ТЕЛЕГОНИЯ: ЭФФЕКТ ПЕРВОГО САМЦА

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №6, 2007

 

О феномене телегонии мы однажды уже рассказывали (№4, 2003). По просьбам читателей мы возвращаемся к этой интереснейшей теме.

 

 

РАЗГОВОР НА ГРАНИ ПОЛУЗАПРЕТНОГО

 

Существует ли «эффект первого самца»: первая половая связь женщины неотвратимо отражается на ее последующих детях, рожденных от других мужчин? Надо ли уважать законы телегонии, хотя о них упорно умалчивают? Разговор начнем с заметки Анатолия НИКОЛАЕВА, опубликованной в газете «Континент»:

 

«Дело было в далекой молодости, я тогда дружил со студенткой Московского университета, биологом. - Ты знаешь, – говорит она как-то мне, – на биофаке большой скандал. Наша одна аспирантка – из весьма элитной семьи – родила негритенка.

 

– Подумаешь, невидаль, – с видом знатока сказал я, – но отчего скандал? По-моему, негров в нашем МГУ столько, что вполне могут родиться дети не только у аспиранток.

 

– Дело в том, – сказала моя знакомая, – что у этой мамы-аспирантки совершенно белый муж, тоже какой-то аспирант, и мама клянется и божится, что не изменяла ему. И медики встали на защиту несчастной аспирантки, такое, дескать, в природе бывает.

 

Дальше все-таки выяснилось, что у героини до белого мужа был сокурсник-любовник – негр, с которым она прожила несколько лет. И только тут биологи вспомнили о давно забытой и высмеянной официальной наукой телегонии, которая имела нахальство утверждать, что на потомство самки влияют, в той или иной форме, все предыдущие мужья, вне зависимости, были ли от этих браков дети или нет...

 

...Через некоторое время я попал в больницу, надо было удалить гланды. Мой сосед, парень моего возраста, оказался страстным любителем голубей. Делать было нечего, мы болтали, и я ему рассказал эту историю.

 

– А что, тут ничего удивительного и нового для меня нет, – сказал голубятник. – Мы об этом хорошо знаем. Если сизарь (непородистый голубь) «потоптал» породистую голубку, мы ее сразу же убиваем, потому что даже при самом элитном ее «супруге» у нее будут теперь одни «чиграши», то есть нечистопородные дети: то перышки в хвосте не те, то цвет клюва, то еще что-нибудь. В общем, бросовый товар, порода нечистая.

 

Прошло довольно много лет, и как-то в командировке я встретил ветеринара, практикующую на селе. Разговор пошел извилистыми путями и вышел наконец на тему искусственного оплодотворения. Тему, тогда почему-то очень модную в научно-популярных и медицинских журналах.

 

– Но ведь это явно противоречит природе и наверняка штука вредная? – спросил я ветеринара.

 

– Конечно, просто об этом запрещают громко говорить и писать. Ведь это экономически очень выгодно. Один бык естественным образом может обслужить 50, ну, от силы 100 коров, а искусственным – чуть ли не 1500, ну а что при этом чуть ли не 30% рождается уродов, а многие коровы после первого «сеанса» вообще отказываются «выходить замуж» естественным путем, об этом все стараются не говорить.

 

– Ну а как вы насчет телегонии? – спросил я.

 

Дама замялась.

 

– Кстати, – сказала она, – вы знаете, во Франции проводили опыты с тремя женщинами по искусственному оплодотворению. С согласия мужей женам было сделано оплодотворение, и, самое интересное, дети оказались больше похожи на своих юридических отцов, а не на фактических доноров, от которых была взята сперма.

 

После всего этого я не поленился и заглянул в старый энциклопедический словарь, где узнал следующее. Приятель Чарльза Дарвина лорд Мортон под влиянием идей своего знаменитого друга тоже решил заняться биологией. Он «выдал замуж» свою чистокровную английскую кобылу за жеребца-зебру. Потомства не получилось, но, «выйдя замуж» через какое-то время за жеребца английской породы (как и она сама), кобыла принесла жеребеночка – «англичанина», но с явными следами зебряных полос на крупе.

