БИЛЕТ НА ТОТ СВЕТ. Часть 1

 

 


Вадим Деружинский

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Широко известны данные Моуди и других медиков об «околосмертных переживаниях» тех, кто испытал клиническую смерть. Обычно падкие до сенсаций авторы смущают читательскую аудиторию тем фактом, что переживающие клиническую смерть видят своих усопших родственников. Без всяких подробностей.

А подробностями заинтересовались американские ученые Дью и Эриксон. Они устроили проверку, которой не делал ни доктор Моуди, ни авторы других книг, продолжающих его тему. Они проверили, насколько облик усопших родственников соответствовал их предсмертному облику.

Дело в том, что часто переживающие некие видения в клинической смерти видели родственников, которых знали как умерших и не видели несколько лет до их смерти (не побывав даже на их похоронах). Дью и Эриксон задались вопросом: соответствует ли облик этих видений (умерших родственников) тому, как они реально выглядели перед смертью?

Оказалось, что во всех до одного случаях люди видели свою родню так, как она выглядела при последней с ними встрече. Например, в одном из эпизодов попавший в состояние клинической смерти пациент увидел свою сестру - он не видел ее 6 лет, и она ему явилась такой, какой он ее видел 6 лет назад. Но она, умершая за два года до этого события, была больна раком и исхудала до состояния костей и кожи, хотя пациент ее видел «толстушкой», какой она была до болезни.

Исследование Дью и Эриксон показало, что практически все случаи видений в состоянии клинической смерти не демонстрируют новой независимой информации о близких, а только являются отражением того, что имелось в памяти пациентов.

И мне это совершенно понятно. Я многих своих родственников, близких мне людей, живущих далеко от меня, не видел уже много лет, более 15 лет. Некоторые из них умерли от изнурительных болезней, исхудав до невозможности, другие сильно изменились от старости, но я их такими не видел, потому они у меня в памяти другие - какими я их видел в последний раз.

И вот возникает вопрос: что же в таком случае видят люди в состоянии клинической смерти?

Образы своей памяти или нечто внешнее, объективное, что только формируется в восприятии в образе, который существует в сознании?

ВОССОЕДИНЕНИЕ УМЕРШЕЙ СЕМЬИ

 

Можно предположить, что «дух» умерших родственников себя показывает в таком адоптированном к сознанию пациента виде.

Но, как оказывается, меняется не только внешность. В ряде случаев за годы, проведенные вдали от пациента, менялась и психика, и характер родственника. А пациент его видит таким, каким видел последний раз. То есть, это общение вовсе не с покойником, а с самим собой.

Но проблема еще глубже. Дью и Эриксон приводят случаи, когда родители ненавидели детей за их вполне конкретные преступления и прегрешения. А в клинической смерти те якобы видели родителей уже все простившими, хотя прощать иное такое никто не сможет.

Это не только реализация образа родни из своей памяти, это еще и присвоение ей своих взглядов.

В итоге Дью и Эриксон констатируют, что редкие и крайне уникальные для переживаний в состоянии клинической смерти видения родных - не только правилом не являются, но и не отражают никакой другой связи, кроме внутренних переживаний пациента, который ощущает или вину, или эмоциональную связь с покойными. Они являются только продуктом его сознания, а не чем-то внешним.

Это серьезное заявление, которое ставит точку на всей теме опытов Моуди.

Как правило, все, кто участвовал в дискуссии на эту тему, себя рассматривали сторонними наблюдателями. Но мы ведь все люди. Предлагаю себя поставить на место субъекта той темы, о которой мы говорим.

Особенность нашей памяти такова, что мы стремимся помнить только лучшее, а плохое забывается. Так мы и воспринимаем родню - в том ракурсе, как мы ее внутри себя видим. Обычно при смерти близких мы испытываем горечь и печаль, а затем идеализируем покойных в своих воспоминаниях. Но у иных был характер тяжелый, при жизни они нам досаждали. И вот получается, что и на Том Свете они нам будут так же досаждать? При возможности такой встречи ощущаешь порой отнюдь не радость, а видишь возвращение внутрисемейных межличностных конфликтов.

Вот где больная тема. Возможность существования Бессмертия Души подразумевает, что мы с нашими родственниками там неминуемо опять будем вместе жить. А надо ли? Это серьезный вопрос, например, для тех семей, где родители жестоко обращались с детьми и внуками.

Ну и вообще: одно дело, как в нашей памяти сохранились образы наших родственников. Другое дело - кем они в реальности были. И третье дело - что значим мы в их усопшей памяти.

