ЗАБЫТАЯ «ПОГОНЯ»

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №8, 2009

Кому принадлежит герб «Погоня»?

Один из самых удивительных парадоксов современности заключается в том, что беларусы отвергли свой исторический национальный символ «Погоня» (подчеркиваю - ЕДИНСТВЕННЫЙ, других таких исторических гербов у беларусов просто нет!) - и нашу «Погоню» взяли себе жемойты.

До 1918 года княжество жемойтов именовалось Жмудь (или Жемойтия, по-латыни Самогития), гербом его был черный медведь. Однако при провозглашении своей независимости жемойты пожелали отныне называться не своим историческим названием, а «Республикой Летува», хотя «Литвой» Жемойтия никогда не была. А вместо своего герба Жемойтии - «Медведя» - был взят наш герб «Погоня».

Следует признать, что жемойты всегда осознавали, что «Погоня» - чужой для них герб. Многие деятели Республики Летува в разное время публично заявляли о необходимости замены «Погони» как государственного герба. Например, в 1935 году премьер-министр Летувы Тубалис в сойме официально заявил о «нелитовском» (то есть не жемойтском) происхождении «Погони» и объявил о том, что идет работа над созданием оригинального герба для Республики Летува. На основе исторического герба Жемойтии «Медведь». Эта работа обязательно была бы завершена, но помешало начало Второй мировой войны.

Еще до развала СССР Верховный Совет БССР принял новое название страны - Республика Беларусь - и вернул исторические национальные символы Беларуси: герб «Погоня» и бело-красно-белый флаг. К сожалению, население, воспитанное по лживым советским учебникам, совершенно не знало ни своей истории Отечества, ни истории своих символов. Некоторые вообще считали эти символы чуть ли не «фашистскими» и якобы «чуждыми беларусам». Беларусы не знали о том, что на щите всадника «Погони» - шестиконечный крест Евфросинии Полоцкой, а бело-красно-белый флаг отражает цвета православия и означает кровь Иисуса в нетронутой душе человека.

В целом, из 15 республик (и всех автономий) бывшего СССР - лишь одна Беларусь отказалась от своих исторических национальных символов, названия своей валюты (талер и грош) и названия своего парламента (Рада). Это - результат политики царской России и потом КПСС, которые приложили огромные усилия для лишения беларусов своего национального самосознания и для избавления нас от памяти о своей дороссийской тысячелетней истории. Конечно, если ее отвергать, то ничего не остается - и действительно складывается на фоне такой пустоты иллюзия, будто беларусы и Беларусь родились в СССР...

РОЖДЕНИЕ «ПОГОНИ»

Впервые гербы массово появились у нас с 1413 года, когда после подписания унии с поляками 47 наиболее знатных родов Великого княжества Литовского получили гербы, которыми ранее пользовались польские дворяне (сами поляки переняли гербы у немцев и чехов). Что же касается герба «Погоня», то он появился минимум двумя веками ранее.

Историки много спорят о происхождении герба, в нем угадывается и языческий бог Ярило, и Георгий Победоносец (на ряде древних изображений под всадником «Погони» лежит поверженный змей - например, на некоторых вариантах герба Ягайло). Видимо, «Погоня» была гербом Полоцкого государства еще в долитовский период, также «Погоня» была княжеской печатью Александра Невского и его сыновей Дмитрия и Андрея (Александр Невский был женат на дочери полоцкого князя).

Однако наиболее близкий вариант «Погони» - у князей Поморья, которые в 1220-х мигрировали в Новогрудок, где и создали ВКЛ (подробнее об этом в статье «Откуда появилась Литва?» №24 за 2008 г. и №№1, 2, 3 за 2009 г.).

В Хронике Литовской (то есть беларуской) и Жемойтской «Погоня» упоминается как герб Наримонта, в других летописях сообщается, что герб якобы ввел Витень в 1278 году.

Само название «Погоня» говорит о том, что герб имеет беларуское происхождение, а не жемойтское, так как в жемойтском языке нет слова «погоня». 20 февраля 1387 года Великий князь Ягайло (Яков в православии с рождения, сын тверской княжны) в обращении к жителям ВКЛ повелевал:

«Согласно с древними обычаями, военный поход является обязанностью, которая исполняется за счет местных возможностей и средств в том случае, когда возникает необходимость преследовать врагов, неприятелей наших... В преследовании врагов, которое по-народному называется погоней, обязаны участвовать не только рыцари, но и каждый мужчина, который может носить оружие».

