БЕЛАРУСКИЕ КАЗАКИ

Существовало ли когда-то беларуское казачество?

Вадим РОСТОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №23, 2008

 

Для людей, знающих историю Отечества, сообщения о «возрождении» в Беларуси казачества воспринимаются, как «возрождение турецких янычар» в Сербии или Болгарии. Ведь казаки на протяжении веков являлись главной силой царизма в подавлении нашей государственности и всего нашего национального (как равно они давили и рабоче-крестьянское движение). Поэтому понятны опасения: а не подрывает ли это «возрождение» устои Беларуского Государства? И не станут ли у нас казаки снова реакционной черносотенной силой, нагайками насаждающей российское великодержавие?

Один из генералов молодого беларуского казачества, с которым я много и подробно беседовал на эту тему (показав ему эту статью и внеся туда по его просьбе уточнения) – считает, что эти страхи напрасны. Во-первых, никакого ИМЕННО беларуского – в национальном понимании – казачества у нас нет. Наше казачество – это казаки или предки казаков, выехавшие к нам в разные годы из казачьих областей России или Украины, а не беларусы. «Беларускими» они называются только по месту жительства, а не этнически. А во-вторых, хотя у их части остается преобладающим российский или украинский менталитет (с прохладным отношением к истории Беларуси и всему ее национальному), но большинство давно считают Беларусь своей Родиной – и видят призванием служение ей – а не великодержавной России или идущей своим европейским путем Украине.

Однако казачество в Беларуси остается все-таки вещью ЭКЗОТИЧЕСКОЙ, не местной, а потому наши журналисты, рассказывая о нем, часто неточны, а то и просто находятся в плену мифов.

10 января 2008 года газета «Кобрин информ» поместила в рубрике «Знай наших!» статью «Кобринские казаки». Ее автор Маргарита Савчук пишет: «Минувший год был ознаменован тем, что в Кобрине появились казаки, и не заезжие, а свои, местные. Настоящие ли они казаки, откуда их корни и чем они занимаются?»

И далее автор приводит историю казачества:

«Истории известны 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Терское, Уральское, Сибирское, Астраханское, Оренбургское, Забайкальское, Семиреченское, Амурское, Уссурийское и три городских полка – Красноярский, Иркутский и Енисейский. У каждого из казачьих войск был свой неприятель, свой план военных действий, свои в песнях воспетые герои. В отличие от Украины, где для зарождения казачества были специфические условия – вольные безлюдные степи и постоянная опасность, Беларусь как край, который жил «по старинке» и издавна заселен оседлыми жителями, не имела собственной казацкой организации. Но 22 июня 1654 года, когда православный шляхтич Константин Юрьевич Поклонский вместе со своими сподвижниками прибыл к царю, Алексей Михайлович подарил ему 40 соболей и 50 рублей, а также чин полковника, и разрешил организовать Белорусский казацкий полк. Эта дата и считается датой рождения белорусского казачества».

Уже странно: никаких внутренних причин для создания у нас казачества никогда не было, оно создается только при иностранной оккупации чужеземным царем… И почему в таком случае аналогично не появилось своего финского казачества у захваченной в состав Российской империи Финляндии? Польского казачества – у захваченных в состав России поляков? Еврейского казачества – у российских евреев?..

18 января 2008 года газета «Советская Белоруссия» поместила статью Юрия Жыгамонта, ведущего телевизионного проекта «Путешествия дилетанта», под названием «В поисках утраченного». В ней уважаемый и любимый миллионами беларусов телеведущий писал:

«Все знают об украинских, кубанских казаках, о Запорожской Сечи тоже все слышали. При этом многие и не догадываются, что и у нас в XVII веке была своя автономная казацкая республика. Знакомьтесь: город Чаусы, Могилевская область, Беларусь. Бывшая столица белорусского казачества.

…началась 13-летняя война Московии с Речью Посполитой. И в 1654-м Чаусы захватили войска русского царя Алексея Михайловича. В русской армии в то время служил белорусский шляхтич Кастусь Поклонский. В самом начале войны русские власти рассчитывали опереться на белорусскую шляхту, пообещав оставить за ней все угодья и добавить земли тем, кто перейдет на сторону царя. Так Чаусы и достались в подарок Кастусю Поклонскому. А он создал там казачий полк. Сюда потянулись крестьяне, горожане, мелкая шляхта - все стремились записаться в Чаусский казачий полк. Не прошло и полгода, как полк насчитывал более 6 тысяч человек.

Само собой, все это Поклонский делал с разрешения царя-батюшки, разъяснив ему, что здесь будет белорусская казачья автономия в составе Российской державы. Но со временем Кастусь начал вести свою политику, не зависимую от русского царя. Автономия превратилась в независимое белорусское казачье государство со столицей в Чаусах.

Царь тут же распорядился арестовать Поклонского. Но тот вместе со своим войском перешел на сторону ВКЛ к Янушу Радзивиллу. Таким хитрым ходом он сохранил белорусским городам независимость, а себе - свободу... И все же как ни стремилась казачья столица остаться независимой, после первого раздела Речи Посполитой в 1772 году Чаусы вошли в состав Российской империи».

