МИФЫ О МАШЕРОВЕ

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №6, 2018

 

В Беларуси снова разгорелись споры о Петре Машерове, на этот раз в связи со столетием со дня его рождения. На наш взгляд, к сожалению, личность этого партийно-государственного деятеля сильно мифологизирована, а его образ в «памяти народной» весьма отличается от образа реального.

 

НЕСКОНЧАЕМЫЕ СПОРЫ

 

Как правило, правда лежит «где-то посередине», а не на стороне сторонников «культа Машерова» или наоборот его противников. Да взять хотя бы вопрос переименования проспекта Машерова, в котором многие видят «страх новых властей перед демократичностью Петра Мироновича» и «зависть к его популярности в народе». Но ведь всё было иначе! Переименование случилось после того, как дочь Машерова выдвинула себя кандидатом в президенты. И получается, что она – как один из кандидатов в президенты – использовала проспект Машерова как свой ресурс на выборах, да и вообще спекулировала на мифах о Машерове в «беларуском народном сознании». Возможно, она и могла бы победить, стать президентом Беларуси, но при чём тут Пётр Миронович? Ведь она – это не он! И вообще передавать власть в стране своим детям – это нечто как раз противоречащее демократии – а ведь Петра Машерова и преподносят как якобы великого демократа! Противоречие уже даже в этом…

Великорусские имперцы сложили про Машерова свой миф о какой-то «альтернативе Горбачёву и развалу СССР». Так, пророссийский автор Журавлёв пишет о мотивах убийства Машерова (сохраняю орфографию автора):

«На ноябрьском Пленуме ЦК КПСС 1980 года на вакантную должность члена Политбюро было два человека – Михаил Горбачёв (кандидат в члены Политбюро с 1978 года – 1,5 года) и Пётр Машеров (партизан, Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда, кандидат в члены Политбюро с 1965 года). Отгадайте, кого должны были избрать членом Политбюро – Горбачёва или Машерова? Если бы Машеров в 1991 году оставался секретарём ЦК БССР, то:

– никакого бы полицайско-коллаборантского БКБ флага Верховный Совет не проголосовал;

– никогда Машеров не поставил бы подписи – как Шушкевич – под денонсацией СССР;

– именно Машеров стал бы центром народно-патриотических сил Советского Народа за отстранение Горбачёва и сохранение СССР».

Подобные выдумки характерны для невежественных имперцев, которые вообще не знают новейшей истории и живут в каких-то нелепых мифах. Машеров – в отличие от главы Верховного Совета Беларуси – конечно, никогда не поставил бы подписи под денонсацией СССР – так как и не имел на это никакого права, поскольку сама КПСС была после путча ГКЧП ликвидирована. Однако «товарищ» Журавлёв даже не понимает, что вопрос денонсации Договора о создании СССР решается вовсе не партией, а парламентом, а Машеров (будь он жив в 1991-м) – не глава Верховного Совета республики, а лишь глава запрещённой в БССР партии, поэтому его мнение в этом вопросе вообще ничего не значило.

Ну а «центром народно-патриотических сил Советского Народа за отстранение Горбачёва и сохранение СССР» являлся ГКЧП, и Журавлёв фактически считает, что Машеров возглавил бы путчистов. Да с какой стати? В реальности его никто не хотел видеть в Москве, кремлёвская номенклатура не хотела его принимать в свои ряды, почему Брежнев ему прямо указывал, что он «руководитель местного республиканского значения», то есть ему нечего думать о какой-то карьере союзного значения.

Вот почему странны суждения про «перевод в Москву»: мол, «перевод в Москву был, и убийство тоже было, за сутки до его гибели в Минск приехали сотрудники подразделения КГБ, охранявшие членов Политбюро. Машеров готовился к переезду, разбирал архивы на даче. Это всё показывают свидетели. Если его не собирались сопровождать в Москву, тогда что это было?» И ещё пишут: «И не все знают, что водила, протаранивший «Чайку» Машерова, мало того, что отсидел в три раза меньше положенного, так еще и «Волгу» выиграл вскоре после выхода».

