АБСОЛЮТНО ИНАЯ ХИМИЯ

Вадим Деружинский

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Роман И. Ефремова «Туманность Андромеды» начинается с того, как земной звездолет попадает в поле тяготения невидимой, погасшей звезды и лишь благодаря счастливой случайности ему удается вырваться из ее чудовищных объятий. Если помните, писатель предположил, что это черное «светило» испускает инфракрасное излучение, достаточное для того, чтобы поддерживать жизнь на окружающих планетах, жуткую жизнь в вечном мраке.

Это все, конечно, фантастическое допущение, проверить которое удастся очень не скоро. Но интересно, что американский ученый Харлоу Шэпли некогда выдвинул еще более дерзкую и необычную гипотезу. Он предположил, что видимые даже в мощные телескопы звезды составляют лишь ничтожную часть их общего количества. Среди светящихся сравнительно крупных звезд в пространстве «прячется» бесконечное число небольших погасших звезд, которых мы никакими приборами обнаружить не можем. Это именно те черные звезды, о которых писал И. Ефремов.

 

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА ЗВЕЗДАХ?

Но Шэпли идет дальше. По его расчетам, масса этих несветящихся солнц сравнительно невелика, и при некоторых ее значениях – средних между Юпитером и красными карликами – температура поверхности такого тела может понизиться настолько, что у него появится твердая оболочка и жидкая вода. А следовательно, на такой звезде могут создаться условия для возникновения жизни. Вспышки молний могут способствовать химическим реакциям, приводящим к образованию аминокислот и нуклеиновых кислот, а дальше уже все пойдет «как по маслу», ведь в известной нам части Вселенной, как считает Шэпли, законы химии одни и те же.

Насколько реальна такая гипотеза?

Шэпли заблуждается. Он астроном, а не химик, а поэтому не знает, что во Вселенной нет одних и тех же законов химии. А жизнь на таких потухших звездах невозможна по миллиону причин. Но – коль пока мы всего не знаем, то и любые предположения имеют право на существование. Может, и есть такая жизнь. Может, ее нет. Чтобы приблизиться к ответу на этот вопрос, нужно прежде всего попытаться понять, что такое наша Жизнь.


ПРАВДА О ЗАКОНАХ ХИМИИ

Если вы услышите от кого-нибудь, что периодическая система элементов Менделеева действует во всей Вселенной, - то знайте, что вам говорят ложь.

Такой же неправдой являются утверждения, что везде во Вселенной вещество подчиняется известным нам законам химии.

Все как раз совсем наоборот.

Известным нам законам химии подчиняется только ничтожная часть вещества Вселенной. Равно и система Менделеева действует только для этой ничтожной части вещества Вселенной.

В поисках иной химии не надо даже куда-то далеко лететь в космос. На самой планете Земля только мизерная часть вещества живет по системе Менделеева, это проценты или доли процента массы планеты. А вот почти вся масса планеты примерно поровну живет по двум совершенно другим системам химии. Они – и есть настоящая химия вещества Вселенной. А химия Менделеева – это химия мизерной части вещества, исключение из правил. На это указывали еще крупнейшие химики СССР.

Периодичность химических свойств элементов, положенная в основу периодической системы Менделеева, действует лишь в тонкой оболочке Земли – перисфере, не глубже примерно 50 км. Член-корреспондент АН СССР А.Ф. Капустинский называл этот слой зоной «нормального химизма», хотя правильнее его называть зоной ненормального химизма – ведь почти все остальное вещество Земли (и Вселенной) этим законам не подчиняется.

Далее следует так называемая интерсфера – зона «вырожденного химизма». Опять-таки, ее правильнее называть как раз зоной нормального химизма. Здесь царствует новая периодическая система, и все химические элементы приобретают «необычные» химические свойства. На самом деле, это и есть правильные свойства, так как они, повторю, у куда как большей части вещества. Интерсфера простирается до глубин примерно в 3 тысячи километров.

Какова химия интерсферы? В отличие от обычной таблицы Менделеева, ее периодическая система состоит не из 7, а из 5 периодов, причем число элементов в каждом из периодов в точности равно максимальной электронной емкости соответствующей электронной оболочки, то есть 2, 8, 18, 32 и 50 элементам. Первые два периода в обычной и преображенной системах совпадают, далее это совпадение прекращается.

