КОНЕЦ СССР

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №2, 2016

 

Вокруг темы распада СССР по сей день фигурирует масса домыслов. Истинную картину этих событий не найти даже в учебниках истории.

 

СОВРЕМЕННЫЙ МИФ

 

На российских телеканалах повторяют миф о том, что распад СССР якобы был профинансирован США, которые подкупили власти республик, чтобы те потребовали независимости. Это заблуждение настолько нелепо, что потребовались даже разъяснения ученых. Вот что сказала по этому поводу Ольга Павленко, заместитель директора Историко-архивного института РГГУ по международной деятельности:

«Распад Советского Союза – это очень сложный, очень многосоставный процесс, который не мог быть вызван лишь одной причиной. Безусловно, для России и для многих государств постсоветского пространства это огромная трагедия.

РГГУ совместно с другими университетами недавно реализовал крупнейший проект, который объединил 26 стран. Многие архивы из России, стран Запада и Востока были рассекречены. Сопоставление огромного массива архивных материалов позволило исследователям из разных стран сделать ряд важных выводов относительно такой чувствительной и болезненной темы, как распад Советского Союза.

Первое и самое важное – никакие внешние факторы или заговоры, от какой бы страны они ни исходили, не имели бы эффекта, если бы не была подорвана внутренняя консолидация общества. В 1987 году, на мой взгляд, была пройдена точка невозврата, после которой уже невозможно было сохранить гигантскую страну. В 1988 году начались основные процессы распада. Почему? Законы, которые, по сути, предопределили судьбу Советского Союза, появились в 1987 году. Горбачев всегда отличался поспешностью, и его решения, особенно в экономической и финансовой сфере, носили совершенно непродуманный характер. 17 июля 1987 года был принят целый комплекс хозяйственных, экономических, финансовых, банковских законов, которые абсолютно не подходили стране в тех условиях. И когда их стали реализовывать, начался распад.

В 1988 году бюджет страны впервые оказался с отрицательным остатком. Началось массовое обнищание людей, полный развал финансового, хозяйственного механизма государства. Серый сектор, который в Советском Союзе прятался в тени, вышел наружу. Это так называемые цеховики. Теневые цеха были сконцентрированы в Сухуми, Ростове, Тбилиси, Ереване: там шили одежду, делали обувь и продавали контрабандой. Все эти цеха были легализованы. Законодатели не рассчитывали, что криминальные структуры сделают огромные деньги в условиях приватизации, а простые люди, живущие на одну зарплату, останутся ни с чем. В обществе случился колоссальный дисбаланс. Население потеряло веру в перестройку, произошла радикализация всей общественной мысли страны и потеря доверия к власти. Россию всегда губила потеря доверия к власти, и именно в этом состояла трагедия Советского Союза.

Вторая причина заключалась в том, что сокращение государственного партийного аппарата, инициатором которого выступил Горбачев, тоже имело абсолютно непродуманный, чисто идеологический, популистский характер. Фактически за один год, с 1986-го по 1987-й, из государственной и партийной структур выбросили больше десяти миллионов человек. А ведь это была государственная бюрократия, очень жестко, четко организованная, умевшая выстраивать управление государством. Сокращения коснулись и центрального государственного аппарата, и, в особенности, республик. Вся эта масса людей, имевших опыт организации, оказалась безработной. Разумеется, у них были свои счеты с Горбачевым. Они влились в националистические, сепаратистские движения, в которых видели свой единственный шанс на самосохранение, и именно они стали той самой средой, из которой начали распространяться радикальные сепаратистские, протестные движения по всему периметру республик Советского Союза.

Третья причина, не менее важная, заключается во внутренней консолидации общества. Гласность была прекрасная, она была совершенно необходима, но как эта гласность была интерпретирована интеллектуалами эпохи перестройки? Каждый день со страниц газет, с экранов телевизоров, по радио твердили, что советское прошлое надо придать анафеме, что это общество террора, тоталитаризм и так далее. Все это очень жестко внедрялось в сознание советских людей. Прежняя матрица, основа, которая скрепляла советский народ, была разрушена, а новая не была создана, и в общественном сознании образовался вакуум. Исчез стимул совместно преодолевать угрозы. Некогда единая нация перестала понимать, ради чего она это делала, и кто мы вообще такие в этом мире. Когда возникает дискриминационный образ собственного народа и собственной истории, нация лишается иммунитета к внутренним и внешним угрозам.