 

Лорд назвал это явление телегонией, чем очень расстроил гуманистов и прочих людей доброй воли, которые тут же заявили, что все это попахивает расизмом, шовинизмом и потому лженаучно. С тем эта тема и умерла, хотя часто будоражит воображение...»

 

Добавим к этой заметке следующие факты. Явление телегонии было обнаружено около 250 лет назад. Одними из первых его исследователей были современники Ч. Дарвина – профессора Флинт и Ф. Ле-Дантек. Последний описал телегонию в книге «Индивидуальная эволюция, наследственность и неодарвинисты» (М., 1899). 24-я глава этого труда так и называется: «Телегония или влияние первого самца». Сразу же остро встал вопрос: распространяется ли открытое явление на людей?

 

В результате многочисленных исследований, проводившихся (в том числе и на Западе) до 1960-х годов, было установлено, что эффект телегонии распространяется и на людей. Причем оказалось, что наследуются не только внешние признаки первого полового партнера, но в определенных случаях и его болезни, в частности венерические, психические заболевания, заболевания крови.

 

Итак, телегония – это не лженаука, а «засекреченная наука».

 

 

Мнения ученых

 

Научное разъяснение этого явления дает Любовь КУРИЛО – доктор биологических наук, профессор, руководителю лаборатории генетики нарушений репродукции Медико-генетического научного центра РАМН:

 

«О явлении телегонии говорят давно... Это явление определяют как влияние оплодотворения и беременности от первого полового партнера на признаки потомства последующих беременностей от других партнеров. В переведенной с французского книге Ф. Ле-Дантека «Индивидуальная эволюция, наследственность и неодарвинисты» говорится: «...между коннозаводчиками существует довольно распространенное мнение, что первая случка (если она сопровождалась оплодотворением) может иметь влияние на последующие в том смысле, что потомство от этих последних кое-что заимствует от первого отца...»

 

Далее автор приводит цитируемый Ч. Дарвином пример со свиньей: при случке с боровом той же породы развились поросята с признаками породы родителей (белые с черными пятнами). Но когда эта самая самка однажды была покрыта кабаном, родились поросята-помесь. При дальнейших случках свиньи с боровом той же, что и она, породы рождалось потомство, среди которого попадались поросята одноцветной каштановой (как кабан) шерсти.

 

Затем рассматривается широко обсуждаемый в прошлом веке случай с кобылой графа Мортона: «Рыжая кобыла, имеющая 7/8 арабской крови и 1/8 – английской, была покрыта в 1815 году кваггой (род зебры, менее полосатой) с рождением помеси. В 1817-м, 1818-м и 1823 годах кобыла была покрыта жеребцом ее породы, но рожденные жеребята были так похожи на кваггу по жесткости шерсти, масти, темным пятнам и темным полосам вдоль хребта, по плечам и задним частям ног, как если бы у них было 1/16 крови квагги».

 

Ле-Дантек комментирует: «Нельзя допустить, чтобы побочные дети не имели никаких признаков мужа их матери, если эта последняя хотя бы раз была оплодотворена им... И ребенок, родившийся от женщины, у которой ранее было много детей от разных партнеров, может иметь признаки ото всех этих предыдущих отцов...» Ле-Дантек объясняет такую возможность (он ее определяет как телегонию) следующим образом:

 

«...Сама мать, как и ее половые элементы, вследствие произошедших изменений во время длительной беременности, приобретает много признаков отцовской породы и сохраняет их на довольно долгое время... Эти признаки входят в категорию... видовых, то есть специфически приобретенных, но морфологически скрытых признаков (как сходство между длительно живущими друг с другом супругами). Может быть и то, что в последующие беременности скрытые изменения при первой беременности проявляются, приурочивая условия беременности следующей к условиям беременности предыдущей. Считают, что ребенок, развившийся от яйцеклетки донора, может быть похож не только на «мать по наследству», но и на ту, что выносила его...» (Ле-Дантек, 1899).

