КОГДА МОСКВА БЫЛА ЛИТВИНСКОЙ

 

ИЛИ

КАК ОЛЬГЕРД ЗАХВАТИЛ МОСКВУ

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №15, 2018

 

Почему в 1382 году, когда татары Тохтамыша штурмовали Москву, её оборонял литвинский князь Остей, а вместе с ним поляки, казаки и литвины, а также москвичи с такими странными для них именами, как Адам? Что они там делали? Просто находились на службе «русского» князя Дмитрия? А где же был сам святой Дмитрий?

 

НЕОБЫЧНЫЕ МОСКВИЧИ

 

Странная вещь история. Вот московский князь Дмитрий, союзные литвины и Тохтамыш громят Мамая в 1380 году, а в 1382 году уже Тохтамыш сжигает Москву, по мнению всех советских историков, якобы, мстя за Куликово поле… Где логика? Дальше её ещё меньше. Москву в 1382 году обороняет от татар не Дмитрий вовсе (он в бегах), а литвинский князь Остей… И это при том, что ныне все российские историки этого факта не отрицают. Но почему Остей, а не Дмитрий? И почему Дмитрий – святой, а Остею даже памятника в Москве не поставили? Вот как этот алогизм попытается объяснить «Военное обозрение»: «Временную оборону города попытался организовать литовский князь, внук Ольгерда Остей, который состоял на русской службе. Исследователям не известно, чьим сыном был Остей. Возможно, Остей был сыном одного из двух братьев Ольгердовичей, сыновей знаменитого Ольгерда, сына Гедимина – Андрея и Дмитрия, героев битвы на Куликовом поле».

 

Тут всё верно, кроме «русской службы». Никакой русской (на тот момент это означало украинской, киевско-галицкой) службы в ордынско-татарском городе быть не могло. А вот прелюбопытнейшие фрагменты, на которые уж точно российские историки не обращают внимания, взятые мной из Википедии, с летописным описанием осады Москвы в 1382 году, где описано поведение защитников города:

 

«…и напивались допьяна и, шатаясь, похвалялись, говоря: «Не страшимся прихода поганых татар, в таком крепком граде …ведь страхом двойным одержимы они: из города – воинов, а извне – князей наших. И потом вылезали на городские стены и бродили пьяные, насмехаясь над татарами, бесстыдным образом срамили их, слова разные выкрикивали, исполненные поношения и хулы».

 

Итак, москвичи… напивались. Возможно ли это было в 1382 году в городе, где строго карался всякий человек за алкоголь? В Золотой Орде был строгий сухой закон, и за одно лишь изготовление спиртного напитка можно было лишиться головы. А тут – целые запасы алкоголя, да ещё множество пьяных! Их там просто быть не могло. Это было возможным только в одном случае, если бы эти «москвичи» были поляками, казаками или литвинами с собственными запасами медовух и пива. И эти «москвичи» ими, поляками, литвинами и казаками и были, что доказывает следующая строчка:

 

«Один из москвичей, суконник по имени Адам, приметив с Фроловских ворот знатного ордынского военачальника – татарского царевича, пустил в него стрелу из самострела, поразив «ворога» насмерть». Москвич, типа православный, с католическим именем Адам? Это ещё что за новости?

 

Вот тут-то и вырисовывается чёткая картина того, кто на самом деле оборонял Москву в 1382 году от татар – войско ВКЛ, в рядах которых были литвины, поляки и казаки. О наличии казаков и поляков говорит факт типичного герца – психологического давления на противника путём оскорбления его и унижения, что было особенно распространено в польской армии у шляхты и у казаков. Герцующие часто выпивали для храбрости. Этот герц говорит нам о том, что в войске Остея точно были либо русины, либо поляки. Или же те и другие. Традиции герца хорошо видны и в годы войны 1654 – 1667 годов, когда именно поляки и русины чаще всего выскакивали перед московитскими мушкетами, унижали своих врагов, выкрикивая оскорбления, вызывая на бой, обзывая трусами. Так, в частности, делал «русский воевода» Степан Чарнецкий в битве у Баси в 1660 году. Герц был, впрочем, делом и опасным, ибо многие погибали, т.к. слишком близко подходили к врагу. На герцу в 1655 году погиб под стенами Старого Быхова атаман Иван Золотаренко. Меткий литвин пробил пулей бедренную артерию Золотаренко, и этот кровопийца беларуской земли сам истёк кровью. Видимо, потому у литвинов герца было куда как меньше, потому что беларуские шляхтичи прагматично считали герц глупой и опасной бравадой. Но нельзя отрицать, что в 1382 году аналогично герцевали и все литвины. Московитам это было не присуще.

 

Наличие на стенах Москвы русинов и поляков подтверждает и тот факт, что оборонные настенные пушки, называемые москвичами по-татарски тюфяками, стали с тех пор называть по-польски гаковницами. Историки говорят, что «русские» переняли этот термин от чехов. Но где Чехия, а где Москва! Чехи до Москвы в то время никогда не добирались, и таких фактов как-то и нет.

 

А теперь другой вопрос – а что же в Москве делало литвинское войско? Где же было местное? Ответ в том, что Москва уже десять лет, как принадлежала ВКЛ, захваченная без боя князем Ольгердом, похоже, в 1372 году.

 

МИРОТВОРЕЦ ОЛЬГЕРД

 

В 1368 году Великий князь ВКЛ Ольгерд по просьбе тверского князя Михаила, на которого напал московский князь-ханок Дмитрий (будущий Донской), вторгся в московские пределы и, разбив передовой полк московитского воеводы Дмитрия Минина у Волока Ламского недалеко от реки Тросны, осадил Москву, но, простояв три дня у Кремля, вернулся назад. Российские историки при этом не сообщают подробностей этого стояния. Мол, ушёл и всё. Но факт в том, что следствием этого похода было временное устранение влияния Москвы на тверские земли, а значит – Москва сдалась Ольгерду. Также Ольгерд вторгся в Одоевское княжество и на реке Холохольне, возле одноименного поселения, разгромил местное, как пишут все русские источники, «русское войско», но на самом деле ордынско-московское только. Русским войском правомочнее назвать войско самого Ольгерда, в православии Александра. Из Одоевского княжества Ольгерд пошёл в Калужскую землю, где в городе Оболенске убил местного ордынского князька Константина Ивановича.

 

В 1370 году Ольгерд снова ходил на Москву по просьбе Михаила Тверского, потерпевшего поражение опять-таки от назойливого Дмитрия Ивановича, и предпринял безуспешную осаду Волоколамска, затем вновь стоял у стен Кремля, но заключил перемирие на полгода и вернулся обратно в Литву (ныне Беларусь), причём соглашение было закреплено династическим браком: двоюродный брат Дмитрия Ивановича Владимир Андреевич женился на Елене, дочери Ольгерда.

 

Новый поход 1372 года по мнению российских историков закончился неблагоприятным для Литвы перемирием в Любутске, по которому Михаил Тверской должен был возвратить Дмитрию все занятые им московские города, при этом Ольгерд не должен был за него впредь вступаться: все жалобы тверского князя теперь должны были решаться царским (ханским) судом Орды. То бишь царь по сути решил верно – раз дела ордынские, то нечего в них вовлекать Литву. После этого перемирия влияние Литвы на Тверь окончательно упало.

 

Но потом всё повторилось. Как пишет «Большая российская энциклопедия»: «Весной 1372 кн. Кейстут, полоцкий кн. Андрей Ольгердович и др. литов. князья разорили окрестности Переяславля (Залесского), а затем совм. с вел. кн. тверским, захватившим до этого Дмитров, совершили удачный поход на Кашин. В июле 1372 Михаил Александрович соединился под г. Любутск, на р. Ока, с Ольгердом, выступившим в свой 3-й поход вместе с вассалами и союзниками. Однако к Любутску вскоре подошёл с войском и вел. кн. владимирский Дмитрий Иванович. В результате Ольгерд, не решившись на сражение, через послов заключил с Дмитрием Ивановичем Московское перемирие».

 

Вновь туманное повествование российских авторов. Что за перемирие? Беларуские историки при этом пишут, что в ворота Кремля Ольгерд вонзил копьё – а это знак мирного захвата города. Так, В. Антипов на сайте Института беларуской истории и культуры пишет:

«Настоящим коротким сообщением хотим привлечь внимание исследователей на недостаточно изученный и совершенно не цитируемый элемент из «Хроники Литовской и Жемайтской», в котором Великий князь Литовский Ольгерд упоминается как Великий князь Московский… Из общего контекста труда совершенно выбивается следующая цитата, которая относится к описаниям событий Ливонской войны, а именно к августу 1580 года: «… A Миколай Радзивил, Воевода Виленский, с Евстафием Воловичем другой замок, Усвет названный, взял посредством сдачи, а тот замок был издавна столицей Ольгерда, Великого князя Литовского и Московского, который Княжество Витебское получил от жены»…

 

Правда, далее, Антипов якобы опровергает мнение, что Ольгерд всё-таки был князем Московским. Он так это аргументирует:

 

