ЖИТЬ 150 ЛЕТ?

 

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №6, 2006

 

Как сообщает зарубежная пресса, 126-летняя бразильянка претендует на статус старейшей женщины в мире. По информации RankBrasil, бразильского аналога Книги рекордов Гиннесса, Мария Оливия да Силва уже два года считается самой старой жительницей Бразилии. У нее есть документы, доказывающие, что она родилась в штате Сан-Паулу 28 февраля 1880 года, за 8 лет до отмены рабства в стране.

Мария Оливия, принявшая эстафету самой старой женщины в Бразилии от Аны Мартины, скончавшейся в 2004 году в возрасте 123 лет, хотела быть признанной Книгой рекордов Гиннесса в качестве старейшей жительницы планеты. Она живет в скромном деревянном домике в деревне Асторга в южном штате Парана. Родила десятерых детей, еще четырех она взяла на воспитание. У нее более 400 внуков, правнуков и праправнуков.

Да, возраст в 126 лет сегодня воспринимается как нечто невероятное, однако ученые полагают, что в ближайшее время наука продлит возраст человека аж до 150 лет! В этом, в частности, убежден известный британский геронтолог Обри ди Грей, работающий в департаменте генетики Кембриджского университета.

Ди Грей утверждает, что в ближайшие 30 лет появится возможность кардинально увеличить продолжительность жизни человека. "Возможности медицины растут, и мы сможем справляться с проблемой старения так же эффективно, как сегодня справляемся со многими заболеваниями", - говорит он. Он не видит причин, по которым живущие сегодня люди не должны жить 150 лет или больше. Его уверенность основана на работе над проектом, который он назвал "Стратегии управления старением". В ходе исследования он определил семь типов молекулярных или клеточных повреждений, вызывающих старение, каждый из которых "в перспективе можно устранить с помощью технологий либо уже существующих, либо активно разрабатываемых".

Ди Грей привлекает большой интерес и за пределами научного сообщества. Он возглавил новое политическое движение, набирающее силу в Великобритании. Это движение носит название "трансгуманизм", и его ключевая идея заключается в том, что достижения в науке и технологии освободят нас от болезней и старения и дадут нам возможность жить более долгой и здоровой жизнью.

Умеренные сторонники трансгуманизма выступают за широкое применение новых технологий, таких как пластическая хирургия и генная терапия, которые могут улучшить наши физические и умственные данные. Более радикальные трансгуманисты сходятся во взглядах с футуристом Рэем Курцвайлом, который в своей книге "Единство близится" пишет: "В конечном счете, мы сольемся с нашими технологиями: к середине 2040-х годов небиологическая часть нашего интеллекта будет в миллиарды раз мощнее, чем его биологическая часть". Подробнее на эту тему мы писали в материале «2050 год: мы станем бессмертны?» (№5, 2006).

На первый взгляд, продление жизни до 150 лет кажется чудесным достижением. Но на самом деле такое продление жизни порождает массу проблем, порой с катастрофическими последствиями. Перечислю лишь некоторые из них.

1. НА ЧТО ЖИТЬ ПЕНСИОНЕРУ?

Рост числа пенсионеров неизбежно означает уменьшение размеров пенсий. Причем пенсию у нас и так уменьшать некуда - она самая низкая в Европе и составляет всего 100 долларов. Для сравнения: пенсии в бывших соцстранах - Польше, Чехии, Венгрии - составляют 300-400 долларов, а в Германии - 1200.

Кстати, по причине самых низких пенсий в Европе Беларусь (вместе с Россией и Украиной) заслуженно несет звание страны с самым НЕсоциально ориентированным государством. Это подтверждает и средний возраст граждан: в Беларуси - 65 лет, в Польше - 74, в Чехии - 76, в Германии - 78. То есть, чем меньше социально ориентировано государство, тем ниже средний возраст его граждан - связь прямая.

Любопытная деталь: как писала 2 марта 2006 года британская «The Times», англичане тратят на содержание домашней собаки каждый месяц около 330 долларов (всего по стране около 14 млрд. фунтов в год). Получается, что английская собака со своими 330 долларами в месяц живет в три раза лучше, чем белорусский пенсионер, на которого государство дает только 100 долларов. Конечно, это очень обидно - жить человеку в три раза хуже английской собаки.

Но и эти 100 долларов получают только те, кто дожил до пенсионного возраста, а он у нас крайне поднят по сравнению с европейскими странами и фактически равен средней продолжительности жизни. Если продолжительность жизни у нас хоть немного вырастет, придется снижать пенсии.