 

Считаю необходимым отметить точку зрения другого специалиста, современника Ле-Дантека, – Деляжа, который писал в своей монографии («Le structure du protoplasma et I'heredite et les grands problemes de la biologie general». Paris, 1895), посвященной проблемам биологии: «В конце концов влияние первого отца проявляется в качестве редкого исключения в фактах, которые, наверно, были бы признаны, если бы не было так трудно их теоретическое объяснение. Но так как его можно объяснить только при помощи гипотез, мало согласующихся с позитивными физиологическими фактами, то против действительности существования телегонии возникает столько сомнений, что их до сих пор не может устранить даже и формальное доказательство». То есть Деляж был ближе к истине, чем Ле-Дантек.

 

В литературе того времени приводится немного фактов (вернее, мнений о телегонии). Все они – констатация скорее мнения, чем научно обоснованных фактов. В прошлые века такие научные доказательства, в том числе и отцовства, и наследования определенных признаков, которые можно представить сейчас, получить было нереально из-за соответствующего уровня знаний и технических возможностей исследований. Поэтому констатация наблюдений, касающихся рождения потомства с признаками, не свойственными родителям,– это еще не доказательство существования телегонии.

 

Уже тогда были открыты фундаментальные законы наследственности Грегором Менделем, но их значение не было оценено. Лишь в 1900 году эти законы были переоткрыты (де Фризом, Корренсо и Чермаом). С этого времени началось систематическое исследование механизмов наследования.

 

Ле-Дантек под термином «телегония» вначале подразумевает влияние на последующее за первым потомством первого самца, но затем он говорит о телегонии от всех других партнеров самки. Более того, Ле-Дантек сравнивает механизмы проявления телегонии со сходством, возникающим у длительно живущих друг с другом супругов. О каком сходстве, морфологическом, психологическом и т. п., говорит автор – не ясно. Ле-Дантек, не приводя никаких доказательств, утверждает возможность заимствования ребенком, рожденным после переноса яйцеклетки другой матери, признаков не только от своей – биологической матери, но и от той, что его выносила. Опять-таки в главе о телегонии приведены размышления о наблюдениях (кстати, не ясно – на человеке или млекопитающих), не подкрепленных никакими фактами.

 

Если же интерпретировать приведенные примеры со свиньей и кобылой графа Мортона, можно сказать о том, что нельзя исключить в этих случаях возможность проявления у потомков признаков отдаленных предков. Домашние свиньи произошли от дикого кабана... По-видимому, не исключено и наличие доли крови квагти от предков – у рыжей кобылы графа Мортона.

 

Каким образом сперматозоиды первого партнера могли влиять на не его биологических потомков? Через половые клетки матери, которые защищены фолликулярным барьером и гематоовариальным барьером в целом? К тому же по времени разделенные на годы.

 

Можно допустить, что некоторые наблюдения, породившие предположение о существовании телегонии, в действительности были проявлением редкого в биологии, но реально существующего явления физиологической консервации спермы в половых путях самки. Научно обоснована возможность длительного сохранения жизнеспособности и пригодности к оплодотворению сперматозоидов в половых путях самки – явление биологически важное, интересное, малоизученное, ждущее своих исследователей. Явление несравненно более загадочное, перспективное для наблюдений, чем разговоры о телегонии.

 

Физиологическая консервация спермы описана практически у представителей всех классов позвоночных животных и у человека. Длительность и место сохранения в репродуктивном тракте самки, не утратившей оплодотворяющей способности спермы, варьируются в зависимости от вида животного: у птиц от нескольких до 70 – 80 дней, у млекопитающих – от нескольких дней до нескольких месяцев. Не исключено, что какие-то из случаев, объясняемых учеными прошлых веков явлением телегонии, на самом деле произошли вследствие оплодотворения уже имеющейся в половых путях самки спермой, сохраняющейся от предыдущего партнера, при наступивших благоприятных для овуляции или оплодотворения яйцеклетки условиях».

 

Увы, должен заметить, что предположение о «консервации спермы» выглядит совершенно ненаучно, ибо при телегонии речь идет вовсе не о том, что происходит оплодотворение «старым» сперматозоидом. Оплодотворение происходит как раз сперматозоидом нового самца, да вот ребенок отчасти сохраняет черты первого самца. А если бы, как пишет профессор Курило, была «консервация спермы», то мы видели бы в потомстве не помесь, а чистокровных потомков первого самца.