Можно продолжать дальше, вспомнить об истории Нагорного Карабаха, о просчетах в решении этой проблемы. Можно рассказать о серьезных проблемах и ошибках, сделанных в Прибалтике, в Тбилиси и в Средней Азии. Но все это было следствием тех жестоких, жестких, непродуманных решений, которые исходили от власти.

Можно придумывать всевозможные стратегии распада Советского Союза где-нибудь в Вашингтоне или в любой другой столице. Возможно, и такие вещи имели место, но они бы не достигли ни малейшего эффекта, если бы страна, общество, интеллектуальная и политическая элита не были готовы к тому, чтобы развалить все, что создано за 70 лет. Поэтому усматривать причину распада в подкупе местной политической элиты не представляется целесообразным. Это был выбор целого поколения того периода. Собственно, это поколение и перенесло трагедию распада своей страны, и ощутило его в полной степени».

 

СРЕДИ ЗАБЛУЖДЕНИЙ

 

Ольга Павленко – вроде бы серьезный ученый, замдиректора института. Но, разрушая миф о заговоре, сама нагородила кучу абсурдных теорий заговора. Дважды повторила, что развал СССР – «трагедия». Позвольте, в чем же трагедия? Для кого трагедия? Несколько раз сказала про какой-то «советский народ» и «советскую нацию», хотя это фикция. Как протестант эстонец может иметь общую этничность с узбеком мусульманином? Они даже языков друг друга не понимали! Виновниками распада назвала каких-то загадочных коммунистов-сепаратистов. А самое удивительное – она в распаде СССР видит только административный развал страны, а крах социализма вообще не заметила! Хотя СССР потому и распался, что страна перешла от «социализма» к капитализму, а он может быть только национальным. Никакого Союза Советских Капиталистических Республик в принципе существовать не могло.

Говоря образно, «колхоз» возможен только при общих средствах производства и недрах, а при переходе к фермерству никакой «колхоз» уже невозможен. С какой стати акционеры «Газпрома» должны свои доходы делить с таджиками или эстонцами? Сие никакая не «трагедия» для акционеров «Газпрома», а счастье. При приватизации отрасли министр газовой промышленности Черномырдин в одночасье стал долларовым миллиардером, присвоив себе 3,5% акций. Хотя сам потом больше всех сокрушался: ах, какая трагедия!

Напомню, что при переходе к капитализму точно так вполне закономерно распались Чехословакия и Югославия. А Горбачев планировал развал и вообще Российской Федерации: в его новом Союзном Договоре о создании Союза Суверенных Государств все автономии обретали статус союзных республик. Ельцин этот договор подписывать не стал и вместо него подписал договор о создании СНГ, он спас целостность РФ – но его почему-то обвиняют в развале СССР.

Главная причина краха социализма и распада СССР – буржуазная эволюция общества. Во-первых, перестала работать пропаганда, и больше не было массовых репрессий, а советские люди, по меткому выражению тогдашнего президента США, стали из «красных» лишь «розовыми». Начало развала – это советская мультипликация 1960-1980-х, в которой новым поколениям прививались общечеловеческие моральные нормы, представления о справедливости – лишенные какого-либо политического контекста. Фактически, советские мультфильмы воспитывали поколения уже не коммунистических детей, а личностей, готовых к восприятию буржуазных свобод и отношений.

Это важно, но еще не имеет решающего значения. Никакие буржуазные революции невозможны, если население живёт впроголодь. Например, они невозможны на Кубе и в КНДР, где люди великой роскошью считают помыться с мылом, где просто нечего есть. Невозможны они в странах СНГ во время кризиса и экономического упадка, обнищания населения. Как не были возможны и в СССР до определенного этапа. Поэтому вот чёткое правило: пока население нищее и голодает – никакие социальные протесты невозможны (кроме, разве что, голодных бунтов – каковые вовсе не социальная активность и не «оппозиция»).

А вот когда достаточно широкие народные массы начинают в результате экономического подъема получать приличные зарплаты и иметь свои значительные денежные накопления – вот тут и жди бунта! Потому что население невольно входит своими накоплениями в буржуазные отношения, видит себя уже гражданами, требует к себе уважения.

Кто сделал недавнюю революцию в Ливии? Рабочие и служащие со средней зарплатой в 1500-2000 долларов. Иные недалекие комментаторы из СНГ удивляются: мол, чем же им Каддафи не нравился при таких зарплатах? Так вот в этом и заключается парадокс! Чем более диктатор делает свой народ богаче – тем скорее этим копает себе могилу! Потому что люди зарабатывают по 2000 долларов США в месяц, имеют огромные накопления – а их за людей не считают, держат в феодальных отношениях. Отсюда и буржуазная революция.

