КОПЬЁ ОЛЬГЕРДА

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №22, 2018

 

Этот юбилей вряд ли будут отмечать в Беларуси, а в России про него и вовсе никто ничего не знает: ровно 650 лет назад наши предки захватили Москву, владея затем ею 12 лет. Это произошло 21 ноября 1368 года.

 

МЕЖДУ ТВЕРЬЮ И МОСКВОЙ

 

В исторической литературе с подачи российских историков можно прочитать, что Великий князь Литвы Ольгерд трижды подходил к стенам Москвы, но трижды уходил якобы ни с чем. Это ложь. У беларуских учёных иная информация на этот счёт. В хронике Литовской и Жемайтской, где идёт описание событий Ливонской войны августа 1580 г., ясно сказано про Ольгерда: «A Миколай Радзивил, Воевода Виленский, с Евстафием Воловичем другой замок, Усвет названный, взял посредством сдачи, а тот замок был издавна столицей Ольгерда, Великого Князя Литовского и Московского, который Княжество Витебское получил от жены». Вот хроника указывает, что у Ольгерда было в титуле звание Московского князя, а значит, и Москву он тоже подчинил.

Великий князь Литовский и Русский Ольгерд (Александр в православии) начал походы на Московское княжество, а правильней Белый (т.е. Западный) Улус Золотой Орды, по просьбе Великого князя Тверского Михаила Александровича, который на то время был главным князем русских земель Орды. Но на этот пост главного баскака Белого Улуса претендовала, причём без каких-либо прав, Москва. Впрочем, это был давнишний конфликт.

Историки об этом пишут:

«Упорная и затяжная борьба за ханский ярлык главного русского города Орды между Москвой и Тверью началась в 1304 году со смертью великого князя Андрея Александровича. На освободившийся великокняжеский стол оказалось сразу два претендента: тверской князь Михаил Ярославич и московский князь Юрий Данилович. Спор на княжение был разрешён в Орде в пользу Михаила Ярославича, который и заполучил в свою вотчину земли Владимирского княжества. Но Москва не собиралась сдаваться. Новая борьба за ярлык разгорелась в 1313 году. Не сумев подчинить Тверь в честном бою, московский князь пошёл на хитрость. «Наставляеми диаволом» Юрий Данилович попытался опорочить Михаила перед царём Узбеком, обвинив его в том, что он, собрав по городам много дани, хочет уйти «в Немци», а в Орду не собирается. По словам летописца, они «виною оболгавше его беззаконному царю Озбяку», объявили, что Михаил достоин смерти. Спустя месяц мучений и пыток тверской князь был убит. В Никоновской летописи можно прочитать некоторые подробности ордынского суда над Михаилом. В частности, там перечисляются такие обвинения, как неповиновение царю, оскорбление его послов, попытка отравить «княгиню Юрьеву», и даже намерение князя с казной уехать в Рим. Конечно, всё это были наветы и выдумки Москвы.

Очередной виток противостояния Твери и Москвы приходится на 1326 год, когда тверской князь Александр Михайлович получил ярлык от царя Узбека на великое княжение Владимирское. Тогда всё закончилось восстанием и гибелью в Твери хана Чолхана (Щелкана) с внушительным войском. Ответом на восстание стала карательная экспедиция во главе с пятью ордынскими тёмниками, в которой также принимал участие московский наместник Иван Калита – давний соперник Твери в борьбе за Владимирский великокняжеский стол. Ситуация как нельзя лучше подходила для того, чтобы Москва утвердила своё главенство в ордынской Руси. Именно тогда, по предположению некоторых исследователей, новый «великий князь», а на деле новый баскак Иван Калита из рук Узбека получил знаменитую шапку (тюбетейку) Мономаха, как символ неразрывности Москвы и Орды. Но при царе Тохтамыше Тверь вновь получает ярлык на главенство русских земель Белого Улуса. С чем вновь стала спорить Москва».