Очевидно, с тех пор в народе за гербом закрепилось название «Погоня». На саркофаге Ягайло в Кракове «Погоня» изображена в ее классическом виде - с шестиконечным крестом Евфросинии Полоцкой на щите всадника.

Кстати говоря, общаясь с историками Республики Летува, я поначалу был очень удивлен и озадачен тем фактом, что они пытаются всячески отрицать древность герба «Погоня» (они называют его «Витень») и «отодвинуть» его появление к рубежу XVI века. А все объясняется просто: до XVI века жемойты и аукштайты были язычниками - и уже только по этой причине не могли иметь своим гербом «Погоню» с христианским крестом на щите всадника.

Интересна тронная печать Витовта (он взял власть в ВКЛ после ухода Ягайло королем на польский престол). Она зафиксирована в документах 1407, 1412-1430 гг. На печати четыре герба четырех частей ВКЛ. Первый и главный (его поддерживает рукой Витовт) - это «Погоня» Литвы (то есть нынешней Беларуси). Еще один герб - Троцкая земля (родное владение Витовта, которое перешло ему от отца Кейстута). Рядом герб Волыни и герб Жмуди. Как считает беларуский историк и геральдист Анатоль Титов в книге «Геральдика Беларуси» (Минск, 2007), Волынь была помещена на герб из-за польских претензий на нее, а Жмудь - из-за споров с немцами.

В 1382 г. ВКЛ утратило свою юрисдикцию над Жмудью, что было подтверждено договором с Тевтонским Орденом в 1404 году. Только после Грюнвальдской битвы 1410 года начался процесс присоединения жмудских земель к нашей Литве. Автор пишет:

«Таким образом, помещение жмудского герба на тронной печати (щит с медведем) было пропагандистской декларацией целей Витовта. Известно, что после смерти Витовта и Ягайло Орден снова поднял вопрос о возвращении под свою власть Жмуди (Самогитии), полученной им в XIV веке согласно договорам. Только позднее Жмудь как особая территория вошла в состав ВКЛ с правами автономии и со своим местным гербом Медведь».

Схожее деление земель ВКЛ по гербам - на великой печати Жигимонта Старого. В центре - «Погоня» Беларуси (Литвы), вокруг малые гербы Киева, Волыни - и Самогитии (Жмуди) с «Медведем».

Анатоль Титов дает такой комментарий:

«Отметим также, что и в титулах государя во время существования ВКЛ, а позднее - Речи Посполитой подчеркивалось: Король Польский, Великий князь Литовский, Русский (имеется в виду Русское воеводство, Львовщина - А.Т.), Прусский, Жемойтский и т.д. Как видим, Жмудь фигурирует в титуле отдельно от ВКЛ, а Беларусь вообще не упоминается, хотя именно на ее просторах и находилось это самое княжество».

Ничего удивительного, ведь в ту эпоху не существовало в природе терминов «беларусы» и «Беларусь» - наши предки назывались литвинами и жили в своей Литве. Впервые термин «беларусы» ввел царизм после первого раздела Речи Посполитой - в отношении жителей Витебской и Могилевской областей. А вот остальные жители нынешней Центральной и Западной Беларуси оставались Литвой и литвинами вплоть до 1840-х годов, когда уже и их царизм решил переименовать в «беларусов» и «Беларусь», запретив из-за наших восстаний против России само слово «Литва».

Во втором (1566) и третьем (1588) Статутах ВКЛ говорилось от имени Государя нашей Литвы: «...даем под гербом того панства нашего Великого княжества Литовского, Погоней, печать каждому повету...» Так «Погоня» обрела статус нашего административного герба. С этого времени и по 1919 г. «Погоня» существовала как герб городов Беларуси (Литвы) и ее административных единиц, цеховых объединений, полков и пр., пр.

В своей книге Анатоль Титов приводит историко-геральдическую карту земельной принадлежности герба «Погоня» и указывает, что герб «Погоня» был земельным гербом абсолютно всех земель на территории нынешней Беларуси, а также Виленщины (передана Сталиным Республике Летува за размещение там советских войск в 1940 году) и Белосточчины (передана Сталиным ПНР по непонятным причинам).

