ЗАБЫТЫЕ КОРНИ РУССКОЙ НАЦИИ

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №16, 2009

Как на трех китах, русская нация стоит своими корнями на четырех славных доуральских народах, народах летописных, пусть и не связанных родственными узами с русскими Руси.

ВСЯ-РУСЬ

На отрезке суши, окруженной озерами Чудское, Ильмень, Ладога, Онежское, Рыбинское водохранилище и Белое озеро лежало царство финских вепсов, легендарной летописной вси или веси. На юге весь граничила с единоплеменниками меря, сильным племенем, а на западе с чудью (предки эстонцев), вчерашними вепсами. Куда же исчез славный народ?

Загадочным для многих исследователей был и термин «вся русь». Одни считали, что «вся русь» это просто все русы, шедшие с Рюриком, другие (В.Я. Петрухин) видели под «всей русью» название княжеской дружины...

Вепсы впервые упоминаются как одно из племен, призвавшее в 860 году Русь-варяга Рюрика и его братьев. Известно, что у вепсов (вси) был свой город Белоозеро на Белом озере, Ладога также лежит в земле северных вепсов. В Белоозере, согласно русской летописи, сел править брат Рюрика Синеус. Вполне естественно, что русы (варяги), рассредоточиваясь по такой большой территории, различались и по названиям в соответствии с племенами, в которых жили. Так, летописец, повествуя о призвании трех братьев русов на правление, пишет: "избрашася 3 брата с роды своими, пояше по себе всю русь и придоша, старейший, Рюрик, седе в Новегороде...".

Некоторые исследователи, основываясь на поздних летописях, полагают, что выражение "вся русь" означает дружину. Да, в поздних летописях выражение "вся русь" порой и заменяется словом "варяги" либо "дружина", а в упоминании походов первых русских князей - также рать, дружина. "Всю русь" заменяли в поздних источниках на "княжескую дружину", так как понятие "вся русь" через столетия уже устарело и изменилось.

Далее летописец, описывая призвание варяг в Новгород и перечисляя призвавших их народы, пишет в «Повести временных лет»: "русь, чюдь, словени и кривичи и вси..." В Академическом и Радзивиловском списках сказано: "Реша руси чюдь, словени и кривичи и вси..." Здесь вроде бы нестыковка, русь призывает в числе славянских и финских племен также и русь. Исследователи справедливо полагают, что эта вторая русь - уже живущие в Ладожских землях руськие переселенцы (шведы). Но идем дальше. Слово "вси" растолковывается как «все», то есть « и другие», что является явной ошибкой. "Вси" здесь имеет значение финского народа весь (самоназвание вепсь) или вси, как угодно. Среди дружинников вся-русов было много вепсов, вот почему и такое название.

Было бы наивно предполагать, что, описывая народы, призвавшие варяг-русь на правление в земли балтов и соседних финнов, летописцы, перечисляя названия основных племен, - русь (уже живущие в Ладоге русы), чудь, кривичи и словены, вдруг упустили вепсское племя весь, прибегнув на современный манер к сокращению "и другие". Также маловероятно, что, упомянув чудь, летописец вдруг опускает более окультуренный и центральный финский народ того времени весь, у которых был, в отличие от чуди, даже не один город, а несколько: Белоозеро, Ладога, позже и Вологда. Страна вепсов раскинулась от Чудского до Белого озера, от Ладоги до Онеги. Если бы весь не русифицировалась, то сейчас мы бы имели финскую страну с населением более 4 миллионов человек. В реальности вепсов осталось лишь 12000. 95-99 процентов русь-вепсов стало русскими, перенеся в русскую культуру свои типично финские косоворотки, сарафаны, гусли и лапти.

"Вся русь" в более поздней летописи поменялась на "дружину" не только по историческо-лингвистическому, но и по политическому смыслу: когда летописцы переписывали летопись, то "вся русь" как народ уже был не нужен, в данном контексте заменялся более понятным термином "дружина князя".

Современные вепсы живут в настоящее время в восточных районах Ленинградской области, на западе Вологодской и на юго-востоке Карелии. По диалектам их делят на 4 группы: 1) средние - оятские, винницкие (Лодейнопольскнй и Подпорожский районы Ленинградской области); 2) северные - шелтозерские (Карельская АССР); 3) южные - капшинские (Тихвинский район Ленинградской области); 4) восточные (Шольский район Вологодской области). Они занимают, чересполосно с русскими, восточную часть Межозерья - пространство между озерами Ладожским, Онежским и Белым. На западе вепсы селились до Пскова, но в тех местах их уже не сохранилось - обрусели. И ныне все еще происходит сокращение этнической территории вепсов как за счет ассимиляции, так и за счет миграции в города. Об этом говорит и топонимика: так, название реки Свирь, где сейчас живут вроде как русские, произошло от вепсского Сювярь (глубокое озеро), название деревни Нимпелда означает Липовое поле (нинь - липа, пелда - поле), и т.д.

Но существуют и сейчас целые кусты деревень по берегам рек и озер, в тех же местах, где жили и предки этого населения (д. Ярославичи, Надпорожье и др.). Этот тип поселения - исключительно у больших озер - характерен для вепсов, на что есть указания и в прошлом, например в середине XIX в: «Значение рек и озер так велико во всей этой стороне, что жители только и знают, что о реках да озерах: он - с Паши, я - с Ояти, этот - с озера Чук и т.д. И действительно все население тянет к рекам и большим озерам». По классификации Л.Н. Гумилева, вепсы относятся к этносам, «вписывающимся в ландшафт», так как здесь сохранялось этноландшафтное равновесие. Когда сложилось это приспособление людей к ландшафту, отразившееся в их поведении, сказать трудно.

Л.П. Азовская пишет, что «ко времени появления на этой территории славян весь (вепсы) представляла довольно крупное этническое образование, заметную и политически влиятельную силу». В принципе это и видно из летописи. Именно вепсы называли родину Рюрика, балтийский остров Рюген, островом Буяном. Няня Пушкина Арина Родионовна, также из вепсов, эту легенду и рассказала маленькому Саше, и тот в будущем написал прекрасную сказку, где на острове Буяне из воды выходят тридцать три богатыря - оптимальный состав скандинавской боевой ладьи. Так что весь активно участвовала в образовании Новгородской Руси и составляла в одно время ядро этого государства.

О языческих верованиях населения Обонежья, где жили и вепсы, упоминается в посланиях новгородского епископа Макария в первой половине ХVI в.: «Суть же скверные молбища их лес и камение, и реки, и блата, источники и горы, и холми, солнце и месяц, и звезда, и озера»...

О поклонении камням у вепсов есть свидетельства прямые и косвенные. В Алексеевском сельсовете Тихвинского района между деревнями Корбеничи и Усть-Капша есть на холме в сосновой роще кладбище с оградой из больших валунов, ими же обложены и могилы.

Следов почитания деревьев также достаточно. На первом месте, пожалуй, стоит можжевельник (кадаг). Священное дерево многих финских народов - береза. В гроб к покойнику вепсы также кладут оборванные с сухих веников березовые листья, образующие ему как бы постель.

Важную роль, связанную с культом мертвых, играла осина. Она упоминается в вепссовских сказках. Так, в сказке о возвращении жениху половой силы помогает самый верхний листочек осины, сорванный по велению лесной старухи. В связи с этим отметим известное у заонежан поговорье, по которому заклятого (умершего не своей смертью) человека отделяет от дома только осиновый лист.

Осиновый кол избавляет от «нечистых» покойников, чтобы они не вредили живым. Его забивают в могилу, иногда им протыкают и самого мертвеца. Это поверье встречается по всему краю, как у вепсов, так и у русских (или правильней сказать - обрусевших вепсов).

Связана с духами леса и рябина. Ее используют пастухи для кнутовища, на него может быть сделан «обход» колдуном (нойдой), то есть своего рода договор пастуха с духами леса об охране стада.

Женщина, превращающаяся в птицу в русских народных сказках, - это типичный мотив фольклора веси. Птица - часто встречающийся сюжет вепсской вышивки. Вепсы верили в птицу-душу. Птицы-души населяют нижний мир. Из царства мертвых они могут вернуться на землю и попасть в чрево женщины. Тогда женщины делаются беременными. Подобное представление о душе есть у коми-зырян: у каждого человека есть свой невидимый двойник, или внешняя душа - орт. Этот орт может воплощаться в птицу. Сходное представление есть у обских угров. И все это, конечно, не имеет отношения к славянской мифологии - это мифология финно-угорская, лишь частично перенятая некоторыми славянами, а точнее балтами, которые традицию поклонения деревьям явно переняли у вепсов.