В общем, Теория заговора расцветает. Но это ещё не все темы, вокруг которых сегодня идут споры о роли Машерова в нашей истории. Его, например, одни превозносят как «отца беларуской демократии» (такой имидж, например, активно развивала дочь Петра Мироновича – причём, вроде бы обоснованно – так о нём писала западная пресса). А другие возражают, что Машеров был русификатором и врагом беларуского народа, боролся с беларуской идентичностью: «Но при этом сфера употребления беларуского языка неуклонно снижалась, одна за другой закрывались беларуские школы».

Но и на это отвечают, что был «объективный процесс»: селяне, получив при новых свободах СССР паспорта, стали массово переезжать в города, где старались походить на горожан и стеснялись своей «колхозной мовы». Дескать, это вина не Машерова, а самих селян, каковые (порядка более половины населения республики) вот так сами свой беларуский язык предали:

«В тот момент, когда сельская молодежь потянулась в города, отношение к ней городских было своеобразным. Именно суржик выдавал в молодых людях «колхозников», как их презрительно называли городские. Естественно, сельчане стеснялись своего говора, старались побыстрее перейти на русский. Но даже сейчас у многих переехавших в те времена из деревни в город, через десятки лет, несмотря на их русский, присутствует своеобразный акцент, благодаря которому легко определяется их сельское происхождение. Естественно, беларуский язык в те времена в среде обычных людей считался не модным, колхозным, подчеркивающим происхождение из забытой богом деревни. Вот и пошел процесс русификации, когда родители своих детей отдавали в русскоязычные школы, как черт от ладана бежали от беларускоязычных. Пусть, мол, хоть дети растут городскими. Именно так всё и было».

Но главный миф о Машерове, на мой взгляд, связан с тем, что его называют «лидером Беларуси». На самом деле его беларусы не избирали, он является назначенцем Кремля – то есть ставленником чужеземцев. Ну и не следует забывать, что это коммунист – деятель радикальной антинародной и паразитической идеологии. И глава компартии республики никак не может являться «позитивной исторической фигурой», как и сама эта компартия. Кстати, запрещённая в конце концов – что вообще дискредитирует Машерова и его деятельность.

 

СОБРАНИЕ ЗАБЛУЖДЕНИЙ

 

13 февраля 2018 г. портал TUT.BY опубликовал статью Дениса Мартиновича «Убийство или несчастный случай и возможный перевод в Москву». В связи со столетием со дня рождения первого секретаря компартии БССР издание попыталось рассмотреть «10 наивных вопросов о Машерове». Один из вопросов звучит так: «Как Петр Миронович стал руководителем БССР?». Это неверно – он не был руководителем БССР, а был руководителем компартии республики. Согласно Конституции БССР, руководителями были глава правительства и глава парламента.

Издание пишет: «Обычно руководителей республики назначали в Москве. Но за год до этого Брежнев сменил Хрущёва, и белорусской партийной элите БССР неожиданно разрешили самим выбрать своего руководителя. В 1965-м фамилию лидера БССР определили… голосованием! Правда, не всенародным, а узким, на заседании бюро ЦК КПБ (белорусский аналог всесоюзного Политбюро, руководящий орган коммунистической партии). При голосовании Машеров и Киселёв набрали одинаковое количество голосов. Решающим стало мнение Василия Козлова, председателя Президиума Верховного совета БССР. Он болел, а потому не присутствовал на голосовании. Чиновники отправились к нему на квартиру, а там Козлов отдал голос за Машерова. В дальнейшем Москва таких вольностей не допускала. Следующий раз белорусские коммунисты смогли выбрать себе руководителя лишь в 1990-м».

И снова неправильно! Выбирали среди тех, кто и являлся назначенным из Москвы, так что не было никакого «самостоятельного выбора». Не имеет значения – Машеров или Киселёв, так как оба Кремлём поставлены.

Издание: «А Киселёву ничего не оставалось, как продолжить работать с Машеровым в качестве руководителя правительства». Ну так Киселёв и являлся руководителем республики, а не Машеров!