 

ОЛЬГЕРД СОБИРАТЕЛЬ ЗЕМЛИ РУССКОЙ

 

На памятнике Тысячелетия Российского государства, возведённом в 1862 году, не зря изображён Ольгерд на почётном месте. Его историки России в XIX веке, в отличие от ангажированных политикой современных, считали чуть ли не главным собирателем русских земель. И в самом деле, пока Москва была озабочена лишь правом сбора дани с русских земель Белого Улуса, Ольгерд пытался собрать воедино то, что было ранее единым при Киевской Руси. Он громил татар, крестоносцев и ордынских московитов. Иногда приходилось силой подчинять и разрозненные русинские земли. И это у Ольгерда прекрасно получалось. Правда, несмотря на все свои усилия, Ольгерду в вольных городах Пскове и Новгороде сделать удалось совсем немногое. Псковичи только в последний год жизни великого князя «пригласили» к себе на княжение его сына Андрея Ольгердовича. Но пригласили же! С Новгородом Великим Ольгерд воевал долго, но безуспешно – Новгород ни с кем объединяться не хотел. О чём позже сильно пожалел.

А вот в отношении литвинского Смоленского княжества дела шли успешно. Для начала Ольгерд выступил защитником смоленского князя Ивана Александровича. Сын же его Святослав Иванович полностью объединился с Литвой. Он обязался всегда сопровождать Ольгерда в его военных походах и давать смоленскую рать для борьбы с немецкими рыцарями-крестоносцами.

Стремления Ольгерда, женатого сперва на княжне витебской, затем на княжне тверской, были сосредоточены на освобождении русских областей от власти Золотой Орды. Около 1355 года Ольгерд «повоевал» Брянск, после чего ему подчинились и многие другие из уделов, на которые распадалось чернигово-северское княжение. Все чернигово-северские земли Ольгерд разделил на три удела: своему сыну Дмитрию он дал Чернигов и Трубчевск, Дмитрию-Корибуту младшему отдал Брянск и Новгород-Северский, племяннику Патрикею Наримунтовичу вверил Стародуб-Северский. В 1362 году Ольгерд в легендарной битве разбил на берегах реки Синие Воды (левого притока Южного Буга) трёх татарских князей Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой орд, пытавшихся вновь подчинить себе Подольскую Русь, отвоёванную у них отцом Ольгерда, Гедимином. В руках Ольгерда оказался полный контроль над обширным пространством земли русской, по сути, он воссоздал ту Русь, что была при Ярославе Мудром: ему отошла вся левая половина бассейна Днестра, от устья реки Серет до Чёрного моря, весь бассейн Южного Буга, днепровские лиманы и пространство вверх по Днепру до впадения реки Рось.

Черноморское побережье в районе современной Одессы на достаточно долгое время также стало литвинским. Княжившего в Киеве с 1320-х годов Фёдора сменил сын Ольгерда Владимир. За обладание Волынью Ольгерду пришлось выдержать упорную борьбу с польским королём Казимиром III. Долголетний спор был закончен лишь в 1377 году, при Людовике, преемнике Казимира. При посредничестве Кейстута между Ольгердом и Людовиком был заключён договор, по которому уделы Берестейский, Владимирский и Луцкий были признаны за Литвой, а Холмская и Белзская земли отошли к Польше.

Как родственную страну с родственным народом рассматривал Ольгерд и Тверь. Но Тверь, хоть и была добрым соседом Литвы, но де юре входила в состав Орды, из которой выходить пока что не собиралась, так как играла там ключевую роль в жизни прочих русских земель. Но вот против Москвы у тверского князя сил явно не хватало. Он и обратился к соседу и родственнику Ольгерду.

 

ПОХОД НА МОСКВУ 1368 ГОДА

 

В 1368 году Ольгерд с большим войском вторгся в московские пределы. Поход готовился в большой скрытности, и потому для великого князя Дмитрия Ивановича он стал неожиданностью. Приближаясь к Москве, литвинская армия Ольгерда быстро разгромила отряды московитской рати – стародубского князя Семёна Дмитриевича Крапивы в Оболенске и дружину князя Константина Юркевича, и продвинулась вперёд прямо под стены главного города ордынского Белого Улуса. 21 ноября 1368 года в битве у Волока Дамского на заснеженных берегах Тростенского озера, близ Звенигорода и реки Троены, дружины московского воеводы Ивана Минина были также наголову разбиты пехотой и конницей Ольгерда. Перепуганный князь Дмитрий Иванович, никогда за всю свою жизнь не бравший в руки меч, поспешил спрятаться в городе, своей нерешительностью подорвав волю к победе своих оставшихся войск. Испуганный не на шутку Дмитрий, прозванный позже Донским, ожидал решительного штурма своего последнего убежища, собрав вокруг себя малочисленную рать.

