ИДИШ И МОВА В БССР

 

Ян ЛИСОВСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №17, 2021



 

Никто до сих пор так и не смог объяснить, зачем Сталин в 1938 году запретил у евреев БССР их еврейский язык.

 

 

ПО ТРАДИЦИЯМ БУНДА

 

В письмах некоторых наших читателей сквозит негатив к беларускому языку – мол, он деревенский, на нём не говорили в городах Беларуси. Подобное отношение к мове было характерно для евреев БССР, которые не хотели учить беларуский язык. К тому же в городах БССР говорили вовсе не на мове. Но и не на русском языке! А на идише.

«В Беларуси по данным, представленным Варшавским статистическим комитетом в 1909 г., проживало 983,6 тыс. евреев, что составляло 13,2% от всего населения этой территории». (Эбэрхардт П. Дэмаграфiчная сiтуацыя на Беларусi 1897-1989. Мiнск 1997. С. 62.) В Минске евреи тогда составляли 70% населения. Писатель А.П. Субботин в книге «В черте еврейской оседлости» писал про Минск: «В самом городе из 70 тысяч жителей – около 50 тысяч евреев, так что в этом отношении Минск уступает только Вильно, Одессе и Бердичеву, если не считать Варшавы, где положение евреев и самый быт их имеют другой характер». Идиш, согласно переписи 1926 г., считали родным 90,7% еврейского населения БССР. Так что в наших городах звучала лишь еврейская речь. В том числе на идише велись производственные и профсоюзные собрания и совещания.

Вообще же меня давно мучал вопрос: почему все бывшие республики СССР нормальные, а мы одни нет? Почему только одна Беларусь отказалась от своих исторических беларуских символов? Почему только в Беларуси проводят насильственную русификацию? Почему только в Беларуси языком армии является иностранный, а не беларуский? Почему только в Беларуси парламент не имеет национального названия (у беларусов это должна быть Рада)? Почему только одна Беларусь не сделала своей валютой национальные номиналы, а заменила их российскими (хотя у нас в период государственности наши Брестский и Гродненский монетные дворы чеканили наши номиналы талер и грош)? Почему у нас поносят национального героя Калиновского и поливают грязью БНР? Почему у нас так настойчиво хотят отказаться от государственности и мусолят тему аншлюса?

Я внимательнее присмотрелся к людям, которые «топят» всё беларуское, объявляя его «чуждым» и «националистическим». Оказалось, что их предки в довоенной БССР говорили на языке идиш. Например, вопрос пресловутого референдума о языке, который сделал русский язык главным в РБ, внесла «еврейская депутатская группа» во главе с депутатом Гайдукевичем, создателем ЛДПБ. Практически все нынешние телевизионные «эксперты» и «историки», которые против всего беларуского и которые говорят про «единую родину от Бреста до Биробиджана», представляют еврейский народ. Нормальный русский никогда не станет иметь что-то против Кастуся Калиновского или против БНР. И только представители «самой угнетённой нации» помнят обиду, что в Беларуской Народной Республике евреи не были никак представлены, но зато руководство созданной Лениным БССР почти на 100% состояло из одних евреев. В том числе еврейская партия социалистов-националистов Бунд (которая на первом съезде РСДРП составляла треть делегатов съезда) при создании БССР вошла в состав компартии Беларуси, став её костяком. То есть фактически Бунд стал править Беларусью.

Главные принципы Бунда: социализм с опорой на светские самоуправляющиеся общины-кагалы; идишкейт – с опорой на язык идиш как основу еврейской идентичности (сторонники идиша противостояли тем, кто пытался возродить иврит); доикайт, что означает приверженность к месту жительства, выраженную в бундистском лозунге «Там, где мы живём, там наша страна». Как пишет Википедия, «В начале 1920-х годов при поддержке Еврейской секции РКП(б) было задумано создание Белорусской еврейской республики».

Почему же она не была создана? Ответ в том, что она как раз была создана – в виде БССР. В этой республике всем правили евреи.

 

ЕВРЕЙСКАЯ БССР

 

В БССР евреи были двух видов. Одни – евреи не крещённые, другие – крещённые (ещё до революции). Эти крещённые являлись по сути русскими (как себя и называли). Например, еврей Сергей Кургинян в беседе с другим евреем Владимиром Соловьёвым рассказал, что у него неприятие ко всему беларускому, потому что его прадед Бекман из Могилёвской губернии был русифицированным евреем, вступившим ещё до революции в националистическую профашистскую организацию «Союз русского народа», стал в руководстве её отделения в Могилёвской губернии.

Самое смешное в том, что отделения «Союза русского народа» в Северо-западном крае Российской империи и состояли почти целиком из русифицированных евреев-литваков (не путать с литвинами-беларусами), и они же устраивали антиеврейские погромы против общин, которые отказывались от русификации и пытались вернуть крещённых евреев обратно в иудаизм. В общем, эти «еврейские погромы» были «разборками» между евреями – крещёнными и не крещёнными. Царизм в огромных масштабах занимался насильственной русификацией литваков-евреев, ставя этот народ в крайне тяжёлые условия жизни. Многие еврейские семьи (особенно с началом Первой мировой войны) были вынуждены согласиться на переход в царское православие с принятием великорусских имён и фамилий.

Вот ещё яркий пример. «В августе 44-го…» – фильм Михаила Пташука по роману Владимира Богомолова «Момент истины (В августе 44-го)», созданный в 2000 году на киностудии Беларусьфильм. Владимир Богомолов – подобно Соловьёву, Жириновскому, Кургиняну – русифицированный еврей-литвак, чьи предки из ВКЛ-Беларуси. Показательны его этнические «метания»: скрывая свои еврейские корни, отчество Иосифович заменил на Осипович, до 1948 года имел фамилию по отцу Войтинский, до 1953 года – уже по матери Богомолец (его мать – дочь виленского адвоката, тоже еврейка). Крайне негативно относился к беларускому языку, БНР и ВКЛ. В документах указывал себя «русским».

