НЕИЗВЕСТНЫЙ ФРАНЦИСК СКОРИНА

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №4, 2017

 

Сразу два важных открытия касательно жизни и деятельности Франциска Скорины были сделаны в 2016 году. Археологи Беларуси летом обнаружили останки фундамента бернардинского монастыря, где в школе учился Франциск Скорина. А в Ватикане нашли очень любопытный документ… Эти открытия для биографии первого восточнославянского книгоиздателя мы бы назвали сенсационными.

 

ИЗ ХАОСА

 

О Франциске Скорине в СССР долгое время рассказывали небылицы, в частности, мол, он был православным, ибо из самого города Полоцка – столицы православных беларусов той эпохи. О вере Скорины судили и по его книгам – православным. В атеистическом Советском Союзе почему-то всегда между строк подчёркивалось, что в прошлом все православные, они же русские, – были хорошие, а католики, они же поляки, – плохие. Причину нелюбви католиков и православных, как и католиков и протестантов объяснять не надо – так сложилось исторически, хотя вроде бы странно: все они братья во Христе. Вот и в Беларуси проблем между католиками, православными и протестантами никогда не было, а камни в огород католиков Русская православная церковь уже московского толка швыряла постоянно лишь с 1839 года, желая вбить клин между беларусами католиками и униатами, переводя униатов в стан РПЦ. Или ещё хуже: мол, католики – это поляки, а православные – только беларусы. Вот даже имя Скорине пытались Георгий дать. Зачем? Понятно зачем – чтобы в свой приход перетащить. Хотя, тот факт, что в Московии книги Скорины были сожжены как еретические, а сам Скорина изгнан именно как католик, красноречиво говорит о том, как к нему на самом деле относились так называемые ныне «русские православные». Также издательскую деятельность Скорины критиковал православный князь Андрей Курбский, причём уже после своей эмиграции из Московии. Мало того, уже чисто православного книгопечатника ВКЛ Спиридона Соболя в Московию вообще не пустили, а типографию ученика Скорины Яна Федоровича (Ивана Федорова), первоначально наняв его в 1565 году для печатания книг для Москвы, сожгли как также еретическую.

Правда, версия с Георгием появилась не на голом месте, а на основе банальной ошибки и неразберихи. Впервые «Георгий» Скорина «родился» во второй половине XIX века, после того как в 1858 году были опубликованы копии двух грамот короля и великого князя Жигимонта (Сигизмунда) I на латинском языке. В одной из них перед именем первопечатника стояло латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова «эгрериум» было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. Фрагмент же «с Георгием» был изложен следующим образом: «… egregium Francisci Scorina de Poloczko…(«знаменитый Франциск Скорина из Полоцка»)». Банальная грамматическая ошибка переписчика, принявшего слово «знаменитый (отличный)» за имя собственное Георгий породила споры на долгие годы.

Затем уже сами же советские учёные окончательно подтвердили – правильное имя Скорины было Франциск (как он сам писал на своих книгах) и никак иначе (и вовсе не Франтишек!), а имя это, кстати, католическое. Это научное решение было закреплено художественным фильмом «Я – Франциск Скорина» (1969 год) с Олегом Янковским в главной роли.

С другой стороны, известный факт, что сам Скорина считал себя гуситом, т.е. протестантской веры. Православный Полоцк, католическое имя, протестантская вера… Как это всё сложить вместе?

 

ПРОЯСНЕНИЕ

 

Скептики, стоящие на православных позициях, всегда говорили: мол, откуда в конце XV века в Полоцке католики? Но факты говорят о том, что при Витовте началось, а при Александре Ягелончике продолжилось активное возведение католических монастырей, храмов и школ. Согласно беларуским учёным, основы латинского языка знаменитый полочанин Франциск Скорина постигал в школе монахов-бернардинцев, которая была открыта при монастыре, построенном как минимум до 1498 года. Именно в этом году монастырь впервые упомянут в хрониках Полоцка.

До момента раскопок останков монастыря летом 2016 года точного места, где же он располагался, не знал никто. Историки только приблизительно предполагали, где он мог находиться, имея, впрочем, на руках его точный план. Но план – это не факт существования самого монастыря. Монастырь и костёл бернардинцев в Полоцке, захваченном войском Ивана Грозного, сгорели во время Ливонской войны в 1563 году. В XVIII веке бернардинцы построили в Полоцке новый монастырь, но на этот раз в другом месте – в Задвинье, и руины этого монастыря сохранились по сей день.

Доцент кафедры отечественной и общей истории Полоцка Денис Дук, руководивший раскопками, рассказал, что в ходе строительных работ были случайно обнаружены останки достаточно старого фундамента здания. Этот фундамент изучили, и он совпал с имеющимся планом монастыря. На то, что это в самом деле бернардинский монастырь конца XV столетия, указывали и многие детали: посуда, кафель, закладки книг и многое другое.

Теперь легендарный монастырь, где учился Франциск Скорина, обрёл не только письменное, но и материальное подтверждение. Стало быть, Франциск Скорина до того, как стать протестантом, был бернардинцем, католиком. Существует также ещё один любопытный документ, доказывающий не только католическое происхождение Скорины, но и то, что в Полоцке был целый католический клан Скориных. Это рекомендательное письмо римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу о неком Иоанне (Яне) Хризансоме Скорине, написанное в Риме. В нём сообщается, что светлейший и почтеннейший брат Иоанн Хризансом Скорина, который должен вручить послание его преосвященству полоцкому архиепископу, обучен в «этом городском коллегиуме», возведён в сан священника и «возвращается» в диоцезию.