Увы, все неточно, даже неверно. На самом деле Чаусы не были никакой «казачьей столицей Литвы» (именно Литвы, так как никакой «Беларуси» тогда не было, а наш народ до 1840 года назывался литвинами – и говорить следует о «литвинских казаках» или «литовских казаках», а не «беларуских»). Об истории похождений Поклонского мы поговорим ниже, а пока коснемся вопроса – кого вообще считать казаком.


КТО ТАКИЕ КАЗАКИ?

Начнем с того, что казаки – это этнос, а не сословие. Причем, в самой статье «Кобринские казаки» было выделено крупно в рамочке: «Казак – с тюркского языка означает «вольный человек»».

Как считают некоторые российские лингвисты и историки, слово «казак» происходит от названия страны Хазария или Козария: так назывались жители этой страны, располагавшейся от Крыма и до Северного Кавказа и северного побережья Каспия. (Видимо, эти истоки и в названии Казань, и в названии Казахстан, который с 1995 года называется Kazakstan – «страна казаков».)

Хазары-козары были группой кочевых тюркских племен (смешанных частично с сарматами), умело державшихся в седле. Но казаки как воины впервые упоминаются в летописях в 1395 году, причем Лев Гумилев, как и другие российские историки, считал, что основную часть войска Мамая в Куликовской битве составляли именно казаки (народы Дона и Северного Кавказа).

Украинские казаки формировались в Запорожье (буквально «За порогом Руси») из русифицированных тюрок и беглых русинов, жили по законам тюрок – ведь казацкие обычаи являются тюркскими обычаями Хазарии. Российские же казаки формировались из тюркских племен, присягнувших московским царям. В царской России «казак» означало национальность – причем, казаков не считали не только русскими, но никто не считал казаков даже славянами. Это не должно удивлять, так как, например Донское казачье войско (столица – Новочеркасск) – это исторически войско народа черкасов, и в XIX веке донские казаки еще говорили на своем черкасском языке (не путать с черкесским). Историки из этноса самих казаков полагают, что казаки происходят из готов (так, кстати, считал и Адольф Гитлер, называя казаков «более высшей расой, чем славяне»). Свою дорусскую историю казацкие историки возводят к великой стране Готланд, существовавшей на Дону в начале I тысячелетия и ранее. Мне эта концепция кажется несколько «сыроватой» уже потому, что в таком случае Хазарию-Козарию следует прежде всего называть прямой наследницей Готланда – а это историками не рассматривается (правда, о Хозарии вообще мало сведений сохранилось, это страна-загадка).

После революции казаки стали опорой антисоветского движения, поэтому власти СССР стремились лишить казаков своего лица, своей сути. В первые годы советской власти в паспортах в графе «национальность» казакам писали «казак». Однако в рамках задачи ликвидации казачества эту запись запретили - и таким путем все казачество насильно записали «в русских». Именно отсюда, кстати, и появилось у казаков массовое заблуждение: они считают себя «русскими» и «славянами», хотя являются только славяноязычными тюрками или – как говорят казацкие историки – готами (а казаки Дальнего Востока – буряты и монголы).

В годы войны атаман Краснов добивался отделения Казарии казаков от России – с созданием независимой страны казаков. Казаки во время Великой Отечественной войны отличились коллаборационизмом, в июле 1943 года была создана «1-я казачья кавдивизия вермахта» под командованием немецкого полковника фон Паннвица, а в феврале 1945 г. преобразована в 15-й казачий корпус СС численностью 25 тыс. человек. Сегодня об этом не принято вспоминать, а в России увлеклись обвинениями в адрес украинцев: дескать те служили в СС. На самом деле в пресловутую дивизию СС «Галичина», созданную в апреле 1943 г. во Львове, было зачислено 19 тысяч человек (и 3000 солдат новоявленной дивизии СС «Галичина» тут же перебежали к партизанам бандеровской повстанческой армии, воевавшей с немцами). А вот 29-ая русская дивизия СС (сформированная на базе Русской Освободительной Народной Армии генерала Власова) имела 20.000 солдат. А казаков в СС воевало еще больше – 25.000. Так что главными эсесовцами с территории СССР были вовсе не украинцы. Как равно несправедливы обвинения в том, что только украинцы сегодня «пытаются обелить своих эсесовцев» - совершенно равно это делает Россия. 15-й казачий корпус СС сдался англичанам, те этих казаков-эсесовцев по просьбе Сталина отправили в СССР, где их всех казнили. Сегодня все центральные газеты РФ с надрывом пишут о злодействе англичан, которые отдали «невинных пленных казаков» на произвол Сталина. ДРУЖНО ЗАБЫВАЯ, что эти казаки служили вообще-то в СС. Как в пословице: в чужом глазу соринку вижу, в своем – полено не замечаю...

И вот в 1990-е годы, с крахом СССР, началось возрождение казачества – когда этот этнос снова обретает свое национальное лицо.

Теперь становится понятным, почему в Беларуси никогда не было казаков. Вовсе не потому, что тут народ жил «по старинке», как пишет Маргарита Савчук (кстати, я не понял, что хотела сказать этой фразой журналистка). А потому, что в Беларуси никогда массово не жили тюрки (или, если угодно, готы великой страны Готланд) и вообще кочевники. Нет кочевников – поэтому нет и никаких казаков.

Читателей, заинтересовавшихся тюркскими корнями казачества, отсылаю к статьям и книгам известного российского историка Мурада Аджиева. Он показывает, что вся лексика обихода казаков, все их обычаи, вся их культура и быт – исконно тюркские.

