ЕВГЕНИКА – ЗАПРЕЩЕННАЯ НАУКА

 

 

Владимир ДОРОХОВ

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №11, 2015

 

 

Евгеника (от греч. еugenеs – «хорошего рода») – учение о путях улучшения наследственных свойств человека. В США евгеника должна была служить социальным задачам, искоренить алкоголизм, проституцию, наследственные психические заболевания. В Советском Союзе акцент был сделан на формировании новой человеческой генерации, «хомо советикус». В Германии Третий Рейх явил генетику, имевшую мистическую окраску и направленную на уничтожение «детей тьмы» в лице представителей низших, неарийских рас. В разных странах преследовались различные цели. Это были совершенно разные ипостаси одного научного феномена.

 

Евгеника в современном ее понимании зародилась в Англии, ее «отцом» был Фрэнсис Гальтон – двоюродный брат Чарльза Дарвина. Именно Гальтон придумал термин «евгеника». Он намеревался сделать евгенику, которая, по его мнению, подтверждала право англосаксонской расы на мировое господство, «частью национального сознания, наподобие новой религии».

Однако евгеническая практика существовала за много веков до Гальтона. В IV веке до н.э. Платон в своем «Государстве» поставил ряд евгенических вопросов в духе Гальтона, проповедуя как позитивную евгенику, стимулирование рождаемости лучших одаренных, так и негативную, ограничение рождаемости тех, кого сочтут низшими.

Ликург тремя веками раньше первым воплотил это в своей реформе спартанского общества. Государство в лице высших советников (эфоров) решало, кто не достоин принадлежать к «обществу равных». Детоубийство не было чуждо ни греческому, ни римскому обществу. Сенека соглашался с тем, что «мы уничтожаем уродливое потомство и топим слабых и ненормальных новорожденных». Таким образом, государство присвоило себе функции «отца семейства», который в Афинах и Риме строго осуществлял эти евгенические меры в своем семейном клане: в клан принимали особо одаренных людей, а бездарных выгоняли. Аборты и убийства детей матерями осуждались не по моральным причинам, а потому что этим нарушалось неотъемлемое право главы семьи.

Что такое наследственность, в древности понимали плохо и постоянно спорили, от чего оно зависит. В рациональной медицине Гиппократа в V веке до н.э. появляется идея панспермии, получившая широкое распространение в греческом мире. Она делала возможным предположение о прогрессивном улучшении народа на основе отбора для размножения лучших экземпляров.

Согласно Платону, «семя происходит из всех частей тела, из здоровых – здоровое, из больных – больное. Поэтому, как правило, у лысых отцов рождаются лысые сыновья, у отцов с голубыми глазами – сыновья с голубыми глазами, у косых отцов – косые сыновья; то же относится и к остальной фигуре».

Идеи о наследственности продолжали проповедовать и в позднем средневековье, что привело к развитию учения о темпераментах, согласно которому характер и психические способности зависят от того, какой из четырех основных темпераментов преобладает: холерический, флегматический, сангвинический или меланхолический.

Это лишь несколько примеров из множества евгенических проектов, осуществлявшихся на протяжении истории человечества. Евгеническая программа Гальтона была быстро признана викторианским обществом в конце ХIХ в., а позже и всем миром. Она включала в себя не только предшествующие попытки достижения сходных целей, но и огромное количество не связанных между собой факторов.

 

Евгеника в США

 

В начале ХХ в. более ранние эмигранты из Северной Европы увидели, что их захлестывают волны переселенцев с европейского востока и юга. Это для американского общества выглядело как явная угроза того, что смешение с индейцами и неграми приведет к снижению среднего интеллектуального уровня американцев и к распространению различных пороков, таких как алкоголизм, преступность и проституция.

Американская евгеника в большей мере основывалась на широком и произвольном использовании тестов интеллекта, разработанных Альфредом Бене для определения «умственного уровня, которого может достичь каждый индивидуум в зависимости от типа хромосом в зародышевых клетках». На основе этих тестов были разработаны строгие законы об иммиграции, особенно после принятия «Акта об иммиграции», который строго ограничивал въезд лиц, не принадлежащих к «нордической расе», и вводил программы насильственной стерилизации наследственно дефективных.