Википедия пишет о его дяде: «Владимир Савельевич Войтинский (1885, Петербург – 1960, Вашингтон) – российский революционер и экономист. Родился 12 ноября 1885 года в принявшей христианство еврейской семье – Савелия Осиповича и Вильгельмины Лазаревны Войтинских. Внук издателя и редактора еженедельника «Русский еврей», педагога Лазаря Яковлевича Бермана (1830-1893) – основателя первых еврейских училищ в Митаве и Санкт-Петербурге; племянник палестинофила В.Л. Бермана». Обращаю внимание, что журнал «Русский еврей» являлся при царизме главным изданием западнорусизма. А сама эта идеология была ориентирована вовсе не на беларусов и украинцев (которые и так субъекты древней Киевской Руси), а на евреев.

Книга и снятый по ней фильм представляют фактически идеологию евреев-литваков, которая противостоит идеологии беларусов-литвинов. А это противостояние и определяет всю нашу историю за последние полтора с лишним века. Происходившее в августе 1944 года Богомолов выдаёт как «освобождение от белорусского национализма» – с победой тут идеологии и власти промосковского имперства, главными «змагарами» за что являлись русифицированные литваки. Таким образом, сама интерпретация событий августа 1944 года (а Богомолов вроде бы участвовал в освобождении г. Гродно в карательных подразделениях борьбы с сепаратизмом) сводится в представлениях автора к противостоянию двух концепций: национальной беларуской (БНР) – и промосковской литваков (Бунд, БССР). И в 1944 году Богомолов зачищал БССР фактически не от коллаборационистов или «польских националистов», а от «белорусских элементов». Под предлогом «борьбы с фашистами» массово уничтожалось всё национальное беларуское.

Сколько таких русифицированных евреев было в БССР? По оценкам еврейского издания «Новое резюме», это большинство т.н. «русских» (остальные были потомками русских староверов, которые бежали к нам в ВКЛ от геноцида царизма). По этой причине настоящее число евреев в Беларуси значительно превышало миллион и составляло минимум в полтора раза больше. Также следует сказать, что в 1930-е в БССР около 20% евреев создавали семьи с неевреями, и почти все они себя регистрировали как «русские семьи».

Однако до 1938 года оставалась перспектива создания Еврейской ССР на территории Беларуси, а до 1944 года – на территории Крыма и прилегающих областей УССР. Поэтому основная масса литваков не спешила соглашаться на русификацию. Или по крайней мере не скрывала своего происхождения. Литваков устраивала и существовавшая ситуация, при которой они фактически владели БССР.

 

ХОЗЯЕВА РЕСПУБЛИКИ

 

В 1926 г. население республики составляло 4.983.240 человек. Из них (согласно официозу) 4.017.301 беларусов (80,6%), 407.059 евреев (8,2%), 383.806 русских (7,7%), и т.д. Даже если признать, что примерно 200 тысяч «русских» были на самом деле крещённые литваки, всё равно это далеко выходит за все мыслимые пропорции их представительства в жизни БССР. Судите сами.

В 1927 г. среди ответственных работников центральных органов республики евреи составляли: в аппарате земельных органов – 10%, в административных органах – 24,8%, в судебных – 42,1% и в хозяйственных – 49,3%. (Аб антысэмiтызме. Матэрыялы для дакладчыкаў i групавых агiтатараў. Вып. 3. Агiтпроп ЦК КП(б)Б: Мiнск, 1927. С. 32-33.) То есть руководство хозяйствами БССР было наполовину еврейским, а если добавить крещённых евреев – то на 70%.

Взглянем на общий удельный вес еврейской молодёжи в учебных заведениях БССР, включая и беларуские отделения. Евреев насчитывалось 27,8% среди студентов техникумов, 27,6% в вузах, а профессионально-технических школах – 38,4%. (Файкин И. А. О демографической переписи //Цайтшрифт (Временник). 1930. Т. 4. С. 193; Платун А. М. Итоги культурного строительства в БССР за десять лет. Минск, 1931. С. 42.) Это не считая крещённых евреев, с ними в полтора раза больше. При этом на ряде факультетов БГУ евреи составляли почти 100% студентов.

В 1928-1929 гг. первым секретарём ЦК Компартии Беларуси был еврей Ян Гамарник, переведённый затем в Москву на должность начальника Главного политического управления Красной армии. В Особом отделе ЦК из 26 человек 14 были евреями и только 8 беларусами; в отделе руководящих партийных органов ЦК из 27 человек 11 были евреями и 12 беларусами; в промышленно-транспортном отделе из 6 человек – 4 еврея и 2 беларуса, в отделе пропаганды и агитации – 3 еврея, 4 беларуса и 2 русских (русских еврея). (НАРБ. Ф. 4, оп. 5, д. 1459, л. 10-31.)

Секретарями Могилёвского, Минского, Гомельского, Пинского, Барановичского, Витебского и Вилейского обкомов партии были литваки Яков Горелик, Хана Ривкина, Юда Гутнер, Арон Соркин, Хаим Столин, Яков Гинзбург, Борис Перочинский. Заместителем председателя СНК БССР был Исаак Чёрный, наркомом местной промышленности – Яков Каган, наркомом промышленности строительных материалов – Исаак Кунин, председателем Радиокомитета БССР – Моисей Хасин, заместителем наркома юстиции республики – Лев Коган, заместителем наркома торговли – Давид Гелин, заместителем прокурора БССР– Гинзбург, заведующим военным отделом ЦК ЛКСМБ – Эпштейн и т. д. Эти люди, как правило, негативно относились ко всему национальному беларускому и на своём уровне противодействовали ему.

