ВОЙНА ПРОТИВ БЕЛАРУСКОГО ЯЗЫКА

 

Ян ЛИСОВСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №1, 2020

 

Со стороны имперцев не прекращаются нападки на беларуский язык, который признан ООН культурным достоянием Человеческой цивилизации и находится под защитой ЮНЕСКО. Эти языковые нападки весьма напоминают то, как Гитлер в 1937 году запретил славянский лужицкий язык и объявил лужичан «частью великой немецкой нации».

 

В декабре 2019 года издания и сайты, финансируемые (по данным экспертов) из фондов российских спецслужб, словно по команде ополчились на беларуский язык. Они продвигают три главных тезиса:

1. «Для беларусов родным является русский язык, а не беларуский».

Это чистой воды демагогия, так как беларусы с 1970-х говорят в семьях по-русски не как на национальном языке великоруссов России, а как на языке глобализации и межнационального общения СССР – без всякой увязки к чему-либо национальному и родному.

2. «Беларусизация является национальным угнетением».

Это неправда, так как русских в РБ – мизерное количество, на грани математической погрешности. Согласно официальным данным, их 8%. А беларусов – 84%. А теперь сравним это с данными по Москве, где нет никакого двуязычия и всё только на русском языке. Согласно официальным данным, в Москве русских только 31% – меньше трети населения! 14% – азербайджанцы; по 10% – татары, чуваши, башкиры; 8% – украинцы. Но где же вывески на их языках?

Однако московские авторы очень озабочены тем, что в Беларуси якобы не соблюдаются права 8% населения на свой язык. Но где эти права у диаспор в самой Москве – которые более многочисленны? Где в московском метро вывески на языках азербайджанском, татарском, чувашском, башкирском, украинском? Если русские имперцы предъявляют какие-то претензии к властям Минска за вывески, то пусть покажут вначале пример «интернационализма» у себя в своей Москве.

3. «Беларуский язык подрывает единство Беларуси и России и служит интересам США».

Простите, но точно так и «русский язык подрывает единство Беларуси и России и служит интересам США». Демагоги пишут, что если беларус заговорит по-беларуски, то это отрывает его от России. Но ведь аналогично если русский в Беларуси отказывается учить язык якобы «братской Белоруссии», то это точно так отрывает русского от Беларуси!

Совершенно ясно, что вся эта демагогия про «опасность беларуского языка» – имперская колониальная ахинея, рождённая в фашистских представлениях, что всё великорусское – это высшая раса, а всё беларуское – это удел «недочеловеков».

 

«ДОЛОЙ МОВУ!»

 

Российский «Фонд стратегической культуры» 25.11.2019 писал, что беларуский язык означает «уход от России в сторону Запада»: «Насаждаемая в последние годы администрацией президента РБ политика «мягкой белорусизации», предполагающей, помимо прочего, уход от России в сторону Запада…»

Как интересно получается: в союзном государстве две страны, и язык одной из них – это нечто плохое и «диверсия Запада». Что за странное «союзное государство», предусматривающее уничтожение «союзного» языка? Давайте сравним с Европейским Союзом: разве там польский язык кто-то в Германии считает чем-то плохим и «уходом от Германии в сторону России»? Разве кто-то навязывает, чтобы поляки в своей Польше говорили по-немецки?

Этот же «Фонд» публикует 15.04.2019 статью «Исчезает ли в Белоруссии русский язык», в которой звучат обвинения о якобы «притеснении русского языка в РБ»:

«Выступая на совместном заседании коллегий министерств культуры России и Беларуси, министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский попросил своего белорусского коллегу Юрия Бондаря уделить особое внимание защите русского языка. Мединский объяснил свою просьбу тем, что становится всё больше информации об исчезновении русского языка в Белоруссии.

…Потихоньку исчезает и реклама на русском языке – она висит до тех пор, пока действует договор, а после его окончания для продления рекламы нужно перевести её на мову или отказаться. Но и это ещё не всё – русский язык исчез даже с карт Google, если заходишь в интернет с белорусских IP.

Всё это больше похоже не на программу «мягкой белорусизации», а на программу дерусификации – вытеснения русского языка с территории Беларуси, притом что на белорусском языке говорит всего 3% населения страны.

Между тем Александр Лукашенко уже заявил о том, что в школах необходимо постепенно увеличивать количество часов на изучение белорусского языка и литературы, а с 2015 года резко стали расти расходы на белорусское образование и национальную культуру».

