«ПШЕКАЮЩАЯ» РЕКА КРИВИЧЕЙ

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №19, 2015

 

В СССР говоривших некогда на одном языке мазуров и кривичей пытались выдать за «древних славян».

 

Известный советский историк А.И. Попов в 1973 году в очерке «Шелонь» писал:

«Название реки Шелонь, на первый взгляд, производит впечатление иноязычного, неславянского; можно предположить, однако, что здесь допустимо объяснение на основе славянских данных. Обратимся к древнейшим письменным источникам, упоминающим эту реку, – к псковским и новгородским летописям. В Псковской I летописи под 1217 годом находим: на Шолонъ, под 1471 годом: на Шолони, то есть древнее псковское название реки, очевидно, было Шолона или Шолонь. В так называемом «Списке городов» (Новгородская летопись по синодальному харатейному списку): «на Шолонъ Пороховъ каменъ».

Новгородская I летопись дает несколько иную форму: въ Шелонъ (1217, 1346), по Шелонъ (1239), на Шелонъ (1281, 1352), взя Шелону (1346). Следовательно, древнее новгородское название было Шелона, а не Шелонь. Вероятнее всего (как это и показывает упомянутое сообщение Псковской I летописи под 1217 г.), и в Псковской земле древнейшей формой являлось название Шолона, а Шолонь появилось позже. Что же может означать название реки Шолона, если исходить из псковских говоров?

Псковская земля была древнейшим местообитанием кривичей; это отмечено в летописи, где сказано про Изборск: «Трувор седево Изборску, а то ныне пригородок Псковский, а тогда был в Кривичех больший город». Это предположение подтверждает и латышское слово krievs «русский» (собственно «кривич») – древнейшее свидетельство непосредственного соседства кривичей с Латвией».

Здесь А.И. Попов ошибается, так как автор «Повести временных лет» не называет кривичей среди «словенских языков Руси». А в середине XII века кривичи вообще исчезли со страниц летописей. Кривичи не являлись Русью (они названы только как данники Руси, что совершенно иное), не говорили по-славянски. Это были западные балты, что далее и следует в выводах историка, который считает язык кривичей идентичным пшекающему языку мазуров Мазовы – вовсе не славян. Ну а латыши именуют словом krievs вовсе не «русских», а беларусов, а ранее этим же словом называли литвинов Литвы (когда не было понятия «беларус»). Кривичи Русью и славянами не являлись, это домыслы советских ученых.

Далее в очерке:

«Говоря о происхождении названия реки Шелони, мы прежде всего можем ориентироваться на древнепсковский говор, который должен был являться наследником кривичских говоров (Ф.П. Филин. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Л., 1972, стр. 270-271). Одна из характерных особенностей псковского говора – смешение звуков «с» и «ш», «з» и «ж» («шепелявость» или «мазуренье», «мазураканье» – как называли это явление А.И. Соболевский, А.А. Шахматов и другие слависты, не без основания сближавшие эту особенность псковских говоров с соответствующими чертами польских говоров Мазовшья – области Мазурских озер). «Как давно уже установлено исследователями, смешение букв «с» и «ш», «з» и «ж» имеет место главным образом в древнепсковской письменности» (Ф.П. Филин. Указ. соч., стр. 267). В частности, нередко «ш» заменяет «с» – например: перши (вместо: перси), донеши (вместо: донеси), шего (сего), Шолога (имя собственное: Солога, Селога) и много других примеров (см.: Ф.П. Филин, стр. 267, стр. 347-349). Можно предположить, что древнепсковское Шолона появилось вместо *Солона, то есть «Соленая»; это пока еще чисто филологическая возможность, которая должна быть оправдана реалиями, действительными физико-географическими свойствами Шелони.

А эта река обладает и, в самом деле, особенностью, резко отличающей ее от всех других окружающих рек; берега ее во многих местах изрыты соляными источниками. Обратимся к географической литературе: «Окрестности берегов Шелони известны соляными источниками»; «Около посада Сольцы обнаруживаются выходы соляных ключей, обязанных своим происхождением породам девонской системы, содержащим залежи поваренной соли. Ключи выбиваются на берегу реки Шелони… Вкус воды горько-соленый… Окрестности посада Солец изобилуют таким же соленосными ключами, обнаруживающимися по берегам Шелони и ее притоков…» (П.П. Семенов. Географическо-статистический словарь Российской империи. V. СПб., 1885, стр. 785; III. СПб., 1867, стр. 372; В.П. Семенов. Россия. Т. III. Озерная область, стр. 325-326, 345).