Фактически Беларусью правили не беларусы. Их потомки и стали в эпоху перемен Горбачёва противниками Беларуского Народного Фронта – как угрозы их еврейской круговой поруки и их «мафии прикорытников». Их сопротивление Перестройке и создало имидж Беларуси как «Вандеи Перестройки», то есть «островка контрреформации». Литвакам перемены были не нужны, их главной целью было не допустить демократизации, которая приводила к власти в Беларуси беларуский народ. И литваки снова победили литвинов.

 

ИДИШ – ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЯЗЫК БССР

 

В феврале 1919 г. статут-программа «Еврейской Коммунистической партии Белоруссии» отмечала, что все предметы в школе должны изучаться на идише как родном языке учащихся. (Бунд в Белоруссии, 1897-1921. Документы и материалы / Сост. Савицкий Э.М. Минск, 1997. С. 495.)

4 июня 1919 г. Коллегия Наркомпроса РСФСР приняла дополнение к Постановлению о языке в школах национальных меньшинств. Дополнение гласило: «Родным языком массы трудящихся евреев, проживающих на территории РСФСР, является только идиш, но не иврит!» (Прейгерзон Ц. Ликвидация. «Иерусалимский журнал», 2010, 36.)

Алла Кожинова, доктор филологических наук, профессор, пишет в очерке «Язык белорусских евреев как язык Белорусской Государственности»:

«Предпочтение, отданное коммунистической властью идишу, было понятно. Идиш противопоставлялся «клерикальному» ивриту, языку иудаизма и сионизма, проводнику чуждой заграничной культуры, и призван был выполнять важную функцию – «критерия еврейской национальной идентичности», которая позволила бы еврейскому народу наравне с другими войти в состав новой социалистической федерации. Кроме того, идиш, согласно переписи 1926 г., считали родным 90,7% еврейского населения БССР… При этом на территории Западной Беларуси иврит остался в школах – когда в 1939 г. советские войска вошли на эту территорию, оказалось, что, например, в Лиде большинство еврейских школ работали не на идише, а на иврите. Значительное место в учебных программах уделялось еврейской истории, традиции и литературе на иврите.

…В Витебске уже к первой годовщине Октябрьской революции начала выходить газета на идише «Свободный рабочий». В Минске и в Витебске открылись еврейские суды, в которых судо- и делопроизводство должны были вестись на идише. Также, как писала Э. Бемпорад, «на многих важных городских организациях, таких как Белорусский государственный университет [см. фото рядом], красовались таблички с официальным названием организации на белорусском языке и идише. Язык можно было услышать на государственном радио и увидеть в кинотеатрах (в субтитрах к кинолентам). Во время местных выборов сообщения о них распространялись на идише, ЦИК получал корреспонденцию на идише, и заявления на вступление в партию или зачисление в кандидаты подавались в местные партийные комитеты на идише».

Изначально власти думали ввести идиш территориально в каких-то районах БССР, которые можно было бы назвать еврейскими и на основе их слияния можно было бы создать Еврейскую ССР. Например, так в рамках этой политики для польского населения был создан целый район поляков (южнее Минска, у Фаниполя); сначала он назывался Койдановским, позже – Дзержинским. Аналогично резолюция ЦК КП(б)Б от 1924 г. предусматривала создание 20-30 еврейских национальных районов на территории БССР, однако это так и не было реализовано из-за того, что литваки жили не компактно, а «повсеместно понемногу». (Бэмпарад Э. Iдышысцкi эксперымент у савецкiм Менску. «Arche», 2007, 11, cc. 61-77.)

Сегодня в РБ нет ни одной школы с обучением на идише, а вот в 1933 г. только в Восточной Беларуси (БССР) таковых было 339, при этом в них обучалось 36.501 учеников. Эти данные приводит Леонид Смиловицкий (Израиль) в очерке «Школы на идише в первые десятилетия Советской власти». Он же приводит очень интересный факт: «В 1924-1925 гг. из общего количества школ для взрослых на белорусском языке работало 3%, на польском – 0,2%, а на идише – 15%. На идише работали 4 профессионально-технические школы, тогда как на белорусском языке к тому времени ещё не существовало ни одной такой школы». Это отражает реальность того времени: рабочими в БССР были тогда почти только евреи.

«Во второй половине 1930-х гг. из 10 республиканских газет 5 выходили на белорусском, 2 на еврейском и по 1 на русском, польском и литовском языках» (Пушкiн I. А. Удзел нацыянальных меншасцей у грамадска-палiтычным жыццi Савецкай Беларусi (1919-1990 гг.), Мiнск 2010. С. 69).

«В БССР издавался ежемесячный литературный журнал «Штерн», дважды в месяц выходил «Дер юнгер арбетер» («Молодой рабочий»), выпускалась ежедневная газета «Октябрь», пионерская газета «Дер юнгер ленинец», при Государственной библиотеке Белоруссии работал еврейский отдел, фонды которого составляли 40.000 томов, а в Центральной еврейской библиотеке города Минска было 6928 книг». (Герасимова И. К истории еврейского отдела Инбелкульта и еврейского сектора Белорусской академии наук в 1920-1930х гг. // Вестник еврейского университета в Москве. №2 (12), 1996. С. 144-167.)