Другой важнейший нюанс заключается в том, что существенную часть вырученных от продажи трофеев денег казаки, согласно строгой традиции, отдавали церкви. В этом плане Беларусь кардинально отличалась от России и Украины: у нее не было единой религии. Согласно «Атласу истории Беларуси XVI-XVIII вв.» (Минск, Издательство БГУ, 2005, стр. 15), в конце XVIII в. у нас (на территории нынешней Беларуси) было 38% католиков, 39% униатов и 10% иудеев. Во-первых, трудно себе представить иудея-казака, который отдает часть награбленного синагоге. Во-вторых, неясно, и каким христианским храмам следовало бы отдавать трофеи «беларуского казачества»: католическим или униатским? Во всяком случае, если украинские казаки были поголовно униатами, то вот о существовании католических казаков Истории не известно. Как видим, сама наша католическая вера препятствовала у нас формированию казачьих войск.

В-третьих, литвины-беларусы, в отличие от казаков Украины и России, НИКОГДА НЕ ПРОМЫШЛЯЛИ набегами на соседей. Не секрет: главным источником доходов казаков Сечи и Дона (а также крымских татар) были разбойные набеги на соседей. У нас же народ всегда жил только СВОИМ ТРУДОМ, ничего не отнимал у соседей. Не знает История, чтобы мы устраивали разбойные набеги на украинцев, русских, поляков, латышей, словаков или чехов. Ясно, что САМ НАШ МЕНТАЛИТЕТ был иной, ему противна была сама мысль создавать свое благополучие за счет наворованного у других. Это тоже важно, так как, например, Запорожская Сечь в период своей свободы являлась фактически объединением бандитов и разбойников, где казак – это и есть разбойник, «лихой человек», по жизни промышляющий разбоем. Эдакий сухопутный пират, «джентльмен удачи».

Ну и главное: казаки, в отличие от других войск, снаряжались за собственный счет – за что в качестве награды полностью освобождались от налогов. Борис Алмазов, внук донского казака и автор книги «Прощайте и здравствуйте, кони!» (Л., 1978), писал:

«Казаки не платили никаких податей и жили значительно богаче, чем русские крестьяне, но в отличие от крестьян должны были служить все поголовно. Если в крестьянских семьях из двух сынов служить шел один, из пяти – двое, то казаки служили все. Причем официально казак считался на службе двадцать лет, из них четыре года служил действительную вдали от дома. В случае войны на службу призывалось все мужское население».

Думаю, теперь понятно для уважаемого Юрия Жыгамонта и других, почему Чаусы (регион земледельцев) не были никакой «казачьей столицей Литвы». Казаки – это в то время не земледельцы, а вольные кочевники степей (в том числе Запорожья), поэтому в период феодализма Власть в принципе не могла облагать их налогами и податями, как крепостных крестьян или других вассалов (т.е. ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ). По этой причине у Власти оставался только один вариант реализации своего главенства над казаками: пусть они податей не платят, а отдают их в виде воинской службы. Вот везде по степным весям Украины (где, кстати, были «казацкие татары» или «татарские казаки») и России кочевые племена и стали записывать в «казаков» - по роду их отношений с Властью: так все кочевники (включая бурятов Даурии) стали казаками. Кстати, бурятом был и знаменитый атаман Семенов, который увез и спрятал так и не найденное «золото Колчака».

Но у нас-то все по-другому! Наши крестьяне были не кочевниками, а земледельцами – и были землей привязаны к своим вассалам в лице шляхты или королевской власти (причем в отличие от России наши крестьяне не были крепостными рабами, никакого крепостничества у нас не было). Понятна ситуация, когда царь Алексей Михайлович стал захватывать Беларусь и отбирать у шляхты ее крестьян. У себя в Московии он сажал на кол любого беглого крестьянина, а тут стал не только приветствовать это бегство, но велел из беглых крестьян создать нечто вроде «беларуского казачьего войска» (якобы аналогичного казачьим украинским войскам в составе армии царя). Но это было только недолгой (менее полугода) ХИМЕРОЙ той войны 1654-67 гг., так как в мирное время ни Москва, ни Вильно не собирались освобождать наших крестьян от податей – взамен на их военную службу. Ведь они – не кочевники, а вассалы своих помещиков, никуда со своей земли не денутся. И, кстати, после окончания той войны все выжившие так называемые «казаки Поклонского» дружно вернулись к своим штяхтичам, ибо бежали-то в войско Поклонского сами, а вот их семьи и дома – продолжали вассально принадлежать помещикам.

Так что, как видим, «на пустом месте» казачье войско создать совершенно невозможно – к тому же, из оседлых крестьян, уже являющихся чьими-то вассалами. Само понятие «беларуское казачество» - это, конечно, смысловое недоразумение, подобное, например, такому же фантастическому «новгородскому казачеству» или «псковскому казачеству». Причем, никакого «беларуского казачества» не существовало и за 122 года нашего нахождения в составе царской России. Даже тогда царизм не нашел нужным и возможным создавать тут казачество.

Кроме того, ни в каком казачестве Беларусь в принципе никогда не нуждалась, ибо имела высококлассные гусарские полки. Среди них знамениты Беларуский гусарский полк (в котором служил герой Отечественной войны Денис Давыдов) и Гродненский гусарский полк, позже ставший лейб-гвардией императора России. При этом следует отметить, что беларуские гусарские полки в царской армии имели бело-красные мундиры по национальным цветам беларуского бело-красно-белого флага и «Погоню» на кокардах (с бело-красно-белым флагом) и на полковых знаменах.