У Жмуди (провозгласившей себя в 1918 году «Республикой Летува») был свой герб - «Медведь». «Погоня» никогда до 1918 года не являлась гербом Жмуди - ни в период ВКЛ и Речи Посполитой, ни в период царской России.

Анатоль Титов: «Для территории исторической Жмуди властвовал герб Медведь, который фигурирует в различных исторических источниках на протяжении XV-XIX веков. После присоединения к ВКЛ жмудский Медведь в отношении к гербу Погоня находится в подчиненном положении».

«ПОГОНЯ» В РАЗДЕЛЕ НАШЕЙ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

Российская оккупация ВКЛ проходила в три этапа. Уже при первом разделе Речи Посполитой (1772) царские власти распорядились создать Беларуский гусарский полк. «Беларусами» тогда называли тех украинцев, литвинов, евреев, жемойтов, поляков - которые отказывались от своей веры и принимали веру РПЦ Москвы с одновременной присягой царю как именно БОГОЦАРЮ. Ранее «беларусами» россияне называли всех украинцев Восточной Украины, которые в 1654 году пожелали войти в состав России - с обязательным при этом принятием Московской веры. Здесь ситуация была та же самая. Поначалу царизм принял указы о ликвидации в захваченных Витебской и Могилевской областях нашего униатства и о переходе населения в Московскую веру. Эти «новообращенные литвины» и звались «беларусами» - именно ПО ВЕРЕ, а не по национальному принципу. Однако в дальнейшем с идеей о ликвидации нашего униатства пришлось повременить - оно было запрещено указом царя только в 1839 году. Но вот название «беларусы» как бы «приклеилось» к жителям Витебской и Могилевской областей.

В то время понятие «беларус» носило чисто религиозный характер и означало фактически «НОВОРУС», означало нерусского человека, который предал свою веру и принял веру Москвы. Так «беларусами» звали и евреев, которые из своих соображений принимали веру РПЦ Москвы (соображения были понятны: царизм ограничил в правах иудеев, униатов и католиков, они не могли учиться в высших учебных заведениях России и не могли заниматься предпринимательской или иной деятельностью на территории России вне «черты оседлости», проведенной царизмом по восточной границе ВКЛ не только для иудеев, но и для униатов и католиков). Например, «беларусами» тогда звали и деда Ленина Израиля Бланк и его брата Авеля Бланк, которые в начале XIX века при переезде с Волыни в Петербург приняли Московскую веру и русские имена. Так что, как видим, понятие «беларус» тогда означало нечто совершенно иное, чем сегодня.

Самое интересное заключается в том, что при всех своих жутких этнических и религиозных экспериментах над литвинами (это и запрет униатской веры, и запрет нашего языка в обращении к Богу, и запрет Библий на нашем языке и запрет вообще книгоиздания на нашем языке, и ликвидация нашего муниципального самоуправления - Магдебургского права, по которому 400 лет жили все наши города, и прочее, прочее, что можно назвать только ГЕНОЦИДОМ ЦАРИЗМА НАД НАМИ) - царизм оставляет существовать в Витебской и Могилевской областях наши старые символы ВКЛ. И «Погоню», и бело-красно-белый флаг.

Мало того, они отныне ОФИЦИАЛЬНО именуются «беларускими». После первого раздела Речи Посполитой царизм создал из Витебской и Могилевской областей «Беларускую губернию», для которой заказали 132 административных печати. Могилевский комендант царский полковник Бистрам указал, чтобы на печатях был вырезан «не московский, а белорусский Герб (Погоня)».

Этот документ доказывает, что царская Россия изначально (то есть с 1770-х, с переименования Витебской и Могилевской областей литвинов в некую «Беларускую губернию» «беларусов») - считала «Погоню» беларуским гербом. Он и стал фигурировать в царских гербах Витебска, Полоцка, Могилева и других городов нынешней Восточной Беларуси.

НО! С существенным нюансом, отражающим, по мысли идеологов царской России, эту новую для литвинов «беларускость». А именно: ранее на гербе «Погоня» на щите всадника был изображен шестиконечный крест Евфросинии Полоцкой, оберег нашей Литвы-Беларуси. Теперь же герб «Погоня» российские умники «подправили»: крест на щите всадника стал уже восьмиконечным крестом РПЦ Москвы. Оно и понятно: раз сии литвины Витебской и Могилевской областей отказались от униатской веры и стали «беларусами» - то есть приняли веру Москвы, то правильно и крест на щите всадника изменить на манер РПЦ Москвы.

