ОН ЖЕ ПАМЯТНИК!

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №22, 2016

 

 

Не успели затихнуть споры по поводу скандального памятника Сталину в Сургуте, потом Ивана Грозному в Орле, как бац! – новый скандал: памятник князю Владимиру в Москве! Почему в Москве? И почему Владимиру?

 

 

КОНУНГ ВАРВАР

 

Начнём с того, что памятник знаменитому киевскому князю уже стоит, в Киеве, как и положено. Кстати, сразу проясним, как же правильно называть легендарного князя, прозванного на Руси Красным Солнышком. При жизни русские летописцы его звали Володымер и только так. Когда князь Мономах, тоже киевский, основал в волжско-финских землях город Владимир, то тоже, кстати, Володымером назвал его. Во Владимир город переименовали лишь в XVII веке, когда имя Володымер считалось уже устаревшим, выламывающим челюсть и больше украинским (русинским) нежели московско-русским. Московиты, к слову, с большим трудом могли выговорить все эти киевско-славянские имена, московскому уху сложно звучащие: Володымер, Кыйев, Лыбедь… Вот и смягчили Володымера.

Если же учесть, что Володымер был как ни крути варяжского рода (от Вальдемар – имя остготское) – то ещё можно называть князя и Вальдемаром тоже, как его имя писали в Швеции, где он некоторое время жил. Не жил он только в Москве, ибо таковой в X веке не существовало даже в проекте – территория будущей Московии ещё пока даже колонией Киева не успела стать.

И если киевский памятник изображает скорее усталого человека, в большей степени не держащего большой крест, а опирающегося на него – что очень даже символично – то новый памятник, более пафосный, демонстрирует нам человека в крайнем возбуждении, замахивающимся крестом, словно говорящим «Ща-аз как дам!» Посему не совсем ясно, что именно олицетворяет статуя Володымера ныне в Москве, если для России этот князь всё равно, что Александр Македонский для Сербии, т.е. не та эпоха, и не та страна. «Крестил Русь», скажут заступники статуи в Москве, но какую Русь Володымер крестил? Киев! И только! Наш беларуский Полоцк, к примеру, как минимум за три года до 988 года был уже крещён другим скандинавом Торвальдом Путешественником, о чём мы и писали недавно. А вот Московской Руси Володымер крестить никак не мог по случаю её полного отсутствия в его годы.

С таким же успехом в Москве могли бы установить памятник остготскому королю Аллариху, к примеру, или же Теодориху, Рим брали, всё-таки. А это звучит почище Берлина!

 

ЧЕЙ КНЯЗЬ?

 

В Москве Володымеру российский паспорт пытались ещё в годы Перестройки всунуть, мол, чего это украинцы нашего русского князя себе приписывают! Украинцы ответили – так ведь киевский же он, а Киев – столица Украины! Ни Москвы, ни Петербурга при нём же не было! Но российские историки, или типа того, возразили, мол, а в Киев он откуда приехал? Из Новгорода! Но украинцы вновь отпарировали: так ведь он сын киевского князя Святослава! Новгород же Киеву подчинялся тогда!.. Хотя – брейк! Тут хочется развести спорщиков по углам ринга и сделать предупреждение обоим: все князья Руси тогда варягами были! Тут у шведов больше прав на Володымера, чем у русских или украинцев. Но факт есть факт – Киев! А всё, что там, – часть именно украинской истории и ничьей более.

На том спор, как всем тогда казалось, окончательно разрешился в пользу Украины. Хотя, если даже допустить тот вариант, что Володымер был-таки рождён новгородцем, то разве это даёт право считать его русским России? Нет! И ещё раз нет! Как нет более никаких новгородцев. Иван III первым ликвидировал Новгородскую республику, а Иван IV, тот, которому памятник уже в Орле стоит, ликвидировал её ещё больше, физически, перебив, перерезав и утопив всех, кто под руку попался. Не жалел даже священников и товары новгородских купцов, которые приказывал сжигать. Тех, кого сумасшедший Иван не успел убить, – сами разбежались. Если и была такая русская народность, как новгородцы, то после 1570 года её вообще не стало. Ну а когда в 1721 году на свет Божий появилась петровская Россия, то от новгородцев давным-давно одно лишь воспоминание осталось, а воспоминание ничьим предком быть не может.

В Москве, значит… Не знаю, не знаю… Вот не удивился бы я, поставь Володымеру или Вальдемару, как угодно, памятник в Стокгольме. Ну не удивился бы! Их он тоже! Даже в Тель-Авиве – не удивился бы, ибо есть, да-да, есть исследователи, доказывающие – евреем по вере он был! Помните, когда сватался к нашей Рогнеде, что та ему ответила? «Не хочу разуть рабича», что на современный русский перевести можно, как «не хочу снимать обувь с сына… » И тут одни говорят, что с «сына рабыни», а другие – «с сына раввина». Но рабами в Руси рабов пока что не называли, были другие слова – «челядин», «кащей», «холоп», а также иногда «роб» или «робя». А вот раввина – называли «раби», а «рабич» – сын раввина! А что? В Киеве, между прочим, бывшем хазарском городе, иудаизм был главной верой. Потому очень даже может быть! Кстати, а какой личный герб был у Володымера? Так ведь трезубец в виде пикирующего сокола, а это, между прочим, и есть хазарская тамга! Ныне это герб Украины.