В летописях упоминаются многотысячные полки «польских королевских казаков», служивших в армии Стефана Батория. Но это не поляки – а украинские казаки. В Польше тоже не было степей и кочевников – потому не появилось и свое казачество.


ПРЕДАТЕЛЬ ПОКЛОНСКИЙ

Теперь разберемся с якобы «создателем беларуского казачества» Поклонским.

Маргарита Савчук пишет как о чем-то нормальном и будничном: «Но 22 июня 1654 года, когда православный шляхтич Константин Юрьевич Поклонский вместе со своими сподвижниками прибыл к царю, Алексей Михайлович подарил ему 40 соболей и 50 рублей, а также чин полковника, и разрешил организовать Белорусский казацкий полк».

Во-первых, просто полк – никакой не казацкий, ибо набирался он из местного населения, которое никаких казаков не знало, как и их обычаев. А во-вторых – что это за странная подача исторического факта? Можно подумать, царь Алексей Михайлович тут проездом на охоте был, а Поклонский к нему и прибыл с предложением.

На самом деле шла война Московии против Литвы-Беларуси – самая кровавая война за всю нашу историю. От рук московских завоевателей погибла половина нашего населения, были вырезаны жители сотен сел и городов, в том числе до последнего жителя был вырезан соседний с Кобрином Брест. Но несмотря на чудовищные потери, наш народ, явивший вершины мужества и героизма, смог отстоять свою жизнь и независимость. Именно тогда впервые появилось знаменитое массовое беларуское партизанское движение, и с помощью братского польского народа мы смогли очистить нашу землю от восточных оккупантов.

Эта война носила характер религиозной тотальной войны на уничтожение. Царь Московии поставил своим войскам задачу убивать всех, кто откажется переходить в Московскую веру и почитать отныне московского царя как своего бога: «Униатам не быть, Латинству не быть, Жидам не быть». Однако в Литве – так тогда называлась Беларусь (и жили в ней не беларусы, а литвины) сторонников Московской веры практически не было: 38% населения были католики, 39% - униаты, 10% - иудеи, и только 6,5% - православные Московской веры.

Одним из этого мизерного меньшинства и был могилевский шляхтич Константин Вацлав Поклонский.

Трудно понять логику того, кто выдумал этого авантюриста именовать «отцом беларуского казачества» (Маргарита Савчук не указывает, кто это придумал). И дело не только в том, что сей шляхтич предал свой беларуский народ – и предал канцлера ВКЛ, которому присягал в верности. Дело еще в том факте, что Поклонский через полгода после измены – снова переметнулся на сторону беларусов – изменив уже московскому царю.

То есть, это предатель в квадрате, который к тому же «разжился царским добром».

Итак, вот летопись «подвигов» пана Поклонского.

Предыстория Поклонского остается загадкой, но, судя по смутным упоминаниям в источниках, он был ловким политическим бизнесменом: являясь своего рода лидером «партии православных предателей», отрабатывал деньги, которые тайно получал из Москвы для подрывной антибеларуской деятельности. То есть, возглавлял тут «пятую колонну» или, говоря современным языком, был провокатором, отрабатывающим иностранные подачки.

Когда войска оккупантов вторглись на нашу землю, Поклонский вместе с 14 своими единомышленниками ушел к казакам Московии. Золотаренко отослал его к Хмельницкому, а тот – к царю, в чью ставку под Смоленском он прибыл 22 июля 1654 года. Алексей Михайлович подарил ему 40 соболей и 50 рублей (о чем через полгода страшно жалел), объявил полковником и разрешил набирать свой полк. Полк все-таки вовсе не казачий, а обыкновенное ополчение, которое не жило по казачьим традициям и законам, ибо их не знало ни оно, ни сам шляхтич Поклонский.

Пан Поклонский стал работать провокатором царя: когда царские войска подходили к Чаусам, Поклонский склонил местных жителей отказаться от сопротивления и принять Московскую веру (на этом основании Юрий Жыгамонт Чаусы и объявляет «столицей беларуского казачества»). Ранее сии попытки со стороны Московии были малоэффективными: пришлось вырезать население многих сел и городов, наиболее известна печальная судьба уничтоженного Мстиславля. Теперь же царь делал ставку на демагогические умения Поклонского.

28 августа Поклонский (сумевший собрать в свой полк коллаборационистов из крестьян) ловкой демагогией убедил жителей Могилева сдаться без борьбы (в дальнейшем жители Могилева вырежут весь русский гарнизон, за что город будет предан анафеме Московской церковью – и она с Могилева так и не снята по сей день). Следуя уговорам Поклонского, католики и униаты Могилева согласились принять Московскую веру и присягнуть московскому царю как своему новому богу. Отказались предать свою веру только иудеи Могилева.

Следуя приказу царя убивать всех, кто откажется принимать Московскую веру, «беларуские казаки» Поклонского вывели за городские стены свыше двух тысяч живших там евреев – мужчин и женщин, стариков и детей, включая младенцев, и Поклонский приказал зарезать на лугу всех, кто откажется перейти в православие. Лишь несколько десятков евреев согласились предать свою веру, а остальных свыше двух тысяч – сии «казаки» Поклонского зарезали, как овец.