МЕРЯ

Еще из летописи известно, что к призыву Руси подписались и родственные вепсам меря.

С какого-то момента меря как отдельное племя, участвовавшее вместе со скандинавами и славянами в походах на Византию и перечисленное среди изначальных народностей Древней Руси, неожиданно сходит с российской исторической арены. Точнее, его перестают упоминать, чтобы не создалось впечатления о России как о Великой Финляндии.

На территории, где располагались земли этого древнего финского народа, ныне находятся Ярославская, Владимирская, Костромская, Ивановская, север Московской, юг Вологодской и запад Тверской областей - сердце России! Здесь можно найти сотни мерянских топонимов и гидронимов, свидетельствующих о плотной населенности мерей этой территорий. Так, средневековый город Клещин на Плещеевом озере (Ярославская область) прямо назван в летописях мерянским, костромской Галич также носил название мерянского города. На реке Сара на той же Ярославщине находится Сарское городище - огромный мерянский протогород, предшествовавший всем древним городам в ростово-суздальских землях.

Первый епископ Ростовский Леонтий даже учил мерянский язык, чтобы нести христианство местному населению. Факт, доказывающий, что русский язык здесь выучили далеко не сразу, и не скоро. Есть еще много фактов, говорящих нам о богатой истории мерян.

Один из крупнейших ученых-мерянистов нашего времени профессор Орест Ткаченко, автор монографии «Мерянский язык», указывает на прием смежных синонимичных повторов в русском фольклоре как характерную мерянскую черту. Пример: «жили-были», «пошел-отправился», «черт меня бросил, а водяной кинул».

Мерянский язык повлиял на русский на всех уровнях. В фонетике северных великорусских говоров на территории бывшей Мерянии сплошь и рядом встречаются такие языковые явления, как неразличение звонких и глухих согласных, редукция одного из согласных в начале слова, если они следуют друг за другом, и другие характерные финно-угорские черты (подробнее см. статью Вадима Ростова «Русский язык: мифы и правда», №9, 2009). Первые этнографы Пошехонья и костромских земель, как писал Орест Ткаченко, сообщали о местном произношении слов «брат» как «бат», «ветка» как «ведка».

Ткаченко указывает и на глагол ковылять (родственное финскому кavalla - «ходить, слоняться»), северорусское урма - «белка» (родственное вепсской оrau и коми ур - «белка»), костромское сика - «свинья» (ср. финск. sika - «свинья»), лейма - «корова» (на эрзянском - лишме), ярославское тульяс - «огонь» (родственное финск. tulli и марийское тул - «огонь»), ярославское бяни - «вилы», общерусское кока - «крёстная мать» и еще десятки других.

Популярный советский актер Михаил Пуговкин - обрусевший меря, а его настоящая фамилия звучит по-мерянски - Пугорькин. Пуговкиным он стал только в Москве. А пугорьками с ударением на первый слог в Костромской и Вологодской областях называли холмы. От мерянского «пугорь» - пошло русское слово «бугор». В оригинале же в русском языке было всего одно слово - «гора». Из шведского языка было позже перенято слово «хольм» (холм), а из тюркского - курган. В русском языке все эти слова стали обозначать несколько разные «горы».

Само слово «Москва» по одной из версий Ореста Ткаченко также происходит из мерянского языка. Профессор предположил, что древнейшая форма слова «Москва» - Москов - связана с мерянским словом моска - «конопля». Его гипотезу подтвердила одна из писцовых книг XVII века, где Москва-река выше Москворецкой Лужи (современные Лужники) названа Коноплёвкой.

Еще одним аргументом в пользу «конопляной» версии является существование Капельского переулка в Московском районе Проспекта Мира. Речка Капелька, протекавшая здесь и сто лет назад заключенная в трубу, раньше называлась Конопелькой.