Советская пропаганда 70 лет обманывала, что якобы царизм свергли голодные и худые от недоедания рабочие, которых нещадно эксплуатировал «каддафи» тех лет царь Николай Кровавый. И в СНГ продолжают эту ложь поныне, так как настоящие факты просто вопиют! И – прямо скажем – подрывают всякие нынешние бодрые доклады политиков про их «успехи по росту благосостояния трудящихся». А правда в том, что до революции рабочий Минска, Петербурга или Киева мог на свою месячную зарплату купить корову. В нынешнем пересчете рабочий в царской России получал 1500-2000 долларов (как и в современной Ливии революционные рабочие). Подобная зарплата недостижима даже спустя 100 лет! Поэтому тот же самый вопрос нынешних политологов и обывателей: чем же наши прадеды были недовольны???

Так вот зарплата их вполне устраивала. А не устраивало свое бесправие. Ведь пролетарии стали богатыми, превратились в «средний класс», возомнили невесть что о себе и стали «качать права». В 1916 году в Российской империи (и во время войны!) в 1500 стачках приняли участие около 1 млн. человек. И практически все с зарплатой, которая выше даже нынешней в разы! Причем в Германии, Франции и Англии зарплаты рабочего класса были ниже, выше – только в США.

Одно дело, когда рабочему есть нечего, а совсем другая история – когда пролетарий курит сигары, имеет огромный счет в банке и обсуждает с другими пролетариями биржевой курс акций. Вот эти рабочие и стали оформляться для защиты своих буржуазных отношений в политико-профсоюзные объединения, которые и оформились в альтернативную власть в виде Советов. Они и устроили Февральскую буржуазную революцию. И все бы хорошо, но власть в стране захватила хунта террористов Ленина-Троцкого на деньги немецкой разведки и евреев-миллионеров США. И никогда больше в советское время рабочие СССР не имели такой высокой зарплаты, как до буржуазной революции. Октябрьский переворот был фактически антибуржуазным, задавал систему феодальных отношений, которую спекулятивно и ошибочно коммунисты называли «социализмом». На самом деле реальный социализм – лишь новая стадия эволюции буржуазных отношений, он построен только в странах Скандинавии.

Создание СССР стало чудовищной трагедией для народов бывшей царской России и вообще для трудящихся. Все достижения в социальной буржуазной эволюции и революции были зачеркнуты, страна отброшена на века в своем развитии – к отношениям эпохи Орды. Зарплата советского рабочего стала меньше дореволюционной даже не в разы, а примерно в 100 раз.

Вот когда наш пролетарий действительно стал нищим, да еще одураченным коммунистами. Во времена Сталина рабочие – якобы «гегемон»! – голодали, никогда не ели сытно. Уж забыто было, что в 1913 году якобы нещадно эксплуатируемый пролетарий царизма мог на месячную зарплату купить корову. Кто об этом вспоминал – головы лишались, это была главная государственная тайна СССР. А когда Хрущев поехал с визитом в США и воочию увидел, что у обычного американского рабочего свой дом, машина, холодильник и прочее – то устроил там истерику. Потому что всё это было бы и у советского рабочего – если бы не коммунизм.

 

КАК ГОМО СОВЕТИКУС ПРЕВРАТИЛСЯ В БУРЖУИНА

 

Ситуация стала исправляться только к 1980-м годам. Не было и речи о том, чтобы рабочий получал зарплату уровня царской России или капстран. Чего нет и сегодня – и вряд ли ожидаемо, так как в ряде стран СНГ власти продолжают сдерживать буржуазную эволюцию социума, искусственно консервируя развитие из своих чисто эгоистичных целей: проще править по-феодальному, по-ордынски, по-советски.

Однако впервые за все годы в СССР не просто поднялись доходы трудящихся, но количество впервые перешло в качество – население стало капитализироваться. Журнал «Наука и жизнь» (1988, №10) на второй странице обложки привел ряд диаграмм по материалам Госкомитета СССР по статистике. В 1970 году совокупный доход в месяц на члена семьи рабочего и служащего составлял 85 рублей, в 1987 – уже 143. При этом на еду тратилась в 1987 году только треть доходов (для сравнения – в Беларуси и России сегодня две трети или даже более). Треть доходов шла на одежду, мебель, авто, алкоголь, услуги, ЖКХ. И около трети в категориях «накопления» и «прочие расходы», то есть неизвестные статистике.