Это – главный и единственный «подвиг» «беларуского казачества», ибо далее Поклонский и его «беларуские казаки» предадут царя.

Кстати, аналогичная постыдная история и с настоящим (уже не липовым) украинским казачеством: точно так украинские казаки Хмельницкого, отказавшись от Киевской веры и приняв веру Московскую, вырезали 80.000 евреев у себя на Украине – за то, что те отказывались принимать Московскую веру и присягать царю Московии. Но в итоге уже скоро сами украинские казаки захотели расторгнуть Договор с Москвой, сами предали царя и Московскую веру – и стали воевать против московитов.

Замечу, что без Московии и ее веры – украинцы и беларусы всегда жили в мире со своими евреями, приютив тут две трети всех евреев планеты. А сам заложенный в этой войне подход Алексея Михайловича вырезать всех, кто не хочет принимать веру Москвы, кажется весьма античеловечным.

Вернемся к тем событиям. Канцлером ВКЛ тогда являлся беларус Альбрехт Станислав Радзивилл, которому изначально и присягал Поклонский. И вот перед Новым 1655 годом (то есть, даже полгода не прошло), беларуский канцлер получает письмо от Поклонского. Сей «полковник», абсолютно разочаровавшийся в православных «освободителях» и успевший прославиться тем, что его банда грабила беларусов и насиловала беларуских женщин и девочек, обещал канцлеру, что предаст московитов и сдаст беларусам Могилев.

2 февраля войска Беларуси, возглавляемые беларуским канцлером, подошли к Могилеву. Город обороняли 3,5 тысячи московитов воеводы Воейкова и 4 тысячи ополченцев-коллаборационистов («беларуских казаков») Поклонского. Канцлер ВКЛ предложил московскому воеводе сдаться, тот отказался. Началась осада.

6 февраля Поклонский предал московитов: с отрядом шляхты и частью своих «беларуских казаков» (всего до 400 человек), якобы с целью внезапной атаки противника открыл городские ворота и впустил наши войска в Луполовскую слободу, где стоял его полк.

На этом кончается история Поклонского как «полковника Московии» - и начинается его история как полковника ВКЛ.

Наступление наших войск оказалось неудачным, и полк К.В. Поклонского бежал из Могилева к Борисову, где эти «беларуские казаки», дабы себя реабилитировать в глазах канцлера ВКЛ, старались как можно больше резать русских оккупантов – да еще и с невероятной жестокостью. Опорным пунктом был выбран Борисовский замок.

В итоге в начале июня к Борисову на уничтожение остатков «беларуского казачества» Поклонского был послан царем князь Юрий Борятинский с отрядом в 700 человек. В ночь на 10 июня 1655 года отряд «беларуских казаков» Поклонского потерпел от русских поражение, но взять Борисовский замок оккупантам не удалось. На помощь Борятинскому царь отправляет воеводу Богдана Хитрова (Хитрово) с 4159 пешими и 1207 конными ратниками. После его прибытия Борисовский замок был взят 19 июня и сгорел. Остатки полка «беларуских казаков» Поклонского ушли на правый берег Березины и сожгли за собой мост.

Но русские, согнав окрестных крестьян, быстро восстановили переправу – и уже 24 июня, перейдя реку, Хитров и Борятинский настигли под Смолевичами остатки «беларуского казачества» и уже полностью его разгромили.

Таким образом, «беларуское казачество» перестало существовать в июне 1655 года, в пух и прах разгромленное русскими войсками. Просуществовало это «казачество» менее года – и прославилось тем, что уже через полгода после своего появления предало русского царя.

Несколько слов о дальнейшей судьбе «отца беларуского казачества» К.В. Поклонского. До конца года он еще дважды, уже не как «командир беларуских казаков» (коим и не был никогда), а как командир обыкновенного беларуского ополчения потерпел поражение: от московских войск под Койданово (ныне Дзержинск) и от казаков Золотаренко под Ошмянами. Что еще раз доказывает: к казакам Поклонский никакого отношения не имел, а наоборот воевал против них. В конце 1656 – начале 1657 гг. он участвовал в походе на Пруссию под знаменами беларуского гетмана Гонсевского. В битве со шведами под Филиповом 22 октября 1656 года попал в плен. Был отпущен через три года. Умер после 1661 года.

Что же касается «подвигов» казаков Московии и Украины у нас, то это были сущие палачи. Взять хотя бы оккупацию Минска казаками Хитрова: все население города сбежало в леса, опасаясь насилия казаков. В донесениях царю: «те люди тот град Менск покинули, побежав из града, разметав мосты».

Беларуский историк А.Е. Тарас пишет в книге «Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой» (Москва, АСТ, 2006):

«Почти все жители города еще раньше [до начала российской осады] ушли вглубь территории Литвы. В Минске остались лишь «войт Ивашко Жыдович со товарыши полторасто человек». Местные жители «от казацкого разоренья разбежались неведомо куда». Ратники и казаки превратили Минский повет в такую пустыню, что даже царь Алексей Михайлович вынужден был в июле [1655] послать очередной указ князю Черкасскому, в котором он подтвердил свое прежнее требование не жечь оккупированные населенные пункты».

Впрочем, казаки все равно продолжали все сжигать.

