ЗАГАДКА НАШЕЙ КОЖИ

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №8, 2017

 

Новые гипотезы дарвинистов якобы призваны пролить свет на причины отсутствия волосяного покрова у человека и позволяют предположить, что появление безволосой кожи сыграло ключевую роль в развитии других человеческих черт. Тем не менее, пока эти гипотезы дарвинистов представляются сомнительными.

 

ЛИШНЯЯ ОДЕЖДА

 

Как же произошла потеря естественного покрова у человека? Над этим вопросом ученые ломали голову не одно столетие. Ответить на него совсем не просто: ископаемые останки наших предков могут указать на многие важные этапы эволюции (например, появление прямохождения), но кожа в таких останках не сохраняется. Нина Яблонски (Nina G. Jablonski) заведует кафедрой антропологии Университета штата Пенсильвания. Ее научные исследования посвящены эволюции кожи человека, происхождению прямохождения, эволюции и распространению обезьян Восточного полушария. Перескажем кратко для наших читателей главные ее суждения.

Как пишет Нина Яблонски, для того чтобы понять, почему наши предки утратили шерсть, надо сначала выяснить ее предназначение. Шерсть – это наружный покров тела, характерный только для млекопитающих. Более того, это одна из отличительных черт данного класса: она предохраняет от переохлаждения, травмирования и намокания кожи, от повреждающего действия солнечных лучей, внедрения паразитов и микробов. Кроме того, шерсть помогает замаскироваться и распознавать представителей своего вида.

Несмотря на все важные функции шерсти, у некоторых млекопитающих она почти полностью исчезла. Многие из них ведут подземный или подводный образ жизни. Примером могут быть голые землекопы, живущие большими подземными колониями. У морских млекопитающих, не выходящих на сушу (например, китов), отсутствие шерстяного покрова делает кожу более гладкой и обтекаемой, что важно при плавании. Теплоизолятором у них служит развитый подкожный жир (ворвань). Но у полуводных животных (например, выдры) имеется плотная водонепроницаемая шерсть.

У особенно крупных наземных млекопитающих (слонов, носорогов, бегемотов) шерсть также отсутствует, что предохраняет их от перегревания. Чем крупнее животное, тем меньше у него отношение площади поверхности кожи к объему тела и тем хуже идет теплоотдача (напротив, у мелких животных типа мышей это отношение велико, и поэтому им часто приходится принимать меры для сохранения тепла). В плейстоценовую эпоху (2 млн. – 10 тыс. лет назад) мамонты и другие предки современных слонов и носорогов были покрыты шерстью, т.к. в условиях холодного климата во время оледенений наружная теплоизоляция помогала сохранять тепло и уменьшать потребности в пище. Однако все современные крупные травоядные обитают в жарком климате, и шерсть им не нужна.

Человек не только лишен шерсти, но вдобавок обладает огромным количеством (2-5 млн.) мерокриновых потовых желез, способных вырабатывать до 12 л водянистого пота в сутки. Эти железы располагаются не у волосяных фолликулов, а у поверхности кожи, они выделяют свой секрет через микроскопические поры. Сочетание безволосой кожи и водянистого пота, испаряющегося непосредственно с поверхности кожи, а не с кончиков волос, создает условия для чрезвычайно эффективной теплоотдачи.

 

НЕ СОВСЕМ ГОЛЫЕ

 

Нина Яблонски далее пишет, что, хотя мы превратились в безволосых обезьян, но остатки растительности у нас кое-где сохранились. Поэтому любая теория происхождения безволосой кожи должна объяснять и биологический смысл существования таких остатков. Волосы в подмышечных впадинах и в паху, очевидно, нужны для распространения феромонов (химических веществ, вызывающих определенные поведенческие реакции у других особей) и для увлажнения этих областей при движениях. А вот волосы на голове, как ни покажется странным, спасают от перегревания: между кончиками волос и кожей создается неподвижный слой воздуха, остающийся в жаркий солнечный день относительно прохладным. Жесткие курчавые волосы особенно эффективны, т.к. увеличивают толщину упомянутого слоя воздуха.