У колхозников изменения в сравнении с 1970 годом не менее разительные: доходы на члена семьи поднялись с 58 рублей до 115, и треть этих доходов колхозник не знает, куда девать.

Обращаю внимание: это общая для СССР статистика совокупного дохода на члена семьи. Но в республиках Средней Азии всплеск рождаемости – по 6-7 детей в семье. А в Европейской части СССР наоборот – катастрофическая депопуляция. В большинстве семей имеют одного ребенка, редко двух. Таким образом, для Европейской части СССР следует повысить размер «лишних» денег трудящихся на душу населения – ибо одно дело иметь одного ребенка, а другое дело – целый детский сад. Собственно, наша депопуляция и была вызвана капитализацией общества, когда ребенок становился субъектом буржуазного фетиша семьи, «дорогим приобретением», но это уже несколько иная тема.

Итак, что произошло? Когда у «слуг народа», то есть властей, деньги девать некуда – это нормальная ситуация, она никаких социальных проблем не создает. А вот проблема возникает, когда сам народ не знает, куда девать 30 или 40 процентов своего дохода. Можно для накопления положить в банк. Но ты тогда – рантье, живущий на проценты с денег. Странно, но в СССР это не казалось «не коммунистическим», официоз рекламировал хранить деньги в банке для заработка с процентов. Можно взятку кому-то дать – вот и пошла уже от народа коррупция. Можно купить себе у фарцовщика джинсы – вот и пошла целая индустрия подпольной фарцовки. В любом варианте советский человек входил в систему буржуазных отношений. Подчеркиваю: не потому, что «плохой» и «безыдейный». А потому что у него просто «лишние» деньги, которые девать некуда.

Руководство КПСС уже тогда – имей оно толику ума – должно было озаботиться статистикой, которую в 1988 привел журнал «Наука и жизнь». Не радоваться надо было невесть чему, а обеспокоиться. У населения на руках оказались миллиарды рублей, которые оно не знает, куда девать. Но оставить их у населения – это превращать его в буржуазное, делать из советского человека буржуина. Удивительно: и тогда этого никто не понял и не увидел, и сегодня никто из исследователей вопроса об этом не говорит.

 

НЕМИНУЕМЫЙ КРАХ

 

Эта статистика 1988 года показывает настолько богатый уровень жизни советского народа, что до него мы и сегодня не можем вернуться. А если вернемся – то это будет снова означать огромную социальную активность масс, разбуженных капитализацией. Революции и прочее.

Но самое печальное для СССР в том, что сие повышение доходов населения было вызвано не какими-то структурно-экономическими реформами, а лишь спекуляциями на нефти, цена на которую поднялась на какое-то время. Тут не только население, а само Политбюро в Кремле не знало, куда девать «свалившиеся на голову» сотни миллиардов долларов. В итоге была сделана еще одна катастрофическая ошибка: стали закупать на Западе все подряд в огромнейших масштабах – бытовой ширпотреб, одежду, даже сигареты и алкоголь. Если в 1980 году кассета производства ФРГ «BASF» стоила у фарцовщика 30-50 рублей, то в 1984 она продавалась в каждом киоске «Союзпечать» за 10 рублей. Хочешь джинсы – покупай в магазине, там они в 5 раз дешевле, чем 5 лет назад у фарцовщика. Когда в центральных магазинах Минска появились джинсы «Fuzz», в народе стала гулять пословица: «Каждый третий беларус носит джинсы фирмы «Фузз».

В 1984 американские сигареты элитных сортов табака («Bond», «Camel») продавались везде массово по рублю за пачку, когда продукция Гродненской табачной фабрики за 60-80 копеек. Бутылка «Советского шампанского» стоила 5 рублей 50 копеек, как и водка «Пшеничная». А рядом на полке – элитная бутылка шотландских виски за всего-то 11 рублей и объемом 0,7. Импорт.

Вот этот импорт и тоже в известной мере развалил СССР. Мало того, что советским труженикам стало некуда девать деньги – так Политбюро нашло «куда девать» в виде этого импорта. Подсадил ЦК КПСС советского человека на эти джинсы, кассеты, сигареты и виски. Но тут цены на нефть обвалились. Импорт закончился. А коль зарплаты были искусственно подняты спекуляциями на цене нефти, то и доходы тружеников СССР упали. Но их же уже приучили жить богато, курить «Camel» и пить виски за 11 рублей.