Есть определенная пропорция: трудящийся человек может из своих налогов содержать 1 пенсионера. Если пенсионеров в два раза больше, то в два раза ниже и пенсии. Крайне низкий уровень рождаемости ведет к снижению числа активного трудящегося населения, и это пока компенсируется только низкой продолжительностью жизни. Ее рост сразу внесет дисбаланс: трудящемуся придется содержать уже 3-5-7 пенсионеров. Ясно, что пенсии в таком случае придется уменьшать в разы.

2. ГДЕ ЖИТЬ ПЕНСИОНЕРУ?

Это второй трудный вопрос. Сегодня в Беларуси на человека приходится всего 18 кв. м (в Польше - 28, Чехии - 37, Германии - 40). Резкий рост продолжительности жизни приведет к «квартирному вопросу», к снижению обеспеченности жильем до 12-10 кв. м.

3. ЧТО ДЕЛАТЬ ПЕНСИОНЕРУ?

Представим себе, что мы стали жить до 150 лет. В 65 лет мы выходим на пенсию - и что делаем оставшиеся 85? Немцы на свои пенсии путешествуют по миру, но наших пенсий на такое не хватит, тем более что они в разы сократятся, о чем уже было сказано выше.

На первый взгляд кажется, что продление жизни до 150 лет вроде бы означает продление и активного периода жизни с выходом на пенсию в возрасте, скажем, 100 или 120 лет. На самом деле это не так: продление жизни существенно не продлевает активный возраст, а продлевает главным образом старость. Трудно себе представить бегающего по полосе препятствий 80-летнего прапорщика, прорывающегося через огонь 100-летнего пожарника или работающего в забое 120-летнего шахтера. В таких профессиях возраст ухода на пенсию существенно не изменится.

Массы пенсионеров отправятся в сферу услуг или в торговлю, но там и так все занято. А не работать - нельзя, так как мизерной пенсии на жизнь не хватит. Пенсионный возраст, таким образом, становится тяжким периодом жизни: люди его будут ждать со страхом и тревогой, с полной неуверенностью в своем будущем.

4. ПРОБЛЕМА ЗАСТОЯ

Фидель Кастро бессменно руководит Кубой 50 лет. Однако это вовсе не кажется рекордом при продлении жизни до 150 лет - в авторитарных странах станет нормой пребывать во главе государства 100 лет и более. Главное - пробиться до власти, а оставаться бессменно у руля страны - только дело техники, и если Кастро доживет до новых технологий геронтологии, то будет править Кубой еще более полувека.

Но отсутствие ротации власти ведет неминуемо к застою, к деградации и к обнищанию масс. Аналогично и в политической элите: при продлении жизни до 150 лет мы еще лет 100 будем видеть в российской Думе одни и те же лица - Зюганова, Жириновского и пр. Они в принципе не дадут дорогу новому поколению политиков. Так же и в науке: если нынешние ученые авторитеты станут жить до 150 лет, то они лет 100 будут тормозить новые научные направления, отстаивая свои концепции - пусть устаревшие и неточные, но за которые получали премии и гонорары от изданных учебников.

Куда ни копни - везде угроза глубокого застоя. А самое плохое - это застой в менталитете народа. У нас и так сегодня всюду ретрограды, воспитанные на идеологии давно мертвого СССР и воспринимающие мир искаженно и неадекватно, в призме давно отживших представлений и призраков «холодной войны». С ростом продолжительности жизни до 150 лет ретрограды становятся главной частью электората - отвергающей все новое, а политики-популисты будут активно эксплуатировать их ностальгические настроения и страхи, заложенные в их сознание пропагандой ушедших эпох. Так же и в других странах. В итоге весь мир обретает огромную инерционность, неспособность к восприятию нового, невозможность адекватно действовать в меняющихся условиях.

5. ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ОБЩЕСТВА

Нелепо ожидать, что люди будут рожать в 60-70 лет. Поэтому при росте продолжительности жизни до 150 лет следует ожидать огромной деформации структуры общества - из-за отсутствия роста рождаемости. За счет продления средней продолжительности жизни население вырастет почти в три раза, но роста молодого поколения (до 20 лет) при этом не будет. Помимо снижения активной трудящейся части населения возникнут трудности с призывом в армию, численность которой традиционно привязана в процентах к численности населения страны.

Конечно, реформы в армии должны привести к ее качественному изменению, когда важна не численность войск, а их качество. Однако следует понимать, что основная часть населения - теперь жители старше 60 лет (они будут составлять 60% населения), и их в армию не призовешь, не мобилизуешь во время войны.

Расширение структуры общества приведет и к новым потенциальным конфликтам интересов. Если раньше речь шла только о «конфликте отцов и детей» (а деды выводились из конфликта по причине их старости и не активности), то теперь общество будет сегментировано на поколения, возможно - и с оформлением своих политический партий на этой основе. Во всяком случае, наверняка главная борьба интересов в обществе будет теперь идти между консерваторами и новаторами, представляющими соответственно старшие и молодые поколения.