Так «Погоня» в царской России обрела новую форму - изображение восьмиконечного креста РПЦ Москвы на щите всадника сделало герб уже гербом Московского православия.

Вообще же Анатоль Титов пишет о существовавших в период ВКЛ пяти вариациях «Погони». Что касается креста, то часть древних изображений «Погони» следует исконной форме герба с разновеликим шестиконечным крестом Евфросинии Полоцкой (он, напомню, и на саркофаге Ягайло в Кракове), а на некоторых других древних изображениях «Погони» шестиконечный крест уже имеет равные по длине перекладины. Что можно объяснить лишь уходом от исконных традиций православия - государственной религии ВКЛ в первые века его жизни (православными были и Ольгерд (Александр), и Ягайло (Яков), и Витовт (Юрий) и другие князья нашей Литвы - кстати, когда Жемойтия была еще языческой). Позже Литва-Беларусь стала на какой-то период страной протестантизма, но после Унии с Польшей 1569 года сюда хлынули польские иезуиты, которые наших протестантов (бывших православных) массово переманивали в католицизм. Эти события, полагаю, и стали причиной утраты «внимания» к тому, что крест на «Погоне» был изначально крестом Евфросинии Полоцкой. Герб утратил исконный сакральный смысл, а сам крест стали изображать зачастую просто шестиконечным, не придавая значения длине его перекладин. К счастью, в этом вопросе разобрались геральдисты уже Республики Беларусь, вводя нашим государственным гербом Беларуси именно «Погоню» с крестом Евфросинии Полоцкой на щите всадника.

В 1770-х годах был создан царизмом и Полоцкий мушкетерский полк, который тоже имел гербом «Погоню». В войне 1812 года на стороне французов воевало около 20 тысяч беларусов (литвинов). В «Военной песне Литвинов», которую они пели в 1812 г., были такие слова: «Будзь разам з Пагоняй магутным». Одновременно подразделения литвинов-беларусов, служивших в Русской армии, тоже имели гербом «Погоню».

Кроме множества наших уланских, инженерных и прочих полков, «Погоню» и бело-красно-белые цвета мундиров (по цветам нашего национального флага) имели ЭЛИТНЫЕ Беларуский гусарский полк и Гродненский Лейб-гвардии гусарский полк (он станет в последующем личной охраной всех российских самодержцев вплоть до последнего из них Николая II). На ротных знаменах - «Погоня» на фоне бело-красно-белых полос, на киверах - то же самое, «Погоня» на жетонах на портупеи. «Погоню» носил и известный герой войны 1812 года Денис Давыдов, который служил в Беларуском гусарском полку. «Погоню» носила и девица Дурова - прототип героини многих произведений писателей и фильма «Гусарская баллада», она служила в Литовском (то есть беларуском) уланском полку в Гродно.

В 1860-х годах был создан великий герб Российской империи, где гербами указаны все ее провинции. Княжество Самогития (ныне Республика Летува) имела гербом «Медведя», а нынешняя территория Беларуси представлена гербами Великого княжества Литовского (вся ныне Центральная и Западная Беларусь) и Княжества Витебского - у обоих герб «Погоня».

Согласно этой геральдике Российской империи, в титуле императора России значилось: «князь Самогитский» (территория нынешней Республики Летува), «Великий князь Литовский» (территория четырех нынешних областей Беларуси - Минской, Гомельской, Брестской, Гродненской - а также Виленщина и Белосточчина) и «князь Витебский» (территория нынешних Витебской и Могилевской областей Беларуси). Таким образом, в титуле российских императоров на февраль 1917 года Литва четко определена: это Минская, Гомельская, Брестская, Гродненская области - и еще в «довесок к ним» Виленщина и Белосточчина. И никакой «Беларуси» в титуле российских императоров (вплоть до февраля 1917 года) - нет! Нет в титуле самодержца и фантастического «князь белорусский». Ибо такого княжества в Природе не существовало. Не было такого титула ни у одного нобеля Европы, как и не было, соответственно, и каких-то «беларуских средневековых гербов».

