ЗАПРЕЩЁННЫЙ БЕЛАРУСКИЙ АДМИРАЛ

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №12, 2017

 

Общеизвестно, что в середине 1970-х годов первый секретарь ЦК КПБ Пётр Миронович Машеров обрушился на балтскую теорию этногенеза беларусов как на антипартийную и антинаучную, якобы разжигающую межнациональную рознь в советском обществе. Гораздо меньше известно о том, что тогда же под запрет попал не только балтский субстрат беларусов, но и вся наша история, включая историю наших морских плаваний, открытий, как под сукно легло и дело первого беларуского адмирала Винцента Еванова-Лупасина.

 

ИЗ ЛЕГЕНДЫ В ЖИЗНЬ

 

Под запрет попало даже ни в чём не повинное Беларуское море, так называемое Геродотово – ледниковое огромное озеро в Полесье, которое стало активно высыхать лишь в конце XVI века, к концу XVII века окончательно превратившись в мелкие озерца и болота. На этом море и началась карьера славного и легендарного капитана дальнего плавания Винцента Еванова-Лапусина. Ранее историки полагали, что Еванов-Лапусин не реальный человек, а персонаж из фольклора, как Швейк или Кузьма Прутков. Первым беларуским историком, нарушившим полное молчание о Лапусине, стал Геннадий Саганович, который в своей книге «Неизвестная война» уделил Еванову-Лапусину целую главу (глава 14 «Неизвестная война на море»).

Одни из наиболее интересных исследований последних лет о Лапусине – статьи Валерии Кустовой «Образ Лапусина в фольклоре» («Беларускi гiстарычны агляд») и Георгия Бартоша, которую частично мы процитируем ниже. Кустова обнаружила во Львовской библиотеке сборник венгерских, русинских и трансильванских народных песен, собранных и опубликованных в 1867 году австро-венгерским фольклористом и переводчиком Белой Ракоши. Одна из этих песен посвящена Лапусину, она о том, как он соблазнил по очереди 22 дочери морского царя.

 

«Ой ты гой еси добрый молодец

Добрый молодец, смелый капитан

Покорил ты семь морей

Семь морей, да семь земель»

 

Поистине легендарной личностью ВКЛ был наш первый адмирал Винцент Еванов-Лапусин. Типичный морской волк – высокий, рыжебородый и сероглазый капитан дальнего плавания, невероятный балагур и шутник, он первым основал колонию ВКЛ в Северной Америке, назвав колониальный город Лапусинвилль, а саму колонию Ново-Вильней. Там он торговал с индейцами, как и подбивал их на борьбу с конкурентами – испанцами и англичанами. Деньги на экспедицию Лапусину давал сам Богуслав Радзивилл. Многие историки считают капитана личностью мифологической, но его упоминает в официальном письме Михалу Казимиру Пацу сам Великий князь и король Речи Посполитой Ян II Казимир Ваза, когда посылал Лапусина и его «головорезов» на штурм Тикотинского замка, где сидел Януш Радзивилл – главный неприятель Яна Казимира в бурный военный 1655 год, когда Литва переживала Кровавый Потоп и внутренний гражданский раскол.

Король по поводу осады Тикотинского замка писал Михалу Пацу следующее: «Ясновельможный пан, хватит уже протирать Ваши штаны и просирать мои деньги, которые я одалживаю под такие проценты, что отдавать их придётся уже в аду. Пусть замок возьмёт с реки этот головорез Лапусин. Я сам его побаиваюсь, но в чём сомневаться не приходится, так это в том, что он со своими головорезами за один день сделает то, что Вы, любезный моему сердцу поклонник гусиной печёнки и несовершеннолетних плебеек, не можете сделать уже восемь месяцев. Повелеваю Вам на время штурма во всём ему содействовать и во всём подчиняться».

В своей книге «Адмиралы земли белорусской» Б.Д. Долготович приводит краткие биографии 106 адмиралов беларусов, включая и Лапусина.

Первый беларуский адмирал Винцент Еванов-Лапусин родился в 1595 году на Гродненщине. Он был выходцем из обедневшего шляхетского рода. В семье было 15 детей, и отец отдал семилетнего сына в мичманский коллегиум в Слониме. Ещё совсем мальчишкой 10 лет Винцук принимал участие в похоже Дмитрия I (Лжедимитрия) в качестве пажа, а также участвовал в походе на Москву и Лжедмитрия II уже в качестве оруженосца. С ними, правда, он не заработал ни славы, ни богатства и в 1612 году вернулся домой, где его хотели посадить в тюрьму за авантюризм с Лжедмитрием, но король Жигимонт пожалел подростка, и юного Винцука вновь усадили за школьную парту Слонимского коллегиума с учениками на два года младше его.

 

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КАПИТАНА

 

В 1614 году Лапусин наконец получил аттестат, а вместе с ним и первое задание: он, во главе флотилии из трёх судов, шхуны и двух галер, должен был расправиться с полесскими пиратами, где на тот момент ещё не окончательно пересохло легендарное Геродотово море – пресноводное больше озеро, быстро высыхающее в первой половине XVII века. Там всё ещё плавали корабли, и там же начинал свою морскую карьеру 20-летний Еванов-Лапусин, молодой капитан. На побережье от Бреста до Сандомира действовали сотни морских разбойников, мешавших торговле и в случае войны предоставлявших разведывательные данные любому, кто платил деньги. Пираты пользовались полной поддержкой местного населения.

В начале Нового времени, когда полешуки были морским народом, они славились раскрепощённым нравом и свободным поведением. Кстати, Барбара Радзивил, самая знаменитая литвинская блудница XVI века, была полешучкой. (Бона Сфорца не могла поверить, что её сын женился «просто по любви» на женщине, о которой в голос говорили, что у неё мужчин было больше, чем деревьев в Несвижском парке.)

Хитрые пираты использовали против молодого флотоводца своё главное стратегическое оружие: красоту местных девушек. Целомудренный до того момента Винцук влюбился в местную красивую рыбачку и оказался полностью деморализован. Он плакал и кричал: «Я не могу поднять меч на этот прекрасный народ!» А своему лучшему другу, Яцеку Гедройцу, возглавлявшему левую галеру, он шептал на ухо: «Яцек, её отец пират, её брат пират, что же я буду делать?!»

Репутацию и карьеру Винцента спас именно Гедройц: он приказал матросам связать Еванова-Лапусина, отнести его на корабль и пообещал, что если Винцент попытается покинуть борт, он выстрелит ему в спину.

Два года продолжалась вялая борьба с пиратами, но тут случилась эпидемия черной оспы, и многие пираты, приторговывавшие восточной контрабандой, поумирали, и их шайка развалилась. Таким образом, начальная воинская слава Лапусина случилась по недоразумению.

В 1621 году Лапусин отправляется в Америку. Там он основывает колонию Ново-Вильня и принуждает местных индейцев платить дань вяленой кониной и скальпами конкурентов: английских, французских и испанских колонизаторов. Литвинские колонии в Новом свете просуществовали до начала XIX века, хотя о них крайне трудно в беларуской литературе найти хоть мало-мальские сведения. В одной из таких колоний (а именно в городке Лапусинвилль) залечивал раны участник борьбы за независимость Соединенных Штатов Андрей Тадеуш Костюшко. В XVIII веке, из-за перманентного кризиса Речи Посполитой, приток беларуских переселенцев в Америку иссяк. Как только доля уроженцев Англии и Голландии в населении Лапусинвилля превысила пятьдесят процентов, они добились переименования города в Кливленд.

Сам Лапусин не стал жить в Америке. В 1629 году уже опытный моряк и дипломат Еванов-Лапусин участвует в подписании Альтмаркского перемирия со Швецией. Он развлекал членов обеих комиссий по переговорам рассказами о своих подвигах в Америке, и, по свидетельству очевидцев, буквально «уболтал» конференцию. В итоге обе делегации не очень понимали, что подписывали. Не удивительно, что достигнутое перемирие не продержалось и шести лет.

В 1648-1649 годах Лапусин с моря успешно подкрепляет действия сухопутной армии Януша Радзивила против восставших казаков Хмельницкого. Преследуя казаков, откровенно глумившийся Лапусин исполнял народные казацкие песни, чем наводил на противников ещё больший ужас.

В конце 1648 года Лапусин участвует в выборах нового короля. Шутник и балагур, он, тем не менее, умел быть преданным, честным и благодарным и поэтому поддержал кандидатуру Яна Казимира Вазы, сына Жигимонта III, когда-то помиловавшего его. Кроме того, Винцент умел быть и верным присяге. Когда Януш Радзивил предложил ему присоединиться к Кейданской Унии (подписана 17 августа 1655 году, согласно которой ВКЛ переходило под протекторат Швеции), то Лапусин публично объявил его предателем и призвал верную королю шляхту собираться в портах, которые контролировала его эскадра. Нужно понимать особенность момента: царь Алексей Михайлович захватил северную и центральную Беларусь и уже был в Вильне; шведский король Карл Густав был в Ревеле и Риге, в Пруссии и Померании, а Ян Казимир бежал в Силезию, на границу с наследственными землями австрийских Габсбургов, в любой момент готовый оставить и страну, и корону. В этот тяжелый час слабые колебались, хищные искали сиюминутной выгоды, безнравственные шли на компромиссы и на открытое предательство, надеясь на то, что «война всё спишет». Но Лапусин оставался верным именно Яну Казимиру.

 

ПЕРВЫЙ БЕЛАРУСКИЙ АДМИРАЛ

 

Всем известно, что Януш Радзивил умер меньше чем через полгода после заключения Кейданской унии (31 декабрь 1655 г.), запертый в крепости Тикотин. Но мало кто знает, что Тикотин был морским фортом, и осаждал его именно Винцент Еванов-Лапусин. За это он был награжден званием «Адмирал флота его Величества короля Речи Посполитой», пусть его осада и оказалась неудачной – замок мирным путём взял молодой, но дипломатичный Михал Радзивил. Конечно, и до Еванова-Лапусина были славные мореходы беларуского происхождения. Но именно Лапусин стал первым беларусом, официально получившим адмиральское звание.

Весной 1660 года Лапусин с эскадрой малотоннажных судов спускается по Западной Двине и неожиданно оказывается у Стокгольма. В это время в шведской столице проходили переговоры о мире Речи Посполитой и Швеции, и Ян II Казимир отказывался от своих претензий на шведский престол, право на который было потеряно его отцом Жигимонтом III в 1599 году. Речь Посполитая также формально уступила Швеции Ливонию и Ригу, которые находились под шведским контролем с 1620-х годов. Договор разрешил конфликты между Речью Посполитой и Швецией, которые оставались после заключения Унии ВКЛ и Швеции 1655 года. Ну а Лапусин на глазах удивлённых шведов по-домашнему занимался ремонтом снастей прямо напротив королевского дворца. При этом сам адмирал попивал на корме кофе, курил трубку и декламировал стихи, размахивая руками и отбивая ритм каблуком по палубе. Провиант заканчивался, и моряки, которым строго было запрещено грабить население, потихоньку наладили с местными жителями взаимовыгодные товарно-денежные отношения. Лапусин явно демонстрировал, что он обосновался на виду у королевского дворца надолго. В результате этой «войны нервов» шведы были вынуждены подписать Оливский мир (3 мая 1660 г.), чтобы сумасшедший капитан поскорее снялся с якоря.

В 1668 году, после окончания войны с Московией и отречения Яна Казимира, Еванов-Лупасин, который не имел покровителей среди клики, окружавшей нового короля Михаила Вишневецкого, ушёл в отставку. Он поселился в своём имении, где и умер через шесть лет в возрасте 80 лет. Но американская колония легендарного адмирала пережила его почти на 150 лет, увы, также канув в Лету. Русским царям колонии в США оказались полностью неинтересными, а генсекам история жизни беларуского адмирала – ещё и опасной, антипартийной и антинаучной, разжигающей межнациональную рознь в советском обществе…

 

Информация