ПРАВДА О ЛЕНД-ЛИЗЕ

 

Иван Лепешев,

доктор филологических наук, профессор, г. Гродно

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №9, 2009

Мне уже приходилось однажды, много лет назад, писать о ленд-лизе, но кое-что услышанное из телевизора или прочитанное в книгах, газетах, журналах вынудило еще раз вернуться к вопросу о необычном глумлении над истиной.

В майском номере беларуского журнала «Полымя» (2004), посвященном Дню победы, Иван Шамякин писал: «Теперь мы знаем, что союзники поставили нам всего четыре процента вооружения, девяноста шесть - выковала отечественная промышленность, сделали наши матери, дети». Если бы он знал правду о «поставках союзников», вряд ли поднялась бы его рука писать такое.

Эти же четыре процента фигурируют и в учебном пособии (с министерским грифом) для студентов беларуских вузов «Великая Отечественная война советского народа в контексте Второй мировой войны». Кстати, читатели, наверное, и не знают, что учебная дисциплина под таким же названием введена несколько лет назад в университетские учебные планы для ВСЕХ факультетов. Такого, понятно, нет нигде в бывших республиках Союза, и в России тоже нет. И здесь идем «впереди прогресса».

Упомянутые «четыре процента» пошли гулять по свету, передаваться из уст в уста, кочевать из книги в книгу еще в первый послевоенный год, когда на сессии союзного Верховного совета председатель Госплана официально доложил, что доля западных поставок составляет только около четырех процентов от расходов Советского Союза в военные годы. И никто даже не пробовал уточнить эти цифры и заинтересоваться самой методикой подсчета, хотя все знали о несовместимости тогдашних курсов рубля и доллара.

В повести В. Быкова «Пакахай мяне, салдацік» есть, кажется, незначительная сценка, которая, однако, имеет непосредственное отношение к нашему очерку. Действие в повести происходит на завершающем этапе прошлой войны, в День победы. Лейтенант-артиллерист Борейко, от имени которого ведется повествование, встретился в австрийском городке с восемнадцатилетней землячкой Франей. Вывезенная два года назад из Беларуси в Неметчину, она работает прислугой в семье старого профессора биологии Шарфа. Когда Борейко заходит с Франей в коттедж Шарфа, тот хочет попотчевать гостя коньяком. Лейтенант посылает солдата во взвод по закуску. И дальше:

«Я ждал Кононка, который вскоре принес кирпичину солдатского хлеба и банку свиной тушенки, - всё положил на край тесного столика.

- О, амэрикэн, - тихо заметил старик, увидя пятиконечные звезды на банке.

- Ленд-лиз, - сказал я».

Больше в повести этот «ленд-лиз» не упоминается.

Сегодня редко кто из молодежи да и людей среднего поколения ответит: что же такое «ленд-лиз»? И только, может, какой-либо ветеран, пренебрежительно или иронически махнув рукой, промолвит: «От, глупость… Это - тушенка американская да шмотки разные…» Не вспоминают ленд-лиз ни в День победы, ни в будние дни, ни в газетах, ни в учебниках, ни в энциклопедиях. А если где и встретишь в печати две-три строчки, мимоходом сказанные, то ничего конкретного из них не возьмешь. Забыли правду об огромной военной и экономической помощи советским войскам со стороны союзников, прежде всего США.

В семитомной энциклопедии «Республика Беларусь» о ленд-лизе нет ни слова, а в 9-м томе 18-томной «Беларускай Энцыклапедыі» читаем: «Ленд-лиз (англ. lend-lease от lend давать в заем + lease сдавать в аренду), система передачи (в заем или в аренду) вооружения, боеприпасов, стратегического сырья, продуктов питания и т.п. Поставки по Л.-л. осуществлялись США в страны-союзницы антигитлеровской коалиции в период 2-й мировой войны. Закон о Л.-л. принят Конгрессом США в 1941 г.» И больше - ничего.

Вначале (с марта 1941 года) существенная помощь оказывалась Англии, другим странам Британской империи, Франции, Китаю. А после, когда гитлеровская Германия начала войну с Советским Союзом, закон о ленд-лизе распространился и на СССР. 