В десятки раз вырастет число генералов и всяких бывших министров, получающих повышенную пенсию и медицинский уход лечкомиссии, всякие льготы государства и ежегодный бесплатный отдых в лучших санаториях. Содержать этот аристократический класс «почетных отдыхающих» еще лет 100 до их смерти станет невмоготу трудовому классу. Конфликт неизбежен, вся система льгот будет пересмотрена - но только после такого конфликта, ибо имеющие эти льготы сами никогда от них не откажутся.

Другой конфликт в том, что самыми богатыми людьми станут самые старые люди, что является реальностью сегодня в США и в Европе, а в будущем обретет еще более яркие черты. Я имею в виду рантье, владельцев акций, недвижимости и пр. Пока недовольство таким положением дел у молодых поколений Запада как бы «компенсируется» тем, что богачи-старики все-таки умирают и оставляют наследства. Но если новые технологии геронтологии продлят им жизнь еще лет на 80-100, то никаких наследств молодым поколениям не видать, и тогда конфликты неизбежны.

Напомню, что подобный конфликт на почве перенаселения Европы возник в средние века. Когда новых территорий в Европе не осталось, дворяне делали наследником первого сына, а второму и последующим в люльку клали меч: «Иди с ним и сам найди себе наследство». В итоге эти дворяне без наследства стали слоняться по Европе, пока не придумали себе применения, организуя крестовые походы. Так вот вполне возможно, что не собирающиеся умирать богачи Запада точно так найдут своим обманутым наследникам «применение сил», предложив им новую разновидность каких-то «крестовых походов» - чтобы они «искали наследство» не у них, а где угодно в другом месте.

*     *     *

Конечно, продление средней продолжительности жизни до 150 лет будет иметь и огромные положительные итоги. В первую очередь - это сама победа над Смертью, возможность жить с близкими людьми несоизмеримо дольше, чем сегодня. Возможность познавать мир и заниматься творчеством, возможность сделать в жизни гораздо больше, чем это можно сегодня.

Но… есть одна деталь, которая разочарует многих. Британский геронтолог Обри ди Грей, говоря о создании новых технологий продления жизни, подразумевал их внедрение на Западе, где средние зарплаты и пенсии высоки и позволяют массово пользоваться такими крайне дорогостоящими технологиями. У нас в СНГ на среднюю зарплату можно в частной клинике поставить только две пломбы по 100 долларов; на продление жизни у нашего населения средств нет.

В итоге через 30 лет Запад будут еще больше ненавидеть бедные страны за то, что там люди живут 150 лет, а в бедных странах - только 60-70. Судя по всему, мы - страны СНГ - будем входить именно в группу бедных стран, и право жить 150 лет у нас обретут только высокие чиновники и генералы, которым лечкомиссия будет предоставлять такую услугу бесплатно, за счет собираемых с населения налогов. Плюс - олигархи, крупные бизнесмены и воры в законе - то есть те, у кого деньги есть. Возможно - в качестве награды страны - знатные комбайнеры и медалисты олимпийских игр. А само право жить не 70 лет, а 150 - станет главной Государственной премией, свыше даруемой удостоенным права на удвоение срока жизни. Будут и бурные дискуссии о равноправии людей, заведомо тщетные.

Так или не так в СНГ внедрят эти новые технологии - судить трудно: страны СНГ разные, и в бедных азиатских странах, лишенных Гражданского Общества, такой сценарий вполне предсказуем, причем точно так эти технологии будут внедряться в Иране, Ираке, Пакистане, Индии, Китае. Но все равно факт в том, что остальное наше население вряд ли отыщет деньги для пользования технологиями продления жизни - это десятки тысяч долларов или даже сотни тысяч в рамках терапии за несколько лет. Как и сегодня наше население не имеет средств на операции в рамках пластической хирургии - это кажется чем-то далеким и «из иного мира». Что уж говорить о генной терапии, которая на порядки дороже…

Очередной пощечиной станет ожидаемое известие, что британские обыватели продлевают жизнь своих собак с 12 до 30 лет, тратя на это деньги, адекватные продлению жизни человека. Многие будут возмущаться: это бесчеловечно, мол, чем продлевать жизнь своей собаки, на эти деньги британец мог бы продлить жизнь человека - в том числе какого-нибудь жителя СНГ - с 70 до 150 лет. Однако точно так сегодня рядовой британец тратит на содержание собаки деньги, равные пенсиям трех наших пенсионеров. И никто этим фактом не возмущается, не требует от обывателя-британца вместо собаки содержать наших пенсионеров. Потому что это не его дело, а задача наших государств. И если у нас что-то не получается, то глупо обижаться на британцев.

 

Информация