ЭРЗЯ

Восточные летописцы и поздние исландские саги описывали три народа руси девятого века. У исландцев, из трех описанных центров, явно выделяются Новгородские земли (Хольмгардарики) и Киев (Кэнугарды). У восточных авторов это Славе (Поладожье), Куайбе (Киев) и Арсе. Кто же эта Арсе, которую так прозвали арабы, называя ее также Артания? А это и есть Рязань или правильней - Эрзя.

«Русы состоят из трех племен... Еще племя называется Артания, а царь его живет в Арте», гласит Труд ал-Балхи от 933 года. Арта или Арса - это арабский вариант произношения финской Эрзя.

Именно здесь в пятом веке собирал свою армию рыжеволосый Атли (Аттила), с горящими раскосыми голубыми глазами и вздернутым утиным носом. Тюрки Батыя, когда еще были светловолосы и синеглазы, также стремились в эту полусказочную землю предков, называя ее не Арта, а Орда. Артанией или Арсой были те финны, которые осели здесь на Волге (Волга - дар Вола. Вол или Вал - так финны называли бога Велеса или Волоса).

В некоторых российских энциклопедиях, книгах и учебниках можно прочитать, что племена чудь меря, мурома, эрзя - ныне полностью обрусели. Однако это не так.

Результаты переписи населения 2002 года в России показали, что 614.260 человек указали владение «мордовским, мокша-мордовским, эрзя-мордовским» языком. При этом из 843.350 человек, указавших национальную принадлежность мордва, 84.407 человек указали национальность эрзя - в семь раз больше, чем вепсов! Правда, эта перепись не позволяет узнать, сколько из них владеют именно эрзянским языком.

По данным «Ethnologue», число носителей эрзянского языка насчитывает 517.575 человек в мире, в том числе 440.000 в России. Здесь мы имеем несоответствие с российской переписью, ибо не может быть, чтобы от эрзи осталось 84.000 человек, но язык эрзи знало бы почти полмиллиона! Хотя, вероятно, здесь имеет место жуткое сокращение эрзянского народа, чьи дети записываются уже русскими. Так, Рeзолюция 3-го Конгресса народа эрзя от июля 2009 года фиксирует сокращение численности эрзя на 300.000 человек за последние 20 лет! Конгресс назвал этот факт «демографической катастрофой эрзянского народа», обратил на это внимание всех структур государственной власти, общественности и требует незамедлительно принять меры по её предотвращению.

Сейчас на эрзянском говорят в Республике Мордовия и в близлежащих регионах: в Нижегородской, Пензенской, Самарской, Саратовской, Оренбургской, Ульяновской областях, а также в Чувашии, Татарстане и Башкортостане. Существует диаспора в Армении, Эстонии, Казахстане и некоторых странах Средней Азии. Не сложно представить, какая обширная страна Эрзя была в далеком прошлом!

Эрзя не принимала участие, в отличие от вепсов, чуди и меря, в призвании русских варяг Рюрика на правление в Ладогу, как и не вступала в Русь вообще, но по своему численному вливанию в русский этнос эрзя превосходит своих соседей. Если учесть, что Эрзя осталась бы независимой суверенной страной, то сейчас население этого государства превышало бы вдвое население Финляндии, т.е. было бы около 10 миллионов человек.

Известный русский и советский художник-скульптор Степан Нефёдов (1876 - 1959 гг.) был также из эрзи. Он даже взял себе псевдоним Степан Эрзя, чтобы никто не забывал о том, сын какого он народа.

МУРОМА

Мурома - еще один легендарный финский народ Центральной России, также несправедливо забытый или «запрещенный». Чтобы не быть голословным, просто приведу слова с небольшими собственными отступлениями российского исследователя В.В. Бейлекчи.

«Мурома - финно-угорский народ. Муромская земля располагается в землях Нижней Оки. На севере она граничит с Мерянией, на востоке - с Эрзянь Мастор (земли финской эрзи (рязани), - М.Г.) и Марий Эл, на юге - также с Эрзянь Мастор, на западе - с Мещерой, бывшей долгое время в её политическом подчинении».

Добавлю, что и название города Мурманск четко говорит о том, что мурома селилась, вероятно, и на Кольском полуострове.

«В исторической литературе историю финно-угорской Муромы принято начинать со второй половины I тысячелетия от Рождества Христова и заканчивать 12-13-м веком. Безусловно, это безответственная и заведомо ложная позиция.

