ИСЧЕЗНУВШИЕ БЕЛАРУСЫ

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №22, 2015

 

Куда испарились 3 миллиона беларусов?

 

В 1910 году в Витебске была напечатана книга дореволюционного исследователя Алексея Сапунова «Белоруссия и белоруссы». Это, по сути, доклад, прочитанный 26-го сентября того года на заседании Витебской Ученой Архивной Комиссии. С современной точки зрения этот доклад ненаучен и политизирован в духе царизма, но любопытно, что автор жалуется на всех соседей Беларуси: дескать, поляки нас считают частью польской нации, летувисы и латыши называют нас «славянизированными литовцами», а для русских мы поляки:

«Литва, Волынь, пишет Карамзин, хотят восзстановления королевства польскаго, а мы желаем единства государства российскаго»... О белоруссах ни слова! …В существе своем, понятия Карамзина остались и до сих пор понятиями средняго русскаго образованнаго человека, для котораго и до сих пор за Смоленском начинается «Польша»...»

Интересна следующая часть доклада: «Посмотрим же, где живут белоруссы, сколько их и каким языком говорят они».

Автор пишет: «Трудно сказать что-либо определенное и относительно названия «Белоруссия», «белоруссы»; трудно даже сказать, когда в первый раз появилось имя «Белой Руси». Официальное употребление этого имени – в царском титуле – начинается с 50-х годов XVII в., именно, со времени литовскаго похода царя Алексея Михайловича в 1654 г.

…Первые русские историки (напр., Татищев) название Белой Руси относили к древнему времени и включали в границы ея Ростовско-Суздальскую область. Князей владимирских они именуют «белорусскими». Это, заметим кстати, вполне совпадает с указаниями И.Е. Забелина, акад. А.И. Соболевскаго и акад. А. Шахматова на колонизацию Ростовско-Суздальской области белорусскими племенами. Карамзин говорит, что он нигде не встречал имени Белой Руси до Ивана III; этот государь назвал свое государство Белой Россиею, т. е. великою или древнею по смыслу этого слова в языках восточных. И теперь на востоке называют русскаго царя «ак-пады-шах», т. е. белый царь».

Тут у автора нелады с логикой: о какой «колонизации Ростовско-Суздальской области белорусскими племенами» он фантазирует, если тут же указывает, что «Карамзин нигде не встречал имени Белой Руси до Ивана III»? Сегодня историки хорошо знают, что название «Белая Русь» в прошлом относилось только к Московии со времен Орды, а на территории Беларуси было насаждено царизмом только в XIX веке. Также нет ни одного факта о какой-то «колонизации» литвинами финского Залесья – ни в период его захвата киевскими князьями, ни тем более в ордынский период. Известно обратное: этот как раз из Московии в ВКЛ бежало огромнейшее количество староверов, которые у нас компактно селились целыми деревнями (сотни тысяч человек).

 

БЕЛАРУСКАЯ АТЛАНТИДА: ВИЛЕНЩИНА

 

А далее в докладе самое интересное:

«Перейдем теперь к подсчету белоруссов. К 1903 году белоруссов было около 8,5 миллионов (8.317.900). Цифра эта, по заявлению проф. Карскаго, представляет лишь минимум; следовательно, в настоящее время мы смело можем поднять эту цифру, по крайней мере, до 9 миллионов».

Просто поразительно! В 1910 году беларусов было столько же или даже больше, чем через 100 лет! Как такое может быть?!

Для сравнения: великороссов было 55,6 млн. – ныне около 140 (рост численности почти в 3 раза), украинцев было 22 миллиона – ныне около 50 (рост в 2,5 раза), поляков было 7,9 млн. – ныне 45 (рост в 5 раз, что, правда, отчасти объяснимо возвращением польских земель из Германии и Австро-Венгрии), «литовцев» и жемайтов было 1,2 и 0,45 млн. соответственно – ныне летувисов Республики Летува около 3 млн. (рост в 2 раза) и т.д.

Везде у всех наших соседей рост населения в разы – и только беларусов как было в 1910 году девять миллионов, так примерно столько же оказалось и сегодня.

Что же за странная и неведомая беда случилась с несчастными беларусами?

Ответ в уточнении к данным доклада:

«Губернии, по количеству в них белорусскаго населения, согласно изследованиям проф. Е. Ф. Карскаго, идут в нижеследующем порядке:

1) Минская – 755.669,

2) Могилевская – 1.650.069,

3) Виленская – 1.076.435,

4) Витебская – 976.638,

5) Смоленская – 947.826,

6) Гродненская – 861.640,

7) Черниговская – 700.000,

8) Тверская – 125.000,

9) Ковенская – 60.000,

10) Псковская – 42.400,

11) Калужская – 41.029,

12) Орловская – 38.481,

13) Сувалкская – 22.890,

14) Курляндская – 20.981».

Вот тут и вся «загадка». В 1903 году на нынешней территории Республики Летува было 1.076.435 (Виленская) + 60.000 (Ковенская) + 22.890 (Сувалкская) = 1.159.325 беларусов. А в 1959 году – всего 30.256 беларусов, в 2011 – 36.227. В 1910 году на Виленщине беларусы составляли около 70% населения, а с 1959 года и поныне – только 1,1%.

Возникает простой и конкретный вопрос: КУДА ДЕЛИСЬ 1 МИЛЛИОН 130 ТЫСЯЧ ВИЛЕНСКИХ БЕЛАРУСОВ?

Может, имела место какая-то неслыханная депортация беларусов из Летувы? Ведь не шутки же – выселить миллион с лишним беларусов (почти столько, сколько было самих летувисов): там их должны собрать, посадить в вагоны (где только взять такое количество поездов?), привезти в БССР – а тут их надо принять, где-то расселить. Ничего подобного, конечно, не было. Никаких депортаций.

Тогда вопрос звучит уже зловеще: куда-то испарился миллион с лишним беларусов. Это или геноцид, или этноцид.

Говоря на эту тему, следует вспомнить, что в 1920 году этнически чисто наши дивизии беларусов-католиков воевали против Летувы и освободили от летувисской оккупации Виленщину, где провозгласили беларуское государство Срединная Литва со столицей в Вильно. Через полтора года государство вошло в состав Польши – до 1939 года. Ясно, что летувисы не могли нам этого простить и всячески вымещали на нас свою ненависть в той или иной форме – и с 1920 года панически боялись «беларуского национализма». Тихой сапой в Летуве и затем в Литовской ССР проводилась в течение десятилетий политика ассимиляции беларусов (которые до 1939 года к тому же подвергались в Западной Беларуси и конкретно на Виленщине полонизации). А в годы немецкой оккупации летувисские националисты охотно уничтожали не только еврейские деревни, но и массово беларуские на Виленщине – решая этим «беларуский вопрос».

Еще с 1918 года руководство РСФСР видело в жемойтах-летувисах главного союзника в борьбе с беларуским «сепаратизмом» и польским влиянием, Ленин обещал им территорию не только Виленщины, но всей Западной Беларуси с переименованием Гродно в «Гардинас» и т.д. и с ассимиляцией автохтонов беларусов в их этнос. Мол, потому что это «прививка от польского влияния». В дальнейшем Москва следовала этой политике – в том числе, и когда отдавала Виленщину из состава СССР и БССР иностранному буржуазному государству (что вопиющий факт!), а Молотов в газете «Правда» признал, что край этот этнически беларуский (там жило только 2,5% летувисов среди населения края). И когда Москва сквозь пальцы смотрела на этноцид летувисов по отношению к беларусам: запрет на беларускость, насильное изменение фамилий в паспортах на жмудский манер и прочее. Например, жил в Вильно со времен раннего ВКЛ славный род Лавриновичей – а с 1939 и далее их превратили в «Лавринавичюсов». И так с миллионом беларусов.

Кстати, там после 1991 года поставили вопрос о реституции – возвращении собственности. Что забавно – в 1939 жемойты из Ковно практически разорили беларуско-польский Вильно, лишив 90% населения и домов, и частной собственности в виде тех или иных предприятий. Но поднимать эту тему в Республике Летува запрещено, как обсуждать и вообще все с этим связанное. Все это прячет чудовищное преступление и этноцид.

Если по данным Карского в 1903 году на территории нынешней Республики Летува проживало 1 миллион 160 тысяч беларусов, то к 1939 году их должно было быть уже около двух миллионов. Но вот удивительно – всего около 30 тысяч как сегодня, так и в 1959. Два миллиона беларусов ИСПАРИЛИСЬ!

 

БЕЛАРУСКАЯ АТЛАНТИДА: СМОЛЕНЩИНА

 

Теперь взглянем на другие регионы вне нынешней территории РБ, где по Карскому проживала в 1903 году не менее значимая диаспора беларусов: Смоленская губерния – 947.826, Черниговская – 700.000, Тверская – 125.000, Псковская – 42.400, Калужская – 41.029, Орловская – 38.481.

Итого: 1.894.736 беларусов. Почти 2 миллиона, что почти в 2 раза больше, чем «отошло» беларусов Летуве. Увы, их судьба оказалась такой же, как у жертв этноцида в Летуве. Для примера возьмем Смоленщину.

Центральный статистический комитет МВД царской России проводил сбор сведений в 1859 году в Смоленской губернии, результаты были изданы 1868 году в Санкт-Петербурге (ксерокопии в книге профессора Е.Е. Ширяева «Беларусь: Русь Белая, Русь Черная и Литва в картах», Мн.: Навука i тэхнiка, 1991).