Что же касается волос на теле, то вопрос состоит в другом: почему у представителей одних этнических групп их почти нет, а представители других групп покрыты внушительной растительностью? Меньше всего волос на теле у жителей тропических регионов, однако и у представителей более северных областей оволосение на теле далеко не столь развито, чтобы обеспечивать сколько-нибудь значимую теплоизоляцию. Очевидно, что степень оволосения зависит, в частности, от уровня в крови тестостерона: у мужчин, независимо от этнической принадлежности, волос на теле больше, чем у женщин. Многие объясняют это половым отбором.

Безволосая кожа оказалась не только полезным приспособительным механизмом: она повлияла на всю последующую эволюцию человека. Утрата волосяного покрова и появление большого количества мерокриновых потовых желез способствовали развитию самого чувствительного к температуре органа – головного мозга.

Яблонски считает, что отсутствие волос сказалось и на социальном поведении наших предков. Можно предположить, что такие типичные человеческие особенности, как краска стыда и сложная мимика, развились именно взамен способов социальной коммуникации с помощью шерсти. Для передачи эмоций и намерений мы стали использовать мимику и жесты, для более тонкой передачи информации – речь.

 

ВЕРНЫ ЛИ ЭТИ ГИПОТЕЗЫ?

 

Такова в общих чертах концепция, которую предлагает Нина Яблонски. Увы, тут многое не сходится.

Расовые группы людей с обильной растительностью на теле обитали в регионе Ближнего Востока, где распространена мелкая мошкара, переносящая крайне опасные болезни крови и внутренних органов. Именно в связи с этим там принято не брить бороды мужчинам, а женщины носят чадру. В регионе происходил отбор: выживали те, у кого больше волос на теле (их меньше кусали, они меньше болели и умирали). В связи с этим непонятно, как вообще там человек мог лишиться волосяного покрова? Предположим, для районов Севера и Юга суждения Яблонски и могут иметь смысл, но на Ближнем Востоке подобная эволюция была в принципе невозможна.

Куда логичнее предположить другую логическую цепочку. Появление речи еще у неандертальцев и других примитивных протолюдей вело к социальной эволюции, к созданию основ семьи и общества. Что вводило табу на свободные сексуальные отношения и требовало одежду – как средство скрыть демонстрацию половых органов (ведь такая демонстрация фактически означала разрешение на соитие). Таким образом, одежда изначально служила для социальной функции, а постоянное ношение одежды из шкур постепенно и привело к появлению безволосой кожи – ибо зачем дублировать то же самое?

Согласно этой концепции, можно объяснить и оставшиеся волосы на теле. Волосы на половых органах выполняют функцию той же одежды, их еще раз прикрывая от случайного обнажения в социальной среде. А также это индикатор половой зрелости, как и запах, который создают волосы подмышечных впадин. Не готовые к совокуплению дети зримо лишены этих наглядных половых признаков, что, конечно, является результатом социальной эволюции, ограждая их от преждевременных сексуальных контактов. Ну а лицо у наших предков не являлось субъектом сексуальных отношений, для головы социально одежды не предусматривалось, потому и остались волосы на голове. Также небольшой волосяной покров сохранился на конечностях.

Все иные логические построения лишены смысла, так как означают, что древний человек «поменял шило на мыло», лишив себя шерсти и придумав носить вместо этого шерсть убитых животных. Что явно утрата эволюционного преимущества, так как своя живая шерсть всегда в миллион раз лучше. К сожалению, это важнейшее обстоятельно полностью выводят от рассмотрения дарвинисты, начиная с Энгельса, представляя дело так, что якобы миллион лет человек ходил ГОЛЫМ без вообще одежды.