«При Союзе писателей БССР работала еврейская секция. Она насчитывала более сорока писателей. В 1931 г. в Минске состоялась всемирная конференция еврейских писателей». (Захаркевіч С.А. Этнічныя меншасці Беларусі: вопыт сацыяльнай трансфармацыі ў XIX - пачатку XX ст. // Працы гістарычнага факультэта БДУ: навук. зб. Вып. 4 / Коршук У. К. (адк. рэд.) [і інш.]. Мінск 2009, сс. 242-249.) На этой конференции в Минске выступающие на языке идиш обсуждали планы создания Еврейского Государства со столицей в Минске. Ведь в Беларуси процент еврейского населения был тогда выше, чем где бы то ни было на планете (в том числе в несколько раз выше, чем в Украине и Польше).

 

БЕЛАРУСЫ СТАНУТ ЕВРЕЯМИ?

 

Все исследователи темы отмечают, что еврейские власти БССР старались ассимилировать беларусов в евреев, ведь это очень помогло бы для создания на территории Беларуси Еврейского государства. Даже лживый учебник «История БССР», написанный евреем и беларусофом из БГУ Лаврентием Абецедарским (по которому учились поколения беларусов) содержал «второе дно» в виде концепции, что Беларусь – это страна не беларусов, а страна евреев. Леонид Смиловицкий пишет:

«По свидетельству члена Союза художников Беларуси Евгения Ганкина, в Щедрине Паричского района работала единственная в округе семилетняя школа, и это была школа на идише. В классе, где учился Ганкин, обучались несколько девочек из белорусских семей. Для них не существовало языкового барьера, и они прекрасно усваивали школьную программу, хотя преподавание всех предметов велось на идише». (Архив автора. Запись беседы с Евгением Марковичем Ганкиным 25 декабря 1990 г. в Минске.)

«Об этом же свидетельствует член Союза писателей Беларуси Григорий Релес. В Чашниках Витебской области почти все белорусские дети, как и их родители, свободно владели идишем. Они родились и выросли среди евреев, работали рядом с ними и общались на двух языках. Главным критерием при общении было взаимопонимание. Только спустя годы Релес, по его словам, понял, что язык – это не только средство общения, но и культурный генофонд нации, ключ для понимания и сохранения культуры, традиций и истории народа». (Архив автора. Запись беседы с Григорием Львовичем Релесом 12 марта 1991 г. в Минске.)

Как интересно у автора из Израиля: он сохранение идиша считает важным, а беларуской мовы – нет. Он же пишет:

«Два важных примера отношения к идишу, белорусскому и русскому языкам как средству общения и обучения приводит Абрам Лежнев, который в 1930 г. совершил поездку в Борисов, Бобруйск и Гомель. В Бобруйске он посетил семью Каплан и обратил внимание, что, хотя между собой родители разговаривали на идише, с детьми они говорили только по-русски. По их словам, так поступали большинство местных рабочих. Русский язык в их глазах означал разрыв с местечковым прошлым, открывал дверь в новую жизнь». (Лежнев А. Деревянный ключ. М., 1932. С. 196-198.)

Ну да – надо учить имперский язык, а не мову колонии. Фактически этим языковым выбором литваки стали врагами Беларуской Государственности и независимости от России.

 

ОТНОШЕНИЕ К МОВЕ

 

Как пишет Алла Кожинова, евреи плохо знали беларуский язык и потому предпочитали либо идиш, либо русский язык. А. Зельцер отмечает в книге «Евреи советской провинции: Витебск и местечки 1917-1941» (Москва 2006. С. 144):

«Несмотря на то, что некоторые евреи в Белоруссии одобряли усиление позиций белорусского языка, ярким примером чему был известный писатель и сторонник белорусского национализма Змитрок Бядуля (Самуил Плавник), для большинства евреев, так же как для русских и даже части белорусов, белорусский имел образ языка «мужицкого» и выдуманного».

Леонид Смиловицкий пишет о том, что евреи презирали мову. В Гомельской области евреи составляли 24% жителей (около 60.000 человек). В отчёте Наркомпроса в 1930 г. говорилось о сопротивлении части еврейского населения политике беларусизации. Учитель Петрашень называла беларуский язык «грубым» и «варварским», утверждала, что рано или поздно он будет поглощён русским. На этом основании еврейка заявила, что будет работать только в русской школе. Против белорусизации выступали не только работники учебных заведений, но и еврейские служащие окружного суда, еврейские рабочие Гомельского железнодорожного узла. Они называли беларуский язык «глупым», «идиотским» и «хамским», считали, что беларуской культуры не существует, и она создаётся искусственно.

В Наровле районная учительская конференция в январе 1932 г. лишила звания педагога учителя Кормова, который уроки обществоведения в беларуской школе вёл на русском языке. Не желая говорить на «проклятой мове», на следующий день после конференции (25 января 1932 г.) Кормов покончил с собой, отравившись серной кислотой. Учительская конференция расценила гибель коллеги как вылазку классового врага, причем такая оценка была заранее согласована с местным райкомом партии. Потребовалось вмешательство еврейского руководства Секретариата ЦК КП(б)Б для того, чтобы Наровлянский райком снял своё обвинение, а прокуратура БССР отменила решение районной прокуратуры по делу Кормова. Чтобы не допустить подобных перегибов впредь, наркомату юстиции было предложено организовать показательный судебный процесс над беларусами, виновными в этой трагедии. (НАРБ. Д. 113, л. 156.)

В 1932 г. в местечке Селиба Свислочского района учитель Абрам Генерсон противился браку своей дочери с учителем-беларусом. А в июле 1932 г. директор «Белорусского объединения культтоваров» (БАКТ) Любич направил протест в прокуратуру Могилёва, где указывались факты принудительной продажи книг в качестве нагрузки к водке. При этом подчёркивалось, что особенно «агiдны» (оскорбительный – бел.) факт имел место в Лупалово, где в нагрузку к водке беларусу дали еврейскую книгу. Заявитель просил прокуратуру расследовать это дело и привлечь виновных к судебной ответственности. (НАРБ. Д. 136, л. 32.)