 

Свое иное предположение о природе телегонии высказал врач Борис БЛЕСТКИН:

 

«Рождение у родителей европеоидной расы ребенка с признаками негроидной расы обусловлено совмещением имевшихся у каждого из супругов рецессивных, отвечающих за внешность человека генов, унаследованных от своих очень далеких негроидных предков. Около 8 тысяч лет назад от слияния белой и черной рас образовались семитические народы: египтяне, арабы, финикийцы, халдеи, евреи.

 

В связи с этим вероятность наследования рецессивных генов негроидной расы от далеких предков у наших современников, относящихся к белой расе, не так уж мала. Так что студент-негр, с которым была ранее в половой связи аспирантка, «не виновен» в рождении ребенка с признаками негроидной расы.

 

Подсознательный аспект выбора аспиранткой в качестве полового партнера негра, а не кого-либо своей расы может быть «предположительно» истолкован наличием у нее этих рецессивных генов, доставшихся от предков.

 

Беспорядочные половые связи, как было замечено еще в древние времена, способствуют вырождению, деградации людей. Древние религии, в частности христианство, мусульманство, в этом вопросе были и остаются строго принципиальны, требуя духовно обоснованной половой сдержанности. Современная вирусологическая наука подтверждает эту позицию: в настоящее время установлено более 50 видов медленной вирусной инфекции, циркулирующей между жителями суши, ряд из которых могут способствовать возникновению врожденных уродств и приобретенных заболеваний. В последние годы установлена причинно-следственная связь между вирусной инфекцией и сахарным диабетом 1 типа, острым лейкозом, коллагенозами, шизофренией, раком, рассеянным склерозом и другими. Один из наиболее изученных видов медленной вирусной инфекции – СПИД.

 

Так что проблема духовно-нравственной сдержанности, чистоты в половом вопросе – это не проблема «стакана воды». Она носит весьма практический – рациональный характер, определяя здоровье и силу потомства и, опосредованно, здоровье всей нации».

 

И это предположение тоже умозрительно, ибо игнорирует половую связь с негром и допускает, что без этой связи у любой пары европеоидов сам собой может родиться негритенок. Должен также заметить, что белая раса вовсе не произошла от негритянской расы, как и лошади не произошли от зебр.

 

Другой российский ученый Владимир БАРАБАШ, профессор, доктор медицинских наук, признает существование телегонии, но, правда, дает явлению неубедительное объяснение:

 

«Россияне на протяжении всей своей истории были предельно нетерпимы к тем, кто допускал не регламентированные государством, церковью и моралью сексуальные отношения. Причем здесь действовал двойной стандарт: неженатому парню и даже женатому мужчине такие отношения прощались, но девушке или женщине – никогда. Вспомните жестокие сцены из книг Короленко или Помяловского: падшую девушку или женщину под улюлюканье и проклятия толпы обнаженную гнали по деревенской улице. Несчастной, изгнанной из деревенской общины, ничего не оставалось, как идти в монастырь и до конца жизни замаливать свой смертный грех. Причем заметьте: грех, которому сограждане не находили никакого оправдания.

 

Наши предки действовали, исходя из инстинкта самосохранения, продолжения своего рода, сбережения генофонда народа. Не буду углубляться в сложные проблемы наследственности. Скажу лишь, что наши предки априорным путем знали: первый в жизни женщины сексуальный контакт оставляет в системе генетической наследственности след до конца ее жизни. И не только потому, что в организм попадают гормоны и сильно действующие ферменты, которые изменяют механизм наследственности до конца детородного периода. Происходит также сильное стрессовое воздействие на психику, а через нее – опять же на систему психической наследственности и иммунитета.

 

Одним словом, обычай наших предков требовать невинности невесты до замужества вовсе не был средневековым предрассудком. Это было проверено веками и закреплено жестким требованием церкви: «Не прелюбодействуй». Церковное требование гарантировало сохранность генетического фонда народа, генетическую совместимость мужа и жены, исключало наследственные болезни, вырождение рода и т. д. Вот сколько чисто медицинских функций предполагала всего одна Божья заповедь!»

 

Ученый дал феномену странное «объяснение»: «в организм попадают гормоны и сильно действующие ферменты, которые изменяют механизм наследственности до конца детородного периода». На самом деле гормоны и ферменты не передают генетической информации отца.