Уникально то, что название города - Муром - сохранило исконное название финно-угорских хозяев этой страны до наших дней. Пожалуй, это главная победа муромлян и во времена московской «борьбы с язычеством», и в эпоху «просвещённого малороссийского славянизма», пришедшего в Московию с украинского запада.

Мурома в раннем средневековье была ключевой частью Волжского торгового пути. Это финно-угорский Люксембург. Здесь были торговые ставки мери, муромы, эрзян и мари.

Современная наука не может твердо сказать, откуда именно происходит мурома и как называли себя люди этой нации. Распространено мнение, что муромский язык был близок эрзянскому. Муромская топо- и гидронимия достаточно полно сохранена в названиях местностей, населенных пунктов, рек и озер. О муроме имеются краткие сведения в первых киево-византийских летописях.

Сохранились муромские памятники археологии - грунтовые могильники, селища-города и Чаадаевское городище. Основным источником реконструкции истории муромы являются в первую очередь данные археологии - материалы раскопок 15 древних кладбищ, периодически производившиеся с конца прошлого века, и результаты, полученные при исследовании трех селищ.

Муромцы были прекрасными земледельцами и скотоводами, рыболовами и охотниками, вели активную торговлю со всеми близлежащими и дальними соседями. Об этом свидетельствуют многочисленные орудия труда, предметы быта и роскоши, вещи иноземного, немуромского происхождения и монеты, найденные в захоронениях и жилищах. Предметы вооружения - наконечники копий и стрел, боевые топоры - по качеству изготовления и боевым характеристикам достигали лучших европейских образцов. Это свидетельствует о том, что версия советских историков о мирной ассимиляции муромы славянами, как минимум, неправдоподобна. На самом деле речь шла либо о военном противостоянии, либо о договорных условиях сюзеренитета с Киевом, после - Черниговом и Владимиром-Мерьским, вмонтировании Муромы и муромского народа в политическую систему Восточной Европы. Второй вариант представляется более убедительным»…

Вновь оговорюсь, что «второй вариант» в самом деле скорее всего и происходил, это доказывают киевские былины про Илью Муромца. Илья Муромец - явно знатный воин из муромы, был, по всей вероятности, нанятым киевским князем варягом, где также прославился своей силой. Однако вражда Ильи Муромца с черниговским князем и Олегом Поповичем доказывает языческую суть этого героя, как и его обособленность от Руси Киева.

«…Особым богатством бронзовых и других украшений отличался погребальный костюм муромских женщин. Отличительной чертой муромских могильников являлись погребения коней и изредка - коров, которым, вероятно, мурома поклонялись наряду с другими божествами своего пантеона.

В целом уровень экономики муромы находился на высоком уровне, что было связано с выгодным природно-географическим расположением Мурома. В VII-X веках мурома являлись, ни больше, ни меньше, законодателями моды для мира поволжских финнов.

Волны балто-славянских кочевников в X-XI вв. были ассимилированы коренными жителями края (здесь автор ошибается про «волны балтско-славянских кочевников»; ДНК-анализ показывает, что едва ли славяне добирались до Муромы, - М.Г.)… К XII веку мурома уже не упоминалась в летописях как отдельный народ - к этому времени Киев и Чернигов предпочитали иметь дело с «географической областью», а не народом, неплохо освоившим славянскую речь как лингва-франка».

Здесь я снова рискну поправить автора, так как русская, а точнее болгарская речь была усвоена муромой достаточно поздно, и в большей мере от священников-болгар, чем от киевских колонистов, которые, вероятно, жили в Муроме числом не более нескольких семей. По крайней мере французские и английские лингвисты XVII века определяют московитский язык (язык финно-угорского населения Московии, включая и мурому), как не славянский, а лишь с заимствованными словами из славянского языка - от двух слов в начале столетия («злат» и «владыка»), до сорока - в конце.

Далее В.В. Бейлекчи дает весьма важное замечание: «Даже отъявленные скептики-славянисты признавали, что древняя мурома «составила основу населения нижнеокских земель, имевших для Руси (вновь ошибка, не Руси, а лишь Московии, - М.Г.) важнейшее стратегическое и экономическое значение». А значит, финно-угорская мурома и ныне обитает на своих исконных землях».