Считалось, что вооружения и всё прочее передаются Соединенными Штатами Америки в заем или аренду, но в соглашениях о поставках говорилось, что «материалы, уничтоженные, утраченные или использованные в период войны, не подлежат оплате». Иначе говоря, поставки эти были фактически бесплатными.

Американские корабли, нагруженные техникой и материалами, двигались через океан в Архангельск, Мурманск, Владивосток. Хотя морские караваны хорошо охранялись, но не раз на них нападали немецкие самолеты или подводные лодки. Доставлялись грузы и через территорию Ирана, где с 1942 г. находились американские и советские войска.

Первые линд-лизовские поставки прибыли в Советский Союз в ноябре 1941 года, и американские танки и самолеты уже принимали самое непосредственное участие в декабрьском контрнаступлении под Москвой. Участвовали и английские танки (их поставку в СССР оплачивали США). Не будь этой союзнической помощи танками, самолетами, артиллерией, снарядами, неизвестно, что стало бы с осажденной Москвой и дальнейшим ходом войны.

В послевоенной советской печати, в частности в работах Н. Дунаевой, К. Германа, А. Орлова и многих других, всячески приуменьшалась ленд-лизовская военная помощь. При этом обязательно повторялись те же «около четырех процентов».

В последние годы на страницах газеты «Аргументы и факты», а также книги В. Шункова «Оружие Красной Армии» (М., 1999) поданы совсем иные количественные показатели отдельных видов вооружения, завезенных из-за океана. Так, за военные годы советская промышленность выпустила 97.700 танков и самоходных установок. А еще Красная Армия получила ленд-лизовские 19.734 танка и самоходки. А это уже далеко не те упомянутые четыре процента.

Еще цифры ленд-лизовских поставок: 18.700 самолетов, 9.600 пушек, 131.000 пулеметов. От союзников получили пороха в 3 раза, телефонного провода в 15 раз, а паровозов в 22 раза больше, чем было сделано в Советском Союзе за годы войны. В соответствии с заявкой, было доставлено даже 4000 километров колючей проволоки (видимо, понадобилась не только для передовой линии на фронте, но и в гулаговской системе).

Бывший фронтовик В. Быков в эссе «Война и победа» вспоминает: «Очень помогали союзники, особенно США, их знаменитые поставки по ленд-лизу. Почти весь наш фронтовой автотранспорт состоял из американских автомобилей - «фордов», «шевроле», «студебекеров», «доджей», «виллисов». Намного хуже было с продуктами питания, хлебом». А в названной вначале повести В. Быкова показано, что в противотанковой бригаде - только громадные «студебекеры», начальство же ездит на американских «виллисах» и «доджах».

459 тысяч автомашин дали союзники. Это в два раза больше, чем выпустили автомобильные заводы СССР за четыре года войны.

А сколько было завезено в СССР продуктов питания! Как отмечено в «Аргументах и фактах» (1998, № 19), советские историки обычно называли эти харчи «в тоннах, хотя знали, что в СССР ввозились прежде всего консервированные и обезвоженные продукты. Однако расчеты колорийности - даже без учета продовольственного спирта! - показывают, что полученных по ленд-лизу продуктов питания было достаточно для того, чтоб кормить Красную Армию на протяжении ВСЕЙ войны». И еще: «По отдельным видам войскового снаряжения СССР на 80-100 % зависел от союзников».

Кажется, не трудно постичь, почему от нас всё время прятали и прячут правду. И не только про ленд-лизовские поставки. В Германии, Японии, Англии, США и других странах, как только отгремели военные залпы, были составлены точные поименные списки всех, кто погиб в период 2-й мировой войны. А в былом Советском Союзе до этого времени всё подсчитывают и пересчитывают. И никак не могут дойти до толку. Вначале (при Сталине) называлась цифра 7 миллионов (так же, как и в Германии), после (при Хрущеве) - около 20 миллионов, потом (при Горбачеве) - 25-27 миллионов. Теперь одни пишут, что «в последней войне погибло 30 миллионов», другие называют цифру, большую на десяток миллионов.