Это и есть как раз истинная, настоящая химия элементов, так как эта таблица куда проще таблицы Менделеева, а сами элементы ведут себя логично и ясно. А вот в таблице Менделеева нагромождены подгруппы элементов, «семейства», подобные лантаноидам и актиноидам, размещение которых в менделеевской таблице доставляло (и доставляет) столько хлопот химикам.

Суть в том, что в таблице Менделеева (нашей ненормальной химии) новые периоды появляются быстрее, нежели полностью заполняется электронами соответствующая оболочка.

Можно ли заставить очередной электрон у калия не входить в четвертую оболочку, а продолжать заполнение третьей? На первый взгляд, вопрос достаточно наивный: в природе этого не происходит; во всяком случае, пока этого еще никто не наблюдал. Но именно так происходит в химии вещества глубже 50 км.

Советские химики еще давно предложили концепцию новой системы элементов, пока ее осторожно называя в противовес «нормальной» - «вырожденной» химией. Чтобы, видимо, избежать критики со стороны коллег.

Но – как мне видится – суть-то в том и заключается, что если мы сравним простоту химии глубинной (ниже 50 км) и поверхностной химии (нам пока единственно известной), то увидим, что поверхностная химия – только искажение исходной глубинной. Там – исходная, простая и ясная система элементов. Здесь – она искажена отсутствием давления, которое и обеспечивает в глубинах точное заполнение электроном нужной оболочки элемента.

Это, конечно, огромный переворот в наших представлениях о мире. Во-первых, мы должны пересмотреть наши взгляды на образование вещества Земли. Ниже 50 км начинается уже совершенно иная химия, по другой периодической системе элементов, а это значит, что поднимающееся из глубин Земли к поверхности вещество образовывалось по совсем иным законам, чем существующие на поверхности планеты. Это позволяет разгадать тысячи загадок, которые пока ставили в тупик химиков и геологов.

Во-вторых, это заставляет нас иначе взглянуть на эволюцию вещества во Вселенной и, в том числе, на то, что такое Жизнь.

В-третьих, школьникам, изучающим химию, следует говорить, что они учат не настоящую химию, а «испорченную» отсутствием давления. Аномальную. А настоящей химии школьников не учат.

Но вернемся к интерсфере, которая, напомню, простирается от 50 км до глубин примерно в 3 тысячи километров, - и посмотрим, что лежит дальше.


ЯДРО

Дальше начинается центрисфера – земное ядро, зона нулевого химизма. Она представляет собой единое состояние вещества с одинаковыми свойствами. Здесь нет ни никеля, ни железа, ни кремния. Чудовищные давления превратили все элементы в «универсальный металл». Здесь нет периодической системы элементов – ни обычной, ни преображенной. Периодичность химических свойств атомов уступает место периодичности атомных ядер.

Земное ядро – это «универсальный металл», необычная субстанция, в которую при колоссальных давлениях превращаются все химические элементы. Однако термин «необычная субстанция» здесь использован с известной натяжкой. Дело в том, что огромная (может – до 99%) часть вещества Вселенной находится именно в этом состоянии. Тогда это – норма, а не нечто необычное. Это только у планет, равных массой с Землей, количество материи, имеющей химию (нормальную и ненормальную) и ее не имеющей (Ядро), сопоставимы. А у более крупных планет и у звезд основную часть вещества составляет Ядро, и тонкая пленка – это интерсфера, а вообще мизерная – это перисфера, где действует система Менделеева.

Однако и тут вопрос не столь ясен, так как сила тяготения на поверхности звезд уже может создавать давление, где нет места ни перисфере, ни интерсфере. Чудовищные давления Ядра могут образовываться не на глубине в 3 тысячи километров, как на Земле, а уже на самой поверхности. Может, говоря условно, в глубине в метр, куда на Солнце компактно и размещаются наши перисфера и интерсфера, включая выхлопы вещества звезды далее в вакуум на миллионы километров. Если это так, то обладание химией – удел только планет. На звездах нет химии, там иные законы, нулевой химизм. Очевидно, неверны и наши взгляды на химию Солнца, которую мы видим с точки зрения химии Менделеева, химии поверхностной корки Земли. Видим только по выхлопам Солнца в межзвездном пространстве, где, очевидно, уже нечто совсем иное. Все это – белое пятно в науке.