Другой вопрос в статье: «Он являлся лидером регионального или общесоюзного масштаба?»: «Сторонники Машерова доказывают, что он являлся лидером общесоюзного масштаба, которого знали во всех республиках. Критики утверждают, что он остался руководителем уровня республики. Истина, как часто бывает, посередине. Петр Миронович имел все задатки и даже потенциал, чтобы руководить страной из московских кабинетов. Другой вопрос, что его туда не очень-то пускали».

Так вот правда в том, что Машерову Беларусь была «не главное», мечтой его жизни было попасть в Москву, а себя он видел секретарём ЦК КПСС по идеологии (мечтал заменить Суслова). Но московские амбиции остались мечтами, так как он был слабым интриганом, ему не хватало лизоблюдства и коварства, а потому кремлёвские номенклатурщики считали его «провинциалом». Его карьерный максимум – в 1966-м Машеров стал кандидатом в члены Политбюро и оставался в этом статусе до самой смерти, его практически игнорировали (за это время в Политбюро были выбраны 12 человек).

Следующий вопрос: «Каковы итоги 15-летней «эры Машерова»?». А итоги оказались пагубные для культуры и языка. Метя на пост главного идеолога СССР, Машеров пытался обратить на себя внимание Кремля своей антибеларуской политикой – ведь Хрущёв дал ему указание: «Чем быстрее мы все станем говорить по-русски, тем быстрее построим коммунизм». В итоге Машеров перестал выступать публично по-беларуски, вывел беларуский язык из употребления в компартии республики, правительстве и парламенте, по его прямым указаниям закрывались беларуские школы.

Машеров проводил беларусофобскую политику и в сфере национальной культуры и истории. Шельмовались объективные историки, пытавшиеся донести правду о нас в период ВКЛ, уничтожалось наше историческое наследие. Машеров стал инициатором запрета исследований АН БССР на тему дославянского балтского субстрата беларусов, в том числе лично запретил проведение ряда конференций. В идеологическом плане Машеров стоял на позициях служения великодержавию Кремля – на позициях западнорусизма, хотя «таких мудрёных слов» не знал – не имел познаний в этой теме, руководствовался лишь тем, что определили для него труды Сталина.

Так же печально, в «традициях Суслова», обстояли дела и в системе представлений о Великой Отечественной войне: фальсификация истории, подтасовки в теме партизанского движения и – надо особо отметить – полное замалчивание самого факта Холокоста в БССР (в результате которого погиб почти миллион евреев республики, но об этом было запрещено знать, потому что партизаны жили, как в «другой реальности» с рядом проходившим Холокостом).

В экономике Машеров мало разбирался, и реформы, вначале казавшиеся вроде бы эффективными, потом оказались тупиком развития (как пишет в своих мемуарах Николай Дементей, секретарь ЦК КПБ по сельскому хозяйству, в 1980 году из 2698 хозяйств республики закончили год с прибылью 1225, а с убытками – 1473, более половины).

Ещё вопрос: «Автокатастрофа с участием Машерова была подстроена?». А зачем? Никакого его перевода в Москву на самом деле не планировалось, это ничем не подтверждённые предположения дочери Петра Мироновича. Его собственно, в принципе не могли перевести в Москву, так как не сделали даже членом Политбюро. Что касается аварии, то Машеров стал жертвой трагического стечения обстоятельств и собственной беспечности. Чего и следовало ожидать, когда машина сопровождения, которая в случае необходимости должна принять удар другого транспортного средства, идёт на 500-600 метров впереди и не прикрывает машину главы компартии республики. Лишь потому, что Пётр Миронович якобы «не любит длинных кортежей».

 

СЕКРЕТ ПОПУЛЯРНОСТИ

 

И вот мы подходим к главному вопросу: «В чем секрет популярности Машерова?». TUT.BY отвечает:

«Люди искренне уважали Петра Мироновича за участие в партизанском движении и за заслуженную звезду Героя Советского Союза. Постфактум свою роль в популярности Машерова могла сыграть и его гибель. Но главное, Петр Миронович кардинально отличался от большинства своих коллег – полностью закрытых, суровых людей, которые в лучшем случае раскрывались в домашней обстановке. Обаятельный, харизматичный, достаточно публичный (разумеется, в меру дозволенного) Петр Миронович во многом казался полной их противоположностью.