А.Е. Тарас замечает: «Любопытен состав царского гарнизона в Минске на июнь следующего года: 20 конных рейтар и 270 пеших ратников, последние «татары да мордва, русского не знают». Хотя все – Московской православной веры, обращаю внимание.

Неудивительно поражение войск Московии в той войне: наш народ видел в оккупантах сущих иноземцев, очередную агрессию со стороны Орды. А вот в будущем, когда «татары и мордва» были уже русифицированы и русский язык знали, - результат войн был иной.


ТАК БЫЛО ИЛИ НЕТ?

Существование в прошлом «беларуского казачества» подтверждается вроде бы такими солидными исследованиями, как книга Д.Л. Похилевича «Белорусское казачество» (Львов, 1957) или книга В.М. Горобца «Бiлорусь козацька: Пiлковник Iван Нечай та украiнськi змагання за Пiвденно-Схiдну Бiлорусь (1655-1659)» (Киев, 1998).

Но на самом деле оказывается, что авторы выдают экспансию Украины в Беларусь за некое «беларуское казачество», ибо везде «зачинателями» его являются пришедшие сюда с территории Украины разбойники, пополнявшие свои банды местным населением.

При этом важнейшим в вопросе является тот факт, что в войне 1654-67 гг. в начальном этапе украинские казаки действовали совместно с войсками Московии, занимаясь тут геноцидом: уничтожали всех, кто отказывался принимать Московскую веру и присягать царю. Поэтому бесчинства тут казаков Золотаренко и Хмельницкого сегодня украинцы, конечно, стараются скрыть, хотя тогда они воевали именно против беларусов. И даже у Гоголя в его «Тарасе Бульбе» все беларусы огульно называются «поляками»: украинские казаки штурмуют именно беларуские города, но населены они почему-то «поляками».

Тут важно понимать менталитет украинцев того времени – и огромную тогда существовавшую разницу между беларусами (тогда литвинами) и украинцами (тогда русинами).

Изначально Великое княжество Литовское (литвинов-беларусов) и Русское (русинов-украинцев) было создано в династических браках рода прусского короля Миндовга с русскими королями Галиции и Волыни (Королевства Русь). Когда Орда захватила Киевщину и другие русинские земли, объединенные войска ВКЛ литвинов (беларусов) и русинов (украинцев) Русь в скором времени отвоевали, вернув там, как летопись гласит, в полном праве старую власть русских князей. Поэтому в период до создания Речи Посполитой русины (украинцы) в ВКЛ хоть и являлись, согласно Статутам ВКЛ, «ущемленными» чем-то в правах по сравнению с беларусами или как мы тогда назывались - ЛИТВИНАМИ (как ущемленными были еще жемойты, аукштайты и евреи), но в целом испытывали к нам братские чувства, ощущали себя живущими в едином братском государстве ВКЛ.

Ситуация кардинально изменилось, когда внезапно Иван Грозный оккупировал Полоцк – и в ВКЛ не нашлось достаточно сил, чтобы самостоятельно его освободить от московской оккупации. Еще до этого – и еще с периода Орды – ВКЛ тщетно добивалось союза с Польшей, без которого не могло противостоять Орде-Московии. Одиннадцать раз мы просили у поляков создания Союзного Государства: в 1401, 1413, 1438, 1451, 1499, 1501, 1563, 1564, 1566, 1567 – и только на одиннадцатый раз в 1569 уговорили Польшу, за 168 лет уговоров!

Нам нужна была польская военная помощь – не только чтобы освободить Полоцк, но чтобы вообще остаться существовать. Ведь Иван Грозный только что захватил власть в своей Орде, подчинив Москве Астраханское, Сибирское и Казанское царства – и его мощнейшее войско более чем наполовину состояло из татар этих царств. Попытки Твери, Новгорода и Пскова также себя обезопасить в союзе Речи Посполитой – были Москвой кроваво подавлены, и нас ждала эта же участь.

Поляки понимали, что захват Москвой ВКЛ создает огромнейшую угрозу самой Польше – ведь ее Орда сожрет точно так, как сожрала Тверь, Новгород, Псков, Полоцк – и пыталась поглотить ВКЛ. Но даже в этой ситуации поляки постарались «нажиться» и вынудили ВКЛ при создании Речи Посполитой передать полякам почти все земли русинов-украинцев. Краков пытался в этой ситуации «разжиться» землями ВКЛ, но, поскольку земли западных балтов Литвы-Беларуси никогда ранее не входили в состав Польши, то предметом требований стали земли Руси-Украины, которые еще с X века действительно на время захватывались поляками и становились частью Польши (Галиция и Волынь, то есть Королевство Русь).

Фактически вышло, что ВКЛ – дабы с помощью поляков освободить Полоцк от Орды-Московии – отдало полякам Украину – чем предало украинцев (русинов). В отличие от ВКЛ, в Польше с русинами-украинцами «особо не церемонились», их смело пытались полонизировать, так как русин Галиции был на порядок более похож в языке и культуре на ляха Кракова, чем литвин-беларус – дзекающий западный балт со своей балтийской культурой. Украинцы ответили полякам национально-освободительной борьбой, а беларусов-литвинов ВКЛ, их предавших ради спасения Полоцка, видели не просто союзниками ляхов, но предателями.