К 1914 г. такие законы действовали уже в 12 штатах. Известно, что в штате Индиана по данным на июль 1911 г. было проведено 875 операций стерилизации. В Калифорнии с ноября 1910 г. по лето 1912 г. стерилизации подверглось 268 чел. Однако в декабре 1921 г. в штате Индиана операции по стерилизации были запрещены как «жестокая, несовместимая с основами конституции карательная мера». По названию этого штата стала именоваться широко обсуждаемая в 1920-е гг. идея лишения человека способности производить потомство (отсюда стерилизация иногда называется «индийской идеей»). К 1924 г. в США насчитывалось 3000 принудительно стерилизованных.

Институт Карнеги стоял у колыбели американского движения евгеников, создав лабораторный комплекс в Колд-Спринг-Харбор на Лонг-Айленде. Здесь хранились миллионы карточек с данными простых американцев, позволявших планировать методичную ликвидацию семей, кланов и целых народов. Из Колд-Спринг-Харбор сторонники евгеники вели агитацию среди американских законодателей, социальных служб и ассоциаций страны.

После того, как евгеника укрепилась в США, была проведена кампания по ее насаждению в Германии. В немалой степени этому способствовали калифорнийские евгеники, которые публиковали буклеты, идеализирующие стерилизацию, и распространяли их среди немецких чиновников и ученых. На заре существования Третьего Рейха американские евгеники приветствовали достижения Гитлера и его планы, как логическое завершение своих многолетних исследований.

Калифорнийские евгеники переиздавали материалы с нацистской пропагандой для распространения ее в Америке. Они также устраивали нацистские научные выставки, например, выставка в Художественном музее округа Лос-Анджелес в августе 1934 г. Кроме предоставления плана действий, Америка финансировала научные институты, занимающиеся вопросами евгеники в Германии.

После Второй мировой войны оказалось, что евгеников в США не существует и никогда не было. Биографы знаменитостей и политиков не упоминали о заинтересованности своих «героев» в этой философии, а иногда совсем о ней не вспоминали. Евгеника перестала быть учебным предметом в колледжах, хотя некоторые утверждают, что ее идеи продолжают существовать в измененном виде.

 

Евгеника в России и СССР

 

Термин «евгеника» стал общеупотребительным в России, начиная с 1915 г. «Наследственный гений» Фрэнсиса Гальтона был переведен сорока годами раньше, и новые идеи западной медицины и биологии постепенно овладевали умами в конце XIX – начале ХХ вв., как и теория эволюции Дарвина, о которой много спорили.

Многие работы российских психиатров и неврологов были посвящены проблемам вырождения: сумасшествия, преступности, психопатологии и алкоголизма. Революция 1917 г. и последовавшая за ней гражданская война стали решающим периодом для молодых исследователей. Новый режим был уверен, что ему удастся улучшить условия человеческой жизни, благодаря научному прогрессу. Материализм и марксистская научность ни в чем не противоречили евгеническому идеалу.

В ноябре 1920 г. было создано «Российское евгеническое общество», председателем которого стал Кольцов. В том же году начал выходить «Русский евгенический журнал»; он выходил три раза в год до начала 30-х гг. В этом журнале поднимались те же темы, которыми занимались западные евгеники: демография, преступность, стерилизация, анализ наследственности душевных и нервных заболеваний (шизофрении, маниакально-депрессивных психозов), эпилепсии, алкоголизма, сифилиса и склонности к насилию, практическая организация статистического и антропологического анализа и т.д.

Вскоре ученые раскололись. Одни, как например Кольцов, не стеснялись публиковать статьи о «высшем разуме» членов партии и необходимости передачи ими этого «высшего разума» многочисленному потомству. Другие, как Филипченко, который впервые был исключен из евгенического движения в 1926 г., настаивали на изучении генеалогии буржуазной элиты старого режима.

В середине 20-х гг. новое поколение ученых-марксистов (Волоцкий, Серебровский) вознамерилось превратить евгенику в чисто большевистскую науку. На повестке дня стояли три пункта: стерилизация, улучшение гигиенических условий и увеличение плодовитости «выдающихся» личностей. В 1923 г. Волоцкий опубликовал книгу «Поднятие жизненных сил расы», в которой он призывал Советскую Россию срочно принять программу стерилизации. Его предложение было враждебно встречено некоторыми учеными, объединившимися вокруг Филипченко в Ленинграде. В конечном счете, не моральные, а демографические аргументы заставили советские власти отказаться от стерилизации, в стране смертность превысила рождаемость, так что евгенические меры были не ко времени.