Машеров любил и умел говорить с людьми. Хотя он и был талантливым актером, который мог и умел эксплуатировать свой талант, он общался с простыми гражданами не ради показухи или телевизионной картинки. Недаром его знаменитые полеты на вертолете и приземление посреди поля воспринимались местными жителями как примеры настоящего демократизма».

На самом деле это огромнейшее заблуждение. «Странное» поведение Машерова – вовсе не «демократизм» (какой он «демократ» – он показал в отношении ко всему беларускому национальному). Поведение Машерова определялось совсем иным – его страстным желанием стать секретарём ЦК КПСС по идеологии, он просто мечтал занять место Суслова. А для этого его имидж должен был соответствовать ожидаемому посту: эдакий самый яркий в ЦК КПСС носитель «ленинских традиций», внимательный к «ходокам» и чаяниям толпы, причём особо требовалось для занятия поста Суслова уметь убеждать народ своими речами, терпеливо всех слушать и внедрять массам нужные взгляды, производить впечатление «открытости народу», являть собой образ «настоящего коммуниста».

В этой ипостаси он, пожалуй, даже «переигрывал», чем напугал своих кремлёвских хозяев. Ведь почему он оказался в опале? Да в первую очередь потому, что водители БССР стали на лобовом стекле помещать фото Сталина и – с какого-то периода – рядом фото Машерова. Это фактически и поставило крест на карьере Петра Мироновича, который слишком перестарался в создании своего «ленинского» имиджа.

Но самое главное – это не имеет отношения к «популярности», а иное – отражение протестных настроений в обществе. Ведь фото Сталина водители на лобовое стекло помещали не потому, что «Сталин популярен», а как немую угрозу зажравшимся и проворовавшимся властям: «Сталина на вас нет!». То есть эта была угроза бунта. В рамках всеобщего недовольства фигура Машерова была как бы дополнением к Сталину и являла образ «честного ленинского и сталинского коммуниста». Но это, конечно, из сферы народных мифов, выдуманные в сознании масс образы и Сталина, и потом Машерова. На самом деле ни Сталин, ни Машеров не были врагами коммунистической номенклатуры, а само их «обожествление» отражает древнюю ошибочную веру в «доброго и умного царя», которому пакостят «враги народа бояре».

Вот поэтому неверно говорить о «популярности Машерова»: в те годы в БССР водители автобусов, грузовиков, такси помещали на лобовое стекло не лишь фото Машерова, но – как правило – в наборе с портретом Сталина. Получается, что Сталин был ещё более популярен, чем Машеров? Или вопрос иначе надо ставить – что Машеров был популярен только у сталинистов? Интересно, что когда дочь Петра Мироновича участвовала в президентских выборах, то во многом ориентировалась именно на такую просталинскую аудиторию.

 

ВКЛАД МАШЕРОВА

 

Ну и, наконец: «Какой вклад Петра Мироновича в историю страны и развитие современной Беларуси?». TUT.BY отвечает:

«Пожалуй, все без исключения предшественники Машерова на должности первого секретаря ЦК КПБ (независимо от того, являлись белорусами по национальности или нет) воспринимали Беларусь как транзитную станцию, как возможность выслужиться и сделать карьеру в Москве. Как мы уже знаем, об этом мечтал и Машеров, но обстоятельства заставили его остаться в Беларуси и задержаться здесь надолго.

Хотел того Петр Миронович или нет, но он оказался едва ли не первым национальным лидером Беларуси. Точнее, советской Беларуси. И уже этот факт навсегда оставит Машерова в истории страны.