Гитлера умершая бабушка тоже любила, когда он маленьким был. Померла во время его детства. Но вот вопрос: будет ли она его поцелуями встречать, 60-летнего развалину, на Том Свете? Гитлер нравился своей бабушке ребенком, а не 60-летним фюрером с болезнью Паркинсона, угробившим десятки миллионов жизней.

И точно так каждый из нас своим усопшим родным нравился ребенком, а не взрослым человеком и тем более стариком, умирающим от старости.

Мы тут все время пытаемся войти в воды реки, которые давно утекли.

А усложняет вопрос то обстоятельство, что зачастую наши родители умерли, когда для нас действительно деревья были большими, но мы прожили дольше наших молодых родителей. И получается, что деревья большие для умерших молодыми родителей, а не для нас, доживших до старости.

С кем мы на Том Свете будем встречаться? Найдем ли с ними общий язык? Найдет ли общий язык 70-летний человек, который на Том Свете встретится со своей матерью, умершей в 17 лет при родах? О чем они вообще говорить будут?

Наверно, ничего, кроме разочарования, такие встречи не дадут.

Но они и никогда в принципе не возможны.

Душа человека не Земле за несколько десятилетий претерпевает жуткие изменения: от ребенка - к юноше, зрелости, старости, ветхости. А Там все статично: ничего не движется, не развивается, ибо лишено тела и конца в виде смерти. А раз нет конца, то нет и логики, как нет и порядка. Это хаос.

Трудно сопоставить то простое обстоятельство, что ты на Тот Свет попадешь 70-летним, а там ждет тебя, скажем, 17-летняя мать. Это нарушение причинности, нарушение не только фундаментальных законов Бытия, но и причина запутаться и сойти с ума.

Но главное все-таки и не это. Главное в том, что в каждом из нас есть свой мир, где место своим усопшим родственникам. Важно не то, как все было на самом деле, а важно, как мы это в себе храним. Вот с чего все начинается.

СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ТОМ СВЕТЕ

 

Предположим типичную для нас ситуацию: ваш дедушка юношей погиб на войне, а бабушка благополучно дожила до 95 лет и скончалась от ветхой старости. Она попадает на Тот Свет. А там ее ждет юный супруг. Но что это за супружеская пара, если жена старше мужа на 60 или 70 лет?

Ваш юный дедушка, умерев в возрасте 18 лет, ждет на Том Свете свою супругу, помня ее как юную красавицу. Она к нему возвращается как беззубая лысая старушка. Вот ведь разочарование.

Но все может быть еще хуже. Ваш дедушка ждет на Том Свете свою возлюбленную, а она здесь успела еще несколько раз замуж выйти. Предположим, ее другие мужья тоже умерли. И вот она попадает на Тот Свет, где ее ждут уже несколько незнакомых друг с другом мужей. Довольно странная ситуация.

В прошлом церковь запрещала повторные браки именно по этой причине: чтобы на Том Свете сохранялся порядок и не было бардака. Но сегодня церковь уже не смотрит на эти «мелочи». Некоторые политики венчаются публично, перед объективами ТВ во втором или третьем браке. Как это понимать? Получается, что сама церковь не верит в существование Того Света, ибо сама же плодит многоженство на Том Свете.

Есть и еще один аспект вопроса. Под своими близкими мы понимаем тех, с кем жили. Но вот что странно: для наших бабушек близкие не только мы, внуки, но и их - бабушкины - бабушки. Которых мы никогда не видели. А для нас близкие и наши внуки, которых никогда не видели наши бабушки. Получается довольно узкая сфера родственности, ограниченная только теми, кого мы лично знали.

А теперь взглянем на все это с позиций Того Света.

Мы представляем его как некую статичную картину, подобную кладбищу. Хотя если мы верим в Тот Свет, то его нужно представлять как нечто реальное и живое, а усопших - как живых людей, просто уехавших от нас в другой город.

И вот в таком правильном представлении попавшие на Тот Свет люди (или души) вовсе не сидят сложа руки и не ждут нас там, скучая и ерзая от нетерпения. Они там своими делами занимаются - ибо должны же быть у них на Том Свете какие-то занятия! И вот в ходе потустороннего существования они неизбежно общаются с другими покойниками, заводят новые знакомства, находят новых друзей, влюбляются. А может - и женятся, обретая себе новую родню.