Но человека только с того момента и можно называть человеком, что он становится ОДЕТЫМ социальным существом, прячущим свои половые органы! Кстати, сейчас телеканал «Дискавери» проводит эксперименты, отправляя в джунгли или леса выживать современных людей в голом виде – и это мало кому удается, потому что, вообще-то говоря, голого человека жутко кусают всякие комары и прочие насекомые. Уже по этой причине если наши предки когда-то и утратили шерсть, то вовсе не стали бы миллион лет ходить голыми без всякой одежды. Силы воли не хватило бы!

Причем важный нюанс – обувь, без которой передвигаться вообще невозможно. Получается, что как только человек стал прямоходящим – то был просто обязан себе тут же придумать хоть какую-то обувь. Но странно себе представить человека в ботинках, но голого. Раз смог ботинки придумать, то уж точно придумал тут же и всю другую одежду.

Подобные суждения не нравятся дарвинистам и марксистам, так как изображают человека изначально как СУЩЕСТВО ОДЕТОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ. А это не просто подрывает все предположения о происхождении нас от обезьяны, но доказывает отправное суждение Библии: мы потому такие, что созданы ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ БОГА. То есть мы не продукт нашей земной эволюции, а лишь повторение эволюции мира наших Творцов, где их эволюция шла по неведомым нам законам.

Если оставить в стороне теологию, то – уже в рамках чисто научной фантастики – вполне обоснованной является концепция о создании нас инопланетянами. О чем, кстати, тоже сказано в Библии. Антропологические особенности человека вполне могут объясняться тем, что мы являемся результатом или инопланетной эволюции, или вообще продуктом генетического эксперимента. Например, наш скелет отличается от всех существ Земли тем, что при падении с высоты своего роста запросто способен переломать себе кости. Получается, что мы созданы для условий силы тяжести, которая значительно ниже земной.

Но Яблонски об этом ни слова не пишет. Это ненаучно – рассматривать отдельно вопрос нашей голой кожи и игнорировать, что якобы при этом эволюционно появился гоминид, который в плане мышц и скелета – при том же весе! – в 5 раз слабее и более хрупкий, чем шимпанзе! При том же росте и том же весе высшие приматы (шимпанзе, орангутанг, гиббон) способны разорвать на части и переломать кости любому нашему чемпиону мира по боксу. Да чему вообще удивляться, если человек поскальзывается, выходя из дома на гололед, и ломает себе ноги, падая с высоты своего тела! А кошка, падая с 9 этажа, оказывается целой.

Конечно, дарвинисты могут придумать и тут объяснения, почему человек в ходе эволюции ФИЗИЧЕСКИ ДЕГРАДИРОВАЛ, утратив антропологически в 5 раз запас мощности и скелета, стал размазней. Но в таком случае это уже не эволюция человека (в смысле дарвинизма как движения к лучшему и более приспособленному в ходе естественного отбора), а нечто если не противоположное, то по крайней мере совсем иное.

Как учил Энгельс, обезьяна превратилась в человека, взяв в руки палку («труд создал человека»). Замечательно! Только почему при этом человек стал в 5 раз слабее обезьяны? И не потому ли он и взял палку, что был изначально слабее и никакой обезьяной никогда не был? Если бы мы были обезьяной с палкой – то ею сейчас бы и являлись, и на эту тему написано множество романов и снято фильмов типа «Планета обезьян». Где обезьяна взяла в руку палку – и обезьяной и осталась со своей цивилизацией разумных обезьян и антропологией – вопреки Энгельсу. Только вот человек тут при чем?

Забавно: как оказалось, шимпанзе являются последователями учения коммуниста Энгельса, ибо сегодня на глазах ученых вполне виртуозно работают палкой как орудием труда. Но человеком и тем более пролетарием они от этого не становятся ни миллион лет назад, ни сегодня, как не станут и через миллион лет эволюции в зоопарке со своими палками для обезьян товарища Энгельса…

 

Информация