Те же, кому сей факт не нравится, хочется напомнить, кто же именно стоял в ВКЛ за укреплением и расширением православной церкви – католический король Польши Александр Ягелончик и немецкий католик Швайтполь Фиоль, который по заказу Александра начал печатать в 1490 году первые молитвенные печатные книги на кириллице для православных жителей ВКЛ. Позже эти книги печатал другой католик – Франциск Скорина. С 1517 по 1519 год он издал 23 книги. Финансировал Скорину известный в ВКЛ православный князь и полководец Константин Острожский, разбивший войско Московии под Оршей в 1514 году.

Вот такое вот время было в ВКЛ! Католики печатали для православных книги, все дружили и любили друг друга, и никто из-за веры не дрался, не воевал. Религиозные конфликты начались лишь с 1839 года, когда российский император Николай I силой стал насаждать веру РПЦ среди православных униатов Беларуси и Украины.

Ну а биография самого Скорины ещё больше проясняется: он был выходцем из католической семьи Луки Скорины, торговца из Полоцка – что даёт представление об этом городе не только как о столице православных. Ну а на месте найденного монастыря я бы построил в виде бернардинской школы дом-музей Скорины, где за партой, рядом с гипсовой копией мальчика Франциска, сына Луки Скорины, мог бы сфотографироваться каждый желающий. Это была бы наилучшая память о жизни и деятельности «замечательного Франциска Скорины из Полоцка».

 

ОТКРЫТИЕ АЛЕСЯ ЖЛУТКА

 

Переход в протестантизм Скорины, как представляется изначально, скорее всего мог произойти в 1530-е годы. Ведь именно это может объяснить и окончательный переезд Скорины в 1535 году в Прагу, в город, где протестантами тогда были все. Первым из олигархов ВКЛ перешёл в Реформацию Радзивилл Чёрный в 1533 году, уйдя в кальвинизм. И пошло-поехало – к 1556 году от католиков, как печально сообщает иезуит Циховий, осталась тысячная (!!!) часть. Это если предположить, что в 1520-х годах католиков в стране было хотя бы около миллиона человек, то в 1556 году их осталось только около тысячи! И угадайте, в каких прежде всего городах они сохранились? В Полоцке, Смоленске, Мстиславле, Витебске. Да, да, в этом якобы анклаве православия. Иезуиты (выгнанные из Голландии, Дании и Швеции) усилили миссионерскую деятельность в Литве только лишь после 1630 года, когда приход католиков вновь начал медленно увеличиваться.

Но новое открытие меняет всё выше изложенное представление по поводу Скорины и его перехода в протестантизм. Алесь Жлутка, старший научный сотрудник Института истории Беларуси, во время командировки в Ватикан установил существовавшую связь Скорины с V Лютеранским собором, который состоялся в 1512 – 1517 годах.

На этот собор прибыла делегация датского короля, а при ней состоял некий Скорина. И уже через три месяца в Падуе, при защите докторской степени, Франциска Скорину называют секретарём датского короля Ханса. То есть Скорина в Италии исполнял ещё и эту роль – секретаря датского короля. Значит, уже тогда Скорина, которому было не больше 22 – 23 лет, мог стать или уже был протестантом? То есть Скорина – первый известный литвинский протестант, на 20 лет опередивший Радзивилла Чёрного? Алесь Жлутка нашёл более чем интересный документ, где Франциск Скорина сообщает, что к Лютеранскому собору хотел присоединиться и московский князь. Видимо, искал союзников – напомним, то было время, когда московский князь Василий, только что захвативший Псковскую республику в 1502 году, напал на ВКЛ и был разбит под Оршей в 1514 году.

Жлутка выявил любопытные события того бурного времени: перед 1508 годом король Ханс принял делегацию московского князя Василия (по Карамзину Василия ІІІ). Послы просили короля договориться с Папой римским Юлием ІІ о приёме их Ватиканским двором. При этом датский король мечтал объединить христианскую церковь, а делегация Василия, в союзе с императором Римской империи (союз католических немецких стран), скорее всего, просто искала союзников для войны, чтобы разбить Польшу и ВКЛ, поделив их земли так, чтобы Москве досталась вся Литва. Разные цели датского короля и московского князя ни к чему их переговоры, естественно, не привели.

Жлутка рассказывает далее: «В 1509 году к датскому королю также прибыла и польская делегация короля и Великого князя Жигимонта, в подданстве которого в Беларуси и Украине были также и православные, и где документация велась на латыни и старобеларуском языке. Возникает вопрос: для чего понадобился Скорина датскому королю в качестве секретаря? Ответ напрашивается сам собой: для дипломатических переговоров Жигимонта с Василием ІІІ».

Нет же! Скорина нужен был не Жигимонту, а в первую очередь королю Хансу, и Скорина исполнял при нём роль переводчика! Разве не этот ответ напрашивается сам собой? Как всегда, беларуские историки находят что-то интересное, но с выводами идут не туда. Жлутка прав лишь в том, что Скорина мог получить образование ещё и в Дании, чтобы защитить свой докторат по медицине в Падуе. Потому и уехал в протестантскую Прагу работать врачом, ибо уже в Дании принял протестантизм.

Получить образование в Дании, по мнению Жлутка, Франциск Скорина мог в период до 1512 года. И тогда понятно, почему его пригласили принять участие в V Лютеранском соборе. Наш полоцкий парень стал фигурой европейского (читай мирового) масштаба.

Информация