И вот, предположим, вы думаете, что, попав на Тот Свет, встретитесь с любимыми родственниками, а те про вас давно забыли и нашли себе новых близких людей. А почему бы и нет? Ведь жизнь не стоит на месте. Даже на Том Свете.

Типичная картина: два друга служили вместе в армии, не виделись лет 15 и скучали друг по другу. А когда наконец снова встретились, то поняли, что чужие друг другу люди - ибо и жизнь их изменила, и в памяти они идеализировали друг друга. То же самое должно быть и для нас и нашей усопшей родни. Повторяю: нельзя два раза войти в ту же реку.

ВНЕШНОСТЬ ЛЮДЕЙ НА ТОМ СВЕТЕ

 

И вот мы возвращаемся к очень интересному вопросу: а как должен выглядеть житель Того Света?

Распространено мнение, что души на Том Свете выглядят так, как выглядели в последний момент жизни. Это же утверждают и те, кто видел привидения: мол, они одеты так, как были одеты в день смерти.

Это кажется неверным. А если человек сгорел в пожаре - как он тогда должен выглядеть на Том Свете? Угольком? А если человек погиб, моясь в ванной? Тогда, выходит, он на Том Свете должен голым и в мыльной пене щеголять? А его привидение будет голым привидением?

Порой про привидения говорят что-то вроде такого: «Танечка явилась мне ночью, одетая в платье, в котором в гробу лежала». Но ведь это не та одежда, в которой она умерла. Это ее мертвое тело потом в другое платье нарядили.

Согласно впечатлениям побывавших в клинической смерти и видевших своих покойных родственников, они выглядят так, как запомнились очевидцам при последней встрече. Это перекликается с привидениями: их видят не в их прижизненной одежде, а в той, в которой уже мертвых в гроб клали. То есть опять - как они запомнились при последней встрече.

Выходит, очевидцы видели свои собственные образы, а не нечто объективное.

Если предположить, что Тот Свет действительно существует, то тогда получается, что приведения и видения усопших родственников у очевидцев в состоянии клинической смерти - это не реальный облик усопших душ, а только средство коммуникации их с нами. В самом деле: душа не может никак выглядеть, так как внетелесна и внематериальна. Если она как-то выглядит, то, значит, материальна и телесна. Если она одета в пиджак, то у нее есть пиджак - хотя пиджак-то душой не обладает и не имеет никакой загробности.

Поэтому для контакта с нами душа (предположим!) входит в контакт с душой очевидца, продуцирует для своей реализации в коммуникации образы - свою внешность. И выглядит так, как ее образ запечатлен в памяти собеседника. Те, кто ее запомнил при жизни девочкой и не видел ее лет 60, - видят ее девочкой. А те, кто в гробу ее старушкой видели в последний раз, - такой ее и видят.

Пусть так. Но как тогда выглядят эти души там, у себя, на Том Свете? Никак. Ведь у них нет ни глаз, ни ушей. У них только душа - вещь информационная. Они видят себя на Том Свете только как сгустки сознания.

Хотя все может быть и совсем иначе.

Таковы или примерно таковы соображения современного человека XXI века на эту тему. И они, конечно, абсолютно противоречат церковной концепции о Том Свете, явившейся продуктом средневекового народного творчества.

*     *     *

Современный человек имеет слабые представления о том, какой Тот Свет нам обещает Церковь. Собственно говоря, у нас вообще странные взгляды на библейские темы. Например, в передаче НТВ «К барьеру!» Шандыбин и Лимонов сошлись во мнении, что Иисуса Христа убили проклятые иудеи - как иудейка Каплан стреляла и в «Христа наших дней» Ленина.

Однако товарищи дважды заблуждаются. Во-первых, сам Иисус Христос был обрезанным иудеем (не атеистом же Он был, пока его не распяли!), а на Тайной Вечере Он ел вовсе не хлеб, как врут у нас уже другие лица с экранов ТВ, а ел МАЦУ, специальный святой продукт, освященный в синагоге. Что неудивительно, так как Иешуа и его последователи собрались на празднование иудейского праздника Пейсах. Во-вторых, стрелявшая в Ленина Каплан была вовсе не иудейкой, а атеисткой, как и сам Ленин. Она была эсеркой - революционером: один революционер-социалист стрелял в другого революционера-социалиста. Какое отношение к этому имеют иудеи? А сравнение Ленина с Христом вообще абсурдно; когда строили мавзолей, и его котлован был затоплен прорвавшейся канализацией, митрополит Московский дал комментарий: «По мощам - и елей».