При этом в Речи Посполитой беларусы ВКЛ в полной мере сохраняли свою Государственность (государственный язык, законы страны в лице Статутов ВКЛ, армию ВКЛ, национальную валюту талер, своих национальных правителей в лице канцлеров-беларусов ВКЛ и пр.), а Украина в Польше и малейшего намека на это не имела.

В итоге поляки с большим трудом помогли нам вернуть Полоцк через 17 лет оккупации Иваном Грозным, который все его население поубивал в жутчайших казнях. Но вот через 100 лет жадность поляков, забравших у нас за это благое деяние Украину и лишивших ее всяких прав государственных и национальных, по самой Речи Посполитой и ударила с учетверенной силой: теперь уже украинцы восстали против Польши, а новый царь Москвы нашел это удачным поводом для разгрома Союзного Государства поляков и беларусов. Вместе с многотысячными полками казаков Украины он шел ликвидировать Речь Посполитую – и казаки с нами, литвинами-беларусами, осознанно воевали как с союзниками поляков, да к тому же и предателями Украины.

И вот зная этот контекст эпохи, кажется понятной ненависть украинских казаков к нашей Литве-Беларуси. Например, на сайте «Всебелорусского объединенного казачества» в разделе «Белорусское казачество в ХV-XVII веке» приводятся только набеги со стороны казаков Украины, выдаваемые за «первые следы белорусского казачества». Обращаю внимание, что до создания Речи Посполитой казаки Украины никогда к нам не вторгались, и теперь эти вторжения являлись борьбой Украины за свободу от Польши и желанием привлечь к ней и наше население – которое поляками, вообще-то, не угнеталось, в отличие от украинцев. На сайте пишется:

«Первое выступление казаков в Белоруссии произошло в 1590 году, отряд под командой Матюши, пополненный местными крестьянами и горожанами, разорял дворы магнатов Хоткевичей и даже взял Быхов. Восстание под руководством Криштофа Косинского (1591-1593 гг.) тоже нашло отклик в Белоруссии, преимущественно в Могилевском и Минском воеводствах. В 1595 году в Белоруссию пришел казацкий отряд Северина Наливайко, который быстро вырос за счет прилива белорусского населения. Повстанцы взяли Петриков, Слуцк, Могилев, Давид-Городок, Туров, Лахву, Пинск. В 1595 году состоялась Буйничская битва, где две тысячи казаков не дали себя одолеть 18 тысячному войску литовских феодалов».

Однако это – откровенное нападение со стороны Украины, и сии «литовские феодалы» в лице тех же Хоткевичей – это чистой крови самые настоящие БЕЛАРУСЫ. Ибо никаких иных «литовских феодалов» (в лице жемойтов или аукштайтов) тут НИКОГДА НЕ БЫЛО. А фамилия на «-ич» - «визитная карточка» любого беларуса в экс-СССР, в России и Украине фамилий на «-ич» не существовало.

Вообще же ДЕМАГОГИЯ ПОРАЖАЕТ: согласно авторам сайта, у нас тогда страна состояла из «белорусского населения» и «литовских феодалов». Надо полагать, жемойтов и аукштайтов, а «беларуских феодалов» у нас не было. На самом деле на территории Беларуси НИКОГДА не существовало НИ ОДНОГО ФЕОДАЛА жемойта или аукштайта. А в самой Жемойтии и Аукштайтии, согласно Переписи Войска ВКЛ, в начале XVI века более 80% шляхты являлась беларусами (с фамилиями на «-ич»), в середине XVI века – около 60% (при росте национального сознания у тогда неграмотного и туземного жемойтского населения – стало у жемойтов постепенно появляться и свое дворянство, которого до XVI века ВООБЩЕ НЕ СУЩЕСТВОВАЛО). При этом крупных феодалов народы жемойтов и аукштайтов так никогда и не родили (как не было даже в Жемойтии и князей этой национальности с именами на «-с»). Жемойтией правили магнаты беларусы, поляки, пруссы, немцы – и ни один жемойт не был магнатом даже в своей Жмуди. Поэтому заявления о том, что «беларуским населением» правили «литовские феодалы», - абсолютно равнозначны по своему АБСУРДУ таким же заявлениям, что, дескать, «украинским населением» правили «цыганские феодалы».

На сайте: «Казаки неоднократно приходили в Белоруссию и в последующие годы, способствуя активизации крестьянской борьбы. Известны казачьи выступления в 1613 году на Пинщине и в других восточных волостях. Возникновению их содействовало пребывание здесь казацких отрядов. На крестьянские выступления, поддержанные казаками, жаловалась шляхта на литовских сеймиках в 1615-1617 гг.».

Однако эти «литовские сеймики» - это сеймы беларуского народа, который тогда назывался литвинами, и речь идет именно о беларуских городах, а не о чем-то ином.

На сайте: «Местное население активно вливалось в казацкие отряды. Мещане Пинска, Мозыря, Бобруйска, Бреста и других городов вместе с казаками и крестьянами мужественно защищались от шляхетских войск».

Это демагогия – ибо «шляхетские войска» и являлись войсками Беларуси, весь их личный состав – беларусы, они учтены в Переписи Войска ВКЛ, а Войско ВКЛ – и было нашей армией (на 95% Войско ВКЛ состояло из беларусов с фамилиями на «-ич»).