А вот тут автор полностью прав. И анализ ДНК, проведенный в 2000-2006 годах, это также подтвердил.

«Вопрос реконструкции муромского национального самосознания, - пишет Бейлекчи, - дело недалёкого времени».

Однако реконструкция самосознания муромы несет удар самосознанию великодержавных русских России, которые ну никак не хотят «родниться» ни с финнами, ни с татарами, ни с варягами, смотрят на эти народы России не как на своих предков, но как на чуждые элементы, с радостью внимают мифы о неких мифических «русичах» (термин, придуманный лишь в XVIII веке, как поэтизм) - самой доброй и сильной нации в мире, от которой по свету распространились другие языки мира (этот бред муссирует юморист Михаил Задорнов, лингвист Драгункин и другие чудаки).

А ведь помимо вепсов, мери, муромы и эрзи в русскую нацию почти полностью или просто полностью влились также мокша-моксель, мещера, черемиса, чудь-заволочская, водь, ингры, значительная часть карелы, мордвы, перми и коми, волжские булгары, марийцы, половцы-казаки... Иными словами, мы имеем по самым скромным подсчетам 35-40 миллионов русских европейской части России, являющихся прямыми потомками финно-угорских народов. А это 70-80 процентов всех русских России европейской части!

ПОЧЕМУ?

Почему сложилась такая странная ситуация, что все финно-угры России, даже те, которые сохранили язык предков, не имеют, к примеру, как их собратья эстонцы, венгры или финны даже собственных национальных имен? Почему происходила и происходит такое повальное обрусение финских народов?

Как представляется, тут виноваты, конечно же, московские царьки и императоры, церковь, великодержавники, которые приложили немало сил, чтобы Московия, а позже и Российская империя стала моногамной русской православной страной без каких-либо альтернатив и послаблений кому-либо. Финны, латыши и эстонцы попали под крышу Шведского королевства, где вполне мирно и хорошо сохранили свои культуры и этносы, а вот те же финские народности, что подпали под русских царей, к началу ХХ века на две трети уже были обрусевшими, потерявшими право и на автономию, и на собственные имена. И эту политику активно продолжала и советская власть, практически уничтожив республику Северная Ингрия, которая так «неудобно» раскинулась в Ленинградской области. В 1917 году Северная Ингрия вместе с Эстонией и Финляндией объявила суверенитет, затем автономию в составе СССР, а к 1928 году от республики уже ничего не осталось: одних ингров расстреляли, других расселили по бескрайним просторам Советского Союза, оставив лишь неопасную горстку сельских жителей. Такая же участь ждала и крымских татар, чеченцев и ингушей.

Карелия, страна изначально даже чуть больше земли Суоми, теперь меньше ее вдвое по территории, а по количеству людей, называющих себя карелами, так вообще уступающая финнам в 30 (!) раз: 150.000 карелов против 4.500.000 финнов Финляндии. А ведь это родственные и количественно равные соседние народы, разница между которыми лишь в том, что одни прожили 500 лет в Швеции, а вторые - в России.

Как дела обстоят сейчас? Немногим лучше. В июле этого года Верховный суд Мордовии отклонил требование прокурора республики о закрытии газеты «Эрзянь Мастор». Судебный процесс по попытке закрыть эту эрзянскую газету длился почти 2 года! Кому-то и сейчас мешают русские финно-угры.

Самое обидное это то, что прямые потомки вепсов, мери, муромы, эрзи и других, забывших свои корни с подачи российских царей, на полном серьезе стали воображать себя некими мифическими «русичами», славянами, пришедшими из Руси и заселившими земли финно-угров. Такие люди, конечно же, никогда не задумывались о том, что если бы такие волны эмигрантов имели место быть, то опустели бы города и села всей Литвы, Новгорода и Киевской Руси. Но анализ ДНК как раз и показал, что славяне не пересекли восточных границ еще Киевской Руси, и восточнее Курска, Брянска, Вязьмы и Твери так и не расселились: восточнее этих областей у населения России начинается уже сугубо финский генофонд. Однако многих в России этот вполне естественный и объяснимый факт возмутил. В ответ на исследования Института популярной генетики посыпались обвинения в какой-то «фальсификации истории» и прочее. Исследование так до сих пор и не опубликовано, как было обещано в издательстве «Луч».

Информация