Иногда в печати можно встретить чудные, мифические сведения, основанные на слухах. Так, однажды в «Народной воле» (19.05.1999 г.), в заметках М. Тычины, было сказано, что Америка за оказанную Советскому Союзу помощь «военным снаряжением по так называемому ленд-лизу получила не одну сотню тонн золота от Сталина». И Ленин, и Сталин, и их последователи - не из той породы людей, которые расплачиваются за одолженное. Они любят только брать. Это и их касаются строки из К. Крапивы: «Калі ўзяць, дык - надта хітры, як аддаць, дык - «носік вытры», увільне не сяк, дык так...»

Уже говорилось, что почти все линд-лизовские поставки мы, по существу, получили бесплатно. Правда, в счет погашения поставок, в соответствии с соглашениями, входили некоторые услуги и разные товары. Отправляясь в обратный рейс, американские корабли иной раз загружались разными видами сырья. Документально засвидетельствовано, что союзники получили из СССР 300 тонн хромовой и 32 тысячи тонн марганцевой руды, 157 унций платины. Получали также пушнину и некоторые другие товары. В советских портах ремонтировались американские торговые судна, обеспечивались необходимыми материалами. Под конец войны на советских базах заправлялись американские самолеты, а команды получали пищу и разнообразное обслуживание. Всё это бралось на учет, оформлялось документально, оценивалось в долларах.

Подсчитано, что американцы дали Советам помощь на 9,8 миллиарда долларов (по курсу того времени), а назад получили всего 2,2 миллиарда долларов.

В ленд-лизовских соглашениях говорилось, что всё вооружение, боеприпасы и остальное, завезенное, но неиспользованное, по окончании войны остается в стране-получательнице, но правительство США имеет право затребовать это назад. Однако американцы ни разу не использовали это право.

В послевоенное время, в октябре 1945 года, было заключено еще одно советско-американское соглашение в форме долговременного кредита на общую сумму 244 миллиона долларов. Согласно соглашению, американцы обязались доставить разнообразное оборудование. Через год действие соглашения было приостановлено.

После между Советским Союзом и США велись неоднократные переговоры (в 1947, 1960, 1972 годах) о расчетах по ленд-лизу. Американцы запросили частичную компенсацию сначала в сумме 1,3 миллиарда долларов, а потом вынуждены были снизить ее до 700 миллионов. Но СССР решил и этого не отдавать, обосновывая свой отказ разными надуманными причинами. В средствах массовой информации разгуливала ходячая фраза, что, мол, мы оплатили их военную помощь кровью советских людей.

Уже при Ельцине Россия формально признала свои ленд-лизовские долги, как, кажется, и царские долги многим западным странам, аннулированные после октябрьского большевистского переворота. Но финансовое и иное положение в нынешней России таково, что эти долги вряд ли будут когда-либо возвращены. В таких случаях говорят: отдадут - когда рак на горе свиснет…

Субъективизм при определении роли ленд-лиза неприемлем.

С одной стороны, вряд ли можно целиком согласиться с такими, например, утверждениями американских и иных историков: «Без американских автомашин и железнодорожного оборудования был бы невозможным ряд больших советских побед 1943 и 1944 годов», без ленд-лиза «Советский Союз не мог бы выстоять против натиска фашистских армий», «Без американских поставок продуктов питания СССР проиграл бы войну, ибо его население умерло бы с голода, а советская армия не могла бы воевать». Здесь можно сослаться и на Сталина, который, несомненно, знал толк в этом и говорил почти в унисон с упомянутыми историками. В книге А. Уткина «Вторая мировая война» (М., 2003) приводятся слова Сталина в беседе с Рузвельтом: «Соединенные Штаты можно назвать страной машин. Не имея этих машин через систему ленд-лиза, мы бы проиграли эту войну».

С другой стороны, никак нельзя забывать о ленд-лизе, умалять его значение. Именно во многом-многом благодаря военной помощи США, были изгнаны гитлеровцы с советской территории, а потом разбиты на полях Польши, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Австрии, Болгарии. Правда, после этого, будем искренними, одна оккупация стран Центральной Европы сменилась другой, только куда длиннейшей - на целые десятилетия. Аж до того времени, пока не рухнула Берлинская стена.

 

Информация