На сайте: «Зборовский договор Хмельницкого с правительством Речи Посполитой (1649 г.) привел к временному ослаблению казацкого движения в Белоруссии. Однако хотя казацкие войска в связи с этим были отозваны из Белоруссии, а вдоль левого берега Припяти расставлены заградительные отряды Радзивилла, белорусы не сложили оружия и продолжали бороться против своих угнетателей».

Каких «угнетателей»?!

Повторяю, сам канцлер ВКЛ Радзивил – это беларус, а не жемойт или аукштайт (ни слова на языке этих народов нынешней Республики Летува не знал). В общем, старая басня – мол, беларусы боролись против угнетавших их беларусов.

При этом угнетателями были для нас как раз пришлые из Украины банды, которые нас разоряли и убивали.

ВКЛ официально было государством беларусов, имело Статуты на нашем языке, государственным языком ВКЛ оставался беларуский, нами правили канцлеры-беларусы, все войско ВКЛ было беларуским. В чем же тут «национальное угнетение»? И чего еще надо было беларусам? Мы обладали в ВКЛ ПОЛНОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ СВОБОДОЙ И ПОЛНОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬЮ. Всего этого не было у украинцев в Польше – но не следует фантазировать, что этого не было у беларусов в ВКЛ. До последнего дня Речи Посполитой (за все 226 лет ее существования!) у нас не нашлось ни малейшего повода устраивать восстания против братской и равноправной Польши – и ни одного такого восстания история не знает. Хотя за 122 года пребывания в составе России мы трижды устраивали общенародные антироссийские восстания. Уже сам этот факт ярко показывает, КОГО ИМЕННО беларусы считали своими национальными угнетателями: Россию, а не Польшу. Об этом же писал в своей «Мужицкой правде» и Кастусь Калиновский. Россия не только лишила нас государственности, наших Законов и нашей Армии, но разогнала национальное дворянство и поработила наше крестьянство в крепостное право, запретила нашу униатскую веру и богослужения на нашем языке, запретила сам наш язык и книгоиздания на нем. Ничего подобного в отношении нас никогда не позволяла себе Польша.

Кстати, эта ошибка – и у всех российских историков: они тоже беларусов ставят в один ряд с украинцами как «жертв польского угнетения». На самом деле беларусы не только не угнетались Польшей, но предали Украину (отдав ее из ВКЛ в польское угнетение) и являлись союзниками поляков в национальном угнетении Украины. В том числе воевали против восстаний Украины в Речи Посполитой.

В советский период этот важнейший нюанс намеренно прятали, так как он катастрофически мешал нелепой пресловутой басне про «братство трех восточно-славянских народов» и «освобождение Россией украинцев и беларусов от польского гнета».

Мой вывод таков: попытки украинского казачества перенести восстания против Польши на нашу территорию – не являются примерами якобы «создания беларуского казачества», так как противоречили национальным интересам нашей страны ВКЛ-Беларуси – и нашего народа литвинов (беларусов), а потому не имели и не могли иметь поддержки в народе. Мы не видели себя, подобно украинцам, «угнетенными Польшей», хотя это нам пытались навязать отряды казаков, постоянно врывавшихся на наши территории и занимавшихся тут созданием Смуты. Они подбивали к расколу между ВКЛ и Польшей, воевали против нашей армии беларусов, грабили наши города и села. Это, конечно, не может являться целью существования «беларуского казачества», так как с беларуской точки зрения это – чистой воды разбой. А у настоящего казачества целью является служение Стране, ее Народу и охрана их от как раз такого бандитизма. Так что тут «концы с концами не сходятся».

И второй главный нюанс в теме: казачество появляется только тогда, когда оно официально оформлено Государством как нечто сущее в стране. В ВКЛ такого не было. Как никакого «беларуского казачества» не существовало и в период нашей российской оккупации 1795-1917 гг. Поэтому всякие ссылки украинских коллег на действия у нас их казацких отрядов, привлекавших местное население, не показывают создания «беларуского казачества», ибо оно ФАКТИЧЕСКИ И ЮРИДИЧЕСКИ НЕ СУЩЕСТВОВАЛО. Подтверждать создание «беларуского казачества» должны РАЗРЕШЕНИЯ на это со стороны наших властей (ВКЛ и после 1795 года России), но ни одного такого разрешения нет.

Одно дело – вот есть Казачье войско Донское со столицей в Новочеркасске. Другое дело – когда в «СБ» Юрий Жыгимонт пишет, что Чаусы – якобы столица беларуского казачества. Но разве когда-нибудь – даже в составе Российской империи – тут было некое «Казачье войско Чаусское»? Никогда такого не существовало и существовать в принципе не могло.

*     *     *

Только сегодня в Беларуси казачество стало реальностью – и если это многие находят важным, то Слава Богу. Но пусть при этом они будут все-таки БЕЛАРУСКИМИ казаками по своей национальной сути, а не украинскими или российскими. Пусть говорят на беларуском языке (а не на иностранных украинском или русском), пусть признают ВКЛ как свою страну предков, как наше государство. Ведь украинские казаки находят истоком Киевскую Русь, российские – Московию, а наши казаки должны истоком находить ВКЛ – наше великое и славное Беларуское Государство (великое и географически, ибо было некогда самым большим в Европе), родившее и Франциска Скорину, и Льва Сапегу, и вообще все наши основы нации. Все это – и есть содержание понятия «беларуский» - как части понятия «беларуский казак».

Информация