Вот по этой причине я и начал свой рассказ с черных звезд Ивана Ефремова, где, как считает Харлоу Шэпли, могла образовываться жизнь. Шэпли полагает, что везде законы химии одинаковы, однако на поверхности черных звезд, что вполне вероятно, нет никакой химии – нулевой химизм, как в земном ядре. А раз нет химии, то не может идти речи и о жизни, так как жизнь – это и есть химия. При нулевом химизме жизнь невозможна.

Другой существенный момент: если верна гипотеза о происхождении Вселенной, то это вещество в чудовищном давлении эволюционно предшествовало появлению вещества интерсферы и нашей перисферы.

Специфика вопроса заключается в том, насколько я понимаю, что ядро (у звезд, планет) может иметь неограниченно большие размеры. При определенном критическом размере массы тела оно возникает и далее свойств не меняет: там и нет никакой химии. А вот в тонкой прослойке есть настоящая химия (химия интерсферы), а в корке (по сути, поверхности мыльного пузыря) появляется наша химия – химия перисферы, химия Менделеева. И вообще вся современная химия.

Получается, законы химии (нормальной глубинной и искаженной поверхностной) вообще не присущи веществу. Они – аномалия, им подчиняется ничтожная часть вещества Вселенной. Если верны оценки, что до 99% вещества Вселенной находится в состоянии Ядра, то получается, что 99% материи Вселенной не знает никаких законов химии. Эти законы там не действуют. А соответственно, коль нет жизни без химии, то и никакая жизнь там в принципе невозможна.


ЖИЗНЬ

И вот здесь мы подступаем к самому интересному вопросу: почему наши законы именно таковы и как это соотносится с возможностью Жизни?

Хорошо известны аномальные свойства воды – ученые называют ее самым странным веществом Вселенной (аномальны и необъяснимы и температура плавления и кипения воды, и расширение воды при переходе в состояние льда, и многое иное). Без них, этих удивительных и парадоксальных свойств воды, Жизнь невозможна. Самое же поразительное заключается в том, что эти аномальные свойства воды, столь нужные Жизни, появляются только в искаженной поверхностной химии, а вот в естественной глубинной химии их нет.

Выстраивается совершенно странная картина Бытия, где по мере приближения к Живому нарастает странное поведение материи.

Можно себе представить, что периодическая система элементов интерсферы потому безмерно проста, что с нее (после Ядра) и началась эволюция твердого вещества. Во всяком случае, совершенно ошибочны воззрения, что изначально вещество было газом. Если бы это было так, то оно бы сразу имело исходную простую химию интерсферы, а не химию Менделеева. На самом деле наша химия вторична по отношению к химии глубин, а значит, все и начиналось с химии глубин.

Но на это можно взглянуть и иначе.

В интерсфере нет условий для Жизни. Там все настолько просто устроено, что в этой химии нет места сложным жизненным процессам. Там, как и в Ядре, Жизнь в принципе не может возникнуть и тем более существовать.

Химия жизненных процессов возможна только в искаженной, усложненной химии поверхности – нашей химии. Не потому, что мы – ее результат. Я вовсе не ставлю следствие вперед причины. А потому, что у вещества в интерсфере просто нет пространства для сложных процессов Жизни. Их не позволяет химия интерсферы.

Получается, Жизнь – целая цепочка последовательных «исключений из правил». Нечто ненормальное для вещества. Она не способна существовать без воды, что ограничивает ее пространство только поверхностью, где действует искаженная химия. С температурой в пределах жидкого состояния воды (которая, если бы была не исключением, а подчинялась законам Природы, как все остальные вещества, то не должна составлять «вилку Жизни» от 0 до 100 градусов, а должна давать только узенький коридор в 10-15 градусов, чего, конечно, мало в рамках Жизни для любого, даже самого устойчивого климата). Плюс эта «вилка» воды строго определена размерами планеты (из-за давления, которое влияет на «вилку»), а эти размеры – вот чудесно-то как! – вдруг совпадают с необходимым для Жизни размером атмосферы: ни больше и не меньше нужного. И так далее, перечень совпадений можно продолжать очень долго...