С одной стороны, именно под его руководством республика достигла тех экономических высот, которые обеспечили её гражданам относительно достойный (по сравнению с жителями других республик) уровень жизни. А в будущем позволили создать не самый худший плацдарм для рыночных реформ (то, что этим шансом в 1990-е годы не воспользовались, не вина белорусского лидера). С другой стороны, во многом именно в эпохе Машерова стоит искать истоки проблем, которые волнуют белорусское общество даже в ХХI веке. Гигантомания промышленных предприятий и отсталость деревни, невнимание к экологии и разрушение старинной застройки. Перечисляешь эти характеристики и не понимаешь, говоришь о времени Машерова или о нашем дне.

Пожалуй, ни один белорусский лидер не вызывает таких противоречивых чувств, эмоций и оценок, как Петр Миронович. Пожалуй, причина в том, что Беларусь во многом до сих пор живёт в его времени. А значит, мы не только спорим о Машерове, а через его биографию пытаемся разобраться в сегодняшнем дне».

Лично я не согласен с такими примирительными оценками TUT.BY. В чём Машеров видел смысл своей жизни? В том, чтобы занять место Суслова, стать секретарём ЦК КПСС по идеологии. А при чём тут беларусы и Беларусь? Они его интересовали лишь как «трамплин в Кремль». Что довольно типично для многих.

Результатом этих карьеристских кремлёвских амбиций Машерова стали чудовищные проблемы Беларуси и беларусов с национальной самоидентификацией, что потом определило место БССР в Перестройку как «оплот мракобесия и ретроградов».

Сама Перестройка в Беларуси с самого своего начала стала буксовать, не получилось национального возрождения, тут активизировались разные реакционные имперские силы, начиная от русских фашистов Баркашова и кончая Прохановым. Не прижилась демократия в виде, например, права рабочих избирать директора предприятия. А все зачатки муниципального самоуправления были быстро заменены на «вертикаль власти», как были свёрнуты и все буржуазные реформы. Так почему же вышло, что вроде бы похожие западные республики СССР пошли разным путём? Почему одни вступили в ЕС, а Беларусь всё никак не хочет «расстаться с комсомолом»?

В этом, безусловно, «заслуга» Петра Мироновича, который в СССР добился самых заметных «успехов» по превращению беларусов в новую фантастическую «общность» под названием «советский народ». Хорошо это или плохо? Без сомнений – плохо. Ведь что, по сути, произошло? Идеология коммунизма рухнула и умерла, но осталась ментальность «советского народа», которую так усиленно насаждал тут Машеров. Но зачем нужен советский человек, если нет Советского Союза? Вот в чём наша трагедия.

Снова напомню указание Хрущёва при его посещении Минска: чем быстрее беларусы станут говорить по-русски, тем быстрее мы все построим коммунизм. Выполнять это указание со всем рвением бросился Машеров, но поразительный символизм заключается в том, что Хрущёв обещал построение коммунизма в 1980 году – и именно в этот год и не стало Петра Мироновича. Не правда ли, странное совпадение…

И ведь именно в тот период в соседней Польше Лех Валенса – кто и есть настоящий Лидер Нации – вместе со своим профсоюзом «Солидарность» начинает борьбу против коммунистического режима, которая скоро окончится Перестройкой, а потом крахом вообще всей мировой коммунистической системы и СССР. То есть происходит нечто прямо противоположное тому, что было тогда в Беларуси.

Но вот интересно – а ведь Западная Беларусь ещё совсем недавно и была частью Польши! Почему же профсоюзы типа «Солидарности» не появились одновременно в Гродно или Бресте? На мой взгляд, по причине идеологических «реформ» Машерова, целью которых было русифицировать беларусов, отдалить их от поляков, внедрить идеологию «строителей коммунизма».

В общем, обещанного коммунизма мы так и не построили, но «строителями коммунизма» благодаря усилиям Петра Мироновича стали. И оказались, как строители без стройки, или как клоуны, отставшие от уехавшего цирка…

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! С апреля 2018 года нашу газету можно купить в электронном виде на…
  • ПОДПИСКА В ДРУГИХ СТРАНАХ
      Подписка на нашу газету осуществляется через:   ООО «Информнаука» (РФ), АО «МК-Периодика» (РФ), ООО…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…