Всё это – демагогия и ложь. Повторяем, что русский язык в РБ – не национальный язык русского меньшинства, а со времён СССР язык межнационального общения (а таковых в ООН пять языков). Поэтому вопрос не стоит о какой-то «дерусификации», а о соотношении в стране веса двух языков: национального беларуского, языка 84% населения, – и языка глобализации, межнационального общения – без какого-либо национального содержания. По-русски говорят в Беларуси вовсе не русские: русских в стране только 8%.

Ложью являются заявления про то, что беларуский язык относится только к 3% населения и что остальные 87% якобы считают своим родным русский язык. Всё совершенно наоборот. Энциклопедия «Население Белоруссии» показывает истинную картину:

«Всё послевоенное время в республике росла доля тех, кто своим родным языком называл русский. Если в 1959 году только 6,8% белорусов назвали родным языком русский, в 1970 году – 9,8, в 1979 году – 16, то перепись населения 1989 года показала, что этот показатель вырос до 19,7%, то есть каждый пятый белорус считал своим родным языком русский».

19,7% – это вовсе не все беларусы! Для 80,3% беларусов в СССР родным оставался свой беларуский язык. Но термин «родной» имеет значение как ЯЗЫК ПРЕДКОВ. И сегодня вполне ещё живо поколение беларусов 1959 года, когда только 6,8% беларусов называли родным языком русский. А до войны таковых вообще практически не было! Тем более в Западной Беларуси, входившей в состав Польши, до 1939 года ни в одной беларуской семье никто не говорил по-русски! Ни один беларус!

 

ВОТ ТАК «РОДНОЙ»!

 

Есть, например, такой факт, который замалчивают промосковские демагоги. В Великую Отечественную войну более чем наполовину оккупационные войска на территории БССР состояли из русских фашистов, это в первую очередь 1-я Русская национальная бригада СС «Дружина» численностью около 8-12 тысяч. Именно её фашисты с русским триколором на повязках – (нынешний флаг РФ, а на обшлагах мундиров офицерского состава имелась чёрная лента с надписью «За Русь!») – сожгли сотни беларуских деревень, уничтожили свыше сотни тысяч беларусов и евреев БССР. Местом дислокации «Дружины» было село Лужки в ныне Витебской области. Командовал бригадой штандартенфюрер СС Гиль-Родионов (в прошлом офицер РККА) – великорусский нацист, который ненавидел беларуский язык. Википедия пишет:

«С весны 1943 года 1-я Русская национальная бригада СС «Дружина», под командованием Гиль-«Родионова», при поддержке двух батальонов СС действовала в районе Глубокого и Лепеля, где летом 1943 г. сожгла несколько белорусских деревень, а население, якобы помогавшее белорусским партизанам, около 3000 человек было согнано в район с. Иконки. Гиль-«Родионов» обратился к крестьянам с предложением просить его о помиловании на «литературном русском языке», которого белорусские крестьяне не знали вовсе. Поэтому Гиль-«Родионов» приказал расстрелять всех из пулемётов».

Обращаем внимание: ни в одной из этих деревень в Витебской области не нашёлся ни один крестьянин, который мог бы говорить по-русски! За что русские эсэсовцы и расстреляли там 3000 беларусов. Это в чистом виде война против беларуского языка!

Однако некая журналистка с неславянской фамилией Эльвира Мирсалимова, пишущая на финансируемых из заграницы антибеларуских сайтах, опубликовала статью со лживым заголовком «Националистическая травля родного для белорусских граждан русского языка». Но если для беларусов русский язык якобы родной, то как же вышло, что за незнание русского языка 1-я Русская национальная бригада СС расстреляла 3000 беларуских селян?

Эта журналистка пишет:

«Можно смело утверждать, что Беларусь преимущественно русскоязычная страна. …Повторюсь, подавляющее большинство граждан нашей страны говорят, думают и видят сны на русском языке. Теперь националисты осмелились… открыто выступить против использования русского языка. Что это, как не «подготовка почвы для дестабилизации в обществе»? Граждане страны замечают, что на уличных указателях, вывесках в общественном транспорте, в метро и на вокзалах чаще всего используется лишь белорусский язык».

Пророссийские имперцы никак не угомонятся и, видимо, мечтают о временах, когда «языковой вопрос в Белоруссии» кардинально решал штандартенфюрер СС Гиль-Родионов, «известный языковед». Ведь другой такой «известный языковед» РФ, генерал российских спецслужб, недавно на пресс-конференции родил «научное открытие», что беларускую мову вообще выдумали русофобы – придумали, мол, в 1920-е большевики БССР.

4 декабря 2019 года редактор промосковского портала «Телескоп» (по сведениям экспертов, финансируемого из РФ) Лев Криштапович, известный западнорусист, опубликовал редакторскую статью «Белорусы против «белорусизаторов». Согласно «философии» этого доктора философских наук, беларуский народ следует разделить на две части (чтобы раздуть в обществе конфликт на пустом месте).