Уже из этих свидетельств ясен совершенно исключительный характер берегов Шелони, определивший ее название, означавшее, по-видимому, просто «Соленая (Солонья) река». Псковская «шепелявость» способствовала позднейшей деэтимологизации названия, да к тому же в древней новгородской письменности оно фигурировало как совсем малопонятное Шелона, что позже дало общепринятое Шелонь.

…Следовательно, и языковые и географические данные полностью согласуются между собою, подтверждая нашу точку зрения, что название реки Шелонь имеет славянское происхождение».

КАК ЖЕ ТАК?! Разве мазуры в 1217 году были какими-то «славянами»? Они, как и предки беларусов, были западными балтами. «Пшеканье» – это отличительная черта именно и только западнобалтских языков! И при чем тут какой-то «древнепсковский говор», если это на деле язык кривичей, то есть предков беларусов? Но беларусы тем и отличаются от русских, что у нас балтский субстрат, а у русских либо финский, либо тюркский.

Однако в том и дело, что как раз в том же 1973 году идеологи КПСС запретили организованную Академией наук БССР конференцию о балтском субстрате беларусов и сожгли все доклады участников конференции на мусорке, во дворе Академии. Об этом рассказывает в своей работе «Балтский субстрат в формировании беларуской народности» доктор философских наук (1969), профессор (1970) Георгий Петрович Давидюк (1923 г.р.):

«Российские историки в своем большинстве до сих пор выступают против теории балтского субстрата. В основе их аргументации лежат постулаты, сформулированные идеологами царского самодержавия и Русской православной церкви, а позже воспроизведенные идеологами ЦК КПСС. Таково «научное обоснование» шовинистической политики правителей России всех времен.

…Труднее понять, почему некоторые беларуские историки после обретения независимости в 1991 году продолжают рьяно защищать выдумки о «родстве» беларусов и россиян, их «славянской чистоте», о «братской любви» россиян к беларусам.

…Идейные вдохновители [их] в 60-70-е годы ХХ века организовали борьбу против теории «балтского субстрата». Уже в тот период она поставила под сомнение «славянскую чистоту» происхождения беларусов, равно как и теорию единой древнерусской народности, из которой будто бы вышли русские, украинцы и беларусы. А это под корень уничтожало «научные» концепции многих беларуских историков – академиков, членов-корреспондентов, докторов и кандидатов наук. Поэтому они решительно выступили против этой теории, защищая собственное благополучное существование.

В 1973 году в Минске пытались организовать Всесоюзную научную конференцию на базе Института истории АН БССР по проблеме этногенеза беларусов, с той целью, чтобы «разбить идейно-порочную теорию балтского субстрата». Однако в тезисах многих докладов, присланных на конференцию, содержалась поддержка этой теории. Это напугало высшее партийное руководство БССР, затеявшее проведение форума. Оно спустило «директиву»: конференцию не проводить. Директору Института истории Н.В. Каменской поступило телефонное «указание» от секретаря ЦК КПБ по идеологии А.Т. Кузьмина: «материалы конференции уничтожить». Каменская, в свою очередь, приказала заведующему сектором профессору Адаму Залесскому сжечь тексты докладов, присланных на конференцию. Заядлый великорусский шовинист, ненавистник всего беларуского, Залесский с великой радостью выполнил приказ директора института».

Понятно: концепция субстратов полностью опровергала басни КПСС про какой-то «общий древнерусский народ» с «общим древнерусским языком». Эти ненаучные мифы были насаждены для политических целей: подавления сепаратизма и увязывания с контекстом России истории Беларуси и Украины.

Однако самое смешное и нелепое в данном случае: ну вот попытался А.И. Попов (вполне научно в 1973 году проведя исследование, но осрамившись в выводах) не использовать вообще термина «балтский субстрат», ибо таковое было запрещено в идеологических отделах ЦК КПСС. Но в итоге у ученого получилось «открытие» совсем иного рода, чем «название реки Шелонь имеет славянское происхождение». Куда как важнее иное: что, как оказалось, древние кривичи (которых автор пытается выдать за якобы «русских») говорили на одном языке с мазурами Мазовы.