 

 

Скрытая биология

 

На мой взгляд, телегония тесно связана с другим потрясающим феноменом – феноменом однояйцовых близнецов. Эти близнецы не только идентичны биологически, но поразительно идентичен и их жизненный путь. Особенно впечатляет сравнение таких близнецов, разученных в детстве и живущих без знания друг о друге в разных местах планеты. У них те же самые привычки и вкусы, у них в один день оказывается вросшим ноготь на том же самом пальце ноги, они умирают в один день.

 

Ранее в статьях об однояйцовых близнецах я объяснял этот феномен тем, что он возможен, только если мы живем в виртуальной среде, а у этих близнецов одна МАТРИЦА на двоих (то есть некая структура-программа, управляющая в виртуальной среде жизнью организма).

 

Феномен телегонии тоже из этого ряда: телегония возможна, только если мы обитаем в виртуальной реальности. И суть телегонии в том, что при первом спаривании формируется Матрица зародыша, а при спаривании с последующими самцами эта Матрица служит как бы образцом для создания новых матриц. Вот по этой причине первый самец для самки «оставляет в системе генетической наследственности след до конца ее жизни», как выразился профессор В. Барабаш.

 

Для многих мысль о том, что мы обитаем в виртуальной реальности, кажется фантастической (хотя в Библии ясно написано, что Творец нас создал именно как виртуальную реальность). Но давайте взглянем, а как бы мы сами организовали передачу наследственных черт для существ в создаваемой НАМИ виртуальной среде.

 

Предположим, мы создали виртуальный заповедник с виртуальными животными. Они едят свою виртуальную пищу, ходят по виртуальной траве и греются в лучах виртуального солнца. Обмен виртуальных веществ в их организмах осуществляется работой Процессора, который сегментирован на Матрицы – каждым виртуальным организмом заведует своя личная Матрица. И вот виртуальный самец и самка вступают в связь – как и на каком этапе Процессор должен создать новую Матрицу для потомства? (Или душу, другими словами.)

 

Отдельная Матрица появится у ребенка только при его рождении, а пока зародыш находится в теле матери, его Матрица является частью Матрицы матери (ибо это пока один общий организм). Облик ребенка в виртуальной среде определяется вовсе не генами родителей, а их Матрицами (которые и определяют гены).

 

Теперь представим ситуацию, что беременность была прервана. В таком случае Матрица ребенка в некоем незавершенном состоянии продолжает присутствовать в Матрице матери как ее часть (ибо пусть ребенок и умер, но он еще не имел своей Матрицы). Коитус с новым самцом приводит к тому, что снова включается незаконченный механизм развития Матрицы не рожденного первого ребенка.

 

Кстати, согласно этой концепции, телегония возможна только тогда, когда была беременность (прерванная в том числе). И это означает в случае с аспиранткой, родившей негра (с чего мы начали статью), что она не просто имела с негром половую связь, но и делала от него аборт.

 

К сожалению, эта важная деталь не была указана, но она, обращаю внимание, объясняет специфичность проявления телегонии у людей: эффект телегонии у нас «срабатывает» тогда, когда женщина делала аборт от первого партнера. Если же аборта не было, то нет и телегонии – хотя многие авторы ошибочно связывают телегонию вообще с любой половой связью, порицая «распущенность нравов». На самом деле порицать надо аборты.

 

Уверен, что многие биологи станут мне возражать: мол, только невежественный человек сегодня не знает, что наследственные признаки передаются генами.

 

На самом деле это – чудовищный миф. Почему у сына, разлученного с рождения от отца, похожий почерк, те же привычки и пристрастия? Нет таких генов, которые бы это передавали. Почему разлученные однояйцовые близнецы пьют ту же самую марку пива и болеют за ту же команду? Какие «гены» это передают?

 

Ясно, что это диктуется на уровне Матриц, а не генов. Точно так у животных сложные модели поведения передаются на уровне Матриц, а не на генетическом уровне. Например, у бобра нет такого гена, который бы ему указывал, какой сорт древесины выбирать для своей плотины, какую архитектуру должна иметь плотина и т.д. Ген В ПРИНЦИПЕ не способен хранить и передавать информацию, не касающуюся построения самого организма.