Первая часть беларусов – это говорящие по-русски, они поэтому хорошие и «патриоты»:

«Белорусы – сторонники сохранения цивилизационного единства Белоруссии и России, признания русского языка не только государственным, но и родным языком…»

А вторая часть – говорящие на беларуском языке, они поэтому плохие и «враги Беларуси»:

«Белорусизаторы» – разрушители цивилизационного единства белорусов и русских, оголтелые языковые русофобы… Их можно назвать «белорусизаторскими» бандеровцами».

Смотрите, как интересно: бандеровцы к беларускому языку (как и к польскому или к литовскому, латышскому) никакого отношения не имели, но Криштапович вымазывает грязью беларуский язык, приплетая без малейших к тому оснований Степана Бандеру и украинских националистов. Это с какой же стати бандеровцы должны ратовать за беларусизацию? Они разве похожи на идиотов? Бандеровцы выступали только за украинизацию, а судьба беларуского языка их никогда не интересовала.

Единственное, с чем можно согласиться: языковая проблема в Беларуси действительно существует – и она создана великорусским колониализмом. Указом русского царя в 1839 году в оккупированной Россией Беларуси (до оккупации называвшейся Литвой) был запрещён беларуский (литвинский) язык – литература на нём и богослужения на нём в наших храмах. В 1864 году генерал-вешатель Муравьёв запретил и выдуманное царизмом название Беларусь, поменяв его на «Северо-западный край», он же в докладах царю рапортовал о том, как из-под палки заставляет беларусов и жмудов (литовцев) отказаться от своих алфавитов и языков. Муравьёв перевёл письменность беларусов и летувисов с латиницы на алфавит Российской империи, обещал, что через 20 лет даже все жмуды Ковенской губернии станут великорусским племенем.

Этот языковой этноцид царизма в отношении беларусов и летувисов (а также украинцев, латышей, поляков и др.) был отменён только после восстания 1905 года. Однако до самой революции во всех госучреждениях Беларуси (включая беларуские Вильно и Белосток) висели запреты: «Говорить по-польски запрещается!», этот запрет включал и беларускую мову, и жмудский язык (ныне называемый литовским). Чиновники Российской империи общались с местным населением Северо-западного края исключительно на великорусском диалекте.

В 1920-е годы коммунисты Ленина-Троцкого действительно дали языковые поблажки – но только с прицелом расширить СССР, включая в него народы Центральной Европы. Когда перспектива этой экспансии во владения бывших империй Австро-Венгрии и Германии угасла, большевики свернули и «коренизацию» в республиках. В середине 1930-х Сталин поставил задачу превращения путём языковых реформ языков республик – в русский язык. Больше всех от «лингвистических реформ» вождя пострадали беларуский язык, карельский (его кальками из русского языка сталинисты отделяли от финского Финляндии) и потом молдавский (там точно так из румынского языка путём калек с русского создали искусственный «молдавский»). Причём правки в три этих создаваемых «языка» вносил лично Сталин. А между делом он в эти годы писал эпохальные статьи на тему языкознания.

А когда сменивший Сталина Хрущёв приехал с визитом в Минск, то на собрании беларуской общественности огорошил беларусов: мол, дерьмо ваша мова, и чем быстрее вы забудете беларуский язык и станете говорить по-русски – тем быстрее мы все построим коммунизм.

Коммунисты нас обманули: от своего родного языка беларусы в ежедневном общении отказались – но никакой коммунизм от этого не наступил! Однако нас по-прежнему пытаются одурачить демагоги типа Льва Криштаповича: мол, откажитесь от родного беларуского языка и говорите по-русски – и тогда наступит вам счастье. Ну да, подобное «разувалово» мы уже проходили…

 

ЛИТВАКИ ПРОТИВ МОВЫ

 

Однако эта статья была бы далеко не полной без раскрытия главного вопроса: в чём же заключается странная «загадка» Беларуси, отличающая эту бывшую советскую республику от других – в, мягко говоря, прохладном отношении к своему прошлому и к беларускому языку? Что же такого особенного в этой республике, что отличало её от других четырнадцати и последствия чего ощутимы и сегодня?

В двух словах эту особенность можно определить так: БССР была вовсе не беларуской республикой, а еврейской. А евреям (в основной массе) всё национальное беларуское чуждо, и тем более беларуская мова им совсем не нужна.