Восемь дней (по другим источникам трое суток) просидел Дмитрий в осаде, разглядывая со стены Кремля гарцевавших вдали литвинских всадников. Войско Ольгерда три дня грабило и жгло окрестности Москвы. По летописному свидетельству, Московское княжество уже четыре десятилетия не знало такого опустошительного вражеского нашествия.

На исходе восьмого дня Дмитрий послал одного из бояр с челобитной, в которой просил Ольгерда о милости. Летописец пишет, что литвинский князь «не проявил жестокосердности» и «любовь свою над ним учинил, из Москвы его не добывал и мир с ним взял». Благородное отношение к поверженному врагу возбудило у москвичей надежду. Купцы да бояре стали собирать золотые и серебряные украшения, сосуды для Ольгерда. Затем сокровища положили у шатра князя литвинов, моля о спасении.

По свидетельству очевидцев, Ольгерд не польстился на дары, но сказал послу Дмитрия: «Я хочу под городом Москвою копьё свое приклоните, и ту славу учинити, что великий князь Литовский, Русский и Жемойтский Ольгерд копьё своё под Москвою приклонил!»

Его просьбу исполнили. Великий князь Ольгерд направил своего боевого коня к стенам Кремля и вонзил копьё в кремлёвские ворота. То был старинный рыцарский символ того, что город сдался без боя. Прощаясь с Дмитрием, Ольгерд также сказал, если верить легенде: «Помни, что копьё литовское стояло под Москвой!»

Через некоторое время мирное соглашение было усилено новым династическим браком: брат великого князя московского женился на дочери Ольгерда Елене. Правда, российские историки любят другую версию развязки этого победного для Ольгерда похода: мол, встретив отпор, литовский князь ушёл. Но это явная ложь.

 

ХРОНИКА ЛИТОВСКАЯ И ЖЕМОЙТСКАЯ

 

Для адекватного понимания реальных событий и опровержения фальсификации российского сценария походов Ольгерда на Москву нам необходимо обратиться не к Википедии и российским историкам, занимающимся подлогом, а к «Хронике Литовской и Жемойтской», в которой описываются события в Москве в 1370 году. Приведём полностью без сокращений стилизованный перевод отрывка из хроники, взятый с сайта Института беларуской истории и культуры:

«Великий Князь [Московский] Дмитрий объявляет Литве войну. Год 1375 (на самом деле 1370 год – прим. М.Г.). Там, когда славными почестями Дмитрий, Великий Князь Московский, вознёсся, замыслил из-под Литвы Киевское, Витебское и Полоцкое Княжества войной отобрать. Послал к Ольгерду послов грозных с голым мечом и огнём, обещая его в Вильне на Пасху поздравить с красным яйцом, а Литву всю огнем и мечом завоевать и показать силу и мощь свою. Этого бахвальства и гордой исповеди Ольгерд выслушав и обрядившись с Кейстутом, братом своим, и другими Князьями, задержал у себя тех послов, а сам тут же народное движение по всех владениях Великого Княжества Литовского и Русского разослал, чтобы все стягивались под Витебск на день средопостный великого поста. Братьев тоже всех оповестил своих, чтобы ему в тот же день против того главного неприятеля помощь дали. A когда уже к Витебску на день назначенный войска все как его, так и братьев с войсками своими стянулись и оказались в одеждах парадных, как то нужно для войны, рассказал тогда Ольгерд дорогу для быстрого и простого перехода к городу Москве с войском в несколько тысяч черни Литовской, как готовить мосты и переправы, приставив для этого две тысячи конных с копьями для обороны (Ольгерд уже дважды ходил на Москву и дороги знает! – прим. М.Г.). A сам, двинувшись из Витебска со всем войском Литовским, имея при себе послов Московских, днем и ночью шёл спешно к столичному городу Москве. А по ходу ничего не палил и не опустошал, тех, кто ехал из Москвы против него, тех пропускал, а едущего сзади на Москву, того назад заворочал».