Царизм мог манипулировать названиями этносов (заменяя литвинов Литвы на «беларусов Беларуси», а потом и вообще нас назвали абстрактно «Северо-Западным краем»). Но манипулировать геральдикой и своими титулами царизм не имел возможности. Вот поэтому и очередной парадокс: царизм уже давно нас «перекрестил» из литвинов в «белорусцев», а потом и это запретил в 1864 году, вводя название нашего Отечества как обезличенный «Северо-Западный край», - но в титулах и гербах российский самодержец в отношении нашей земли и нашего народа оставался «Великим князем Литовским». И - вот факт - последним Великим князем Литовским был Николай II, убитый большевиками. Этот интересный нюанс нашей истории Литвы, полагаю, многие не знают.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ «ПОГОНИ» В РОССИИ

В очередной раз герб «Погоня» «дискредитировал себя» участием в антироссийском восстании 1863-1864 годов. Вешатель генерал-губернатор Муравьев запретил не только использование слов «беларус» и «Беларусь», но равно запретил и герб «Погоня» (запрет, правда, действовал лишь несколько лет). Забавный пример: в 1866 году было проведено «дознание о ношении пояса с бляхою, на которой изображен Литовский герб». Полицейский надзиратель докладывал Военному начальнику повета о «ношении дворянином Каетаном Конюшевским возмутительного знака». Это был «...козин пояс с медною пряжкой, на коей изображен герб Древняго Литовского княжества «Погонь» (то есть скачущий всадник съ занесенною вперед рукою с мечемъ)». Задержанный за это «возмущение» К. Конюшевский был подвергнут штрафу в 5 рублей серебром, что равнялось цене трех коров. (НГАБ в Минске. Ф. 1430, опись 1, спр. 32365.)

А ведь еще недавно беларусы просто шарахались от таких энтузиастов, щеголявших по Минску точно так, как дворянин К. Конюшевский в 1866 году, с гербом «Погоня», их задерживала милиция Минска и облагала аналогичными большими штрафами за «возмутительный знак». Но меняются эпохи! С недавних пор «Погоня» является уже не «возмутительным знаком», а признана Государством «историко-культурным наследием, охраняемым государством». И кроме того - полиция города Минска и в период ВКЛ, и в период уже царской России - сама имела своим гербом «Погоню». Рядом для иллюстрации этого факта помещаю Печать Минской полиции 1812 года - с «Погоней». Опять мы упираемся в незнание беларусами своей истории: органы правопорядка в Минске (полиция царской России) имели административный герб «Погоня», но в уже независимой Беларуси ВДРУГ стали штрафовать людей за этот герб. ГЕРБ МИНСКОЙ ПОЛИЦИИ ЦАРСКОЙ РОССИИ! Еще один удивительный парадокс.

Это действительно «приключения герба»: то он в России официальный герб полиции Минска и эмблема на жетонах полиции Минска в 1812 году, то он уже «возмутительный знак». Удивительная история: подобных «метаний» в отношении гербов других стран, наверно, и не найти.

Анатоль Титов в этой связи пишет:

«Таким образом, герб Погоня в XIX веке являлся, с одной стороны, символом официальной тенденции, а с другой - неофициальной, революционно-демократической. Но во всех случаях он ассоциировался с конкретной территорией, которая охватывала земли современной Беларуси. Тогда, в XIX веке, беларускими губерниями считались те, которые отошли к Российской империи со времени первого раздела или раньше - это Витебская, Могилевская и Смоленская, а литовскими - Минская, Гродненская и Виленская (территория двух последних охватывала большую часть северной и почти весь запад современной Беларуси). Это нашло свое отражение и в губернских гербах. Гродненская получила свой первый герб в 1802 г. - с изображением Погони в верхней части щита, а в нижней - зубра. При последующем «редактировании» гербов, в 1845 г. на нем был оставлен только зубр. Кроме Гродненской гербами с Погоней пользовались Виленская и Витебская губернии».

«ПОГОНЯ» В ХХ ВЕКЕ

Провозглашенная в 1918 году Беларуская Народная Республика не «изобретала» себе герб «Погоню», как фантазируют сегодня некоторые невежественные товарищи. БНР только использовала ЦАРСКУЮ АДМИНИСТРАТИВНУЮ ГЕРАЛЬДИКУ Беларуси. Невежды этого просто не знают.