Одним словом, в головах каша. В том числе в таком важнейшем для каждого человека вопросе, как Загробность. Традиционно считается, что наша Церковь формулирует ответ на вопрос, что такое Тот Свет, а атеисты это отвергают: мол, вот две альтернативные концепции. Однако - и берусь это ниже показать - у Церкви на самом деле нет и никогда не было концепции о Том Свете.

Фактически здесь атеист и верующий в Бога равны: оба одинаково ничего не знают о том, что будет после их смерти.

СЕРАФИМ РОУЗ

 

Православная Церковь, возможно, вполне справедливо утверждает, что она одна ближе к истокам христианства, чем католики, протестанты и прочие. Но беда сегодняшней православной Церкви в том, что она была почти век раздавлена в СССР коммунистами, а потому в нее почти нет притока светлых голов. Некому не только развивать православную теорию перед лицом современных вызовов, но мало кто вообще способен что-то анализировать и излагать свои мысли конкретно, логично и честно. Вместо этого православные писатели погрязли в словесном блуде: врут читателям, а черное называют белым, раздражая своим елейным благоговением. Если речь идет о ком-то почитаемом, то он не «поел», а «искушать соизволил», если что-то украл, то «навсегда одолжить соблаговолил». Но это же лексика лакеев.

Вся тщедушность этих «писателей» стала очевидна в одной из публичных полемик по поводу национальности Богородицы. Всем известно, что Богородица была иудейкой и еврейкой, но эти господа сей факт обозвали «кощунством», а про Богородицу сказали, что Она всегда была православной. Был и такой шовинистический перл: «Богородица ближе русским, чем евреям». Точно так в КПСС называли кощунством исследования Мариэтты Шагинян о еврейских корнях Ленина.

И вот в этом Темном Царстве появляется одна действительно светлая голова - в 1963 году в США - а не в СССР. Это иеромонах Серафим (Юджин) Роуз (1934-1982), один из основателей и редакторов журнала «Православное слово» (США, Калифорния) и - что интересно - автор первых в православии исследований об отношении православия к НЛО и к вопросу Того Света. Исследования эти тем хороши и уникальны, что ранее российские священники вообще отказывались видеть аномальные феномены и поиск внеземных цивилизаций, как и опыты доктора Моуди с клинической смертью. Роуз первый (и пока единственный) попытался дать официальный ответ на эти вызовы православной Церковью. За это сегодня Роуза весьма ценит и почитает православная Церковь.

Роуз вырос в семье протестантов, получил высшее образование в области китайского языка, а православным был совсем недолго - всего около 20 последних лет жизни. В поисках ответа на главные вопросы Бытия он отказался от протестантства, побыл иудеем, потом буддистом, потом набрел на православный храм в США и увлекся православным богослужением. Пошел в монахи, отпустил бороду, как у Бен Ладена, и стал вести образ жизни затворника. За что и поплатился - по причине скудной и неправильной пищи умер в расцвете сил от заворота кишок.

Но Роуз успел оставить много интересных исследований, в которых многие современные паранаучные феномены рассматриваются с традиционалистских православных позиций. Эти исследования, что понятно, могли быть написаны только в США, а не в России, да к тому же они во многом и основаны на современной литературе, издающейся именно в США. Об отношении Роуза и православия к проблеме НЛО - отдельная тема, а здесь интересно проанализировать другую его книгу - «Душа после смерти. Современные «посмертные» опыты в свете учения Православной Церкви (с приложением рассказа блаж. Феодоры о мытарствах)».

Прежде чем перейти непосредственно к теме, хотел бы остановиться на одной характерной детали. Предисловие к книге, написанное русским переводчиком от Церкви, заканчивается так: «Да упокоит его Господь». Одна сия фраза в предисловии к книге опровергает само название книги - «Душа после смерти». Покойным может быть только покойник, а душа не может, будучи вне смерти, быть покойной. Она же не мертва, а жива! Если бы попы сами верили в то, что утверждают, то вместо «Да упокоит его Господь» - подразумевающем Полный Конец Роуза - сказали бы: «Да даст Господь сил его душе и дальше плодотворно жить и работать на Том Свете».

Этого священники не делают - значит, сами не верят в то, что душа Роуза еще где-то существует и пишет новые книги. Для них Роуз ВЕСЬ КОНЧИЛСЯ.

ПРАВОСЛАВИЕ И ЗАГРОБНОСТЬ

 

Начиная разговор о Том Свете, Роуз сетует, что современный мир «стал совершенно чужд православию». Замечание верное, учитывая, что католики и протестанты стремились адоптироваться к изменяющемуся миру, а православие живет в своем мирке, ничего не желая вокруг себя видеть. Весь технический прогресс Роуз называет «искушениями и заблуждениями современности», а цель его книги - показать, как надо правильно относиться к этой технологической напасти.

Но Роуз не до конца изучил православие. Православие Московии, как и ранее православие Византии, - это такая же модернизация исконной веры во Христа, как и католичество или протестантство. Тут уместно вспомнить об исконном православии - православии Эфиопии, где православные не едят свинину, делают себе обрезание, не признают изобретенную в Европе Троицу (у них Христос и есть сам Господь, дававший Моисею скрижали) и т.д. Эфиопское православие древнее Византийского, а потому более архаично. И - следуя логике Роуза - должно быть ближе к истокам. Но про православие Эфиопии Роуз нигде ни словом не вспоминает, хотя у эфиопов иные представления о Том Свете.

Эфиопская православная Церковь существует почти две тысячи лет и вдвое старше Киевской русской православной церкви - и втрое Московской РПЦ, созданной Борисом Годуновым в 1589 году (когда он получил русское патриаршество Москвы у греков, а Киев был вынужден пойти на Унию). Однако Роуз в своих исследованиях не ссылается ни на одного автора Эфиопского православия. Уже тут довольно странно видеть труд, претендующий на высказывание общей православной точки зрения, но полностью игнорирующий православных теологов Эфиопии, которые писали еще в то время, когда не только Русь была языческой, а Руси вообще не было и в замысле. Поэтому, видимо, Роуз излагает отнюдь не точку зрения православия, а только точку зрения Московского православия. И это очевидно в тех, например, рассказах всяких блаженных о видениях Того Света, где служителями ада называются эфиопы, выполняющие роль чертей. Это явное издевательство над единственной православной страной Африки - Эфиопией. Мол, черти - те негры Африки, которые как раз православные африканцы эфиопы. Просто замечательно: один православный народ считает другой такой же единоверный православный народ - чертями из-за их черной кожи.

Но смущает не только и не столько это. Роуз взялся написать труд «Душа после смерти», где на протяжении всей книги ученых, католиков, протестантов и исследователей непознанного обще считает глупцами, не знающими истины, - а, мол, истину о Загробности знает одно православие (Московское). Хорошо, в чем это знание православия о Том Свете? Рассказывайте, мистер Роуз!

Вместо этого Роуз во вступлении к книге пишет: «Однако на самом деле не существует «полного учения» по этому вопросу, как нет и православных «экспертов» в данной области. Мы, живущие на земле, вряд ли можем даже начать постижение реальности духовного мира, пока сами не будем там обитать». И далее Роуз говорит, что и не ставит цели «приобретения точного знания о том, что, в конце концов, вне нас».

Вот так раз! А зачем Роуз тогда написал эту толстую книгу? Если он называет в ней на каждой странице другие точки зрения о Том Свете заблуждениями, то он должен для этого, по крайней мере, быть уверенным, что у него есть своя какая-то позиция. Но он заранее говорит читателю, что у православия здесь нет никакого учения. Так о чем тогда вообще разговор? Абсурдность и в том, что в предисловии Роуз говорит, что «полного православного учения о Том Свете нет» (стр. 13), а на стр. 47 пишет: «К сожалению, без полного христианского учения о загробной жизни даже самые благонамеренные «верующие в Библию» заблуждаются». Роуз сам себе противоречит: так есть учение или нет?

На самом деле позиция есть. Но касается она вовсе не самого Того Света, о котором никто ничего не знает, а мифа о Том Свете для практической пользы церкви. Вот для чего писал книгу Роуз.

Для Роуза важны не сами представления о Том Свете, а то, как они укладываются в земную жизнь церкви, позволяя церкви контролировать паству и собирать доходы с нее. Это он называет «правильным православным подходом к вопросу».

Он честно пишет, что «Православие не имеет какого-либо конкретного представления о том, что представляет собой будущее». Включая Загробность конкретного человека. Но это и не важно. Важно ради сохранения самой церкви проповедовать идеи, тому необходимые, а вовсе не искать нечто сомнительное, что может повредить существующему статус-кво церкви. Вот критерий истины: истинно не то, что объективно реально, а только то, что объективно служит меркантильным и политическим интересам церкви.

КОГО В РАЙ, А КОГО В АД

 

В Библии ясно и конкретно сказано: будет Апокалипсис, когда вернется Иисус Христос и воскресит ТЕЛЕСНО, подобно тому, как сам воскрес, всех мертвецов. Тогда Он станет их судить каждого - кого в рай, а кого в ад.

Уже тут замечу, что в ряде текстов Библии говорится только о воскрешении, причем всех без разбора.

В самом деле: Иисус обещал для верующих в Него, что все попадут в рай. А кто же тогда попадет в ад? Те нехристи, кто в Иисуса не верил. Но чтобы они в ад попали, Иисус тоже должен их равно воскресить (для Суда хотя бы) - как равно и тех, кого Он обещал отправить в рай. Выходит, что будут воскрешены Иисусом вообще все (если ад не считать забвением и невоскрешением). Ибо в противном случае ад будет пуст.

С точки зрения морали, нравственности и вообще человечности - тут что-то не сходится. Как быть, например, с Русью? При Христе ее вообще не было, а наши предки не были христианами. Как я могу согласиться на воскрешение, если мои предки не воскреснут? Чем они хуже или лучше меня? Тем, что к ним в то время не распространилось христианство в Европе? Это ли вина? Может, среди них были бы свои святые Отцы, да они про Христа и слыхом не слыхали. Как можно на таком основании решать, кого в ад, а кого в рай?

Это уже несправедливо. И этих несправедливостей в православной концепции неисчислимо, хотя православие вроде бы претендует на какую-то справедливость.

Но попам мало того, что они придумали только христиан воскрешать. Они еще стали и среди христиан делать градацию: кого назовем, тот в рай попадет, а кто нам не нравится - тот в ад.

Единственным инструментом управления паствой в древнее время у священников был Страх Божий (о чем так скучает Роуз). Только запугав людей муками после смерти, церковь могла что-то у людей себе взять. Но Апокалипсис еще неизвестно когда будет. Потому церковь изобрела нечто новое, о чем в Библии, как признается сам Роуз, не написано: мытарства души. То есть, еще до Апокалипсиса каждый уже будет судим в виде души.

Роуза не смущает, что это нечто вроде какого-то лагеря для перемещенных лиц. Типа карантина эмиграции в США на 6 месяцев в Италии для эмигрантов из СССР и прочих стран. Вся абсурдность и нелепость такого умопостроения затмевается теми благами и властью, которые получила церковь, введя неизвестный Библии институт Мытарства душ.

Мало того. Сама эта задумка совершенно издевается над Иисусом Христом. Согласно Роузу и православию, наша душа попадает сразу после смерти на суд (мытарства души) всяких уродов-бесов, которые решают, куда отправить душу - в ад или рай. А потом будет Суд Божий после Апокалипсиса. Но вот вопрос: зачем дважды судить?

И другой вопрос: а если Суд Христа решит, что суд мытарств ошибся? Человек гнил в аду тысячи лет, а Суд Христа его вины не нашел. Как тогда быть? Кто виноват? Кто искупит ошибку суда мытарств? А если священники считают, что Суд Христа обязан только повторять решения суда мытарств, то зачем тогда вообще Суд после Апокалипсиса, если все решения уже приняты и обжалованию не подлежат? Значит, Суд Христа при Апокалипсисе вторичен и ничего не решает?

Все это Роуза не смущает. Он откровенно пишет, что «Учение о мытарствах есть учение Церкви», то есть, его церкви, а не учение Библии (слова «учение Церкви» он специально выделяет курсивом). Он откровенно пишет, что «многие выпускники современных модернистских православных семинарий склонны вообще целиком отвергать это явление как некое «позднее добавление» к православному учению или как «вымышленное» царство, не имеющее под собой основания в Св. Писании, или святоотеческих текстах, или духовной реальности».

Ага, есть здравомыслящие умы в православии, которые видят, что это «мытарство душ» рубит своими одиозными разрушительными абсурдами сам сук христианства и Библии. Но их Роуз называет «жертвами рационалистического образования». Это уже демагогия чистой воды.

Интересно, что у католиков и протестантов нет такого термина - «мытарство душ». Там есть свои местные попытки построить некие подобные концепции для запугивания паствы, для власти над ней и обогащения. Но они - эти концепции - у всех разные. Что уже доказывает ложность картины Того Света, которую рисует православие. Ибо Библия для всех одна, а Тот Свет почему-то схож только контурно для всех конфессий, но в деталях разный для католиков, православных, протестантов и прочих христиан.

Конец первой части

 

 

Информация