Что же делать? Горбачев и его команда придумали, что все это западное мы можем и сами производить – мол, дадим свободу кооперативам, чтобы они вернули массам тот рынок, который немного был для них, но исчез. Но оказалось, что слияние капитализма с коммунизмом порождает лишь коррупцию. Бывшие функционеры ЦК КПСС, вожаки комсомола, чиновники и директорский корпус вначале ринулись в «кооператоры», а потом быстро поделили между собой «общенародную собственность советского народа на средства производства и недра». Трудящемуся в этом разделе дали ваучер, который был равен стоимости бутылки водки.

Тут вопрос уже не о том, почему и как развалился СССР, а о том, кто на этом руки нагрел и заинтересован в том, чтобы продолжать дурить обманутое население.

Речь идет о ГРАНДИОЗНОМ ОБМАНЕ НАСЕЛЕНИЯ. А воры, укравшие общенародное, пытаются уйти от ответа и мусолят тему «трагедии», хотя украли и стали долларовыми миллионерами. Мало кто знает, что приватизационные ваучеры придумал вовсе не Чубайс или Ельцин. Их придумал президент Горбачев в рамках создаваемого им капиталистического ССГ. Но слово «придумал» неуместно, так как это объективно необходимо для «дележа колхоза» как общенародной собственности на средства производства – и лишь следовало тому, что уже было проведено в Польше, Чехии, Словакии, ГДР, Венгрии.

Но там этот раздел был сделан честно. Например, семья в Венгрии или Чехии могла на свои ваучеры стать владельцем кафе или парикмахерской, весомым акционерном в госпредприятии, собственником каких-то зданий и прочего финансово субъектного. В СНГ население просто обманули: вообще не ввели в сферу ваучера то, что до этого сами украли и приватизировали директора, не ввели целые отрасли народного хозяйства, а оставили для профанации лишь нечто убыточное. В итоге и получилось, что поколения горбатились в общий котел СССР, а им как итог их вклада дали ваучер ценой в бутылку водки.

ВОТ В ЧЕМ ИСТИННАЯ ТРАГЕДИЯ РАЗВАЛА СССР! Государство оценило 70 лет жизни в СССР в размере бутылки водки. Мол, выпей пойди и забудь.

Распад начался в ноябре 1988 г., когда Эстонская ССР первой провозгласила свой суверенитет, за ней последовали Литовская ССР (май 1989 г.), Латвийская ССР (июль 1989 г.) и Азербайджанская ССР (сентябрь 1989 г.), Грузинская ССР заявила о нём в мае 1990 г. Следом последовали заявления о выходе из СССР. Первыми пошли на этот шаг Литовская ССР (март 1990 г.), Латвийская ССР (май 1990 г.), Эстонская ССР (май 1990 г.). Армянская ССР не стала предварительно провозглашать свой суверенитет, а сразу заявила в августе 1990 г. о своём выходе из состава СССР. Грузинская ССР – в апреле 1991 г.

Неудавшаяся попытка самопровозглашённого Государственного комитета по чрезвычайному положению, предпринятая в августе 1991 г. с целью сохранения социализма, подтолкнула и остальные союзные республики к выходу: в августе 1991 г. этот шаг сделали Украинская ССР, Молдавская ССР, Азербайджанская ССР, Киргизская ССР, Узбекская ССР, в сентябре 1991 г. – Таджикская ССР, в октябре 1991 г. – Туркменская ССР. Последним о своём выходе из состава СССР заявил Казахстан (декабрь 1991 г.). Беларусь и РСФСР о выходе не заявляли, но – что вообще катастрофа! – объявили, что как учредители СССР считают Договор о создании СССР 1922 года более не действительным для этих субъектов. По своему значению – вообще крышка гроба для Союза. Напомню, что СССР был учрежден 4-мя субъектами: Беларусью, Россией, Украиной и Кавказской федерацией.

Несомненно, что ведущую роль в развале сыграл директорский корпус и партноменклатура, которые становились долларовыми миллионерами и крупными капиталистами, владельцами заводов и недр. Союзный центр им был в принципе не нужен и вообще вреден как контролирующий орган. Последовавший затем грандиозный раздел собственности носил чисто криминальный характер, так как ранее директора предприятий срослись с кооперативами в коррупционных связях. Поэтому, строго говоря, эту революцию нельзя называть «буржуазной», она скорее криминальная. Её движущей силой выступили не средний класс и не предприниматели, а директора и партийные функционеры, которые в одночасье стали миллионерами, прикарманив фабрики и заводы.