Заглянем в прошлое. Предки беларусов проживают на территории Беларуси более 3500 лет (в захоронениях неизменна беларуская форма черепа – долихокранный широколицый). На основе балтоязычных племён кривичей, дреговичей, ятвягов и радимичей (ответвления от ятвягов) с 1250-х (с создания ВКЛ) начинает формироваться этнос литвинов, переименованных царизмом в «белорусов» в 1840-е. Славянизация литвинов произошла в основном в период Реформации, когда идеи протестантизма распространялись в ВКЛ на русинском языке (точнее – славянизация в Беларуси шла на основе волынского диалекта украинского языка). Примерно с XV века начинается массовая миграция в ВКЛ из Центральной Европы евреев, так как Литва-Беларусь была веротерпимой. В противоположность литвинам (коренным беларусам) евреев Литвы-Беларуси стали именовать литваками (а евреев в Руси-Украине – это Волынь, Подолье, Галиция и пр. – стали в противоположность местным русинам-украинцам именовать русаками). Практически все нынешние носители фамилий от слов «литвак» и «русак» – это евреи ВКЛ.

Литваки обещали нашим беларуским королям, что поживут у нас лишь временно, пока не найдут варианты для своего возвращения в Израиль (что на самом деле затянулось до 1990-х). В рамках этого своего обещания они сами себя поставили в особое положение: они не служили в армии ВКЛ-Беларуси, не занимались землепашеством (ибо эта земля – не их), сохраняли свою веру и жили в своих замкнутых общинах, и т.д. Соответственно, они были ущемлены в правах, не могли занимать государственные должности, ни имели права становиться шляхтичами.

Не удивительно, что потомки этих литваков до сих пор пишут, что, дескать, «народ в ВКЛ не имел отношения к шляхте». Ну конечно – ведь под «народом» подразумеваются не беларусы (у которых шляхта составляла 15-20%), а евреи. Например, наша читательница с фамилией иудейского происхождения пишет: «Какой смысл мне, имеющей “сялянскія” корни, как и большинство белорусов, “ганарыцца” дзяржавай Радзівілаў і Сапегаў? Гісторыя іх як раскошнага, багатага жыцця, так і пагібелі – НЕ НАША гісторыя! НЕ гісторыя простага сялянства». Наша история ВКЛ читательницей отвергается как «история чуждых магнатов», заодно отвергается беларуский язык, а вместо этого ей очень нравится история России и русский язык. Но чему удивляться, если сама фамилия этой девушки происходит от имени, которое в ВКЛ имели только литваки и не имели литвины? Как видим, по сей день литваки враждебно относятся ко всему национальному беларускому.

Во время восстания Калиновского (1864) вешатель-губернатор Муравьёв докладывал царю, что мятежников поддерживают только коренные литвины-беларусы, а вот все еврейские местечки и все деревни с бежавшими из России староверами – против беларусов и на стороне царизма. Литваки и староверы Беларуси оказались предателями: они выдавали восставших властям. Кстати, староверов у нас тоже часто называли литваками: суффикс «-ак» означал инородца, проживавшего в Литве рядом с коренным племенем «литва». (Точно так в XIX веке, например, «грузин» – это коренной житель Грузии, а «грузинец» – это проживающий в Грузии еврей или представитель иной не местной национальности.)

Интересно, что уже в наше время хвалебные оды вешателю Муравьёву пишет известный идеолог и западнорусист, чьи предки были литваками и в 1864 году поддерживали царизм. Вообще же практически все нынешние представители так называемого «западнорусизма» в РБ – это потомки литваков, а не литвинов. Потому они и ненавидят литвинов и ВКЛ. (Кстати, этот идеолог несколько лет назад написал статью «Почему я не литвин». Ну так ясно, почему ты не литвин – потому что ты литвак.)

 

ЛИТВАКИ В БССР

 

До революции городское население Беларуси было более чем наполовину еврейским (кстати, практически вся проституция в Беларуси при царизме была еврейской), а в «городе синагог» Минске (83 синагоги в 1917 году) вообще состоялся первый международный съезд сионистов. Минск вообще был важным центром сионистского движения – тут ещё в начале 1880-х годов была создана группа «Кибуц нидхей Исроэл», ставившая целью покупку земель в Палестине; здесь активно действовал Бунд (еврейская сионистско-социалистическая организация), возник «Поалей Цион». В сентябре 1902 года в Минске состоялась Всероссийская сионистская конференция, больше известная как «Минское собрание». Эта конференция стала первым легальным съездом сионистов в России. И последним: вскоре сионизм в Российской империи был запрещён. Дом, где проходила Всероссийская сионистская конференция, собравшая 600 делегатов, принадлежал еврейскому купцу и назывался «Свадебный зал «Париж», ныне угол ул. Мясникова и Коллекторной.

