БОЛЬШАЯ ЧИСТКА

 

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №10, 2015

 

Учит ли чему-то история? Похоже, что нет, если люди раз за разом наступают на те же самые грабли…

 

После известных событий в Крыму и Донбассе с марта 2014 года СМИ РФ объявляют целью «борьбу с бандеровщиной» в Украине. Бандеровцев представляют как русофобов и врагов России, причем рассказывают, что «польские власти и пилсудчики создали движение Степана Бандеры для борьбы против русских, воспитывали многие годы у Бандеры и его сообщников русофобию».

Как говорится, чем нелепее ложь, тем проще в нее поверят. Впрочем, эту фразу СМИ России приписывают Геббельсу, хотя подобной глупости Геббельс никогда не говорил – да и сказать не мог. Тем не менее, рассказы про то, как пилсудчики учили Бандеру русофобии, – это именно нелепость и абсурд. Бандеровцев поляки истребляли и гноили в тюрьмах. Там, что ли, учили их русофобии? В концлагерях типа Березы-Картузской? Что касается русских, то их во Второй Речи Посполитой не было, зато были русины Ужгорода и Львова, национальные права которых и отстаивал Степан Бандера. Так что обвинять его в русофобии просто смешно.

Правда истории была совсем иной, чем сегодня рассказывают московские «идеологи», представляя бандеровцев даже не борцами против СССР, а борцами против России и русских (будто СССР был «Русской империей»). На самом деле все было наоборот – бандеровцы не видели своим главным врагом ни СССР, ни тем более русских, и никакими «русофобами» они не были. Они сражались против немцев (нацисты всю войну продержали Степана Бандеру в тюрьме). А самое главное – они отчаянно и жестоко, беспощадно сражались против ненавистных поляков. И поляки отвечали им этническими чистками, чудовищным насилием и зверствами. Так что бандеровцы были в миллион раз более полякофобами, чем русофобами – и главную войну украинские националисты вели именно и только против Польши.

Напомню также, что основная масса сторонников Бандеры – это жители самой западной части Украины, которая не только в СССР до 1939 года не входила, но никогда не входила даже в состав Российской империи. Их с Россией никогда ничего не связывало. В период ВКЛ не существовало названия «украинец», все украинцы назывались «русинами» (а все беларусы – «литвинами»). После разделов Речи Посполитой царизм переименовал русинов в «украинцев», но это не коснулось той части Украины, которая оказалась в составе Австро-Венгрии. Поэтому так вышло, что большая часть сторонников Бандеры себя называла русинами. Отсюда и нелепость: как бандеровец может быть «русофобом», если он сам себя называет русином???

 

ВОЙНА ПОЛЬШИ ПРОТИВ БАНДЕРОВЦЕВ

 

22 года назад журнал «Новое время» (№39, 1993) опубликовал статью известного публициста Леонида Млечина «Большая чистка» с подзаголовком: «Реестр наиболее практичных способов избавления от инородцев с подробным отчетом об окончательном решении украинского вопроса».

Речь в публикации шла о том, как Польша насилием и зверствами боролась с украинским национализмом. А сегодня эта статья актуальна уже в новом ракурсе – когда с 2014 года уже Россия взялась за «окончательное решение украинского вопроса». Расчленяя Украину, отрицая ее право на государственность, отрицая украинцев как народ, отрицая украинский язык. Все это уже было – этими манипуляциями ранее занималась Польша. Нынешний российско-украинский конфликт – только повторение предыдущего польско-украинского. Вся разница только в том, что сегодня украинцев обвиняют в русофобии, а тогда обвиняли в полякофобии.

Млечин, кратко рассказав об истории этнических чисток в прошлом, затем переходит к Украине:

«После Второй мировой войны вся юго-восточная часть Польши за три года была очищена от украинцев и стала этнически чистой территорией. 500 тысяч украинцев были выселены на территорию советской Украины. Еще 140 тысяч польское правительство отправило на запад, откуда только что выставили всех немцев. Польша все еще не считает возможным извиниться за все это и возместить ущерб.

Возможно, потому, что поляки помнят о том, как им пришлось сражаться с украинскими националистами, которые убивали польских милиционеров и сотрудников госбезопасности».

Это расходится с представлениями о том, что, дескать, после войны бандеровцы воевали лишь с сотрудниками ГБ СССР. Нет, бандеровцы равно продолжали воевать и против сотрудников ГБ Польши – причем явно не из-за своей «русофобии».

Как пишет Млечин, украинцы считали своим главным врагом поляков – потому что под их властью после Первой мировой войны оказалась немалая часть украинского населения:

«Именно в Польше между двумя великим войнами и зародился воинственный украинский национализм сначала в форме терроризма. Степан Бандера был отправлен в тюрьму за убийство польского министра.

В 1942-1943 годах Украинская повстанческая армия изгнала поляков с Волыни, которая должна была стать этнически чистой украинской территорией».

В конце войны «на территории Польши было порядка двух тысяч бойцов УПА, они пытались замедлить проведение «этнической чистки» обратного порядка, когда изгоняли украинцев».

Млечин пишет, что осенью 1944 года поляки стали создавать добровольческую милицию и охотиться за украинцами. Эта борьба была «беспощадной и кровавой»:

«Украинских националистов, бойцов Украинской повстанческой армии подстерегали в их селах на свадьбах или днях рожденья. В их хаты врывались по ночам, им стреляли в окна. Борьба поляков с УПА продолжалась три года – с 1944-го по 1947-й. Точные цифры жертв с обеих сторон неизвестны.

По последним данным, украинцы убили две с лишним тысячи человек (в том числе и триста своих, украинцев, – за сотрудничество с поляками), и как минимум три тысячи убили поляки. Возможно, последняя цифра занижена. Некоторые историки говорят сейчас о восьми тысячах жертв среди украинцев.

После разгрома нацистской Германии поляки получили возможность восстановить свое государство. С Украиной этого не произошло, хотя многие украинцы отчаянно сражались за свое государство. Они знали, что ни Польша, ни Россия не разрешат им отделиться, и сделали ставку на Гитлера. Когда немцы пришли во Львов в 1941-м, националистически настроенные украинцы провозгласили свое государство… Но Гитлер приветствовал только немецкий национализм. Самозваное украинское правительство было арестовано…»

 

БОРЬБА ПОЛЬШИ С УКРАИНСКИМ «ФАШИЗМОМ»

 

Далее в статье Млечина: «Еще в сентябре 1944 года польские коммунисты договорились с Москвой и Киевом: поляки уедут из Волыни и Галиции, украинцы оставят Бещады и Хелмский край. Польским украинцам, которые согласятся добровольно переселиться на историческую родину, обещали простить долги в Польше и выделить земельные наделы в Украине. Но к 1 марта 1945 года только 81 тысяча человек воспользовалась этим предложением. Люди с трудом покидали насиженные места. Тогда в ход пустили силу.

Польская милиция и армейские части окружали деревни и насильно выселяли украинские семьи. Тех, кто не хотел подчиняться, били.

Таким образом из Польши были изгнаны еще 480 тысяч украинцев. В 1946 году Москва решила прекратить переселение. [Ибо оно сопровождалось чудовищным насилием и массовыми убийствами. – Авт.] Но 28 марта 1947 года боевики Украинской повстанческой армии из засады расстреляли заместителя министра обороны Польши, участника испанской войны генерала Кароля Сверчевского.

Газета «Жиче Варшавы» писала тогда:

«Сверчевский погиб от рук «украинского фашиста». Мы знаем эту руку. Это рука дивизии СС «Галичина» и первой бригады Каминского. Это рука, которая зверски уничтожила 200 тысяч поляков на Волыни, которая убивала детей и женщин во время Варшавского восстания».

Далее Леонид Млечин разоблачает эту ложь польского официоза, которую сегодня повторяют на российских телеканалах. Кстати, еще и врут, что Хатынь якобы «сожгли бандеровцы» или «сожгли украинские националисты». Хотя известно, что в бою с партизанами в деревне Хатынь (которая была уничтожена в результате боя) принимали участие бойцы 118-го полицейского батальона – бывшие кадровые офицеры и солдаты РККА. Это украинцы, беларусы и русские – но вовсе не уроженцы Западной Украины, а уроженцы СССР, где никаких бандеровцев в принципе не существовало. И быть не могло. Уничтожившие Хатынь бывшие кадровые военные Красной Армии не являлись националистами своего края, а были просто коллаборационистами и банально служили немцам. Что совершенно разные вещи.