 

В рамках этой концепции кажется нелепым предположение генетиков о том, что сперматозоид несет в себе всю наследственную информацию отца, включая его почерк, привычки и манеры. На самом деле сперматозоид – это только МАРКЕР, указывающий на Матрицу отца как основу для создания Матрицы ребенка.

 

Если бы было иначе, то все дети одних родителей были бы НА ОДНО ЛИЦО, как близнецы. Ведь гены-то у них вроде бы те же самые! А в реальности похожи друг на друга как две капли воды только однояйцовые близнецы (имеющие одну Матрицу на двоих), а вот остальные близнецы отличаются внешне тем больше, чем больше разрыв во времени между их рождением (минуты, часы). Дети, родившиеся с промежутком в несколько лет, еще более не похожи.

 

Генетики это объясняют тем, что ребенок мог унаследовать от родителей и бабушек-дедушек тот или иной набор генов. Но, во-первых, и с этим объяснением все равно выходит, что родители могут родить только детей нескольких типов внешности – когда на самом деле такого твердого закрепления вовсе нет (не родятся близнецы с разницей в несколько лет!). А во-вторых, этот «разброс набора генов» не наблюдается при рождении близнецов – ибо рождаются при множественных родах именно близнецы, а не дети с разными наборами генов.

 

Предположу, что облик ребенка определяется состоянием Матриц его родителей в момент зачатия. Через неделю при зачатии облик ребенка был бы уже немного другим, через полгода – уже частично другим, через несколько лет – вообще другим. И поэтому дети, рожденные с промежутком в год, весьма похожи друг на друга, а с промежутком в несколько лет – уже мало похожи. И сей факт напрочь разбивает мифы генетиков – генетики вообще отказываются видеть эту очевидную закономерность. А вместо этого умозрительно фантазируют, что, дескать, дети одного периода зачатия наследуют гены мамы, другого периода – уже наследуют гены бабушки, третьего – гены прапрадедушки. Хотя никто из генетиков так и не доказал эту выдумку, даже намека нет на существование такого «дрейфа по генам предков» в течение жизни супружеской пары.

 

Зато налицо тот факт, что облик ребенка определяется вовсе не «генами далеких предков», а вполне конкретным состоянием Матриц родителей. Вот типичный пример: отец оставляет в центре репродукции свою сперму, от нее рождается у матери сначала один ребенок, а через год – еще один. Казалось бы, от той же самой спермы должны родиться близнецы. Нет – дети были бы близнецами, если бы родились в одно время, а так – они имеют разный облик. То есть, сперматозоид – только маркер, указывающий на Матрицу отца.

 

И другой пример (о нем пишет кандидат медицинских наук А.Е. Сахаров из Москвы в брошюре «Эмбрион» (М., 1995)): отец умирает, но его сперма все еще находится в центре репродукции. От нее у матери будут теперь рождаться дети, которые гораздо в большей степени похожи (но даже в этом случае не являются близнецами, ибо Матрица отца пусть и «остановлена» в своей жизни, но вот Матрица матери все равно развивается). Сахаров, естественно, таких объяснений не дает, а только делится своими наблюдениями.

 

Ну и самое интересное: Сахаров пишет, что у спермы наблюдается странное свойство – со смертью донора она быстро (в сравнении с другой) теряет свои качества, портится. Сам Сахаров называет это «странным фактом, не имеющим пока своего научного объяснения». Хотя факт не более странный, чем другой факт – что все однояйцовые близнецы умирают в один день – пусть даже находятся в тысячах километров друг от друга.

 

Тут уместно вспомнить слова ветеринара из начала этой статьи: «Один бык естественным образом может обслужить 50, ну, от силы 100 коров, а искусственным – чуть ли не 1500, ну а что при этом чуть ли не 30% рождается уродов». Так может быть, эти периодически случающиеся уроды вызваны тем, что донора спермы пустили «на мясо»? И в таком случае его сперма и становится некачественной?

 

Проверить эту взаимосвязь нынешние генетики вполне способны, но – увы – в принципе не хотят, ибо само такое исследование напрочь подмывает их устои, в которых все якобы определяется только генами. Вообразить что-то иное генетики просто не могут.

 

Информация