Прервём цитату. То, что Ольгерд в тот год не воевал в Московии, а просто шёл к Москве, сильнейший аргумент в пользу того, что это его земли, и что он идёт лишь на «разборки» с зарвавшимся князем Москвы.

Далее: «Только живность всякую для войска у москалей брал и их самих для мощения мостов через болота и старицы, что на самой простейшей дороге до Москвы лежали, приказывал мостить, а к тому и зима землю в то время берегла. Шпионов и стражу всегда в нескольких милях перед войском, а также с боков и с тылу имел, а когда пришёл под Москву, расположился обозом за городом в миле для отдыха войску своему. A потом, двинувшись оттуда в нарядах парадных, как надлежит, послов Московских отправил, давши им лучину или факел зажжённый. И сказал, чтобы отдали своему господину, говоря, что Ольгерд, будучи так уваженным, упреждает его, выражая ему почесть, и не желает такой далёкой дороги до Вильни, поэтому сам у него в Москве будет на Пасху и яйцо ему красное раньше, чем тот факел догорит, отдаст, а того огня в Вильню в Литву из Москвы не нужно было возить. С тем, отпустив послов, сам за ними тропой с войском пошёл.

Итак, послы те с тем посланием и с огнём в факеле, едва-то приехав к Москве, тут же шли до Великого Князя во дворец, которого встретили на Пасху самого идущего на заутреню в церковь, и отдали ему факел с огнём и послания своего совершили пересказ. И когда рассветало, Ольгерд со всем войском своим приехал под город и расположился обозом на Поклонной горе. Дмитрий, Великий Князь Московский, выслушав послание, ответ за ответ отданного от Литвы и неприятеля тут же под городом к войне снаряжённого, готового и снаряжённого к битве, видя не готовность обороны замковой и городской, злился сам на себя. Думал с Литвой столкнуться в поле, но так быстро к битве и отпору такому великому неприятелю не мог подготовиться. Удалось договориться о перемирии, повелев военную контрибуцию тут же выделить и всему войску Литовскому плату из своей казны дать, и сохранить уже подтверждённое устоявшееся спокойствие и границы с Литвой такими, какими уже действительно имели быть, и в которых сам Ольгерд с рыцарством своим пребудет.

А по долгих переговорах поддался Ольгерд к единению и перемирию, однако при условиях, чтобы ему позволено было свободно с частью рыцарства Литовского и панами главнейшими к замку Московскому, при оружии подъехав, копье о стену замковую сокрушить, а для безопасности постановленного перемирия и границ Литовских с Москвой по реку Угру, чтобы сам Князь Дмитрий с митрополитом и с боярами своими присягой подтвердил, контрибуцию военную ему и войску его Литовскому заплатил, что всё Великий Князь Московский исполнить обещал, опасаясь чего более плохого».

Ну а российские историки врут, что Ольгерд, не имея сил взять Кремль, просто уехал. Только вот не объясняют сии вруны, зачем же тогда Ольгерд и Дмитрий совершили династический брак своих детей. Единственное, что смущает, так это даты. Или же в 1368 году Ольгерд поразил копьём ворота Кремля, или же в 1370-м. Но скорее всего он делал это каждый раз в знак мирного разрешения конфликта. Назначение на правление в Москве литвинского князя Остея с литвинской ратью вплоть до печальных событий 1382 года наглядно подтверждает, что Москва до 1382 года подчинялась лишь ВКЛ, а не Орде. Ну а про взятие Москвы ордынцами в 1382 году мы уже рассказывали.

 

Информация

  • ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ
        (обновляется!)   Теперь книги наших авторов можно купить в любой стране мира. Рекомендуем:…
  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! Теперь нашу газету можно купить на нашем сайте в электронном виде из…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…