Все это очень странно.

Чем более мы узнаем об окружающем нас мире, тем более узнаем, что живем в Аномалии, а все остальное вещество Вселенной не просто на нас не похоже, а даже вообще живет по другим законам химии.

Это потому настораживает, что, согласно теории вероятности, нечто новое должно рождаться там, где большая часть исходного продукта. Здесь же – бесконечное нагромождение случайностей, странностей, аномалий. Аномалии, рождая аномалии, родили нас, а вот нормальный мир (99,999…% вещества материи, живущей по нормальным законам) ничего не родил. Это очень странно.


АНОМАЛИИ ИЛИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

Дарвинисты говорят: Жизнь, а затем и Разум возникли в ходе череды случайностей, исключений из правил Природы.

У нас иная химия, у нас вода (из которой и состоят живые организмы) вдруг удивительно обладает, вопреки всем другим веществам, как раз теми странными свойствами, которые так нужны Жизни. У нас в океане масса органики в 300 раз больше массы органики на суше, но эволюция вдруг идет именно на суше. А суша удивительным образом не тонет, не стремится к уравновешению поверхности планеты.

И – как удачно-то! – есть у нас эта суша, так как в океане не может зародиться Разум, ибо там нет возможности использовать орудия труда. Их можно создавать только на суше. Тут и появляется человек…

Многие ученые с удивлением отмечали, что, как кажется, весь ход развития Жизни на Земле вовсе не случаен, а предельно целенаправлен.

Продолжу это предположение, или даже ощущение. Создается такое впечатление, что Природа идет к одной цели: к созданию разумного существа. Предпринимает в этом пути миллионы попыток, большая часть которых неудачны. Создает вид за видом, которые являются не шараханьем в случайностях, как это видит Дарвин и современный дарвинизм, а осмысленной и кратчайшей дорогой к появлению человека.

В таком видении, конечно, никакая жизнь на звездах или где бы то ни было еще, невозможна. Без воды нет Жизни, а вода есть в жидком (то есть ЖИВОМ) состоянии только на весьма ограниченных площадях Вселенной, которые, как справедливо считал Шкловский, должны быть абсолютными близнецами Земли. Вещество Вселенной может породить только один вариант усложнения в ходе Эволюции – это тот, по которому мы идем.

При этом, как кажется, невозможны какие-либо иные варианты, предлагаемые фантастами или учеными: например, «кремниевая жизнь». Жизнь на основе какого-либо соединения кремния просто потому невозможна, что во Вселенной есть только одно вещество с аномальными свойствами – это вода. Аномальные свойства воды буквально созданы для Жизни, поэтому вода в миллионы раз выигрывает в «соревновании» с другими потенциальными веществами, способными стать основой жизни. Напомню, кстати, мы фактически и состоим из воды – водяных колбочек и их оболочек (в соотношении у взрослого человека 75% воды против 25% сухого вещества водных оболочек, причем сухое вещество второстепенно в процессах жизнедеятельности, вода организма манипулирует этим сухим веществом)

Я склонен вообще отвергать всякую идею о спонтанном возникновении жизни, так как, согласно элементарной логике, наверняка до нас были цивилизации, они есть и сегодня, их возраст исчисляется миллиардами или десятками миллиардов лет, и игнорировать их роль в картине мире, по меньшей мере, ненаучно. С таких позиций и выступал Станислав Лем в своей «Космогонии». Никакой «естественной Природы» нет и быть не может. Все, что нас окружает, неестественно, искусственное. Потому что вполне понятна мысль, что кто-то мог появиться в Бытии и до нас. Не говоря уж о том, что и само Бытие не с потолка свалилось. То, что мы первыми миру явились разумными существами, - это, конечно, очень дерзкая мысль. Учитывая наблюдаемый возраст Вселенной. Еще более запутывает дело то обстоятельство, что мы, скорее всего, живем в виртуальной среде.

