ЗАГАДОЧНАЯ СОРОКА

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №4, 2017

 

Так называемые «русские» и «восточнославянские» национальные женские головные уборы кокошник и сорока – никакие не «русские» и не «восточнославянские», а древние мордовские.

 

РОГАТАЯ СОРОКА

 

Российский исторический журнал «Дилетант» опубликовал статью Татьяны Ивановой «И сорока бывает рогатой…», в которой национальный мордовский головной убор именуют «русским» и «восточнославянским», что просто смешно. Автор пишет:

«По обычаю восточных славян, замужняя женщина была обязана закрывать свои волосы. Никто, кроме мужа, не мог их видеть, ведь, по древним поверьям, в волосах заключалась магическая сила. Находясь дома или выходя на улицу, женщина не могла быть простоволосой и убирала волосы под тот или иной традиционный убор.

Одним из древнейших головных уборов была сорока. Почему он получил такое название, историки и этнографы до сих пор спорят. По одной версии, это название связывают с одноименной птицей, по другой – с сорочкой (рубахой), которая являлась основой народного костюма и в старину дополнялась пристежным воротом».

На самом деле слова «сорока» и «кокошник» происходят из финно-угорских языков. Далее в статье:

«Сорока состояла из нескольких частей. Из обязательных в ней были форма под убор, включавшая в себя жесткую лобную часть, называемую кичкой, и волосник. Часто кичка и волосник были соединены. Также обязательным было присутствие позатыльника, поднизи и собственно сороки. Передняя часть сороки называлась очелье, боковые – крыльями, задняя – хвостом.

Порядок надевания этого головного убора был таким: сначала на голове укрепляли кичку с волосником, под который подбирали волосы, расчесанные на прямой пробор и заплетенные в две косы. Затем на затылке размещали позатыльник, а кичка и волосник закрывались сорокой, которая надевалась на них. К этому добавлялись налобник, разнообразные височные украшения из бисера, птичьих перьев, пуха, ткани или ниток. Сзади прикреплялись гайтаны, спущенные на спину. Поверх сороки повязывали покрывало – полотенце, ширинку, платок.

Форма сороки во многом определялась кичкой, имевшей зачастую разные местные названия и форму – лопатообразную, копытообразную или рогатую. Рогатые кички, вероятнее всего, имели древнее происхождение и связаны с языческими культами животных. Рога выполняли роль оберега для молодой матери и ее ребенка. Своим грозным видом они должны были отпугивать злых духов и защищать от дурного глаза.

Православное духовенство боролось с проявлениями язычества, в том числе и с рогатыми головными уборами. Документальные источники рассказывают, что многие священники не разрешали в них приходить в церковь. Возможно, по этой причине рога стали укладывать на голове горизонтально, направляя кончики назад и лишь слегка обозначая их присутствие под сорокой. Однако в южных губерниях (Рязанской, Тамбовской и Пензенской) крестьянки продолжали носить сороки с выпущенными рогами даже на рубеже XIX и ХХ веков».

 

МОРДВА – ЭТО ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ?

 

В Рязанской, Тамбовской и Пензенской губерниях никаких славян не было, там жили мордовские племена. Да, их насильно славянизировали при обращении в православие, но национальный костюм остался прежним – мордовским. Он никакой не «русский» и не «славянский».

Одна из читательниц журнала «Дилетант» в комментариях написала: «рогатая «сорока» – символ ведической священной коровы-матери, это наследие наших предков славян-язычников». На самом деле сороку носят там, где никаких славян никогда не было. Там жили мордовские племена, которые славянизировались как раз в результате крещения в московское православие – то есть в принципе никакого «славянского язычества» в Центральной России и быть не могло. И, кстати, по этой причине русский язык так похож на церковнославянский (вымерший македонский диалект IX-XI веков), что финно-угров Московии учили славянскому языку по церковным книгам.

Вообще же так называемые «русские», а на деле мордовские головные уборы кика, сорока и кокошник составляли «систему» с глубинным сакральным смыслом плодовитости, их надевали девушке на свадьбу как «символ наседки, роженицы, кормилицы». Поэтому нелепы нынешние российские мультфильмы, где некая девочка Маша бегает в кокошнике – ибо это означает, что сие дитя на самом деле замужняя женщина. Как нелеп кокошник и у Снегурочки – она, получается, тоже замужняя.

М.Г. Рабинович писал в книге «Древняя одежда народов Восточной Европы» (Москва, изд. «Наука», 1986):

«Исследователи отмечают связь упоминаемых в XVI–XVII вв. кики, сороки и кокошника с женскими головными уборами, бытовавшими у крестьян и даже у горожан еще в середине XIX в. «В некоторых захолустьях, – писал П. Савваитов, – еще и в настоящее время можно видеть не только у крестьянок, но даже у горожанок головной убор, похожий на бурак или кузовок, иногда с рогами, сделанными из лубка или подклеенного холста, обтянутый позументом или тканью яркого цвета и украшенный разными вышивками и бисером, а у богатых баб – даже жемчугом и дорогими камнями». Но разницы между кикой, сорокой и кокошником Савваитов не видел. В.И. Даль в середине XIX в. писал о сороке: «Это некрасивый, но самый богатый убор, уже выходящий из обычая; но мне самому еще случалось видеть сороку в десять тысяч рублей». Богато вышитую свадебную сороку – золотоломку, которую молодуха носила по праздникам и в первые два-три года после свадьбы и в XIX – начале XX в., отмечает Г.С. Маслова.