«В этой цитате Усвет указан как столичный город Ольгерда, хотя в той её части, которая посвящена Ольгерду, неоднократно, логично и последовательно указаны другие три его столицы: Крево (удельное наследственное Княжество), Витебск (после женитьбы на дочери удельного Витебского князя и его смерти) и Вильня (Великое княжество Литовское). Это подтверждают и все перекрестные летописные источники… Усвет действительно был столичным городом Ольгерда и его жены – Витебской княжны Марии, но только в течение нескольких лет, пока не умер Витебский князь, после чего чета переехала в Витебск. На момент княжения в Усвете Ольгерд был всего лишь удельным князем. Таким образом, на момент правления Ольгерда в Усвете он никак не мог быть Великим князем Московским, и этот титул никак не связан с коротким периодом, когда Усвет был столичным городом его удельного княжества».

 

Если честно, то убеждения Антипова, что Ольгерд не мог называться Московским князем из вышеприведённых объяснений, абсолютно не убедительны. А как же его вполне успешные разгромы московских дружин в 1370-е годы? Меня же куда как больше убеждает то, что он-таки назван Московским князем в «Хронике Литовской и Жемайтской», а значит титул такой всё же имел. И всё это подтверждают описания событий 1382 года. Но что же в Москве в этом году было на самом деле? И почему вчерашний друг и союзник Дмитрия Тохтамыш вдруг штурмует его город и сжигает?

 

СПРЯТАННЫЙ БУНТ

 

И опять непонятная каша, которую пытается, но всё равно не получается, как-то расхлебать автор «Военного обозрения»:

 

«Киприан не стал организовывать оборону и стал готовиться к отъезду. В городе начались беспорядки, одни хотели затворить ворота и держать оборону, другие немедленно покинуть город, между ними начались стычки. На собравшемся вече было решено никого из города не выпускать. «Защитники» разгромили боярские подвалы с вином и мёдом, началось повальное пьянство, грабеж. Горожане даже не смогли выполнить решение веча – митрополита Киприана и великую княгиню выпустили из Москвы, правда, предварительно разграбили их багаж. Княгиня Евдокия с семьей поехала к мужу в Кострому, а владыка Киприан в Тверь».

 

Посмотрите, какая странная картина получается! Князя Дмитрия (Донского) в Москве вообще нет, митрополит Киприан бежит, а обороной в итоге руководит лишь князь Литвы внук Ольгерда Остей! Более того, когда татары обманом захватили город и стали всех подряд убивать, а потом и сожгли город, то в Москву вернулся не кто-нибудь, а именно Дмитрий – он и наводил там порядок и хоронил убитых. И никто его не убивал, как князя Остея, и даже не арестовывал. Что же получается из всей этой пока что непонятной каши? А получается всё логично, если опять-таки поверить тем беларуским исследователям, которые говорят, что в Москве против Литвы восстали местные московские половцы. Они были разгромлены и бежали во все стороны. Значит и Киприан, и Дмитрий бежали, ибо восстали против Литвы за Орду. Орда и помогла разбитым бунтовщикам, подтянув к Москве своё основное войско. Вот потому-то князю-ханку Дмитрию и позволили вполне мирно наводить там порядок и продолжать жить, выплачивая день царю Тохтамышу. То бишь с 1382 года Москва перестала быть вассалом ВКЛ. Впрочем, в ВКЛ потерю пережили, если вообще заметили: не до Москвы было литвинам, Ольгерд умер, а с запада тевтонские крестоносцы грозили завоевать всю страну. Вот факт принадлежности Москвы Литве до 1382 года и скрывают усиленно московские историки, ибо стыдно. А стыдно от того, что литвины помогли московитам и татарам Орды разгромить «русскую» армию темника казака Мамая, а теперь сами были разбиты Ордой и предателем Дмитрием.

 

Информация

  • ОКНО В ИНУЮ БЕЛАРУСЬ
      Серия исторических детективов Вадима Деружинского, действие которых происходит в середине 1930-х в Западной Беларуси,…
  • В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ
      Уважаемые читатели! С апреля 2018 года нашу газету можно купить в электронном виде на…
  • ПОДПИСКА В ДРУГИХ СТРАНАХ
      Подписка на нашу газету осуществляется через:   ООО «Информнаука» (РФ), АО «МК-Периодика» (РФ), ООО…
  • Новый детективный роман
        Вадим Деружинский   Черная лента     В довоенной Западной Беларуси, частью которой…
  • РАСПРОДАЖА КНИГ НАШИХ АВТОРОВ
            Уважаемые читатели! Сообщаем, что организована распродажа по существенно сниженным ценам последней…