Что касается суждений о том, что «Погоня» якобы была запятнана коллаборационизмом с фашистами в годы Второй мировой войны, то и это - неправда. Коллаборационистские группировки действительно обращались к немцам с просьбой хотя бы «на бумаге» легализовать беларуский символ, однако оккупанты категорически отказали:

«...проект беларуского национального знака в качестве беларуской державной символики не может быть одобрен, потому что державная символика требует полную государственную самостоятельность, или хотя бы некую автономию. Будущее Беларуси... еще не обозначено таким образом, чтобы сегодня можно было говорить о ее символике...»

Анатоль Титов комментирует это так:

«Планы гитлеровского режима, как известно, предусматривали для Беларуси совсем иное, как, кстати, и для многих других славянских (то есть «неполноценных» по идеологии фашизма) народов. В итоге ни Погоня, ни иные, предложенные коллаборационистами символы, не были разрешены или, тем более, утверждены в это время гитлеровцами».

Следует сказать, что нынешние государственные символы России «запятнаны коллаборационистами» куда как страшнее, чем невинная «Погоня». Показательно, что люди, которым противна наша «Погоня», с великим трепетом относятся к символам миллионной РОНА генерала Власова - двуглавому орлу, триколору и «Георгию Победоносцу» (ныне герб Москвы, а в войну был шевроном власовцев). И ни один ветеран в Москве не возмутился, что на параде в честь 60-летия Победы по Красной площади шли полки с красными боевыми знаменами СССР - а над ними возвышались символы армии власовцев: триколор, двуглавый орел, «Георгий Победоносец». То есть, в этом случае люди вполне понимают, что власовцы никак не могли «запятнать» исторические символы России.

Ну а в широком плане «Погоня» - точно такой же древнейший православный символ, как и «Георгий Победоносец», нынешний герб Москвы. Хочу напомнить, что у Александра Невского было две княжеских печати: новгородская «Георгий Победоносец» и полоцкая «Погоня». Неужто Александр Невский, обладатель княжеской печати «Погоня», - это тоже коллаборационист?..

ЗАМЕНА «ПОГОНИ»

Как писала 15 января 1924 года газета «Звезда» (которая, кстати, по-беларуски должна называться не «Звязда» - такого слова в беларуском языке не было и нет - а «Зорка»), конституция БССР была полностью скопирована с конституции РСФСР, а герб БССР - с герба РСФСР. Отличался первый герб БССР только одним: надписью Б.С.С.Р.

В 1919 году из Москвы поступил приказ создать вместо БССР Литовско-Беларускую ССР. Ни одного герба Литбела не сохранилось (видимо, такого герба вообще не было). В период создания СССР в 1922 году территория БССР включала только Минскую область (Гомельскую, Витебскую и Могилевскую области РСФСР себе присвоила без всяких объяснений), герб БССР оставался копией герба РСФСР. Такой герб, конечно, никуда не годился, так как не отражал «своеобразия» республики.

С целью создать новый «своеобразный» герб в конце февраля 1924 года был объявлен конкурс на проектирование нового республиканского герба. За лучшие проекты были назначены три премии на общую сумму 300 рублей. Но из-за коротких сроков конкурса значимых результатов не выявилось. Конкурс продолжили до 1 мая 1924 года. И этого срока оказалось мало. Тогда СНК БССР поручил разработать герб Институту беларуской культуры, там была создана комиссия, в которую вошли Я. Дыла, В. Друшчиц, М. Мялешко, М. Щекотихин. Позднее был подключен и Народный комиссариат просвещения БССР. В итоге на конкурс было предложено свыше 50 эскизов.

На заседании Совнаркома уже в 1926 году проекты были рассмотрены, лучшим нашли проект руководителя Беларуского государственного художественного техникума в Витебске художника В. Волкова. Его премировали суммой в 200 рублей, авторов остальных семи лучших проектов наградили 50 рублями каждого.

Проект Волкова был несколько подправлен: Волков внес в герб бело-красно-белые цвета национального беларуского флага в виде белой каймы вокруг красных полос на гербе (что выглядело, как бело-красно-белый флаг, опоясывающий колосья). Комиссия нашла это «излишним» и оставила только чисто красную ленту. В таком виде проект был утвержден на VIII Всебеларуском съезде Советов в 1927 году. В выступлении первого секретаря ЦК КП(б)Б А.И. Крыницкого подчеркивалось, что государственный герб БССР имеет «характер шрифта беларуского языка в стиле Скорины».