20 марта 1917 года Временное правительство приняло «Постановление об отмене всех национальных и вероисповедных ограничений». Все еврейские партии вышли из подполья. В результате свободных выборов председателем городской думы Минска стал член Бунда Арон Вайнштейн. На выборах в Учредительное собрание в Минской губернии за сионистов проголосовало 65.400 человек, за Бунд и меньшевиков – 16.270. Сионисты стали победителями на выборах в Минской губернии, пресса города восторженно называла Минск «сердцем сионизма в Европе».

Сионист Ю. Бруцкус был избран депутатом Учредительного собрания. В Минске начали издаваться сразу несколько еврейских газет: еженедельник «Дос идише ворт» («Еврейское слово»), ежедневная газета «Дер векер» («Будильник»), легальная сионистская газета «Дер ид» («Еврей»).

Только беларусы поддержали БНР, а практически все литваки (евреи) выступили против БНР (а заодно против беларуской исторической символики ВКЛ и против беларуской мовы). В 1920-е и в начале 1930-х примерно 90% начальствующих должностей в коммунистической партии БССР и в подпольной коммунистической партии Западной Беларуси в составе Польши занимали литваки-евреи. Если до Октябрьского переворота депутатами Госдумы от беларуских губерний были в основном местные сионисты, то потом они переметнулись к большевикам, и уже новый орган власти – Советы – состоял в основном из них. Не удивляет, почему Советы, например, Витебской губернии выступили против придания официального статуса беларускому языку: ведь на 90% эти Советы состояли из депутатов-литваков, для которых родным языком был идиш, а вовсе не беларуская мова. Кстати, по их требованиям еврейский язык (идиш) и был сделан государственным в БССР. Сегодня фальсификаторы истории замалчивают этот одиозный факт (как и само существование беларуских евреев).

Традиционно со времён СССР запрещена сама тема, что в Беларуси национальная самореализация литваков-евреев мешала национальной самореализации беларуского большинства, хотя это подтверждается массой фактов. Например, ректор БГУ П. Савицкий в докладе властям СССР в 1941 году (документ выложен на сайте БГУ) пишет, что, хотя беларусов в республике было около 80%, а евреев всего около 10%, но первый выпуск БГУ в 1925 году был еврейским, а беларусов среди студентов оказалось всего 28,6%. Главная причина заключалась в том, что в республике правила еврейская партийно-директорская номенклатура, которая «проталкивала» всюду своих литваков. Беларусы просто не могли никуда пробиться. На сайте БГУ выложен документ 1925 года – список студентов, среди которых в основном такие: Каценельсон Залман Айзикович, Шур Бася Шлёмовна, Шляпентох Шимон Шмуйлович и прочие дети местных большевистских начальников. Кстати, в те годы обсуждалось предложение вообще ввести преподавание в БГУ на идише (ведь, мол, беларусы – забитые туземцы и деревенщина, которым не по плечу высшее образование; отсюда же, кстати, и представления о том, что мова – «грубый язык деревенщины», нечто «безграмотное»).

 

 

На фото: первый выпуск БГУ – обложка буклета и список. 1925 г.

 

Как отчитывается ректор БГУ, к 1941 году ситуация несколько изменилась: «Среди студентов сейчас 51,6% белорусов, 37,6% евреев, 7,4% русских и 3,4% представителей других национальностей». Но ситуация всё равно ненормальная, потребовалось вмешательство Москвы (чтобы по отчётным цифрам «для галочки» хоть на полтора процента число беларусов превышало 50%). Дело в том, что в конце 1930-х Сталин сделал обучение в старших классах и в институтах платным, а это не могли себе позволить беларусы – на 80% бесправные труженики колхозов, работавшие за «трудодни». По карману это было только евреям, которые составляли более половины городского населения, да к тому же были правящей номенклатурой с высокими окладами. Вот поэтому пришлось сверху спускать «разнарядки», чтобы исправить ситуацию и увеличить набор беларусов в вузы.

Ну а главный удар по всему беларускому национальному нанесли репрессии чекистов, которые массово начались под началом литвака Генриха Ягоды (настоящее имя Енох, родился 7 ноября 1891 года, был вторым сыном в еврейской семье). Этот главный чекист и начальник НКВД с детства ненавидел всё национальное беларуское (что по терминологии той эпохи было «фашистским») и устроил против него геноцид, который продолжили Ежов и Берия. В органах власти БССР и особенно в Академии наук и в творческих союзах (прежде всего в Союзе писателей БССР) были репрессированы почти все беларусы (литвины). Всё это осуществлялось под предлогом «разоблачения белорусского фашизма»: мол, в Вильно окопался центр беларуских националистов, которые едва не захватили власть в беларуской республике, чтобы открыть границы и привести в Минск войска Польши и Германии. В этой эпохальной докладной записке Сталину сменивший Ягоду Ежов называл «белорусскими фашистами» в том числе Якуба Коласа и Янку Купалу и требовал их расстрела с публичным осуждением со стороны всех трудовых коллективов БССР.