Но хазарский ли Киев, варяжский ли он – всё это, как ни крути, всё равно – Киев, история Украины и совсем немного нашенской, беларуской истории тоже. Но даже у нас, в Беларуси Володымеру памятник ставить не за что, ибо всё, что сделал Володымер на беларуской земле «хорошего», – это воевал и убивал. Рогнеду, пусть тоже девушку варяжскую (Рагнхильду), но нашу, изнасиловал, убив её отца Рогволода или правильней всё же Рагнвальда. Полоцк погромил. Правда, вот город Изяслав (Заславль ныне) основал, куда сослал опальную Рогнеду с сыном. Между прочим, со своим же сыном. После «геройств» Володымера в Полоцке исландец Торвальд Кодрансон порядки наводил – монастырь ремонтировал, да церковь строил.

Потом, в 964 году воевода Володымера Волчий Хвост разбил наших предков радимичей на реке Песчаной, после чего киевляне потешались, что «песчанцы от волчьего хвоста бегут». Побили нас, да ещё и дразнятся! Вот и все «подвиги» прославленного князя на беларуской земле. Ну а на земле российской Володымер только волжских булгар бил и ничего другого «полезного» не сотворил.

Может, именно из-за булгар поставили памятник в Москве? Ну, чтобы насолить татарам, мол, ага, видите, он вас бил, а теперь стоит и смотрит на вас! Страшно?.. Хотя вновь не складывается! Ведь князь Володымер не только татар волжских, но дважды и прямых предков московитов вятичей громил, заставив их платить дань Киеву. Для России он сущий завоеватель, налётчик!

В Москве памятники вообще живут своей нелогичной жизнью каменных изваяний. Российские историки пытались русским назвать не одного Володымера только по факту его краткосрочного пребывания на территории будущего СССР. Так, беларуский шляхтич из-под Минска и ученик Францыска Скорины Ян Федорович по найму приехал из ВКЛ печатать книги в Москву, но, поработав всего два года, бежал обратно в ВКЛ. Еле ноги, кстати, унёс – его типографию сожгли, а самого за ересь даже убить хотели. Но, вот, русский он для россиян! Первопечатник Иван Федоров! А чтобы никто не сомневался – на памятнике Федорову-Федоровичу даже бороду «приклеили».

 

ЗА ЧТО?

 

Я, между прочим, не особо был против памятника Ивану Грозному в Орле. Он хотя бы царь московский, и там, в Орле, по слухам и родился. Другое дело, что памятник этот должен чуть-чуть по-другому выглядеть: вот он, Иван Ужасный, сидит с бензопилой среди расчленённых трупов убиенных им новгородцев, москвичей, казанских булгар и прочих людей… Или сажающий на кол очередного казанского татарина, или ливонского немца на костре жарящего.

Но я не могу понять, символом чего задуман нынешний памятник Володымеру? Успешности воина? Так ведь, если и завоевывал новые земли, то всё это не для Москвы, для одной лишь Киевской Руси, для Украины стало быть. Может, символ христианской веры? Так ведь, опять-таки, одних только киевлян крестил, силком загоняя в речку Крещатик. Что же касается жителей будущей Московии, то они как были до Володымера язычниками финно-угорского племени, так и оставались ещё долгое время после его смерти.

Да и к христианской морали князя Володымера тоже есть вопросы. Как-то не сказать, чтобы очень уж по зову сердца и красиво он выбирал, какой же вере быть в Киеве. Сидел и по-барски спичкой в зубах ковыряя, выбирал: так, эти мусульмане, нет, не пойдут, вина не пьют, плохо. Латиняне из Рима? Да ну их, зануды!.. К греческой вере его, как ни странно, даже не сама эта вера обратила, а шанс жениться на византийской царевне Анне. С женитьбами тоже как-то всё не по-христиански: четыре официальных жены! И ещё 300 любовниц под Киевом в Вышеграде!

Хотя тут не так, что бы уж совсем всё плохо. Не с бензопилой же он по Новгороду, как Иван Грозный, бегал, людей расчленяя, а всё же женщин любил в больших количествах! Разница же на лицо. Но опять-таки, а Москва тут причём?

Так что на вопрос, что же делает памятник Володымеру в Москве, убей Бог, не пойму, что ответить! И спросить нельзя – он же памятник!

Информация