Согласно данным, большинство населения Смоленской губернии составляют беларусы: 537.149 человек – против 487.930 великороссиян. Причем, сам Смоленск и западные уезды губернии – вообще чисто беларуские. Например: в самом городе Смоленске и Смоленском уезде жило 82.636 беларусов и только 7.611 великороссиян и 1.077 представителей других национальностей.

В 1903 году профессор Е.Ф. Карский приводит численность беларусов на Смоленщине уже в 947.826 человек.

А по нынешней статистике Российской Федерации ныне в Смоленской области живет уже 93,4% русских и только 1,55% беларусов – конкретно 16.231 беларус. Как говорится, хоть стой – хоть падай.

Куда же делся миллион беларусов Смоленщины 1903 года? На Луну улетели?

Ответ на эту загадку дает третья графа в данных 1859 года. А именно: первая графа – «Великороссияне» (487.930 человек), вторая графа – «Белорусы» (537.149 человек), а третья графа – «Смесь Великороссиян и Белорусов» (121.407 человек).

Зачем понадобилось выделять 121.407 человек в какую-то «Смесь»? Это абсолютно ненаучно, так как нигде более не использовалось и не соответствует никакой научной методологии.

Но, как оказывается, это и не служит научной методологии, а отражает только указания властей царской России всюду записывать при любом удобном случае беларусов (вот так «братский народ»!!!) в «этнос великороссиян». В комментариях к данным чиновники объяснили:

«В этнографическом отношении Смоленская губерния может быть разделена на две неравные части: восточную, с населением великорусского племени и западную, заселенную белорусами. Границу их раздела можно представить полосою, идущей от границы Псковской губернии через западную часть Бельского уезда, восточные части Пореченского и Духовищенского уездов, западную Вяземского, северо-восточную и восточную Дорогобужского, юго-западную Ельницкого, так что великорусское племя занимает уезды: Гжатский, Сычевский, большую часть Бельского и почти весь Вяземский и Юхновский…

Население же граничной полосы носит на себе характер переходный от белорусского племени к великорусскому. Место смешанного населения обеих племен нельзя впрочем, говоря вообще, ограничивать только означенною граничною полосою; более или менее резкие оттенки того и другого племени проявляются на гораздо большем пространстве. Рассматривая в этнографическом отношении например Красинский уезд, как наиболее типический для Смоленской губернии по белорусскому характеру населения, нельзя не заметить, что и в нем обнаруживаются, хотя и в незначительной степени, некоторые черты этнографической характеристики великорусского племени».

Как видим, цель четко обозначена: «Население же граничной полосы носит на себе ХАРАКТЕР ПЕРЕХОДНЫЙ ОТ БЕЛОРУССКОГО ПЛЕМЕНИ К ВЕЛИКОРУССКОМУ». То есть, ассимилируется, и эта ассимиляция не только приветствуется, но является частью планомерной политики, так как даже в Красинском уезде «типическом по белорусскому характеру» уже заранее выискиваются даже незначительные «черты этнографической характеристики великорусского племени» – чтобы и этих жителей затем записать из «племени белорусов» в «племя великороссиян».

Результаты такой политики налицо – в Смоленщине сегодня осталось 1,55% беларусов, остальные насильно записаны в «великорусское племя».

 

ТРЕТЬ БЕЛАРУСОВ ИСЧЕЗЛА

 

Политики любят говорить, что в Великую Отечественную войну мы потеряли то ли четверть беларусов, то ли даже треть – что ненаучная фантастика (ибо из погибших в войну граждан БССР около миллиона – евреи, а не беларусы; политики дружно «забыли» про Холокост). Но никто не озабочен тем уже вполне реальным фактом, что мы без всякой войны потеряли более трети беларусов, которых самым наглым образом ассимилировали в свои этносы наши прыткие соседи: русские, летувисы и поляки (которым Сталин передал беларускую Белосточчину – а ранее они активно нас полонизировали в 1920-1939).

Тут в отдельном исследовании разбираться надо – почему именно беларусы оказались жертвами этноцида со стороны соседей: то ли из-за того, что более всего «по шапке» получили ранее от всех соседей и были фактически разгромлены как народ и нация, то ли из-за хуторского менталитета «хуторской партизанщины».

Картина такова, что более трех миллионов людей, которые себя в 1903 году считали беларусами, были затем и с их потомками безвозвратно ассимилированы в чужие этносы соседями. Если же принять тенденции роста народонаселения соседей, то если бы мы сохранили с 1910 года численность беларусов в 9 миллионов, то сегодня нас было бы минимум в полтора раза больше.

Это чудовищная трагедия для нашей нации – мы утратили каждого третьего беларуса без всякой войны. Ни с одним другим соседним народом подобного и близко не было – это случилось только с нами.

 

Информация