ЛИТВИНСКИЙ СОЛДАТ

 

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №14, 2016

 

Любой, кто читал историю войн ВКЛ и Речи Посполитой с Московским царством, не мог не заметить одну постоянную деталь: во всех славных победах литвинского войска оно, войско ВКЛ, всегда значительно уступало численностью войску московских царей. В чём же был секрет силы беларуских солдат?

 

НЕ ЧИСЛОМ, А УМЕНИЕМ

 

Уже под Оршей в 1514 году армия ВКЛ, одержавшая блестящую победу над армией московского царя Василия III, была по многим подсчётам вдвое меньше (17.000 против не менее 35.000). Решающая победа под Полонкой в 1660 году имеет тот же расклад – 12.000 против 30.000. И так почти везде.

Российские историки скорее всего правы, когда расточают комплементы русским (московским) воинам. В самом деле, в Московии ратные люди всегда отличались здоровьем и твердой психикой. Обратить в бегство московитянина – зачастую высокого и крепкого мордвина, вепса или татарина, людей мужественных, северных и не склонных к панике – было делом непростым.

С другой стороны, нельзя не заметить другую странность: армия Петра Первого в сражениях со шведами всегда превосходила неприятеля вдвое, а порой и втрое. Но при этом лишь раз чисто победила под Полтавой (превосходя втрое силы Карла XII). Армия Кутузова в сражениях с Наполеоном всегда хотя бы немного живой силой превосходила французов, но, опять-таки, ни разу не победила в открытом бою. Почему так? И это притом, что о личных стойких чертах русского солдата высоко отзывался сам Наполеон: «Русского солдата не достаточно убить, его ещё повалить надо (в другом переводе – «разрушить»)».

Ответ в том, что в русской армии и царя Петра, и Кутузова всегда дело с воинской выучкой обстояло хуже, чем у лучших европейских солдат, и всегда худшего качества было вооружение. Да и офицеры чаще были полными бездарями. Тот же храбрый князь Багратион пусть был мужественным и смелым офицером, но тактиком являлся весьма посредственным, что и отмечали лично знавшие генерала люди. Хотя регулярная армия XVIII и XIX веков уже много отличалась от тех армий, что были в Европе в XVI – XVII веках. В регулярных войсках и Петра, и Суворова, и Кутузова, как и в армии этих же лет ВКЛ, солдат был уже не профессионалом, а просто рекрутом, призывником, чаще крестьянином, которого кое-как обучали ратному делу и бросали под пули красиво идти в строю.

Иное дело XVI – XVII столетия, когда войной занимались те, кто на это учился если не всю жизнь, то достаточно долгое время. И вот тут-то выучка литвинского воина, его тактическая подготовка, оснащение и морально-волевые качества были на голову выше не только ратников восточного соседа, но и, пожалуй, всех остальных.

Как говорит беларуский доктор исторических наук Александр Кравцевич, «он был качественным солдатом».

 

АРМИЯ ВКЛ

 

В первой половине XVII века постоянных войск в ВКЛ практически не существовало, а оборону от татарских набегов держали польские наемные войска, так называемое «кварцяное войско (Wojsko kwarciane)», которое впоследствии было реформировано в компутовые войска и располагалось на территории современной Украины, которая перешла от ВКЛ Короне Польской согласно Люблинской унии.

Единственными незначительными постоянными военными единицами ВКЛ были войска, находившееся в важных крепостях: в Вильне, Смоленске, Двинске и Полоцке. Это были пехотные подразделения, которые содержались на деньги, полученные с чрезвычайных налогов. Также существовали небольшие личные военные подразделения магнатов ВКЛ, которые охраняли собственность магнатов и их замки.

В случае начала войны войска формировались заново, по решению сойма ВКЛ, на определенный период времени. По завершении военных действий войска распускались. Организация войск ВКЛ, в целом, не отличалась от организации войск Короны Польской. Хоть и имелась своя местная специфика. По способу управления войска делились на: подчиненные центральной власти; подчиненные региональным властям; частные войска.

Посполитое рушение (т.е. призывная, почти регулярная армия) являлась теоретической основой армии ВКЛ. Посполитое рушение юридически было закреплено Статутом ВКЛ 1588 года. Служба в нём была обязательной для шляхты, духовенства, татарских поселенцев, мещан королевских городов, которые должны были формировать свои отряды в зависимости от величины имеющейся у них собственности.

Посполитое рушение собиралась по указу вального сойма ВКЛ, с последующим утверждением королём Речи Посполитой. Одной из особенностей военной организации ВКЛ был тот факт, что король и Великий князь мог собрать посполитое рушение без вального сойма и его решению в землях ВКЛ подчинялись. В полном составе, как считается, посполитое рушение никогда не собиралось, достигая маскимум до 25.000 человек, хотя при Стефане Батории оно достигло числа в 45.000. Однако посполитое рушение отличалось низкими боевыми качествами, как правило, использовалось для обороны городов и как второстепенные войска. Рассчитывать в бою на такие войска не приходилось.

Были и частные войска. К примеру, у великого гетмана (главнокомандующего армии) Януша Радзивилла. Как правило, это были небольшие военные формирования, которые нанимались для обороны городов. Что же касается частного войска Януша Радзивилла, то оно участвовало во всех его компаниях, как и войска Павла Сапеги.

Одним из основных видов войск ВКЛ были наемные войска, которые нанимались в соответствии с решением сойма ВКЛ. Они делились на кавалерию, пехоту и артиллерию. Особенностью войск ВКЛ, по отношению к войскам Короны, было превосходство количества пехоты над кавалерией.