Интересно, что евреи БССР крайне негативно относились и к польскому языку, так как категорически не хотели учить латинский алфавит из-за того, что «он ассоциировался для евреев с христианством».

После коммунистической оккупации Западной Беларуси в 1939 году и организации там сталинистами геноцида поляки и беларусы стали возлагать вину на местных евреев. Об этом, в частности, сообщалось в докладной записке секретарю Барановичского обкома КП(б)Б от 10 мая 1940 г. В документе говорилось, что в школе ФЗО №23 Пинска ученики-евреи называли польских учащихся «польскими собаками», в то время как поляки и беларусы называли евреев «жидюгами». В декабре 1940 г. подростку-еврею в общежитии ФЗО во время сна нарисовали на лице крест и забили в уши бумагу. (Розенблат Е., Еленская И. Пинские евреи, 1939-1944 гг. Брест, 1997. С. 45.)

 

КОНЕЦ ИДИША В БССР: ЕВРЕИ СТАЛИ РУССКИМИ

 

Мечты еврейского руководства БССР о создании тут Еврейской республики разрушил в 1938 году Сталин, который объявил войну «еврейским оппортунистам в партии» (то есть «старым ленинцам»). Под удар попало всё еврейское, в том числе идиш. По указанию из Москвы в БССР создавались специальные комиссии по русификации евреев, причём руководили ими сами евреи – ответственные работники судов и прокуратуры. Идиш стал запрещённым языком, на котором нельзя было говорить даже дома в семьях. В итоге всего за несколько месяцев около половины евреев БССР стали вдруг «русскими»: «Действительно, если в 1926 г. идиш называли родным языком 72% советских евреев, то к 1939 г. – только 41%». (Lipset H. A Note on Yiddish as Language of Soviet Jews in the Census of 1939 // The Jewish Journal of Sociology. V. 12, №1. June 1970. Р. 56.)

Началось всё так:

«В 1937-1938 гг. органы НКВД «вскрыли и ликвидировали» в Белоруссии бундовско-сионистскую организацию, которую «возглавлял» редактор газеты «Октябрь», «агент» польской и литовской разведок Ошерович. Следствие «установило» в Минске существование нелегального комитета Бунда в СССР, куда входили Вайнштейн, Киппер, Либерберг, Литваков, Шпрах, Фрумкина и другие». (Правда истории: память и боль / Сост. Жилинский Н. М. Минск, 1991. С. 83, 86.)

Ещё весной 1937 г. витебская еврейская газета «Дер Эмес» опубликовала отчёт из Бобруйска о преобразовании в городе – без всяких объяснений властей – еврейских детских садов в русские. (Der Emes. 21 мая 1937 г.) Это сообщение можно считать показательным, учитывая, что по переписи 1939 г. в Бобруйске проживало 26.703 еврея (почти половина горожан), а в обыденном сознании Бобруйск закрепился как еврейская столица Беларуси. Подобное происходило и в Минске, где еврейское население составляло 70.998 человек, в Гомеле – 40.880 человек, в Витебске – 37.095 человек, в Могилёве – 19.715 человек и других местах. А вскоре Бюро ЦК КП(б)Б приняло постановление о ликвидации еврейских детских садов и особых еврейских групп. (НАРБ. Ф. 4, оп. 3, д. 576, л. 39.) Ну а летом 1938 г. Народный Комиссариат просвещения принял к исполнению решение ЦК Компартии республики от 3 июля 1938 г. о ликвидации всех еврейских школ. (НАРБ. Д. 407, л. 299-а; д. 575, л. 287.) К началу января 1940 г., по данным Наркомпроса, в восточной части республики уже не осталось ни одного еврейского учебного заведения.

В 1938 г. польский язык и идиш были лишены статуса государственных. В Конституции 1937 г. в ст. 25 ещё говорится о возможности использования всех четырёх языков законодательной властью (но судопроизводство должно было вестись только на беларуском языке, с возможностью предоставления переводчика и правом выступать в суде на родном языке, см. ст. 86), при обучении в школе – ст. 96, о присутствии их на гербе. Однако в конце июля 1938 г. это «отклонение» было устранено. Идиш, как и польский язык, был удалён из герба республики и, соответственно, из всех общественных учреждений.

Смиловицкий пишет:

«Почти все проявления еврейской культурной жизни были объявлены националистическими. Русификация учебных заведений подавалась как образец пролетарского интернационализма. Гонениям подвергли деятелей еврейской культуры и искусства, учёных, экономистов, военных, включая и работников еврейской секции при ЦК Компартии Белоруссии. В обстановке психоза и шпиономании ломались судьбы тысяч людей.

…В отчёте Наркомпроса БССР «О троцкистско-зиновьевских контрреволюционных вылазках среди учителей и учащихся в 1935/1936 гг.» приводились сведения о том, что ученица седьмого класса Каркалецкой школы Дриссенского района Павлова расшифровала аббревиатуру МТС (машинно-тракторная станция), как «могила товарища Сталина»; Исаака Мироновича исключили из Витебского педагогического института за то, что он защищал «контрреволюционных подонков», утверждая, что Лев Троцкий и Григорий Зиновьев были лучшими друзьями Ленина. Студента третьего курса БГУ Арона Кацнельсона исключили из университета за то, что он разносил «поклёпнические» сплетни о причинах смерти жены Сталина Надежды Аллилуевой, а студентку первого курса Эстер Кацман – за то, что она защищала своего «мужа-троцкиста».