С подачи Ежова в республике была продолжена начатая Ягодой война против беларуского языка. Как и во время восстания Калиновского, беларуский язык стал маркером для репрессий в городах БССР: горожане-литваки в каждом говорившем на мове видели фашиста и бежали в НКВД с доносами. Якуб Колас тогда спал в одежде, каждую ночь ожидая ареста, и рассказывал, что в Минске люди боялись говорить на беларуском языке, так как тут же следовал донос от литваков. Даже лишь если беларус в минском трамвае вместо «Спасибо» говорил «Дзякуй», то другие пассажиры от него шарахались, как от прокажённого, и толпой бежали искать ближайшего милиционера, чтобы «сдать врага властям».

Вот где истоки проблем беларуской мовы в Минске!

 

ЗАГАДКА ЗАПАДНОЙ БЕЛАРУСИ

 

Особняком в этой теме стоит ещё одна загадка, само существование которой отказываются рассматривать даже исследователи Холокоста из Израиля: почему евреи Западной Беларуси были уничтожены полностью, а Восточной Беларуси – нет? Самого такого вопроса никто даже не ставит!

Издающийся в России еврейский журнал «Лехаим» писал в ноябре 2006 года:

«Война стала Катастрофой белорусского еврейства. В 1941-1945 годах здесь погибло 983 тыс. евреев, в том числе 85 тыс. иностранных евреев. На территории 207 населённых пунктов было создано 220 гетто. Большая часть узников Минского, Полоцкого и других гетто и евреи стран Европы были уничтожены в Тростянецком лагере смерти».

Евгений Розенблат и Ирина Еленская в журнале «Диаспоры» (2002, №4, с. 27-52) опубликовали статью «Динамика численности и расселения белорусских евреев в XX веке». В ней они, в частности, писали:

«По подсчётам Э.Г. Иоффе, на территории Беларуси, с учётом областей, входивших в состав БССР накануне войны (т.е. включая Белостокскую область), за годы Великой Отечественной войны погибло 946 тысяч евреев, из них 898 тысяч непосредственно в результате «окончательного решения еврейского вопроса» и 48 тысяч – на фронтах (Iофе Э. Колькi ж яэрэяу загiнула на беларускай зямлi у 1941-1945 гг. // Беларускi гiстарычны часопiс. Мiнск, 1997. №4. С. 49-52.).

Р. Хилберг оценивает потери в 1 миллион человек (такая же цифра фигурирует в Энциклопедии Холокоста) (Hilberg R. The Destruction of the European Jews. Revised and Definitive Edition. N.Y.-L., Holmes and Meier, 1985. P. 767; Encyclopaedia of the Holocaust. Ed. by I. Gutman. Jerusalem, 1990. V. 1-4.).

Последние исследования показали, что только на территории западных областей было уничтожено от 528 до 569 тысячи евреев (Розенблат Е.С. Нацистская политика геноцида в отношении еврейского населения на территории западных областей Беларуси. 1941-1944 гг. Дисс. канд. истор. наук. Минск, 1999. С. 106.).

…По данным на 1944-1945 годы, в Бресте оказалось всего 186 евреев (0,45% горожан), в то время как накануне войны здесь их насчитывалось до 25 тысяч (около 40% жителей города). В Брестской области после освобождения было зарегистрировано только 344 еврея, что составляло 0,075% жителей области. Таким образом, в результате Холокоста произошла необратимая смена этнического состава городов и местечек».

Историки Израиля пишут, что в Беларуси погиб миллион евреев, а выжило или осталось в республике по данным 1959 года только около 150 тысяч. Но удивительное дело: все выжившие – в БССР до 1939 года (там убыль евреев составила около 65-70%), а в Западной Беларуси выживших практически не оказалось! Там погибло 99,99% евреев! Почему так? Никто не отвечает. А ведь ответ на этот вопрос, как ни странно, прямо увязан с темой языковой ситуации в Беларуси в середине ХХ века.

Давайте вместе сравним эту ситуацию в Западной и в Восточной Беларуси в тот период. В Восточной Беларуси (БССР) поначалу всё еврейское национальное стало настолько мощным, что, как мы уже говорили, эту республику правильнее было бы называть еврейской. В 1920-1930-х годах еврейский язык был государственным (равным в правах с беларуским, русским и польским). Если в 1924-1925 учебном году в БССР работало 87 начальных и 42 семилетние еврейские школы с обучением на идише, то в 1926-1927 учебном году количество начальных школ увеличилось до 147, а семилетних – до 53. В начале 1920-х годов были открыты три еврейских педагогических техникума. В Восточной Беларуси работали еврейские отделения рабфаков, педфаков, кафедра еврейского языка Горецкой сельхозакадемии, еврейская секция этнолого-лингвистического факультета БГУ, еврейский зоотехникум и т. д. Но в конце 1930-х годов еврейское образование в БССР было фактически ликвидировано.

В июле 1924 года был учреждён еврейский отдел Института белорусской культуры, затем преобразованный в еврейский сектор Белорусской академии наук. В 1932 году создан Институт еврейской пролетарской культуры. В 1935 году в системе Белорусской академии наук был организован Институт национальных меньшинств, который закрыли уже в 1936 году.

В БССР издавались еврейский ежемесячный литературный журнал «Штерн», двухнедельный журнал «Дер юнгер арбетер», ежедневная газета «Октябрь», еврейская пионерская газета «Дер юнгер ленинец». В 1929 году в Минске было издано 55 наименований еврейских книг. Еврейская секция при Союзе писателей БССР насчитывала более 40 членов. Наиболее талантливыми из них были поэты Изи Харик и Зелик Аксельрод, прозаик и поэт Моисей Кульбак. Все они (как и другие носители просионистской идеологии) стали жертвами сталинских репрессий.

Примерно с 1936 года в БССР наметилась – по указаниям Сталина – антиеврейская кампания по сворачиванию «еврейской Беларуси». Все синагоги были уже давно закрыты, был отменён еврейский язык как государственный в БССР, в еврейских семьях большевики теперь запрещали говорить на идише. Система еврейского образования в республике была свёрнута, закрыты даже еврейские школы. Вся местная еврейская номенклатура партийного и директорского начальства дружно переходила на исключительно русский язык, огромное число литваков взяло себе русские фамилии (или на худой случай – вообще как бы славянские).

Вот эти новорожденные «носители русскости» в республике и стали главными борцами со всем беларуским национальным, «русификаторами», которые насаждали в БССР русский язык. А зачем им беларуская мова, если они отказались даже от своего родного языка литваков – идиш?

А вот в Западной Беларуси всё было иначе, и ситуацию никак не исправили репрессии за полтора года – с ноября 1939-го по 22 июня 1941-го. Во-первых, литваки-евреи Западной Беларуси были ревностными иудеями. Именно для них в 1926 году польские власти открыли государственные «субботние школы», где учились только еврейские дети и только на языке идиш. Например, гродненские евреи имели в 1937 году 43 синагоги, в Бресте в 1938 году – 40. Вообще же на момент коммунистической оккупации в 1939 году в Западной Беларуси действовали 446 костёлов, 542 церкви, 14 монастырей и 387 синагог (данные из книги Олега Трусова «Короткая история архитектуры Беларуси», Минск, 2015).

В Западной Беларуси евреи (литваки) и беларусы (литвины) не только учились в разных школах, но вообще жили в разных «мирах». В семьях говорили на разных языках, их дети не играли друг с другом, принадлежали разным религиям, соблюдали разные праздники, имели разные кухни. Даже в 1941 году накануне нового вторжения Гитлера всем еврейским мальчикам в Западной Беларуси продолжали делать обрезание. Поэтому нацистам было легко их «вычислять». Вот почему тут погибло в Холокосте 99,99% евреев.

Ну а самое главное: Западная Беларусь была захвачена Сталиным, когда в БССР была свёрнута «проеврейская политика», а еврейские национальные реалии были объявлены «вредными для государства». И только в Западной Беларуси были синагоги и раввины, их язык идиш, школьное иудейское начальное образование, вся обширная литература на этом языке. Вот почему коммунисты не защищали всё это «чуждое и вредное для коммунизма», когда начались репрессии уже со стороны нацистов.

А вот в Восточной Беларуси к 1941 году местные литваки уже не выглядели, как евреи, а старались – по указаниям Сталина – во всём походить на русских. Никакой иудейской веры и никакого соблюдения иудейских праздников и традиций (в том числе никакого обрезания), в семьях никто не говорит на родном ещё недавно языке идиш, никто не поёт еврейские песни и не носит еврейскую одежду, никакой еврейской кухни, и т.д. Сами имена и фамилии были массово переделаны по своей воле в русские. Фактически литваки Восточной Беларуси явили собой пример показательной русификации – для всех остальных. Но в том и заключалось отличие от Западной Беларуси, что там евреи не были правящей прослойкой, как в БССР. Хотя и там многие местные евреи ради своей карьеры стали активными слугами польских властей и ополячились.

Вообще же это общая тенденция, даже закон: самыми ревностными новыми радетелями «скреп» становятся вчерашние инородцы, эдакие «янычары». Ведь они не просто «патриоты», а принесли в жертву традиции своих предков…

 

СТОПАМИ АБЕЦЕДАРСКОГО

 

Хотя в войну из-за Холокоста БССР потеряла миллион евреев, но приспособленческие воззрения литваков у республиканской элиты никуда не делись. Пономаренко ненавидел беларускую мову и называл Союз беларуских писателей «Союзом фашистских писателей», требуя ещё в 1939 году от Сталина, чтобы арестовали Якуба Коласа и Янку Купалу. Потом Машеров запрещал партийным органам и директорам предприятий республики говорить на совещаниях по-беларуски, строго требуя говорить только по-русски (вспоминается царский запрет «Говорить по-польски воспрещается» и запрет республиканских властей в середине 1930-х говорить на совещаниях еврейской номенклатуры на языке идиш). При Машерове подверглись гонениям честные историки БССР и была запрещена как «плохая» история ВКЛ. Машеров лично разогнал устроенную АН БССР конференцию о балтском субстрате беларусов и приказал сжечь все доклады беларуских учёных, в том числе кандидатов и докторов наук. Он же запретил вообще какое-либо иное изучение истории Беларуси, кроме концепции западнорусизма в трудах Абецедарского.

Кстати, куцый учебник этого литвака из Могилёвской губернии «История БССР» стал на многие десятилетия единственным источником исторических знаний о своём Отечестве для миллионов беларусов. И источником крайне лживым и беларусофобским (а евреев БССР, согласно учебнику, вообще не существует и никогда не было). В упомянутом докладе ректора БГУ от 1941 года я нашёл такие строки: «Конкурс на лучшую студенческую работу, проведённый в мае, показал, что среди них есть весьма зрелые, которые смело могут быть напечатаны и в общей научной прессе. Например, работа студента Абецедарского «Борьба белорусского народа против польских панов в 1648-1649 гг.»…» Сталин заметил этого студента-выскочку и выдвинул на пост «главного историка БССР»; врун и демагог, ненавидящий всё беларуское литвак в 1966 году защитил докторскую диссертацию «Борьба белорусского народа за соединение с Россией (Вторая половина XVI-XVII в.)».

Вообще, вся эта тема очень большая, и удивляет, что до сих пор никто не рассматривал исторические процессы в Беларуси через призму многовекового противостояния литвинов и литваков. Хотя противостояние это вовсе не окончилось, а вполне актуально. Например, в начале 1990-х потомки литвинов собрались вокруг БНФ, противостоя партийно-директорской номенклатуре во главе с администрацией Кебича, которая собрала в основном потомков литваков, присосавшихся к государственной кормушке со времён Сталина. Выражая взгляды (и защищая место у кормушки) этой номенклатуры, Кебич не скрывал своё негативное отношение к беларускому языку.

Один из читателей нашей газеты пишет, что число литваков в Беларуси значительно выше общепринятых цифр. Это по сути айсберг. Например, в СССР считалось, что в БССР живёт полтора миллиона русских (около 1,6 млн. в конце 1980-х), но ровно половина из них в 1991-1995 предъявила еврейские метрики и дружно уехала в Израиль и США. Точно так и беларусы имеют огромную скрытую составную от литваков, по оценкам читателя – до 20%. Так ли это – трудно судить, но совершенно понятно, что нормальный беларус (литвин) не станет отвергать свой язык и историю своих предков в ВКЛ. Ну а что касается литваков, то они с 1917 года стремились в БССР получше устроиться «у кормушки», занять руководящие посты, а особенно им нравилось быть всякими депутатами.

Но всегда, зная (или подозревая) о своём происхождении литваков, они с невольной опаской относятся к литвинизму коренных беларусов, защиту от которого видят или в царизме, или в большевиках Москвы, или даже в поляках – при соответствующей ситуации. Никогда не пропадёт тот, кто лишён национального корня и при любой власти пролезет поближе к кормушке. Именно такими и были беспринципные личности типа карьериста Абецедарского, и именно о таких написал Янка Купала свою знаменитую пьесу «Тутэйшыя» (1922), запрещённую литваками в БССР.

Кстати, Янка Купала, Якуб Колас, Владимир Короткевич и другие потому и не нравятся нынешним западнорусистам-литвакам, что это потомки шляхетских родов литвинов ВКЛ. А литваки в ВКЛ не имели права на дворянство – отсюда и банальная зависть…


***


РЕКЛАМА


Смотреть Дота 2

 

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…

На печатную версию нашей газеты теперь можно подписаться и онлайн: