НЕРУССКИЕ СОВЕТСКИЕ СОЛДАТЫ

 

 

Михаил ЛАХОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №22, 2020

 

Известный российский оппозиционер Навальный на своём твиттере, возмущаясь тому, что Президент США Трамп забыл упомянуть в списке победителей во Второй мировой войне «мою страну» (Советский Союз? Россию?), написал, что в годы войны погибло «27 миллионов русских». Как обычно, в РФ путают понятия «советский» и «русский». Ну а сколько же русских в самом деле погибло в годы ВОВ? Вы будете удивлены, но и эта тема в России – табу.

 

 

 

«КОНЦЕНТРАЦИЯ»

 

Любому исследователю покажется странным, что национальный состав Красной армии в канун начала Великой Отечественной войны и в ходе её засекречен. Обещали эти архивы рассекретить к 2014 году, но из-за последовавших событий в Украине так этого и не сделали. И вся информация по национальному составу Красной армии соответствует лишь состоянию на 1925 год. Почему же?

Ответ в том, что Россия в последнее время пытается каким-то странным образом навязать и своим гражданам, и гражданам стран бывших некогда советских республик, что Россия – это СССР, а Советская армия – это, мол, «русская армия». Хотя это совершенно не так. Советский Союз был многонациональной страной, где русские не составляли и половины всего населения, а «русской армией» в годы ВОВ называлась лишь армия предателя Власова.

Сразу после Гражданской войны СССР строил красную Армию на том принципе, что русские красноармейцы должны составлять не менее 60 процентов. Началось распределение подразделений по национальному принципу. Оно выразилась в создании воинских частей, укомплектованных по национальному признаку, в использовании национальных языков на военной службе (в том числе беларуской мовы в БССР), в создании национальных военно-учебных заведений и квотировании мест в военных учебных заведениях для лиц определённых национальностей. Идеологом этой структуры выступил молдованин М.В. Фрунзе, который считал нерусские контингенты «источником дополнительной мощи» Красной армии. Уже к концу 1924 года национальные части и соединения существовали в некоторых республиках: в Грузинской, Армянской, Азербайджанской, Белорусской, Бухарской и Украинской, а также в Крымской, Якутской и Дагестанской АССР.

Для создания национальных частей использовалась также так называемая «концентрация» – представителей одного этноса сосредотачивали в одной территориальной воинской части, которая формально национальной не считалась. Уже в призыв 1926 года 75% призывников из числа «националов» было охвачено «концентрацией». Вместе с тем на начало 1925 года 90% численности Красной армии составляли славяноязычные (русские – 64%, украинцы – 22%, беларусы – 4%; следует помнить, что тогда Западная Беларусь и Западная Украина были в составе Польши), а все остальные национальности – 10%. Время шло, но статистика 1925 года по национальному составу многими российскими историками используется даже касательно 1940-х годов. А ведь были присоединены огромные «западные территории». А ещё раньше, отменив концентрацию в РККА, получили, что русских стало меньше, чем нерусских красноармейцев, и эту статистику засекретили. Ну а после Катастрофы 1941 года, когда миллионы русских попали в плен, количество русских по отношению к нерусским военнослужащим ещё более сократилось.

 

ВСЕМ МИРОМ

 

Во время войны эксперимент с формированием национальных частей провалился. Кто-то, как калмыки, крымские татары и все жители только что захваченных СССР западных территорий массово переходили на сторону немцев. Не менее массовый переход был зафиксирован и среди русских: именно из русских пленных и перебежчиков были организованы и Русская Освободительная Народная Армия, позже Русская Освободительная Армия генерала-предателя Власова, также дивизия «Руссланд», русская нацистская бригада СС «Дружина», 15-я казачья дивизия СС «Дон», а также и другие… Лишь тувинцы (ещё не граждане СССР), да коренные народы Севера якуты и тунгусы показали себя настоящими красными бойцами.

В своей знаменитой речи после Победы Сталин предложил тост за русский народ-победитель. Это, пожалуй, единственный пример в советской истории, когда публично провозглашались здравицы в честь какой-либо нации. Официальная пропаганда предпочитала видеть коллективного победителя усреднённым советским. Для этого были свои причины. История военного дела в Московии, Российской империи и раннем СССР свидетельствует не просто о наличии нерусских, неславянских солдат в этих армиях, но и о целенаправленном поощрении этой практики властями. Причём армию московских царей нельзя называть «русской армией»: по национальному составу она была на 90 процентов татаро-мордовско-калмыкско-казацкой. Или это и есть русские?

В основе существования подобных армий всегда лежали принцип «разделяй и властвуй» и практика грамотного использования в военном деле особенностей и традиционных навыков того или иного народа. До более-менее нормального вида эту практику довели красные командиры уже в Гражданскую войну: на их стороне сражались до 65 тысячи человек из национальных формирований, прежде всего латыши, венгры, чехи, китайцы, финны, которые не хотели возвращения шовинистического царизма. Однако в 1930-е годы новая тактика ведения войн нивелировала достоинства национальных частей. В Советском Союзе отказ от формирования национальных частей был законодательно закреплён 7 марта 1938 года постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О национальных частях и формированиях РККА».

Первыми возвратили национальные части в армию немцы. Благодаря успехам кампании 1939-1940 годов ряды немцев пополнились не только сотнями тысяч добровольцев из побеждённых стран, но и десятками дивизий, которые марионеточные режимы оккупированных территорий пожелали влить в германскую армию. Только войска СС зачислили в свой штат в общей сложности 400 тысяч европейских добровольцев, а всего на стороне Гитлера в войне участвовали около 1,9 млн. войск союзников. Вплоть до самых экзотических: например, военные архивы СССР свидетельствуют, что среди нацистских военнопленных числились 3608 монголов, 10.173 еврея, 12.918 китайцев и даже 383 цыгана.

 

ТУВИНЦЫ

 

СССР не мог похвастаться не только сопоставимым числом союзников, но и иностранными добровольцами. Де-юре только две страны официально предложили СССР помощь своих национальных армий – Мексика и Тува. Однако Сталин, по воспоминаниям Молотова, заподозрил мексиканцев в «мягкотелости» и отказался от их услуг. Зато с Тувой, до 1944 года считавшейся независимым государством, всё вышло просто замечательно (тувинцем является и нынешний министр обороны РФ Шойгу).

В 1941 году население Тувы составляло около 80 тысяч человек, страна под руководством местных комиссаров вела полуфеодальный образ жизни, и даже половина жителей столицы – Кызыла – подстраивалась под миграцию скота, регулярно уходя из города за стадами на горные пастбища. Но, несмотря на нищету и малонаселённость, республика уже через несколько дней после начала войны приняла решение о помощи СССР. В течение 1941-1942 годов на фронт из Тувы было отправлено более 40 тысяч лошадей, а также около 1 млн. голов скота. А в сентябре 1943 года в этой стране сформирован кавалерийский эскадрон из 206 человек. Это была классическая национальная часть: под собственным командованием и даже в национальных одеждах (позже, в начале 1944 года, тувинцев всё же переодели в коммунистическую военную форму). Правда, командование большевиков уже на территории СССР попросило тувинцев отослать назад на родину «предметы буддийского культа».

В полку на тувинцев была возложена задача устрашать противника, и с нею они прекрасно справились. Так, 31 января 1944 года в первом же бою под Дуражно кавалеристы выскочили на маленьких лохматых конях и с саблями на передовые немецкие части. Чуть позже пленный немецкий офицер вспоминал, что зрелище «атаки татаро-монголов» напугало его солдат, на подсознательном уровне воспринявших «этих варваров» как полчища Аттилы. Немцы после этого боя дали им название der Schwarze Tod – Чёрная Смерть. Ужас немцев был связан ещё и с тем, что тувинцы, приверженные собственным представлениям о воинских правилах, принципиально не брали противника в плен.

В марте 1944 года советское командование неожиданно решило отправить тувинцев обратно домой. Почему, до сих пор неизвестно. Советские офицеры, воевавшие бок о бок с тувинцами, уверяли, что причиной явились как раз те самые «собственные воинские правила».

 

СКОЛЬКО ЖЕ?

 

Конечно, тувинцы – это капля в море. Но этих капель в итоге набралось на более чем 60 процентов от состава всей Красной армии. Но сколько там было русских? Пусть информация и засекречена, но её можно примерно высчитать по параллельной статистике. Так, российские историки приводят цифру в 6 млн. русских солдат, погибших в годы ВОВ в составе советских войск. Украинские историки указывают цифру в 2,5 млн. погибших украинских солдат в составе Красной и Советской армий (в 1943 году была образована Советская армия). Когда начинаешь изучать, кто же попал в список погибших солдат русской национальности, то оказывается, что там и погибшие, и пленные, и пропавшие без вести – т.е. все выбывшие – и даже среди этих русских есть немало татар, мордвинов, эрзян и башкир. Как, к примеру Александр Матросов, башкир, урождённый Шакирьян Юнусович Мухамедьянов, попал в списки как русский из-за внешности европеоида, как и большинство башкир и удмуртов.

Аналогично раньше русскими записывали комдива Василия Ивановича Чапаева, эрзянина. Или тоже эрзянин Андрей Емельянович Лукьянов, дважды орденоносец ВОВ, в списках значился как русский. Ну а последние два пункта – пленные и пропавшие без вести – это и те, кто перешёл и воевал уже на стороне Вермахта, у Власова в РОА, в «Руссланде» и «Доне». Имена снайперов нанайцев, эвенков, якутов и тунгусов хорошо знали не только в СССР, но и в Германии. Например, за уничтожение нанайца Максима Пассара немецкое командование обещало 100 тысяч рейхсмарок. С 21 июля 1942 года и до момента своей гибели в январе 1943 года Пассар уничтожил 236 фашистов. А его отделение, составленное из народов Севера, только за сентябрь-октябрь 1942 года положило 3175 немцев.

Помимо советских граждан нерусской национальности в рядах ВС СССР, кроме несоветских пока тувинцев, воевали поляки, чехи, югославы… Сербский антифашист Обрадович, боровшийся с немцами в партизанском отряде у себя на родине, вспоминал: «Мы узнали, что в СССР сформирована югославская бригада. Мы в Югославии никак не могли понять, откуда в СССР столько югославов. Только в 1945 году мы поняли, что югославская бригада состояла из военнослужащих хорватского полка, взятого в плен под Сталинградом. В советском лагере из него отобрали чуть больше 1 тысячи человек во главе с командиром Месичем, потом добавили туда югославских политэмигрантов из Коминтерна, а руководство соединением осуществляли советские офицеры и офицеры госбезопасности. В частности, молодой генерал НКВД Жуков».

Вот и получается, что русских солдат не намного больше погибло, чем, например, украинских. Некрасиво, когда кто-то пытается присвоить себе одному общую историю.

 

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…

На печатную версию нашей газеты теперь можно подписаться и онлайн: