейка Храпунова пожаловалась механику Лиховидову, что у неё упал ремень с привода на станке, а услышав в ответ матерную брань, развернулась и, подняв юбку, сказала: «Поцелуй мне туда». В ответ последовало: «Жиды, жидовская морда, лентяи, не хотите работать». Власти (еврейские) придали этому спору политический и показательный характер. И хотя собрание работников цеха отклонило резолюцию о снятии Лиховидова с работы, исключении его из профсоюза и передаче дела в суд, под давлением ОГПУ прокуратура начала уголовное расследование.

В 1933-34 годах еврейская номенклатура БССР вообще распоясалась и под предлогом борьбы с «белорусским национализмом» стала карать беларусов за протесты по поводу неравенства в распределении благ в условиях дефицита – закрытые распределители евреев, «еврейский блат» и пр. В отчёте НКВД: житель Витебска, нееврей, бросил своей жене: «Брось с этими жидами ругаться, а то из-за тебя нагадят мне как коммунисту». К 1935 году евреи стали занимать уже около 80-90% престижных должностей, в том числе примерно столько их было среди студентов и преподавателей вузов. Ненормальность ситуации понимали даже еврейские дети: так, в 1935 году свастику на дверях, на партах, на спинах друг у друга рисовали ученики школы №104 местечка Сенно (с обучением на идише).

 

КОНЕЦ РАЯ

 

Но в 1938 году Сталин решил, что ему не нужна Еврейская БССР. Он запретил государственный еврейский язык и еврейские национальные институты (национальные советы и школы с преподаванием на идише). Было запрещено использовать идиш не только на предприятиях и собраниях, в прессе и в книгоиздании, но даже в разговорах дома! Сталин ввёл квоту в БССР: отныне ни в чём не может число евреев превышать 49%. Для устрашения прошли репрессии. Например, в маленьком местечке Колышки в сентябре 1938 года местная милиция развернула «кампанию по борьбе со спекуляцией», в ходе которой ночью ни за что были арестованы пятнадцать евреев; они провели в тюрьме четыре с половиной месяца. Теперь представители местной администрации и милиции не только не пресекали откровенно антисемитские высказывания, но сами запугивали еврейское население. В местечке на домах и на колхозном амбаре появились надписи «Все жиды спекулянты», такие же речи звучали на собраниях. Двух стариков-евреев вытолкали из очереди за хлебом. Когда закрыли еврейскую школу и перевели учеников в беларускую, учителя-беларусы высмеивали еврейских учеников. Поговаривали даже, что нет необходимости покупать у евреев дома, поскольку их можно будет скоро получить бесплатно.

По указаниям Сталина, евреи БССР должны были за самое короткое время превратиться в русских. Проведение русификации возлагалось на комиссии, состоявшие из самой же еврейской номенклатуры. Например, члены такой комиссии, в которую вошли высокопоставленный чиновник республиканской прокуратуры, представители Витебского областного комитета партии и областной прокуратуры (оба работника прокуратуры были евреями), расширили обвинения в еврейском национализме в своих формулировках – евреи рассматривались как пятая колонна в грядущей войне: «Буржуазные националисты, …агенты фашизма, долгое время орудовавшие в этом районе, стремились под флагом осуществления национальной политики (создание национального еврейского совета, еврейской национальной школы) оторвать еврейское население от …культуры великого русского народа».

Весной 1939 года корреспондент из Колышек приводил пример распространённого среди беларусов подхода: «Многих евреев арестовали, а остальных разгоним, как разогнали их в Германии». Зельцер пишет, что этот «сталинский погром» измученные от «еврейского засилья» беларусы восприняли «как знак, что власти намерены в этом вопросе следовать примеру нацистской Германии. Таким образом, нацистская антисемитская пропаганда в годы войны легла на подготовленную почву».

Еврейская номенклатура БССР в огромной части успела русифицироваться до июня 1941 года, и потому сумела выжить в войну, а вот евреи Западной Беларуси, которые не русифицировались, так как не предали свой народ, своих дедов и веру, все были уничтожены – 99,99%. Номенклатура прикорытников продолжила править Беларусью и после войны, и в XXI веке – их внуки и правнуки, всё та же «круговая порука», замкнутый круг «блатных», куда не пускают беларусов и потому боятся, как огня, Беларуского Народного Фронта и вообще всего беларуского национального – от БКБ-флага до БНР. Они, конечно, внешне русифицированы и не иудейской веры. Но проблема в том, что они не хотят становиться беларусами. Они именуют себя «западнорусистами», а на деле это просто русифицированные евреи, которые не хотят учить мову и защищают свою «мафию», правящую «тупыми свядомыми» – «poyersher kop» на их языке.

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…

На печатную версию нашей газеты теперь можно подписаться и онлайн: