КЕМСКА ВОЛОСТЬ

 

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №3, 2016

 

Написать эту статью меня натолкнула одна переписка с читателем нашей газеты, который после очередного просмотра любимой комедии «Иван Васильевич меняет профессию» спросил меня как «специалиста по Скандинавии», «что за Кемска волость такая? Это шутка, или в самом деле была какая-то война из-за неё?» Естественно, что развернуто по электронной почте на такой вопрос не ответить. В самом деле, что за легендарная «Кемска волость»?

 

 

«О, ЙА, ЙА! КЕМСКА ВОЛОСТЬ!»

 

Фильм «Иван Васильевич меняет профессию» сняли по пьесе Михаила Булгакова «Иван Васильевич». «Кемска волость» после этого стала чем-то вроде шутки, нарицательного выражения, когда что-то отдают за так или по страшной дешевизне. Но «Кемску волость» можно использовать и как отличный символ того, как смешно и странно писалась вся российская история, когда из пустого высасывалось нечто значимое, а люди никчемные вдруг становились героями, тогда как настоящих героев чудным образом забывали, а «собирание русских земель» заносило неведомо куда, где никаких русских отродясь не было.

В фильме Кемская волость упоминается аж два раза: самим Иваном Васильевичем в современной Москве: «О, господи! Я тут, а там у меня шведы Кемь взяли!»; и шведским послом: «Йа, йа, Кемска волость!..» Это создает впечатление, что царь Иван IV в самом деле вёл какую-то напряженную войну за некую стратегически важную Кемь и Кемскую волость, в которую два монарха ну прямо вгрызлись зубами и отдавать друг другу не хотели.

В кинофильме актер Сергей Филиппов, прекрасно сыгравший шведского посла, говорит про Кемскую волость с жаром, как чуть ли не о самом лакомом куске пирога для шведского короля: «О, йа, йа, Кемска волость! Кемска волость! Йа, йа!»

На самом деле, Кемская волость, если честно, и выеденного яйца не стоила. И весьма сомнительно, что про её существование в Швеции вообще кто-то знал, как сомнительно, что Иван Васильевич так уж переживал из-за холодного куска этой северной карельской земли. Война шведского короля с Иваном Грозным в самом деле велась, но на юге Карелии, около Нарвы и Ивангорода. Ну а что касается Кемской волости… Сами посудите: если в 2005 году во всем Кемском районе, что даже превышает территорию исторической Кемской волости, проживало чуть более 5.500 человек, то несложно представить, как мало людей проживало в этом полупустынном северном карельском крае в XVI веке: кучка русских беглых монахов и от силы несколько сотен (ну, или около тысячи) карельских рыбаков и оленеводов. Городов там не было, лишь несколько небольших поселений и Соловецкий монастырь.

В фильме председатель ЖЭСа Бунша в роли царя Московии отвечает на вопрос по судьбе Кемской волости послу так: «Кемскую волость? Да пусть забирает на здоровье! Страна не обеднеет. А я-то думал, Господи!» Вор-домушник Милославский, оказываясь более ответственным государственным чиновником, чем советский чиновник Бунша, одергивает Ивана Васильевича: «Да ты что, сукин сын-самозванец, казенные земли разбазариваешь! Так никаких волостей не напасешься!»

Ирония состоит в том, что Кемская волость, этот северо-восточный участок Карелии, которую финны Суоми считали крайним продолжением и концом своей страны, даже даром не нужна была тем же новгородцам. Номинально волость относилась к Новгородской республике, но новгородцы едва ли контролировали даже десятую часть своей территории, очень обширной, кстати. Карелы же, номинально находясь в землях Новгорода, считали себя по простоте душевной подчиненными именно шведского короля, так как ими же являлись и братские финны страны Суоми-Финляндии.

Под непосредственным контролем города Новгорода находилась лишь территория современной Новгородской области и окрест. Уже берега Финского залива были предназначены сами себе.

Кстати, насчёт Рюрика: его призвали как раз шведы. В Ладоге (исконное название города – Альдегья) проживали вовсе не финны-саамы (те жили в деревнях вокруг и имели название чудь), а колония шведов-колбягов, выходцев из Упсалы. Именно их и грабили отряды маркграфа Дании Рюрика (русины-ободриты и датчане) в 850 году. Сии шведы вошли в конфликт с местной чудью и балтами-кривичами, и их конунги для решения конфликта предложили обратиться в Русь-Рустинген за разрешением спора, ибо после нападений оттуда считали себя условно подвластными землями Рюрика, боялись новых нападений. В итоге шведы Ладоги (а вовсе не финны и тем более не какие-то славяне, коих там не было) и послали послов с призванием на княжение к Рюрику, который тогда правил землей фризов, землей славян-русинов и с 854 года – еще и Ютландией.

Сие предложение о призвании совпало с другим событием – военным натиском немцев на земли славян-ободритов, и Рюрик им воспользовался, организовав заселение русинами Рустингена окрестностей Ладоги, где ободриты возводят свой город переселенцев Новогород – как продолжение Старогорода, тогда главной столицы славян-русинов Полабской Руси (ныне Ольденбург).

Что же касается «Кемской волости», то шведы в конце XIII века не нашли там никаких русских, никаких следов Новгорода и его пограничного присутствия, а только карелов, которые приняли шведов вполне доброжелательно. Шведы трижды ходили здесь крестить язычников карелов и ингров (ижоров), обращая их в христианство, но русских новгородцев так и не встретили.

В 1293 году шведы на северном берегу Финского залива построили пограничный город Выборг (что значит «Священный город»), хорошо укрепленную крепость. Новгородцы словно этого только и ждали. Уже в следующем году, когда крепость была закончена полностью, они пришли и попытались отобрать крепость, но потерпели неудачу и ушли. Второй и тоже неудачный поход к Выборгу новгородцы предприняли в 1322 году, после чего заключили со Швецией Ореховский мир, и земли к северу от реки Сестра стали шведскими по договору. То есть Карелия отошла Швеции с согласия самого Новгорода. Вот так-то!

Кстати, название реки Сестра – финское, лишь созвучное с русским словом. На карело-финском языке река правильно звучала как Сьестар-ойя, что значит Смородинная река. Для сведения – карелы и жили в Выборге, и сами же обороняли город от новгородцев, а позже и от московитов, от которых с трудом отбились в 1495 году, принеся армии Ивана III огромный урон. Это я всё к тому, как они, карелы, якобы, плечом к плечу с русскими боролись-де против шведских угнетателей, о чем так любили фантазировать советские историки.

 

«… А ТАМ ШВЕДЫ КЕМЬ ВЗЯЛИ!»

 

Таким образом, Кемская волость даже с согласия самих новгородцев вроде как стала шведской, мирно и без войн, но шведы, похоже, забыли про этот дикий край. И когда туда нагрянули заезжие новгородцы, то, как и шведы, не нашедшие в 1290-х годах на Финском заливе русских, аналогично не обнаружили никакого здесь шведского присутствия. Так, в XV веке волость уже опять стала номинальным владением Новгорода, точнее Марфы Борецкой – жены посадника Господина Великого Новгорода Исаака Борецкого. Для Марфы владение Кемью было примерно тем же самым, как для нас сейчас владеть участком на Луне, чем некоторые шустрые бизнесмены и промышляют. Поэтому в 1450 году Кемская волость была Марфой подарена (то есть даром!) Соловецкому монастырю. То есть волость вообще выпала из-под контроля Новгородской республики, ушла в свободное плавание, ибо монахи Соловецкого монастыря никому не подчинялись, жили сами по себе, отшельниками.

После захвата и разгрома Новгорода Иваном Грозным, в Кемской волости тоже появились московиты, наводившие тут свои порядки.

Это было время, когда на Москве увлекались «собиранием земель русских». Не важно каких, и не важно, русских ли вообще – лишь бы побольше. Ну а царско-московитские порядки, как обычно в Московии, были сущей бедой для местного населения: налоговые поборы, переходящие в банальный грабеж, самоуправство, навязывание собственной религии, установление военных постов и пошлин. Карелы, понятно, возмутились, но их было слишком мало, чтобы противостоять наглым пришельцам с пищалями и пушками. Да и оружие было – одни луки. Поэтому в 1579 и 1580 годах союзники карелов более организованные и многочисленные соседние финны («каянские немцы») совершили, как пишут в России, «опустошительный набег на Кемскую волость». Опустошительным он был лишь для самих захватчиков, которых финны с помощью карел перебили, убив и соловецкого воеводу Озерова, и многих его стрельцов. Однако воевода Аничков с новой силой разбил и прогнал финнов.

Но в 1589 году финны по просьбе карел вернулись. На этот раз под командованием Пекки Весайнена. И, как пишут российские историки, «разорили Кемскую волость». На самом деле это была очередная попытка национально-освободительной борьбы против московитов. В результате этой новой стычки финнами было убито 50 московских монахов. Из-за малого количества людей Весайнен не смог захватить Соловецкий монастырь, но сжег Кандалакшу и маленькое поселение русских (московитов) на реке Кемь. Больше разорять было нечего.

В ответ князья Волконский, Бельский, Мстиславский и Трубецкой вторглись и разорили Финляндию. Чуть позже, когда со Шведским королевском был подписан мирный договор, в 1591 году вся Кемская волость, с Муезерским морем, крестьянами, варницами и промыслами, была отдана Соловецкому монастырю, который только в 1657 году выстроил здесь двухэтажный острог, вооружив его пищалями и пушками.

То есть, если бы между 1591 и 1657 годами в «Кемску волость» вновь нагрянули бы очередные вооруженные «каяцкие немцы» (они же финны), то им сопротивляться вновь было бы некому. Бери – не хочу.

Вот и вся война за «Кемску волость». Причем осталось неизвестно, знали ли про эти финские заварушки на севере сами шведы, которые всё внимание сосредоточили на Карельском перешейке, то есть на юге Карелии.

И только лишь с 1704 года по 1711 год Кемский острог был в ведении московской казны, а затем был вновь возвращён Соловецкому монастырю, т.е. опять отдан. «Пусть забирают, страна не обеднеет», как сказал бы товарищ Бунша. Только в 1780 году Кемская волость наконец-то была «приватизирована» российской империей и вошла в состав Онежского уезда Архангельской области Вологодского наместничества.

Вот такой вот исторический анекдот с провинциальной никому не нужной дырой, благодаря ироничному перу Михаила Булгакова...

 

Информация