Студента третьего курса химического факультета С.М. Шеймана расстреляли как контрреволюционера. Пострадали директора еврейских неполных школ: Григория Мезита, работавшего в Кармовичах Лиозненского района Витебской области, освободили от занимаемой должности за то, что он осмелился выступить против изъятия из библиотеки запрещённой литературы и ставил «троцкистские» патефонные пластинки в учительской; Александра Быковского из Махновки Оршанского района сняли за восхваление Троцкого как идеолога пролетарской революции. Репрессиям подверглись руководители ряда педагогических техникумов и отделов наробраза, в том числе директор Полоцкого техникума Менделевич, Слуцкого – Эскин, Могилёвского – Печатников, заведующие районными и городскими отделами наробраза Нодельман (Пуховичи), Лемец (Сенно), Савика (Ветрено) и другие. (НАРБ. Д. 9, лл. 1-13, 15.)

В июле 1938 г. в докладе заведующего отделом народного образования Минска говорилось, что в 8 еврейских школах города из 148 преподавателей 35 человек были связаны с Польшей, Литвой, Германией и Англией, 38 человек – с Палестиной. Бундовцами и сионистами были названы 5 учителей, у 26 учителей родители в прошлом имели отношение к торговле, а у 6 – были раввинами. (НАРБ. Оп. 21, д. 1378, л. 12.)

Главное управление литературы и издательств (Главлит) БССР подготовило в 1937 г. огромный (110 страниц) список еврейской литературы, подлежащей изъятию из библиотек общественного пользования, учебных заведений и книготорговой сети. В нём фигурировало 1595 названий книг и журналов, выпущенных в РСФСР, 399 – в БССР, 253 – в УССР, а также 37 произведений на идише и 11 на польском языке. Изымались все без исключения книги таких авторов, как Л. Авербах, А. Айхенвальд, К. Берман-Юрин, Я. Бронштейн, И. Вардин, А. Волобринский, Я. Дребнис, Х. Дунец, Г. Зайдель, Г. Зиновьев, Л. Зискинд, Л. Каменев, Н. Ленцнер, М. Лурье, Р. Пикель, И. Рейнгольд, К. Радек, Г. Сокольников (Бриллиант), С. Розенблюм, Л. Троцкий, Б. Фельдман, Фриц Давид (Круглянский), Ц. Фридлянд, Е. Цейтлин, Р. Эйдельман, И. Харик, И. Якир – всего 266 авторов-евреев. (Смиловицкий Л. Книга в годы сталинских репрессий // Кнiга, бiблiятэчная справа i бiблiяграфiя Беларусi. Центральная навуковая бiблiятэка АН Беларусi: Мiнск, 1993. С. 128-133.)

Смиловицкий пишет:

«Вслед за школой наступил черёд других учреждений культуры. Упразднялись еврейские творческие союзы, закрывались газеты и журналы на идише. Во второй половине 1937 г. были закрыты «Дер юнгер арбетер» и «Дер юнгер ленинец», прекратился выпуск бюллетеня еврейского сектора Академии наук БССР «На фронте науки» и Лингвистического сборника, а в январе 1938 г. был закрыт еврейский отдел Государственной библиотеки им. Ленина. …По ложным обвинениям были осуждены Яков Бронштейн, Моисей Кульбак, Рувим Выдра, Изи Харик, Самуил Агурский, Хаскель Дунец, Юрий Дардак и другие. Репрессии затронули сотрудников еврейского отдела Института белорусской культуры и еврейского сектора Академии наук Белоруссии, преподававших в разных учебных заведениях: Арона Волобринского, Шолома Гольдберга, Льва Гольмштока, Льва Домосека, Иехеля Равребе, Макса Эрика, Гилеля Александрова, Якова Рубина, Хану Либман, Владимира Гессена и многих других. Большинство из них были расстреляны или погибли в сталинских лагерях. Исподволь в сознание населения внедряли убеждение, что почти каждый творческий работник-еврей в душе сионист».

 

«ЕВРЕИ-ФАШИСТЫ» В БССР

 

Первый секретарь ЦК Компартии республики Пантелеймон Пономаренко этот этноцид объяснил тем, что «при строительстве социализма в отдельно взятой стране не важно, каким языком пользоваться. Более того, унифицированный язык, роль которого отводилась русскому, был намного удобнее». (Архив КГБ Республики Беларусь. Д. 9959, т. 2, л. 7.) Одновременно Пономаренко выступал против беларуской мовы и назвал Союз писателей БССР «Союзом фашистских писателей», которые противятся русификации – что по его представлениям «и есть фашизм».

Пономаренко ввёл принцип, что если еврей сопротивляется русификации – то этот еврей является фашистом. В выступлениях представителей власти БССР, которые сами являлись евреями, повторялась мысль – особенно в речах и статьях руководящих работников прокуратуры – о том, что языки идиш и в особенности иврит являются «фашистскими языками».

По сведениям Юделя Марка, в 1940 г. группа родителей учащихся из Минска была арестована и отправлена на длительные сроки в концлагеря ГУЛАГа лишь за подачу петиции о сохранении в Минске единственной еврейской школы. (Марк Ю. Еврейская школа в СССР // Книга о русском еврействе, 1917-1967 гг. / Под ред. Фрумкина Я.Г. и др. Нью-Йорк, 1968. С. 240.) В приговорах евреям тогда обычно значилось «сионист-фашист». В том числе в отношении членов Бунда (учредителя РСДРП, в домик съезда которого и сегодня водят лопухов-пионеров нынешние пропагандисты) практически всегда были стандартные обвинения: «сионистский фашист». То есть получается, что партия Бунд, из которой состоял на треть первый съезд РСДРП, была, оказывается, фашистской партией.

Напомню, что, когда СССР оккупировал Западную Беларусь, то устроил там Холокост – успел к началу ВОВ уничтожить там не только всех членов еврейских партий и общественных объединений, но также всех членов Бунда (объявленных «фашистами») и даже всех коммунистов – членов Коммунистической партии Западной Белоруссии. По сводкам НКВД БССР до 22 июня 1941 года каждый день расстреливали по несколько десятков «еврейских фашистов» Западной Беларуси с отправкой в концлагеря их семей. Это именно Холокост, так как власти БССР массово поубивали не только членов еврейских партий и КПЗБ, но также расстреляли всех иудейских священников и всех учителей еврейских школ Западной Беларуси, а все синагоги и еврейские школы закрыли. Фактически, это то, что в Польше тогда делали нацисты Гитлера.

Сейчас демагоги-идеологи придумали праздновать 17 сентября 1939 года как «освобождение от польского ига». Какое замечательное «освобождение»: пришли оккупанты СССР и закрыли все еврейские школы, запретили вообще еврейский язык. С таким извращённым подходом к термину «освобождение» и Гитлер – это «великий освободитель еврейского народа». И как интересно получилось: Гитлер и Сталин вначале в 1939 году нападают вместе на Польшу, потом Сталин в Западной Беларуси запрещает язык евреев, их веру и еврейские школы, расстреливает или отправляет на смерть в концлагеря всех политических и национальных представителей еврейского народа на оккупированной территории. Ну и только потом, когда уже всё еврейское «зачищено», приходит в 1941 году друг Сталина Гитлер, чтобы уже «окончательно решить вопрос».

В составе Польши в Западной Беларуси проживало около полумиллиона евреев. С приходом оккупантов Сталина была уничтожена лучшая часть этого сообщества – все национальные фигуры: расстреляны несколько десятков тысяч, сосланы в концлагеря их семьи – всего более 60.000 евреев Западной Беларуси. Это к 22 июня 1941 года. Тогда приходит закончить начатое Сталиным – уже Гитлер. И уничтожает 99,99% евреев Западной Беларуси.

 

ОТКАЗАЛИСЬ ОТ ИДИША

 

Леонид Смиловицкий подводит итог: «Окончательно школа на идише прекратила своё существование в Белоруссии с началом немецкой агрессии летом 1941 г. Она не возродилась и после окончания войны, потому что восстановление культурно-национальной жизни нерусских народов СССР не входило в планы режима».

Однако из кого состоял этот режим в БССР? Из русифицированных евреев. Они не очень горевали о том, что в Западной Беларуси погибли все евреи (в Восточной уцелело около 65% или больше по разным оценкам), так как в Западной Беларуси в их представлениях были «плохие евреи». Еврейские представители номенклатуры БССР клеймили их как «фашистов-сионистов» за иудаизм, сохранение еврейскости и категорический отказ от русификации. Дело в том, что евреев Западной Беларуси с 1920 по 1939 год никто в Польше не заставлял ассимилироваться (как это делал царизм и потом Сталин с 1938 года), и поэтому в условиях полной национальной свободы еврейское население Западной Беларуси обрело огромный импульс для своей еврейской идентичности – причём совместно с евреями Западной Украины и самой Польши. Это по сути были два «золотых» десятилетия евреев Восточной Европы.

А вот евреи Восточной Беларуси предали свой народ, своих предков, свой язык, свою веру. Они стали себя считать «русскими». И стали главными русификаторами беларусов, стали совать палки во всё национальное беларуское. Им, видите ли, не нравятся слуцкие пояса и драники. Мол, это не принято в среде русифицированных евреев БССР.

Вот почему они с эпохи Перестройки Горбачёва активно подавляют всё национальное беларуское, пытаясь стереть у Беларуси национальное лицо беларусов. В том числе, мол, раз они – древний великий народ – отказались от своего великого языка литваков, перейдя на русский, то оскорбительно каким-то туземным литвинам-беларусам (деревенщине) сохранять свою мову. Как было показано выше, эти представления об отношениях идиша и мовы массово существовали в БССР ещё в 1930-е годы. Они сохраняются и поныне.

Кстати – про «деревенщину». Евреев из Западной Европы выгнали за то, что они там стали заселять города, что постепенно меняло весь уклад жизни государств. Там это не понравилось, и евреи стали переселяться в Восточную Европу. Немка Екатерина II была прекрасно осведомлена об этом свойстве «кочующего народа», потому при первом разделе Речи Посполитой сделала черту оседлости по границе между ВКЛ-Беларусью и Российской империей. Более того: царизм нашёл в местных общинах литваков своего союзника в подавлении польско-беларуских восстаний. Мещане и шляхта после подавления восстания 1863 года выселялись царизмом из городов Беларуси (их вешали или массово ссылали в Сибирь), а их дома и собственность раздавались еврейским общинам. Вот так беларусы из «горожан» превратились в «деревенщину».

Исследователи пишут, что евреи Восточной Беларуси, особенно горожане, к концу 1930-х стали сами массово переходить на русский язык – для карьерного и партийного роста в СССР. И потому мне вдвойне непонятно – зачем Сталин решил запретить еврейский язык в Беларуси?

 

ЗАЧЕМ?

 

В 1943-1944 гг. по решению Сталина были проведены массовые депортации калмыков, ингушей, чеченцев, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, ногайцев, турок-месхетинцев, понтийских греков, болгар, крымских цыган, курдов – в основном по обвинению в многочисленных случаях коллаборационизма, распространённому на весь народ. Были ликвидированы (если они существовали) автономии этих народов. В то же время депортации не подвергались этнические группы, которые действительно массово сотрудничали с оккупантами: адыгейцы, черкесы, кабардинцы, осетины. Но за что были наказаны в 1938 году евреи БССР? Сотрудничать с нацистами во время войны они никак не смогли бы!