В 1926 г. генетик А.С. Серебровский основал вместе с Соломоном Левитом «Бюро человеческого здоровья и наследственности». С этой целью Серебровский предлагал создать банк спермы и развернуть широкую программу искусственного осеменения: «Один талантливый и эффективный производитель может, таким образом, иметь 1000 детей. В таких условиях человеческий отбор сделает скачок вперед».

Но евгеническая программа натолкнулась на первую пятилетку (1929 – 1933), когда у власти укрепился Сталин. Это была эпоха сплошной индустриализации и коллективизации страны, первых политических процессов, организованного голода, опеки над наукой и дискредитации буржуазных специалистов. Евгеническое общество было распущено в 1930 г.

В «Большой советской энциклопедии» в 1931 г. евгеника названа «буржуазной наукой», подозреваемой в «фашизме». Евгеническое общество исчезло, уступив место «Лаборатории расовых исследований», основанной в Москве в марте 1931 г. Эта лаборатория наметила ряд исследовательских программ совместно с немецкими учеными, которые посылали свои экспедиции в Закавказье. Примечательный факт: в марте 1933 г. гитлеровский режим разрешил продолжить германо-советское сотрудничество, одобренное в апреле и советским Наркомздравом. Лишь в 1938 г. немцы отозвали своих ученых. Помимо этого союза двух режимов в области расологии советская евгеника пережила сталинские реформы, изменив название. Она стала «медицинской генетикой».

 

Евгеника в Германии

 

В нацистской Германии закон «О предотвращении появления потомства с наследственными болезнями», вступивший в силу 14 июля 1933 г., был принят в сочетании с евгенической программой «Лебенсборн» (Источник жизни), которую продвигал Гиммлер. Путем отбора образованных арийцев для размножения и воспитания он хотел воспитать будущих руководителей Третьего Рейха, способных подчинить себе или уничтожить все «низшие» расы и нации. Для проведения этого закона в жизнь были созданы специальные «суды наследственного здоровья», которые состояли из двух врачей, судьи и председателя. По приговору этого суда мужчины и женщины, чья дурная наследственность считалась установленной, подвергались насильственной операции, пресекавшей возможность деторождения. Всего с 1934 по 1937 гг. стерилизации подвергли 197.419 чел.

В 1935 г. к этому добавились Нюрнбергские законы, предусматривающие юридическую дискриминацию евреев, а также запрет на браки или сексуальные отношения между евреями и арийцами, которые карались как «осквернение расы».

Немецкая программа стерилизации, как и американская, опиралась на концепцию «врожденной умственной отсталости». Именно к этой категории относились 77% из почти миллиона принудительно стерилизованных по решению «Трибунала наследственного здоровья»; 18% составляли безнадежные алкоголики и лишь 5% лица с другими наследственными болезнями.

Главной особенностью нацистского режима был шаг, предпринятый 1 сентября 1939 г., – введение программы евганазии, которая преследовала евгенические цели физического устранения лиц, признанных «нежелательными» для арийского общества Третьего Рейха. Предполагалось истребить в концлагерях двенадцать миллионов человек, не только неарийцев, вроде евреев или цыган, но также поляков и прочих славян, лиц с физическими и психическими дефектами, безнадежно больных. В этот же список попадали лица «не представляющие жизненной ценности», «чуждые обществу»: политические оппозиционеры, гомосексуалисты, свидетели Иеговы, преступники, бомжи, бродяги, проститутки, нищие, наркоманы и т.д.

Проводя жесткую евгеническую политику, национал-социалисты столкнулись с непростой для них ситуацией, когда выяснилось, что носителями наследственных заболеваний являются отнюдь не только представители «низших» рас (евреи, цыгане), но и чистокровные арийцы. Перед этим фактом расистская евгеника была беспомощна. Дети арийского происхождения, унаследовавшие от родителей шизофрению, слабоумие или другие недуги, должны были обучаться в особых школах коррекционной педагогики. Если выяснялось, что попытки коррекции не приводят к успеху, ребенок мог попасть в так называемые «приюты», где неполноценное дитя физически уничтожалось.

С 1939 г. всем врачам и акушерам вменялось в обязанность доносить о рождении каждого неполноценного ребенка. Судьбу такого ребенка определяла специальная комиссия, но скорее всего его ждало физическое уничтожение. Наиболее гуманным способом считалось лишение ребенка пищи. Таким образом идеология расовой нетерпимости вступала в конфликт с евгенической практикой – чистокровный ребенок-ариец мог появиться на свет с тем же заболеванием, что и чадо в еврейской семье.

Программа по убийству «неполноценных» людей, стартовав осенью 1939 г., быстро набрала обороты. 31 января 1941 г. Геббельс отметил в своем дневнике о 80 тыс. ликвидированных душевнобольных и 60 тыс., которые должны быть убиты. В целом же количество приговоренных было значительно больше. В декабре 1941 г. в докладе медицинской службы сообщается о приблизительно 200 тыс. слабоумных, ненормальных, неизлечимо больных и 75 тыс. престарелых, которые подлежали уничтожению.

В сентябре 1941 г. директор психиатрической больницы доктор Валентин Фальтхаузер стал применять практику «жестокой» диеты, убивая больных голодом. Этот метод также был удобен, так как вызывал повышенную смертность. «Диета-Е» серьезно увеличила смертность в больницах и существовала до конца войны. В 1943 –1945 гг. в Кауфбойрене умерло 1808 пациентов. В ноябре 1942 г. «безжировая диета» была рекомендована к внедрению во всех психиатрических больницах. В больницы отправляли и «восточных рабочих» – русских, поляков, прибалтов. Общее число погибших в ходе реализации программы к моменту падения Третьего Рейха, по разным данным, доходит до 200 – 250 тыс. чел.

Помимо ликвидации и стерилизации «неполноценных» в Третьем Рейхе начали осуществлять программы по отбору «полноценных», для их размножения. С помощью этих программ планировалось создать «расу господ». Гитлера и Гиммлера в расовом плане не удовлетворял тот немецкий народ, который существовал к этому времени. По их мнению, надо было провести большую работу по созданию «расы полубогов». Гиммлер считал, что Германия сможет дать Европе правящую элиту через 20-30 лет. Расологи Третьего Рейха составили карту, где четко видно, что не все население Германии считалось полностью «полноценным». Достойными считались «нордическая» и «фальская» подрасы, а «динарская» в Баварии и «восточнобалтийская» в Восточной Пруссии не были «полноценными». Необходима была работа, в том числе и «освежением крови» с помощью войск СС, для превращения всего населения Германии в «расово полноценное». Чем все закончилось – широко известно...

 

Евгеника в Швеции

 

Швеция была первой страной в мире, где возник государственный институт расовой биологии. И идея пришла не из Германии. Борьба за чистоту расы развернулась здесь, на севере Европы, вполне самостоятельно. Единственное отличие шведского общества всеобщего благоденствия от нацистского заключалось в том, что шведы занимались этим дольше.

В соответствии с буквой закона стерилизации подлежали жители страны, которых органы здравоохранения или социального обеспечения признавали умственно или расово неполноценными. Чтобы попасть в эту категорию, достаточно было проявлять «стойкую неспособность к обучению» или обладать внешностью, не соответствующей признанным стандартам шведской нации. Когда технология была отлажена, список признаков неполноценности решили расширить и включили в него «асоциальность».

Для большинства шведов порядок стерилизации умственно неполноценных людей был таким же естественным, как правила дорожного движения. Операции прекратились по той же самой причине, по которой и начались. Общемировая тенденция изменилась. К душевнобольным перестали относиться, как к гражданам второго сорта. Общепринятым стало мнение о том, что их желание быть полноценными членами общества должно приветствоваться и поощряться. О законах 30-х гг. в Швеции постарались забыть, но глядя на представителей их нации – однородность типажей бросается в глаза.

Закон о чистоте расы в Швеции был отменен лишь в 1976 г. За период с 1935 по 1976 гг., в соответствии с законом «О чистоте расы», были стерилизованы более 63.000 человек.

 

*     *     *

 

С конца 20-х гг. ХХ в. евгенические эксцессы в демократических странах, основанные на классовых или расовых теориях, начали подвергаться критике, в том числе и со стороны самих лидеров евгенического движения. Они достигли своего пика в 40-х гг., когда после окончания Второй мировой войны стали известны неопровержимые жестокости, совершенные нацистами на основе постулатов евгеники. Многие критические замечания были подтверждены современными познаниями в области генетики и наследственности.

В наши дни самого термина «евгеника» стараются избегать, как негативного вследствие мрачных воспоминаний истории. Сегодня новые научные достижения сочетаются с политическим отказом от каких-либо практических опытов с населением или от внесения изменений в генофонд населения. Эти цели считаются предосудительными, а на практике оказываются неосуществимыми. Это доказывает популяционная генетика, исходя из современного уровня своих познаний. Но кто знает, куда наука повернет завтра…

 

Информация