Различия здесь, скорее, социальные, чем территориальные: сорока и кика – у посадских людей, кокошник – у феодалов и высшего слоя купцов. Если вспомнить, что в середине XVII в. Мейерберг изобразил московскую крестьянку в кичкообразном (расширяющемся кверху) головном уборе, то можно предположить, что в центральных русских землях – бывших Московском и Владимирском княжествах – по крайней мере в XVII в. был женский кичкообразный головной убор. Кокошники же были принадлежностью туалета знатных и богатых женщин повсеместно».

Коренное население Московского княжества – народ мордовской языковой группы мокша (от имени которого река Москва и город Москва), а коренное население Рязанского княжества – народ мордовской языковой группы эрзя (от имени которого Рязань-Эрзянь). В обоих княжествах сорока – национальный головной убор. Энциклопедия сообщает:

«Также у эрзянок были и другие головные уборы – сорока, – сплюснутый убор с широким хвостом, который отпускался по затылку. Сороки сделаны были по-разному – некоторые более с низкой посадкой, сплющенные, некоторые с середины более выдернутые к верху. Как надголовная, так и хвостовая (задняя) части вышивались красными шерстяными нитками, сверху были забиты монетами, блестками, украшенными медными цепочками, серебром, бусами. Изготовление сорок было очень сложным, их делали хорошие портнихи.

Эрзянки, живущие на Волге, сначала надевали сороку при замужестве, потом сорока надевалась на голову каждый день».

Но при чем тут восточные славяне???

 

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ ИСТОРИКОВ

 

Для российских историков головной болью всегда была главная проблема: откуда в Центральной России взялись славяне, если никаких славянских племен там не было?

В Большой советской энциклопедии на карте «Славянские племена в VII-IX веках» самые восточные славянские племена – вятичи и кривичи. Оставим в стороне тот факт, что кривичи были балтоязычными, а вятичи – это по субстрату финно-угры. Но даже если с огромной натяжкой считать кривичей и вятичей «славянами», то все равно нет никаких славянских племен восточнее их – на территории Московской области и «Золотого кольца» России.

Но коль там нет ни одного славянского племени, то с какой стати население этой территории относят к общности «восточные славяне»? По-научному честно и правильно было бы обозначить это население как «российские славяне» и объяснить, что это финно-угры и тюрки, которые были славянизированы Москвой (которая сама изначально нерусская и неславянская). Но правда имеет скандальный душок: ведь Москва как бы претендует на роль «старшего брата» и «собирателя земель», хотя на ее территории не было ни одного славянского племени.

Вот в итоге вранья или полуправды у советских историков и выходило, что сорока и кокошник – якобы головные уборы восточных славян, хотя таковых не знали ни кривичи, дреговичи, радимичи (предки беларусов), ни племена на территории Украинской ССР.

Кстати, племена кривичей, дреговичей и радимичей в эпоху своего существования были вовсе не славянскими, а балтскими, как сегодня считают историки Беларуси. Причем радимичи – это вообще в чистом виде ятвяги и мазуры, которые мигрировали на территорию Гомельской области. Все они по субстрату балты, но им в СССР навязывается «единство» с «восточными славянами» Центральной России, которые по субстрату фино-угры и которых даже Нестор не считал славянами и Русью. В итоге сущее издевательство: коль беларусов называют «восточными славянами», то навязывают им сугубо финские кокошник и сороку, лапти и гусли-кусли, а также вообще всю национальную финскую фактуру.

Я уже не раз писал на страницах газеты, что нынешнее разделение славян ненаучное, глупое и чисто политизированное – когда беларусов считают «восточными славянами» и относят в одну группу с непонятно от каких «восточнославянских племен» (точнее – вообще НИКАКИХ) образовавшихся «восточных славян» Центральной России. Хотя для беларусов ближайшая родня вовсе не эти финно-угры и разные «татаро-монголы» необъятной Орды (каковые вообще не «родня»), а мазуры и лужицкие сорбы – которые тоже балты по субстрату. Славян научно разделять ПО СУБСТРАТАМ. А не по политическим «соображениям».

На карте БСЭ восточнее кривичей и вятичей славянских племен нет. Там целая цивилизация финно-угров – десятки племен, почти все они ныне забыли свой язык и стали славяноязычными, но при этом полностью сохранили антропологию, культуру, в том числе эти кокошники и сороки, кухню, ментальность, уклад жизни, социальную психологию и прочее. При всем уважении к этой самобытности вызывает недоумение, что иные политиканы навязывают это беларусам и украинцам как «эталон русскости» и образец представлений о том, чем должны являться «восточные славяне». Вот, например, вышиванки. У финно-угров их не было, а у беларусов и украинцев они часть национальной культуры. Но российские демагоги дошли до того, что объявили «русофобией» вышиванки, слуцкие пояса и даже наши драники.

Конфликтность возникает из-за того, что считать «восточнославянским». Но предлагаю такой критерий: вот что было национальной реалией в период Киевской Руси – то и имеет права называться «русским» и «восточнославянским». В ту пору племена Киевской Руси не знали кокошника и сороки, а потому именовать их реалиями «Руси» и «восточных славян» ненаучно.

И еще. Вот что было территорией Киевской Руси – то единственно и имеет право называться «Русью» («Россией» по-гречески). Это лишь около 3% территории нынешней России, да и те – племена финно-угров, захваченные киевскими князьями к закату Киевской Руси. Почему «Русью» сегодня называются великие царства Золотой Орды – вот тоже вопрос. Пушкин настаивал, что именно в этих бывших царствах Орды в Поволжье «русский дух и Русью пахнет». Что за «русский дух» в Астрахани – столице Астраханского царства Орды – это вопрос к поэту, который сам далеко не уроженец Киевской Руси. Называть Великую Орду Великой Русью-Россией – это, конечно, исторический анекдот.

Информация