Но самое удивительное в том, что Сталин не лишил своего языка ни один из сосланных «народов-предателей», хотя они и лишались своих автономий. У всех этих народов остались свои школы с преподаванием на своих языках. Например, балкарцы, которые были объявлены «изменниками» и депортированы в 1944 году. Хотя балкарцы были лишены государственности и статуса автономии (где их язык был государственным) до реабилитации в 1957 году, но в этот период «ссылки» никто их насильно не русифицировал и не запрещал их язык. Причём в 1939 году балкарцев было всего менее 360 тысяч – и их язык был государственным, а в БССР только в ходе Холокоста погиб миллион евреев.

Поэтому запрет еврейского языка в 1938 году в БССР – это нечто уникальное и неслыханное. Этот запрет покалечил не только евреев республики, но испортил жизнь и беларускому народу – ведь теперь его русификаторами стали вчерашние евреи, теперь называющие себя «русскими». Под видом насаждения «русскости» и «правильной славянскости» они стали продолжать превращать беларусов в себя – то есть в русскоязычных евреев.

В чём же причина запрета идиша в БССР? Ведь по конституции СССР у литваков было полное право на свой язык. Никто никогда в Беларуси так и не ответил на этот вопрос. Даже вроде бы свободные от цензуры официоза РБ историки Израиля всё равно не могут предложить внятного объяснения и ограничиваются лишь общими фразами про «антисемитизм». Но такое «объяснение» никуда не годится, а в нынешней РБ эта тема для государственных историков вообще табу. О запрете идиша в 1938 году ни слова не говорят, например, постоянные авторы-евреи демагогических публикаций в «СБ», которые там понаписали кучу статьей про «ужасы» жизни Западной Беларуси в составе Польши и про то, как там поляки якобы закрывали непольские школы. А «у нас» в БССР целый народ тогда был лишён своего языка, и были закрыты все до одной (более 300) еврейские школы в Восточной Беларуси. Эта тема скрывается, полагаю, не только по идеологическим причинам (из-за желания поливать грязью всё происходившее в свободной Польше и восхвалять все преступления сталинизма), но в первую очередь из-за того, что запрет идиша в БССР кажется лишённым какого-либо понятного смысла.

Но, как кажется, есть объяснение в нашей статье «Страшная тайна Сталина» (№11, 2021). В начале 1937 года всплыли документы о том, что Сталин был предателем и работал на царскую Охранку, и в связи с этим родился заговор во главе с Тухачевским и другими евреями в руководстве РККА, УССР и БССР. Удар по евреям БССР (которая тогда называлась всеми «Еврейской республикой»), был, очевидно, местью Сталина за «еврейский заговор».

Есть и второй аспект. В 1938 году Сталин и его Политбюро стали прорабатывать планы Второй мировой войны, согласно которым следовало развязать в Европе войну «оси» националистов (фашистов и нацистов) против «либерастов». И мол, когда они там в Европе все в этой войне друг друга поубивают и обессилят – придёт Красная армия и освободит всю Европу от фашизма. Этот план предусматривал втянуть Гитлера в агрессию против Польши – тайным сговором о том, что союзником нацистов в этой войне выступит СССР.

Так вот чтобы Гитлер поверил Сталину в сговоре в августе 1939 года, Москва продемонстрировала нацистам своё желание тоже напасть на Польшу. В СССР польский и еврейский языки были государственными только в БССР (пограничной с Польшей), и в ноябре 1938 года Сталин запрещает в БССР и польский язык, и еврейский – для демонстрации солидарности с антисемитизмом нацистов Гитлера. Именно в знак «дружбы с товарищем Гитлером» в БССР в кратчайшие сроки уничтожается еврейская этничность: в БССР закрыты все еврейские школы, газеты на идише, введён закон Сталина о том, что ни в одной сфере жизни БССР евреи не могут составлять более 49%. Это настолько было похоже на происходящее при режиме нацистов в Третьем Рейхе, что весной 1939 года корреспондент из Колышек (Витебская область) приводил пример распространённого среди беларусов подхода: «Многих евреев арестовали, а остальных разгоним, как разогнали их в Германии». Историк Зельцер из Израиля пишет, что этот «сталинский погром» измученные от «еврейского засилья» беларусы восприняли «как знак, что власти намерены в этом вопросе следовать примеру нацистской Германии. Таким образом, нацистская антисемитская пропаганда в годы войны легла на подготовленную почву».

Но причина не в антисемитизме! Наоборот – евреи с 1863 года помогали царизму в борьбе против Калиновского и сепаратизма беларусов. Но сейчас ради своих имперских авантюр, ради сговора с Гитлером Кремль решил пожертвовать не только поляками БССР, но и евреями БССР – причём специально для нацистов Рейха демонстрируя «антисемитизм в СССР». Это, говоря иначе, ВТОРОЕ ДНО Пакта Риббентропа-Молотова. Ведь для заключения этого пакта потребовалось запретить евреям БССР свой язык.

Сейчас русифицированные евреи-идеологи радуются введённому по их инициативе празднику «воссоединения 17 сентября 1939 года». Спорить не будем: действительно в 1939 году воссоединились литваки Восточной Беларуси с литваками Западной Беларуси. Только вот ещё за менее чем год до «воссоединения евреев» еврейский язык был официально запрещён в БССР. То есть «воссоединение евреев» несло запрет идиша и иврита уже на территорию Западной Беларуси. Ну и что тут праздновать? Евреи Западной Беларуси (вторая по численности этническая группа в Беларуси), угодив в БССР, были тоже лишены своего языка. Вот уж радостное событие: полмиллиона жителей Западной Беларуси «праздник 17 сентября 1939 года» лишил права говорить на своём языке.

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…

На печатную версию нашей газеты теперь можно подписаться и онлайн: