СТРАННЫЙ РЕФЕРЕНДУМ

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №8, 2016

 

Многие политики и политологи любят вспоминать, что в марте 1991 года прошел референдум якобы «о судьбе Союза», на котором якобы «советский народ дружно высказался за сохранение СССР». На самом деле все было совсем иначе.

 

Двадцать пять лет назад, 17 марта 1991 года, в СССР был организован странный референдум с непонятным вопросом, ни к чему никого не обязывавший и не имевший абсолютно никакого значения. Зачем его устроил М. Горбачев – величайшая загадка, если сам он затем отказался выполнять волю населения о сохранении СССР и предложил нечто совершенное иное – буржуазную конфедерацию ССГ.

 

ЗА ЧТО ГОЛОСОВАЛИ?

 

Референдум при всех оговорках стал серьезным прецедентом: впервые за десятилетия глава советского государства и коммунистической партии оказался практически и реально зависим от результатов массового голосования. В итоге советские люди тремя четвертями голосов проголосовали «за» (правда, непонятно за что). А всего через девять месяцев Советский Союз распался.

Гражданам был предложен странный вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Проблема в том, что понятия «федерация» и «равноправные суверенные республики» противоречат друг другу (федерация означает утрату существенной части суверенитета). Президент информационно-исследовательского центра «Панорама» Владимир Прибыловский писал по этому поводу в 2011 году:

«Формулировка вопроса была сложной, по сути, там было несколько вопросов. В итоге кто-то голосовал за Союз, кто-то – за сохранение социализма, и так далее. В целом, у тех сил, которые стояли за проведением референдума, тренд был на сохранение тоталитарного государства.

Социологам хорошо известно, что ответ зависит от формулировки. Если спросить «Хотите сохранить Союз?», большинство ответят «да». И на вопрос о независимости России большинство скажут «да». Независимость – хорошее слово, и все хотят быть независимыми. Ну, и те, кто формулировал вопрос на референдуме 20 лет назад, хорошо поиграли с формулировкой.

Социализм начал рушиться, к моменту проведения референдума он почти разрушился. Референдум был пропагандистской попыткой получить от народа санкцию на сохранение старого строя – под видом голосования за Союз. Если бы спросили «хотите сохранить управление компартии?» – большинство ответило бы «нет». А на вопрос «хотите сохранить Союз» – большинство предсказуемо ответило «да». Формулировка, вынесенная на референдум, по сути, смешивала два этих вопроса. Неудивительно, что часть республик голосовать не стала».

Напомню, что препятствовали проведению на своей территории всесоюзного референдума высшие органы власти Грузии, Латвии, Летувы, Молдовы, Армении и Эстонии.

Вопреки расхожему заблуждению, Казахстан и Украина хотя и участвовали в референдуме, но голосовали совершенно за иное. Президент Казахстана Назарбаев настоял на особой формулировке вопроса – Союз Суверенных Государств вместо «обновленной федерации Советских Социалистических Республик». Победил центр – и Казахстан заявил, что он всегда был за Союз, но если бы центр проиграл, Казахстан мог трактовать итоги референдума в сепаратистском смысле. В Украине к предписанному вопросу добавили еще один: «Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских Суверенных Государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?» Это уточнение получило убедительные 80,2% одобрительных ответов. Надо сказать, Декларация о суверенитете Украины (принятая местным парламентом несколькими месяцами раньше) однозначно трактовала Украину как оформленное государство. Получается, на деле референдум 17 марта продвинул Украину, как и Казахстан, к самостоятельному государственному существованию, отвергал СССР.

Владимир Прибыловский пишет: «Это была ошибка организаторов референдума. Так или иначе, устроители референдума де-факто проиграли. К тому же, референдуму в России был противопоставлен контрход – одновременно с вопросом о сохранении Союза граждане голосовали за введение поста президента РСФСР (17 марта 1991 года параллельно с всесоюзным прошёл первый всероссийский референдум о введении поста президента РСФСР. В нём приняло участие 75,09% граждан России, из них 71,3% поддержало это предложение. Через три месяца, 12 июня 1991 года, первым президентом РСФСР был избран Борис Ельцин). Введение поста президента РСФСР сказалось на том, что впоследствии Россия пошла по недемократическому пути развития, по пути архаичного авторитарного режима».

Очередной парадокс: если россияне якобы проголосовали за сохранение СССР, то зачем им нужен еще и президент России? Таким образом, Казахстан, Украина и Россия на этом референдуме лишь укрепили свою государственность, и в этих трех республиках референдум способствовал не сохранению СССР, а скорейшему распаду.

 

ЧТО ВЗАМЕН?

 

Самое поразительное, что главным инициатором ликвидации Советского Союза выступил президент СССР М. Горбачев. Мартовский референдум 1991 г. вроде бы гласил, что население хочет сохранения Союза СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ Республик. Вместо этого весной-летом 1991 г. Горбачев разрабатывает проект договора о полной ликвидации социализма и о какой-то непонятной «конфедерации» под названием Союз Суверенных Государств. Он же начал подготовку к всеобщей приватизации социалистической собственности на средства производства и к выдаче населению ваучеров.

Что такое ССГ? Аббревиатуру расшифровывали как «Союз Спасения Горбачева», так как для укрепления своего политического влияния президент СССР наделял все автономии статусом суверенных государств. Если бы тогда Ельцин подписал этот договор, то это означало бы полное расчленение России.