Но не будем перешагивать через ступени познания, все должно быть последовательно. На каком-то этапе мы, если нам позволят, вплотную практически к этому вопросу подойдем. Пока же давайте удивляться Мирозданию в рамках того, что мы понимаем.

Так вот самое удивительное среди того, что мы видим вокруг себя, - это не столько и не только сплошные аномалии. Самое удивительное в том, что при этом происходит само изменение законов Природы, Природа как бы подстраивается под эту цель. Изменяются свойства воды, причем пресная вода отличается от соленой воды океана – но каждая как раз аномальна для выполнения своих специфических функций. Пристроена для них. Изменяются те или иные законы, которые удачно ставят нас в тепличные условия для дальнейшего развития.

Как это происходит?


ЭВОЛЮЦИЯ ВОДЫ

Известно, например, что планктон мирового океана за несколько месяцев через себя фильтрует всю воду мирового океана. Вода, которая находится на нашей планете, невероятно огромное количество раз была водой живых организмов. Она фактически – наша плоть и кровь. Каждый день человек потребляет несколько литров воды, которая на время является нашим организмом, а потом мы отдаем эту воду снова в общее пользование. Пока никто не считал, сколько воды через себя пропустило человечество, которое, как подсчитали, составляет около 82 миллиардов в истории планеты. Надо думать, огромное количество воды.

Есть такое явление – «память воды». Она способна сохранять свойства растворенного вещества даже тогда, когда, согласно химии, нет ни одной молекулы. Это явление, хорошо известное химикам, но не имеющее никакого теоретического объяснения, давно и успешно используется в гомеопатии. Почему бы не предположить, что вода, проходя через живые организмы, сохраняет их память и, соответственно, понемногу меняет свои свойства?

Напомню, что три четверти организма (вода) обновляются в нашем теле примерно за две-три недели. Одна четверть (сухое вещество) обновляется гораздо медленнее. Но все равно к 5 годам у ребенка нет ни одного атома из вещества, которым он был при рождении. Атомы и молекулы от тела матери к 5 годам полностью заменяются атомами и молекулами, взятыми из пищи. Фактически наш атомный и химический состав регулярно полностью заменяется из окружающей среды. А мы – только организованный элемент окружающей среды, которая для нас вовсе не «окружающая», а глубоко внутренняя одновременно.

В таком видении мы – живые организмы – и вода планеты составляем неразрывное единство. Как раз ту самую «Сферу жизни», о которой говорили наши известнейшие ученые, начиная с Вавилова. 

Не здесь ли следует искать ответ на вопрос, почему свойства земной воды так аномальны? И не тут ли ответ на вопрос, как появляются новые виды?

Согласно традиционным (закостенелым и явно неверным) представлениям дарвинистов, некогда (в необозримом прошлом) была эволюция материи, в результате которой Бытию явились атомы с их атомной физикой, твердые тела с их законами физики, молекулы с их химией. И, мол, все. Точка. На этом эволюция материи в этом направлении полностью закончилась.

Потом началась, совсем недавно и  как бы «с потолка», эволюция живой материи. Она бурно развивалась, а к нашему дню тоже окончательно закончилась. Все виды полностью сформированы, нет ни одного организма, который бы на наших глазах продолжал бы формировать неработающий сегодня, но заработающий через миллион лет орган.

Это нелепица уже потому, что если есть в Природе Эволюция, то она не имеет конца. А это означает, что и неживая материя продолжает эволюционировать.

Но куда вернее полагать, что наша живая эволюция протекает при огромном участии эволюции неживой материи. И именно в этих условиях и изменялись свойства воды, которые сегодня все ученые называют необъяснимо аномальными, как бы заранее приготовленными для Жизни.

Это совершенно правильное предположение, на первый взгляд, противоречит тому взгляду, что вещество с одинаковой химической формулой должно быть одинаковым везде во Вселенной. Мол, коль «аш два о» здесь вода, то она такая же вода и в другой галактике.

Но это же абсурд. С таким теологическим подходом мы полностью отрицаем эволюцию неживой материи. Эволюция в том и заключается, что материя приобретает новые качества, причем вначале на ограниченном пространстве.

Это не вносит никакой хаос в картину мира, как не вносит хаос то обстоятельство, что вот до какого-то времени не было на Земле слонов, а потом они появились.

Беда современной науки в том, что она, увлекшись эволюционными построениями в рамках живой природы, совершенно забыла о том, что эволюция присуща всему, в том числе и неживой природе. Просто у нас есть фактура (ископаемые останки), которые подтверждают факт эволюции, но вроде бы нет фактуры, которая бы подтверждала факт эволюции неживого вещества. Точнее, никто в таком ракурсе пока природу не изучал. Хотя тут аналоги ископаемых останков есть – и в избытке.

Ошибка дарвинизма в том, что он пытается разгадать механизм происхождения видов, полностью лишая неживую природу права на эволюционирование и не понимая, что виды образовывались в ходе двух единых процессов – эволюции живой и неживой материи. А ведь если мы ищем механику Эволюции, то как можно игнорировать неживую природу? Наоборот, коль живой организм является средоточием огромных масс вещества (тот же слон через себя во время жизни пропускает сотни тысяч тонн вещества – его неизбежно организуя), то нам надо в первую очередь смотреть на то, как Живое влияет на эволюцию Неживого.

Пока это – непаханое поле. Не затронутое умом науки.


ЗАКОНЫ ПРИРОДЫ И ГРАВИТАЦИЯ

На первый взгляд, влияние земной жизни на эволюцию воды может показать сравнение нашей воды с космической водой (водой комет или других планет). По этой причине многие ученые могут возразить, что такие сравнения пока демонстрируют, что и неземная вода обладает все теми же аномальными свойствами. А это якобы означает, что неживое вещество не эволюционирует. Хотя на самом деле никаких исследований в этой области не было, а в руки ученых не попал ни один образец ни кометной, ни инопланетной воды. Их только собираются найти.

Но вопрос куда как глубже и касается важной вещи: отношений между веществом и законами, которым оно подчиняется. Дело в том, что если ученые полагают, что вещество само в себе является носителем своих свойств (например, химических), то они лишают Вселенную универсальности, тем самым допуская возможность существования в разных местах Вселенной одинаковых веществ с разными свойствами. А это допускает эволюцию неживого вещества, которая наукой и отвергается. Получается противоречие. Поскольку наука пока в глубокий космос не вышла, это противоречие пока никого и не волнует: наука живет в «земных пеленках» и изучает только земные законы Природы. О законах вещества глубокого космоса еще никто не знает.

Если же утверждать, что Вселенная универсальна, то следует полагать, что есть некая Сила, обеспечивающая эту универсальность и лежащая вне данного вещества.

Кроме того, нет вещества самого по себе. Есть единая Природа, где вещества объединены массой правил, начиная с той же системы элементов Менделеева. Равно как нет и отдельно взятого вида – как это предлагал считать Дарвин. Есть Сфера Жизни, Единая Система Видов. И видовые изменения происходят вовсе не от естественного отбора видов, а от эволюции Сферы Жизни, которая сама является огромным организмом, а виды в нем – только сегменты этого организма. Что весьма отличается от узких воззрений Дарвина.

Два слова о гравитации. От других взаимодействий вещества гравитация отличается тем, что всепроникающая и распространяется мгновенно, для нее нет предела в скорости света. Ученые – иные – и по сей день ищут «гравитационные волны», хотя все существующие волны давно открыты, и других открыто не будет: для открытия всех видов волн достаточно базиса науки еще 1940-х годов. Не потому, что ученые в то время были так умны, а потому, что открывать в этой сфере больше нечего: равно как и не было второго Ньютона или второго Коперника или Менделеева. Гравитация, как мне кажется, с точки зрения философии является качеством материи, аналогичным пространству и времени, то есть категорией материи, а не формой ее реализации. А потому у нее и нет содержания, подчиняющегося законам реального вещества: всепроникаемость и игнорирование скорости света как ограничителя в любых материальных взаимодействиях. Мало того, гравитация, видимо, шире того, что мы под ней понимаем. Она обеспечивает работу законов Природы.

Не исключаю того, что космическое вещество, попадая в гравитацию другого вещества, одновременно перенимает его «местные» законы. Это, видимо, иногда приводит к катастрофическим процессам в космическом веществе, чем можно, скажем, объяснить Тунгусский взрыв. Если кому-то покажется надуманным такое предположение, то напомню, что подобное преображение свойств вещества есть в Природе – при переходе вещества из перисферы в интерсферу, от химии Менделеева в натуральную химию (и наоборот). Для иного вещества этот переход может пройти плавно, для другого влечет катастрофические процессы (это нетрудно проследить в сравнении двух периодических систем). И, скажем, землетрясения вполне могут объясняться такими взрывообразными процессами, происходящими с веществом Земли на границах перисферы и интерсферы – границе двух химий. То есть, причиной землетрясений могут быть не только скачки в трении земных пластов (чего, возможно, и нет как их причины), а именно взрывы при переходе вещества от одной химии к другой. И такой вполне обоснованной и очевидной гипотезы ранее никто почему-то не предлагал, хотя сейсмически опасные районы – это как раз те места, где вещество интерсферы выходит в пространство перисферы, меняя при этом полностью свои химические законы.

Если предположение автора этих строк о том, что гравитация обеспечивает работу «местного варианта законов Природы», найдет подтверждение (или, по крайней мере, будет ясна связь между гравитацией и работой «местных вариантов законов Природы»), то это заставит кардинально пересмотреть наши взгляды на Мироздание. А мне придется взять назад свои слова о том, что кремниевая жизнь невозможна. В таком варианте Мироздания, где неживое вещество эволюционирует, вполне возможно, что в другом участке Вселенной аномальные свойства в результате своих эволюционных процессов приобрело некое соединение кремния, которое стало основой для местной формы жизни (а точнее, оба процесса идут вместе, влияя друг на друга).

Отчасти это предположение подтверждают странности с нашими космическими аппаратами, вылетевшими за пределы Солнечной системы. Ученые НАСА с удивлением констатируют, что передаваемые аппаратами сведения не соответствуют ожидаемой картине мира: искажены многие физические и химические данные, что уже дало основание некоторым смелым ученым США заявить, что за пределами Солнечной системы, возможно, законы химии и физики несколько отличаются от наших местных.

Воду на других планетах Солнечной системы пока не исследовали. Ее еще даже и не нашли, хотя усиленно ищут на Марсе и вот-вот найдут. Не думаю, что она будет отличаться от земной, так как Земля и Марс в едином гравитационном поле Солнца, а значит – законы воды в Солнечной системе должны быть едины. Едино аномальны. И не надо удивляться, что вода Солнечной системы меняется «с подачи» Земли, хоть жизнь есть только на Земле. Жизнь на Земле активно влияет на эволюцию свойств воды, а это распространяется на всю воду Солнечной системы. Вода Земли находится в единой системе вещества Солнечной системы, лежит в едином гравитационном организме. Точно так и в нашем организме какой-то небольшой орган (например, гипофиз) может выделять фермент, который разносится по всему организму, меняя его содержание.

В глубоком космосе астрономы открыли газопылевые облака, в которых в огромном количестве присутствует вода. Ее свойства, естественно, исследовать пока невозможно. Обладает ли эта вода аномальными земными свойствами или нет – никто не знает.

Если окажется, что у нее нет наших аномальных свойств, то этот будет плюсом в пользу естественной картины мира, а мы сами более приблизимся к пониманию того, что такое Эволюция. Если же окажется, что и в глубоком космосе вода тоже обладает аномальными свойствами, то вместо эволюции вещества (эволюции свойств воды от влияния Жизни) придется говорить об эксперименте, о Творцах, задумавших эту Вселенную вот с такими свойствами, единственно и обеспечивающими возможность нашей формы Жизни.

Первый вариант событий означает, что наши космонавты за пределами Солнечной системы вполне могут погибнуть, попав в поле гравитации, где иные законы, а вода не обладает своими аномальными свойствами, обеспечивающими жизнь. (Если сегодня свойства воды вернутся в состояние, аналогичное всем остальным веществам Природы, то мы мгновенно оледенеем – превратимся в куски льда.)

Второй вариант событий покажет, что исследование космоса бессмысленно: он создан только как декорация к эксперименту с Землей и человеком. Другого смысла в этих аномальных исключениях из законов Природы, касающихся воды, нет.

Информация