БЕЛАРУСЫ – БАЛТЫ

 

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №11, 2016

 

Даже сегодня в некоторых СМИ РБ «идеологи» пытаются оспорить балтский субстрат беларусов и противопоставляют его выдуманной «древнерусской народности восточных славян». Что выдает невежество авторов, не имеющих никакого представления о том, что такое балты. Балты и славяне – вовсе не нечто разное и тем более противоположное: славяне как раз и произошли от западных балтов, а славянский язык – из западнобалтского.

 

О том, что беларусы – это балты, ученым было известно давно. Л.В. Алексеев писал в книге «Полоцкая земля» (М., 1966):

«Современные данные археологии и топонимики показывают, что в эпоху раннего железа Восточную Европу населяло три крупных группы племен. Первая, ирано-язычная, занимала Крымский полуостров, Кубань, Нижний Дон, Нижний Днепр и доходила на севере до водораздела Сейма, Десны и Оки… Вторая, финно-язычная группа, охватывала все Верхнее Поволжье, бассейн Средней и Нижней Оки, на западе доходила до озера Эзель и оставила так называемую Дьяковскую культуру. Третья, балто-язычная, охватывала все Верхнее Поднепровье (включая Киев, правобережье Сейма, верхнюю Оку) и уходила на запад в Прибалтику».

С тех пор ничего не изменилось: по антропологии, генам, культуре беларусы – балты, украинцы – главным образом сарматы и скифы, русские – финно-угры и уралоиды.

И.Н. Данилевский в курсе лекций «Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.)» (Аспект пресс, Москва, 1998) указывает: черепа современных украинцев идентичны черепам в дославянских захоронениях сарматов и скифов, черепа русских идентичны черепам финно-угров Оки. О беларусах:

«На территории Белоруссии выявляется третий антропологический тип восточного славянства – долихокранный широколицый. Имеются все основания полагать, что этот тип в Верхнем Поднепровье и в бассейне Западной Двины – результат ассимиляции местных балтов славянами. Формирование же долихокранного широколицего антропологического типа в Восточной Европе восходит к весьма отдаленному периоду – культуре боевых топоров эпохи бронзы».

Известнейший беларуский антрополог и генетик Алексей Микулич это подтверждает: беларусы генетически и антропологически неизменны минимум 3500 лет. Возникает вопрос: а при чем тут славяне, которые появились в Полабье только в IV-VI веках?

Самое забавное – Данилевский использует фразу «черепа восточных славян», чем путает «синее с квадратным». Славяне – понятие чисто и сугубо ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ. Как тюрки или франкофоны. Вон в Алжире негры говорят по-французски, но не станет же Данилевский их форму черепа называть «южно-французской».

Но в СССР идеологи ухватились за языковое «единство восточных славян» и стали выводить на основе этой ненаучной схоластики басни про какую-то «древнерусскую народность», изображать украинцев и беларусов как «отпочкование» от великого русского народа.

Но, во-первых, если финно-угры, татары и буряты России и заговорили по-славянски, то они все равно те, кем до этого были. А были они даже не индоевропейцами, как и ныне франкоязычные негры Алжира.

Во-вторых, являются ложью измышления, что эта смена языка якобы была связана с какой-то «миграцией славян». Черепа, гены, культура не изменились. Самый свежий пример – с 1970-х беларусы перешли в общении на русский язык. Хотя никакой миграции русских к нам не было (число русских в Беларуси на уровне математической погрешности). Да, сменился язык – но это же не означает, что беларусы перестали быть беларусами или у них изменилась от этого форма черепа! Напомню, что в России полностью были ассимилированы в «славян» целые финно-угорские народы – чудь, мурома, мещера и другие – даже их языков не сохранилось.

А самое интересное – нет и никакой общности «восточнославянские языки». Как выяснила постоянная Новгородская экспедиция академика Янина, язык новгородских берестяных грамот – это западнославянский язык ободритов Рюрика лехитской языковой группы. Кстати, и черепа у них кельтские в захоронениях под Новгородом (который они построили), идентичны черепам в захоронениях под Мекленбургом. В Киеве был тогда совсем иной славянский язык. А в Залесье-Московии – вообще нечто особое: отпочкование от церковнославянского языка Македонии с иллирийским субстратом. Так что и никакого «общего древнерусского языка» тоже не было.

Впервые басня про «древнерусскую народность» как «общего предка народов Беларуси, России и Украины» появилась в Тезисах ЦК КПСС 1954 года – в связи с юбилеем «воссоединения Украины с Россией», в рамках которого Крым отдали УССР. В 2014 году юбилей отметили тем, что Крым отобрали, но вот от мифической концепции не отказались, что выглядит – прямо скажем – непоследовательно. Ибо если была «древнерусская народность», то зачем тогда забирать Крым?

Некоторые ученые Беларуси, сделавшие научную карьеру в СССР, до сих пор цепляются за Тезисы ЦК КПСС 1954 года. Они вынуждены признать, что миф про «древнерусскую народность» полностью разоблачен наукой с позиций антропологии и лингвистики, но – пытаясь противостоять теории балтского субстрата беларусов – теперь говорят, что «древнерусская народность» являлась понятием МЕНТАЛЬНЫМ. Дескать, не важны субстраты и диалекты, а главное – что якобы тысячу лет назад на просторах Беларуси, Украины и нескольких западных областей России люди себя считали единой этничностью.

Но вот это единственное, что осталось в «арсенале» отважных борцов за Тезисы ЦК КПСС, как раз и более всего спорно. Оставляю в стороне, что этничность связана с формированием у нас этносов – что оформилось лишь к XVI веку, и никакого «древнерусского этноса» не было: были лишь варяжские князья с их дружинами и местное население (субстратное) в 95% жителей. Тут другое существенно – сам посыл, что якобы государство задает этничность. В таком случае неясно, почему у беларусов (литвинов) якобы «древнерусская ментальность» после всего лишь 70 лет пребывания колонией Киева – и нет своей ментальности от жизни в своем национальном государстве ВКЛ с 1240-х по 1795?

Чтобы устранить это одиозное противоречие, идеологи СССР придумали две басни:

– что ВКЛ якобы не являлось беларуским государством;

– что беларусов не существовало до появления мифической «древнерусской народности».

Так вот теория балтского субстрата беларусов тем и не нравится, что второй пункт опровергает: были как раз-таки беларусы до Рюрика – 3500 лет минимум тут жили. Не Рюрик нас придумал, как и не Сталин с вешателем Муравьевым.

Фактически война против теории балтского субстрата беларусов окончилась полным поражением, так как уже давно в учебниках истории для школьников Беларуси сказано, что наши предки – славянизированные балты. Но случаются казусы.

Один беларуский генетик опростоволосился, заявив в СМИ, что беларусы якобы не балты – потому что у балтов латышей и летувисов огромная примесь финских генов, чего нет у беларусов. Но какое отношение к балтам имеют финские гены? Тут все наоборот – как раз латыши и летувисы менее чистые балты, чем беларусы и мазуры Польши. Этот генетик, судя по всему, вообще мало разбирается в сути термина «балты». Впрочем, подобная ошибка и у журналистов, отстаивающих теорию балтского субстрата беларусов, «которая в своем завершенном виде была сформулирована в 60-х – начале 70-х годов». Цитирую публикацию:

«Эта теория ставила под сомнение «славянскую чистоту» происхождения белорусов, а значит, и само существование единой древнерусской народности, из которой якобы выделились русские, украинцы и белорусы. А это, в свою очередь, затрагивало политические доктрины, основанные на основе теории этнического единства восточных славян. Поэтому не удивительно, что в тогдашней Академии наук БССР теорию балтского субстрата восприняли в штыки».

Это верно, но написавший эти строки тоже не понимает, что такое вообще БАЛТЫ. О какой «славянской чистоте» происхождения беларусов он говорит? Так вот противопоставление балтов и славян – это как раз российская позиция, где хотят скрыть свой субстрат финно-угров и уралоидов, который НЕ ИМЕЛ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ К ПОЯВЛЕНИЮ СЛАВЯН. И при этом главная цель сокрытия – этногенез славянского языка, который произошел как раз наполовину из западнобалтского языка. Остальные 50% славянского койне – языки готов, сарматов и иллирийцев, немного от кельтов.

Просто смешно читать суждения, что беларусы – якобы не балты, когда самые близкие к славянскому языку – западнобалтские языки кривичей, ятвягов, радимичей, пруссов, мазуров. Ну вот уберите из славянского языка западнобалтскую составную – и что в нем тогда останется? Только от языков готов, ираноязычных сарматов, иллирийцев. Западные балты потому и перешли запросто на славянский койне, что их язык и был основой для нового международного языкового упрощения.

Вот и увидели идеологи СССР опасность: если в основе славянского языка лежал западнобалтский и западные балты (беларусы, мазуры, лужичане ГДР) – то в чем же тогда «руководящая роль» славянизированных финно-угров и татар России? Ведь они даже индоевропейцами не были.

Отсюда понятно, что теория балтского субстрата беларусов оказалась вовсе не каким-то «местным нюансом», а краеугольным камнем во всей идеологии Москвы – в первую очередь по отношению к вопросу происхождения самого русского народа. Русские безусловно славяне, так как славянизированы и говорят на славянском языке. Но русские не имели никакого отношения к появлению славянского языка – в отличие от беларусов. Вот тут и заключается проблема и «табу» с нашим балтским субстратом. Ибо если признать наш балтский субстрат, то мы родители славян – а россияне только юный продукт славянизации. Мы для них старший и древний славянский брат – а не они для нас. Такое положение дел критики считают «русофобией», ибо «проглядывается неуважение» к русской имперскости и подчиненному в ней месту беларусов.

 

ИНТЕРВЬЮ ВАЛЕНТИНА СЕДОВА

 

Главным автором теории балтского субстрата беларусов считается известнейший московский ученый, доктор археологии Валентин Седов (умер в 2004 году в возрасте 80 лет). 23 года назад он дал интервью газете «Лiтаратура i мастацтва» от 30 апреля 1993 года под названием «Белорусы – это ославяненные балты». Седов говорит:

«Изучая похоронный обряд, я заметил, что в Беларуси и Смоленщине наряду с западной ориентацией славянских языческих погребений (в зависимости от того, в какую сторону была направлена голова покойника), встречается значительное количество курганов с восточной ориентацией. В Латгалии и Жамойтии таких курганов раскопано несколько сотен».

Седов в деталях доказывает, что беларусы – это балты, перешедшие на славянский койне. Далее он пишет о своей теории:

«Первый раз я выступил в начале 60-х годов на археологической конференции в Минске. И сразу же мою теорию не приняли». Секретарь ЦК КПБ по агитации и пропаганде Т. Горбунов смешал Седова с грязью, а самым серьезным его аргументом было: «мы били готов, и балтов сюда не пускали». Советский агитатор не понимал, что славяне – понятие сугубо лингвистическое, а не антропологическое и культурологическое. Причем славяне и произошли от смешения балтов и готов.

Седов: «Поляки, которые были тогда на конференции, пригласили меня выступить в Польше. В 1966 году я читал доклад о «балтском субстрате» в этногенезе белорусов в Варшаве и в Белорусском научном обществе в Белостоке. В 1970-м вышла моя книга «Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья» [это книжный вариант его докторской диссертации 1967 г.]. Ещё раньше, в 1967-м и 1969-м, этой же теме я посвятил статьи в журнале «Советская этнография»».

На страницах этого журнала его принялись разоблачать как «предателя» этнографы В. Жучкевич, М. Гринблат, П. Третьяков, Г. Хабургаев, В. Бондарчик. Они поучали Седова, что «этногенез белорусов надо рассматривать на основе древнерусской народности, а никак не балтского субстрата».

Кстати, о Моисее Гринблате (1905-1983). О нем подробно рассказывается в статье А. Федосика «Иллюзии и реальность. Из истории фольклористики 1920-30-х гг.» (альманах «Деды», №16). По доносам этого Гринблата в 1930-е были репрессированы ведущие беларуские ученые. Он в те годы писал в своих беларусофобских поклепах:

«…вопросы фольклора, вообще, явились одними из центральных вопросов, которые «разрабатывались» компанией «ученых этнографов» – Ластовским, Шлюбским, Касперовичем, Мелешко и другими. И это не случайно. В фольклоре они старательно искали «научное обоснование» своих контрреволюционных «научных теорий». На фольклорном материале, не останавливаясь даже перед фальсификациями, строились «теорийки», вроде волато-кривской (Касперович, Ластовский), «теория самобытности» белорусской культуры и языка, «доказывалось», что названия «Белая Русь», «беларусы» искусственные названия, принесенные «из Москвы», а истинное название есть «Кривия», «кривичи» (Шлюбский) и т.д. Контрреволюционная, интервенционистская, ФАШИСТСКАЯ суть этих «теорий» уже раскрыта и известна советской общественности».

М. Гринблат гневно клеймил балтскую теорию Седова в 1967-м, а если бы дело было в 1930-х, то обозвал бы Седова «фашистом» и написал донос Ежову. В те годы беларуских ученых Гриндбат называет «обезумевшей бандой кровавых псов фашизма» и восклицает, что «творчество беларуского народа пропитано огненным гневом» к ним. Гринблат:

«С особой любовью, со словами благодарности народ обращается к сталинскому наркому – руководителю советской разведки, товарищу Н.И. Ежову, который раскрыл козни коварных врагов и стер их с лица советской земли:

Сарву кветачку прыгожу

Ля крутога рову.

За харошую работу

Дзякуем Яжову».

Но вернемся в 1970-е.

 

БИТВА ЗА ПРАВДУ

 

Лаврентий Абецедарский, автор карикатурного школьного учебника «истории БССР», назвал точку зрения Седова «политически вредной», потому что речь-то шла не столько о беларусах, которые – как выяснилось – никакая не родня «старшему брату». А речь шла уже о самих «русских», которые равно имеют свой субстрат – но уже не индоевропейский, а финнов и уралоидов, что вообще тихий ужас.

Далее Седов рассказывает, как отдел науки ЦК КПБ разогнал конференцию о балтском субстрате беларусов, намеченную нашей Академией наук на 1973 год. Седов собрался ехать на конференцию, но по приказу из Москвы ее запретили, доклады сожгли на костре во дворе АН БССР. Более всего злобствовали идеологи «древнерусской народности» из Москвы – Федот Филин, Соловьева и прочие. Затем в 1970-е и 80-е никаких дискуссий на тему балтского субстрата в БССР не было – тема была категорически запрещена в республике. В 1985 году АН БССР издала книгу «Этногенез белорусов», где «теория балтского субстрата однозначно характеризуется как научно необоснованная». На самом деле – говорит Седов – как раз эти домыслы абсолютно ненаучны и ни на чем, кроме указаний ЦК КПСС, не основаны.

Седов: «Наконец я и далее разрабатывал теорию балтского субстрата в своей книге «Восточные славяне в VI-XIII веках», которая вышла в Москве в 1982-м году». Он также отметил появившиеся в начале 90-х исследования беларуских ученых о том, что радимичи и кривичи были балтами (а от кривичей произошли латгалы – сегодня это более уточнено: радимичи являлись мигрантами ятвягами и мазурами, западными балтами).

Запрет балтской теории в БССР шел «в одном флаконе» с полной фальсификацией истории ВКЛ. Вместо истории своих предков и своей державы беларусов заставляли учить фальшивые летописания московской империи и восточных сатрапов. А иначе и быть не может, ведь есть пословица: не хочешь знать свою историю – будешь учить историю чужую…

 

Информация