Итак, герб БССР создавался три года (!), публично и открыто, с привлечением всех творческих сил Беларуси, предложивших более 50 проектов. Обращаю на это внимание, так как история принятия нынешнего герба страны, предложенного для голосования на референдуме 1995 года, была совершенно иной: без конкурса, без комиссии, а автор герба народу неизвестен (во всяком случае, не указывается).

По мнению беларуских геральдистов, главная проблема (среди многих прочих) заключается в том, что герб 1995 года копирует поздние советские гербы, а не герб БССР 1927 года - который был все-таки у нас всенародно создан, все-таки в большей мере отражал беларуское своеобразие («шрифт Скорины») и вообще с геральдической точки зрения был наиболее НАУЧЕН.

Конечно, и герб 1927 года являлся только пропагандой идей коммунизма, был сугубо идеологическим символом большевиков, а сама БССР не обладала никакой независимостью, была марионеткой Кремля. Но - вот интересно - на гербе были надписи на четырех государственных тогда языках БССР (беларуском, польском, еврейском и русском), однако статья 21 Конституции БССР 1927 года хотя и подчеркивала равенство этих четырех языков в Беларуси, но следующая статья утверждала в связи с большинством беларуского населения «в республике главенство беларуского языка для отношений между государственными, профессиональными и общественными органами и организациями». Даже этот важнейший нюанс сегодня прочно забыт!

Третья конституция БССР (1937) оставила герб республики без изменений, но когда товарищ Сталин уничтожил всю национальную беларускую интеллигенцию, встал вопрос и о том, чтобы убрать с герба БССР беларуское «своеобразие». Раздражал и «шрифт Скорины» (Скорина был запрещен Сталиным как «буржуазно-националистический белорусский жупел»), и надписи на гербе на еврейском и польском языках, и прочее. Открыто заявить о таких претензиях Москва, конечно, не могла, поэтому для изменения герба был выбран «иезуитский ход».

В 1938 году на заседании Верховного Совета БССР депутат Захаров И.А. (выполняя заказ) выступил с предложением, как записано, что «Беларусь является индустриально-колхозной страной. В сельском хозяйстве превалируют в большей части посевы зерновых и технических культур - пшеница, лен, клевер. Все это является основным богатством сельского хозяйства, что и должно быть отражено в государственном гербе БССР».

На этом основании он сделал предложение о внесении изменений в государственный герб: «заменить венок с дубовыми листьями венком с пшеничных колосьев, переплетенных клевером и льном». Так было идеологически оправдано полное изменение герба республики, где главным являлось не «клевер и лен» (что предлог), а совсем иное, национальное.

Поразительно, что нынешний герб Беларуси образца 1995 года отражает это предложение депутата Захарова И.А. насчет «льна и клевера». С точки зрения геральдистов Беларуси это - просто насмешка над ОСНОВАМИ государственной геральдики. Анатоль Титов возмущается:

«В этом формально-демагогичном толковании отражается полное непонимание самой основы герба как неизменяемого и неуничтожимого истока. Если двигаться дальше с такой логикой мысли «геральдиста», так позднее, по мере развития промышленности, нужно было бы вносить в герб дополнительные элементы, связанные с развитием нефтедобычи и нефтепереработки, соледобычи, развитием тяжелого машиностроения, радиоэлектронной промышленности и т.д., в конце концов герб превратился бы из символичного, лаконичного и устойчивого субъекта, который прежде всего иллюстрирует историческое наследие, традицию, порой и главные идеи общественно-политического уклада - в передвижную минивыставку достижений народного хозяйства, в некую конструкцию, утяжеленную малозначимыми мелкими элементами».

А ведь действительно, с 1938 года у Беларуси большие достижения. Если по предложению депутата Захарова И.А. в 1938 году эти достижения были отражены на гербе в виде «льна и клевера» (что и поныне на гербе), то почему на гербе нет телевизоров «Горизонт» и «Витязь», автомобилей «МАЗ» и «БЕЛаз», компьютеров МЗВТ и роботов Минского завода роботов, прочего? Где логика?

Логику, конечно, трудно найти, когда за вопрос герба страны берутся невежды.

Заканчивается книга Анатоля Титова «Герльдика Беларуси» таким печальным выводом о советских и околосоветских гербах Беларуси:

«Попытки создать и утвердить новые гербы в отрыве от традиций геральдики как по смыслу, так и по стилю исполнения, имеют мало шансов на успех».

 

Информация