Казацкая конница ВКЛ называлась так не из-за казаков. Казаками именовали всех легких кавалеристов. Эта конница представляла собой средневооруженную, легковооруженную и одоспешенную конницу. На территории ВКЛ казацкая конница делилась на три группы: казацкую кавалерию (панцирную), татарскую, пятигорскую.

Драгуны ВКЛ являлись по сути пехотой, которая передвигалась на лошадях. Этот род войск получил широкое распространение в ВКЛ. Драгуны отличались большой мобильностью и высокой огневой мощью. В бой драгуны всегда шли как пешая пехота, оставляя часть солдат для охраны и удержания лошадей. Драгуны были вооружены аркебузами, пистолетами, рапирами либо палашами.

Артиллерийские войска на территории ВКЛ были весьма слабо представлены. Речь Посполитая в основном производила железные пушки, которые были тяжелыми и быстро трескались. Артиллерия всегда присутствовала в боевых порядках армии ВКЛ, однако роль её была крайне низкая. Вероятно, что артиллерию наши предки просто недооценили, хотя беларуский артиллерийский инженер XVII века Казимир Семенович и считал её оружием будущего. Семенович даже разрабатывал реактивные снаряды, прототипы будущих ракет.

 

ЛИТВИНСКАЯ ГУСАРИЯ

 

Наша литвинская кавалерия, делилась на: гусарские хоругви, рейтарские хоругви, казацкие хоругви и копейников-пятигорцев. Пятигорцами были конные черкесы, жившие в пределах ВКЛ, а казаками именовали любую лёгкую кавалерию. В гусары шли самые богатые и авторитетные шляхтичи, а шляхта помельче служила в драгунах и казаках. Оплата казацким хоругвям была меньше, чем рейтарским и гусарским.

Вот эти самые гусары, хорошо обученные и вооружённые тяжёлые всадники, по мнению шведов, чья армия в те годы считалась чуть ли не сильнейшей в Европе, являлись «самой сильной христианской кавалерией».

Шляхтичи учились стрелять, фехтовать и ездить на конях с детства. Строй закованных в железо гусар мог опрокинуть любого врага. В XVII веке роль кавалерии ушла на второй план, ибо часто исход битв решала пехота, вооруженная мушкетами, и артиллерия. Но даже в этих условиях гусары считались непобедимой силой.

Часто гусары вставляли в седельные луки каркасы с перьями, которые при беге коней издавали гул, которой мог напугать коней врага. От этих крыльев гусар прозвали «крылатыми», но они никогда не носили крылья на спинах, как ошибочно часто рисуют и показывают в фильмах. Впрочем, крылья редко имели место, их чаще вставляли в седла на парадах. Зачастую ротмистрами гусаров были знатные шляхтичи и даже магнаты.

От иноземной кавалерии рейтаров гусары отличались присутствием копья. Гусарское копье представляло собой легкую деревянную трубу длиной до 5 метров, с пустотелым центром, к которой привязывался флажок из легкой ткани, по цвету которого отличались различные гусарские хоругви. Позже, уже в XVIII веке, роль гусаров перешла в литвинской армии к уланам. Этот род войск в ВКЛ стал самым престижным, каким, к примеру, в России считали гусар, а во Франции – кирасиров.

Хоругви гусаров и лёгкой конницы (казаков) на поле строились не глубоко, как правило в 3 линии. На галоп переходили непосредственно перед ударом в строй врага. Иногда конные могли участвовать в боевых акциях пехоты, в таком случае они спешивались и шли в атаку вместе с пехотой, как в действиях против казаков Хмельницкого или при штурме Могилёва во время войны 1654 – 1667 годов Речи Посполитой с Москвой. Некоторые из казацких хоругвей по своим боевым качествам даже превосходили гусарские, как например казацкая панцирная хоругвь Януша Радзивилла. Но это было скорее исключением из правил.

27 июня 1581 года, уже в конце Ливонской войны, 200 литвинских гусаров на подступах к Могилёву сдерживали армию Ивана Грозного общим числом в 30.000 человек! Когда же к гусарам подошло подкрепление, то московиты и вовсе были разбиты и спешно ушли от города.

Татары и царские казаки настолько боялись гусаров ВКЛ, что никогда не вступали с ними в открытый бой, предпочитая обстреливать издалека или же нападать из засады. А ратники Ивана Хованского, в 1660-е годы разгромленные несколько раз литвинскими хоругвями, в итоге так были напуганы литвинской конницей, что Хованский жаловался в письмах царю: литвины, видимо, заколдовали его людей, те бегут, даже не видя противника.

Еще одним отличием гусаров от всех остальных виды конницы были наилучшие лошади, которые могли быть в армии. Именно для гусаров в Беларуси вывели особый вид лошадей – полесские дрыкганты, которых, увы, в года лихолетий сохранить не удалось.

Мы часто слышим – «польские гусары». Но реальная ситуация была такова, что именно литвинские гусары славились больше польских под именем «польских гусар».

Таким образом, один литвинский солдат стоил двух, а то и трёх московских, ну а литвинский гусар – всех четырёх. Оттого и соотношение сил – всегда московитов было вдвое или же втрое больше. Но и это их зачастую не спасало.

Так что было время, когда ныне тихие и мирные беларусы имели славу лихих рубак и стойких солдат, прекрасно знающих свое воинское дело. Собрать наемную роту на территории ВКЛ не представлялось проблематичным, так как на нашей территории проживало большое количество закаленных в войнах солдат.

 

Информация