Как сегодня известно, был некий заговор министров и правительства РСФСР с целью овладения предприятиями и ресурсами, некие секретные совещания и докладные записки, некий план – в ходе реализации которого потом в Москве появились «Газпром» и первые олигархи. Но ситуация скорее походила на всеобщую панику в универмаге: кто-то схватил коробку с товаром и побежал с ней на выход мимо кассы, потом так сделали другие – и, наконец, все покупатели превратились в неуправляемую толпу, которая разворовывала магазин. Вот в чем и состояла единственная и истинная трагедия.

 

МИФ О «СЕПАРАТИЗМЕ РЕСПУБЛИК»

 

И о «сепаратизме». Российские авторы постоянно обвиняют республики СССР в каком-то «сепаратизме», особенно прибалтийские. Но какой же это «сепаратизм», если через короткое время республики Балтии дружно вошли в Европейский Союз? Язык не поворачивается этих радетелей союзных отношений называть «сепаратистами». Еще российские авторы обвиняют республики Югославии в «сепаратизме», но вот парадокс: все эти республики, включая Сербию, ныне или вошли в ЕС, или входят. Так при чем тут «сепаратизм»? И в чем «трагедия» от развала Югославии, если снова все ее народы будут вместе – но уже в еще большем и дружном Европейском Союзе?

О желании вхождения или интеграции с ЕС заявляют почти все бывшие союзные республики – кроме России, которая видит в ЕС противника, а также Туркменистана, Таджикистана и Узбекистана, которые весьма далеки от Европы. Странный какой-то получается «сепаратизм»: «самостийники» Украины рвутся стать союзной частью ЕС, как равно Молдова, Азербайджан (вместе с Турцией), Грузия, Армения, об интеграции с ЕС заявляют Казахстан и Кыргызстан, а около половины опрошенных в Беларуси тоже были бы рады вступить в ЕС.

Как видим, никакого «сепаратизма» против союзных отношений у республик экс-СССР не было и нет. Кроме, разве что, РФ, где вместо союзных отношений хотят имперские и до союзных отношений не эволюционировали. Только в одной России видят себя в призме изоляционизма, а все остальные вполне лояльны к идее снова жить в Союзе. Но уже не Советском, конечно. И не с диктатом из Кремля. Тут и парадокс: прибалтийские республики, которые вроде бы первыми ушли из СССР и якобы «самые сепаратистские», первыми же и запрыгнули в другой Союз.

Отсюда простой вывод: союз союзу рознь, и республики смущают вовсе не союзные отношения, а само качество союза. Тот «союз», который был создан в СССР насилием и ложью, оказался на деле непривлекательным и нефункциональным, развалился к 1991 году при возвращении народов к политическим и экономическим свободам. А единственное общее у республик заключалось лишь в том, что они были осколками ранее рухнувшей Российской империи – что скорее минус для союзных отношений, чем «общий знаменатель». У Ельцина был шанс снова объединить все республики и снова их собрать в союз – но уже в Европейский Союз, где бы Россия стала для бывших республик СССР и проводником западной модернизации и европейской интеграции, и сохраняла бы роль регионального лидера.

Это был бы «обновленный СССР» в составе ЕС (об этой единственно рациональной перспективе писали Ельцину его советники в докладах). Шансом этим Москва не воспользовалась, увлеклась мифами о своем великодержавии, в итоге вместо проводника республик СССР к европейской интеграции – стала жандармом, никого в ЕС не пускающим. То есть противником союзной интеграции на просторах бывшего СССР. В Москве называют «антироссийскими» даже попытки интеграции между бывшими республиками СССР, если они идут без контроля со стороны Кремля. Сегодня на самом деле главной преградой для союзной интеграции в экс-СССР являются проимперские настроения в РФ, что с равноправными союзными отношениями не имеет ничего общего. Это не причина развала СССР, но сегодня это фактор, который делает невозможным союзную интеграцию РФ с соседями, которых многие российские деятели воспринимают «недогосударствами» и «лимитрофами», «историческими территориями Великой России», «геополитической сферой управления Москвы».

Так союзы не делаются. Так делаются империи. Отсюда еще один вопрос вопросов: чем же был распавшийся СССР? Союзом народов? Или же Русской империей? Даже в этом главном у исследователей прямо противоположные суждения. Вот почему и нет внятного ответа – ибо неясно, что же вообще распалось в 1991 году? Чем вообще был этот СССР?

 

Информация