Согласно новому договору, старый договор о создании СССР утрачивал силу, и вступал в действие новый – где уже не было никакого социализма, создавалась конфедерация буржуазных республик. Впрочем, слово «конфедерация» тут является сильным преувеличением. Вся полнота власти переходит правительствам суверенных государств (бывших союзных и автономных республик), которым отныне полностью принадлежат все средства производства на своей территории и все недра. Эти суверенные государства живут по своим собственным национальным законам, могут иметь свои национальные армии, являются полноправными субъектами международного права и могут заключать любые договора с кем угодно (в том числе могут быть членами ООН, ЕС и НАТО – если им захочется).

Какую же роль при этом отводил себе Горбачев? При таком положении дел союзный центр уже не нужен, не обладает никакой властью и в лучшем случае выполняет лишь декоративные или совещательные функции. Что и было с успехом делегировано Исполнительному секретариату Содружества Независимых Государств в Минске (где мне довелось работать в 1995-2000 годах советником Аналитического управления, и один из моих докладов был «по свежим следам» посвящен как раз теме событий 1991 года).

 

ВТОРОЙ РЕФЕРЕНДУМ

 

Другой референдум в Украине прошел 1 декабря 1991 года в один день с первыми выборами президента Украины (им стал Леонид Кравчук). Заявлялось:

«Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства – УКРАИНЫ. Территория Украины является неделимой и неприкосновенной. Отныне на территории Украины имеют силу исключительно Конституция и законы Украины. Этот акт вступает в силу с момента его одобрения. Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?»

В голосовании приняли участие 84,18% имеющих право голоса граждан Украины (31,891,742 человека). 28,804,071 (90,32%) из них поддержал Акт провозглашения независимости Украины. Таким образом, провозглашение независимости Украины было подтверждено всенародным голосованием. В том числе за выход из СССР проголосовали: Крымская АССР – 54,19%, г. Севастополь – 57,07%, Донецкая область – 83,90%, Луганская область – 83,86%.

Эти данные полностью опровергают суждение, что якобы на мартовском референдуме жители Украины голосовали «за сохранение СССР». Люди не могут столь быстро и столь дружно кардинально поменять свое мнение, а на мартовском референдуме формулировка была иной и касалась Декларации о государственном суверенитете Украины.

Когда Горбачев узнал об итогах нового референдума в Украине, то перепугался и с путаной речью обратился по ТВ к украинцам, хотя это было уже бессмысленно. Заодно он позвонил президенту США и пожаловался на Украину, а тот его заверил, что ни в коем случае нельзя допустить выхода этой республики из СССР. Затем президент США сам позвонил Кравчуку и категорически предупредил не выходить из Союза, на что тот ответил, что воля народа, высказанная на референдуме, является для него законом, он обязан эту волю выполнять, от него, мол, ничего не зависит.

После серии разных лихорадочных консультаций Горбачев решил устроить встречу Кравчука и Ельцина на «нейтральной территории» в Беларуси, а Ельцину президент СССР дал задание любой ценой удержать Украину в союзных отношениях. В крайнем случае обсуждать хотя бы лишь экономический союз или статус наблюдателя в Союзе, как последнее средство – предложить «славянский союз». Почему сам Горбачев не поехал на эту встречу, а переложил решение столь принципиального вопроса на Ельцина – осталось загадкой (возможно, Михаил Сергеевич побоялся неудачного исхода переговоров, при котором его бы уже прямо обвиняли в развале СССР).

В Вискулях Кравчук заявил Ельцину, что по итогам референдума не имеет права подписывать горбачевский договор о создании ССГ. Не хотел его подписывать и президент России. «А зачем нам тогда нужен этот Горбачев с его союзным центром? – решили президенты России и Украины. – Подпишем свой собственный договор о создании Содружества Независимых Государств». И подписали.

 

ИРОНИЯ СУДЬБЫ

 

Владимир Прибыловский считает, что «референдум о сохранении Союза – событие второстепенное». Я не согласен! Как раз этот мартовский референдум и заложил юридические основы развала СССР! На референдуме 17 марта 1991 года Декларация о государственном суверенитете Украины оформила государственность этой республики – что затем послужило основой для второго референдума, а в России был на том референдуме утвержден пост президента РСФСР, каковым стал Ельцин, подписавший затем в Вискулях заявление о прекращении существования СССР. Вот и получается, что если бы не мартовский референдум, то события могли пойти иначе.

Впрочем, если бы республики и подписали договор о создании горбачевского ССГ, то, как было сказано выше, это тоже означало бы крах СССР. Такое странное химерическое образование было бы куда как худшим вариантом, чем СНГ, так как делало государствами все автономии. Территория России уменьшилась бы на четверть, а вторым по величине государством ССГ (и первым по богатству) стала бы Якутия (в несколько раз больше Казахстана). Началась бы невероятная каша, раздел недр и собственности, этнические и религиозные трения, прочий бардак и безвластие. Вот чтобы как-то управлять этим хаосом среди автономий, ставших государствами, и требовался Горбачев – вот в таком раскладе он и видел для себя единственно возможное личное политическое будущее.

К счастью, мы избежали такого хода истории…

 

Информация