А как же в таком случае «древнерусская народность» и фантастический «древнерусский язык»? Отсюда только два возможных вывода: 1) либо к «древнерусской народности» и «древнерусскому языку» следует относить и мазуров Северной Польши как «восточных славян»; 2) либо беларусы и псковские кривичи, говоря на одном языке с мазурами, не являлись «восточными славянами», не были частью «древнерусской народности».

А.И. Попов эту проблему обходит молчанием. Хотя абсурд вопиет.

Вообще же меня это забытое исследование ученого (оно было опубликовано в журнале «Русская речь», №5, 1973, почти 40 лет назад) заинтересовало потому, что сейчас в среде беларуских исследователей идут споры о том, кем же являлись кривичи – балтами восточными (что родня латышам и летувисам) или балтами западными (что родня и мазурам, и предкам беларусов ятвягам и погезанам Пруссии – народу создателя ВКЛ Миндовга). Это очень важный вопрос, так как открывает этническую суть создания ВКЛ и объединения в новом государстве родственных племен. В том числе тут и ответ на вопрос, кем же этнически были первые «литовские князья»: принадлежали этносу наших предков – или же этносу предков восточных балтов летувисов.

Судя по исследованию А.И. Попова, кривичи говорили на одном языке с мазурами, а потому являлись западными балтами, а не восточными, как жмудины и латыши. У тех язык был иной. Ну а территория западных балтов (позже субстратная западнобалтская в славянских языках) охватывала в прошлом огромные земли от лужицких сорбов, поморов, лютичей и мазуров на Западе, затем ятвягов, дреговичей, пруссов-погезан и прочих в центре, а на востоке – это были кривичи (в том числе псковские), голядь, днепровские балты в районе Киева.

 

КРИВИЧИ – НЕ СЛАВЯНЕ

 

Справедливости ради следует отметить, что ещё в том же 1973 году и позже многие честные ученые СССР разоблачили концепцию «кривичи – древние славяне» как фикцию и ангажированную политическую спекуляцию. Кривичи, напомню, исчезают со страниц летописей в середине XII века – и вовсе не как славяне, как родственные «литве» балты. А вот в советскую эпоху им задним числом стали приписывать «славянство» (как и мазурам, которых славянизировали древние славяне ляхи уже в XVI веке).

В том же 1973 году В. Топоров в работе «К вопросу о балтизмах в славянских языках» опроверг политизированные выводы А.И. Попова (в том числе в случае с рекой кривичей Шелонь-Шолона):

«Чрезвычайно интересно то, что понятие «славянский», употребляемое в традиционном смысле, меняет (а отсюда и теряет) свое значение также и в свете ряда иных достижений последних лет в области реконструкции этнолингвистической карты Восточной Европы. …Иначе говоря, для этой части Восточной Европы «славянский» элемент, как он понимался до сих пор, для определенной эпохи, когда балтский элемент был бесспорно актуальным, оказывается фикцией».

Ну а сегодня известный беларуский историк Алексей Дермант в очерке «Кривичи» пишет:

«Особенности кривичей-полочан археологически связаны с культурой ранних длинных курганов Полотчины и атокинским вариантом банцеровской культуры, а этнически – прежде всего с балтским субстратом… Это обстоятельство позволяет отказаться от противопоставления в этническом смысле определений «кривичский» и «балтский», ибо априорная славянскость кривичей просто исчезает, а их славянское слагаемое (безразлично, откуда оно могло происходить) оказывается фикцией».

Снова определение «фикция»! Алексей Дермант про предмет исследования А.И. Попова:

«Псковская группировка кривичей антропологически наиболее похожа на население ятвяжского ареала. …По абсолютным размерам мозгового отдела черепа и скелета лица в отношении головного показателя и ширины лица, мазовшане (славянизированные западные балты), полоцкие кривичи, ятвяги и латгалы объединяются одним комплексом физических черт и в этом приближаются к норвежцам и англосаксам».

Как видим, не только язык псковских кривичей был идентичен языку мазуров – были идентичны и их черепа! Вот где действительно была ОДНА ДРЕВНЯЯ НАРОДНОСТЬ – но вовсе не с русскими или украинцами. И вовсе не какой-то «Древней Руси», а ВКЛ как этнического государства, объединявшего западных балтов.

Сегодня Академия наук Беларуси отвергает существование в прошлом какой-то сказочной «древнерусской народности» как «общего предка трех восточнославянских народов». Это имперская выдумка ветходержавного восточного соседа и канувших в Лету идеологических отделов ЦК КПСС.

 

Информация