Млечин опровергает польские вымыслы:

«Дивизия СС «Галичина», сформированная из украинцев, пожелавших служить Гитлеру, не участвовала в антипольских акциях. Ее ввели в действие на восточном фронте в июне 1944 года, и она быстро была разгромлена наступавшими советскими войсками.

Бригада инженера польского происхождения Каминского (ее именовали также Русской освободительной народной армией) состояла не из украинцев, а из русских. [То есть это русские фашисты, а не украинские. – Авт.]

Она боролась с советскими партизанами в районе от Курска до Орла, потом отступала вместе с вермахтом. Один ее полк [русских фашистов] участвовал в 1944 в подавлении Варшавского восстания и отличился грабежами и мародерством, за что Каминского сами немцы и расстреляли.

Тем не менее в Польше формировался [как ныне в СМИ РФ. – Авт.] образ примитивного, жестокого и ненавидящего поляков украинца. Убийство Кароля Сверчевского стало предлогом для окончательного решения «украинского вопроса».

 

ПОЛЯКИ ОТПРАВЛЯЮТ В ОСВЕНЦИМ УКРАИНЦЕВ

 

Леонид Млечин рассказывает:

«Акция по депортации украинцев называлась «Висла». В ее осуществлении принимали участие 17 тысяч солдат польской армии. Деревни окружались, крестьянам давали несколько часов на сборы, затем их гнали к железной дороге, грузили в вагоны и отправляли в Освенцим.

Освенцим пустовал. Первые два года после освобождения его использовали как лагерь для военнопленных и интернированных польских немцев. Потом Освенцим решили превратить в мемориал, и всех заключенных вывезли.

Теперь в освободившийся лагерь привозили украинцев для фильтрации. Основную массу отправляли из Освенцима в западные края, в район Щецина и Бреслау, который стал Вроцлавом, и селили в опустевшие немецкие дома.

Подозрительных польская госбезопасность перемещала в бывший филиал Освенцима «Дахсгрубе» – по-польски Явожно (по соседству с Краковом). В чисто подозрительных входили священники-униаты [ибо не католики], представители украинской интеллигенции, а также все, кто подозревался в поддержке Украинской повстанческой армии.

Польский историк Эугенюш Мисило пишет: «Польская госбезопасность использовала немецкие лагеря, которые остались в неприкосновенности. Система лагерной охраны была подобна немецкой – двенадцать вышек, оснащенных прожекторами и тяжелыми пулеметами. Лагерь был обнесен двойным заграждением из колючей проволоки, подключенной к источнику высокого напряжения. На допросах использовали электрошок, избивали палками, загоняли иголки под ногти. Строптивых узников отправляли в карцер – бетонный бункер, на пол которого лили воду».

160 человек умерли от пыток и истощения. Две женщины покончили с собой, бросившись на проволоку. Последних украинцев выпустили из Освенцима в конце 1948 года».

 

ПРАВО И НАСИЛИЕ

 

Абстрактные разговоры о «праве наций на самоопределение» чаще всего решались путем насилия – этническими чистками и депортациями. Далее в статье Леонид Млечин подробно рассмотрел этнический раскол в Югославии, но, как мне кажется, куда более близок к сегодняшним реалиям его рассказ про воссоздание «Великой Венгрии»:

«Когда лидеры сербов в Белграде утверждают, что обязаны объединить всех сербов в одном государстве, это означает готовность к войне. [Млечин это писал в 1993-м, а в 2014-м Путин провозгласил аналогичное – некий «русский мир» и желание собрать всех русских в одном государстве. – Авт.]

Такую же тревогу внушают националистически настроенные венгры, которые заявляют, что не могут спать спокойно, пока не объединят всех своих соотечественников. [Слово в слово нынешние суждения Москвы. – Авт.]

А ведь это можно сделать только за счет четырех других государств, на земле которых живут венгры и чьи собственные граждане окажутся в таком случае национальными меньшинствами в Великой Венгрии. [Равно национальными меньшинствами в Великой России окажутся беларусы, казахи, украинцы, латыши, эстонцы, молдоване и пр. – в аналогичных нынешних проектах русских националистов. – Авт.]

До недавнего времени 350 тысяч венгров жили в сербской Воеводине, два миллиона в Румынии, 600 тысяч в Словакии и 170 тысяч в Украине.

Около 100 тысяч венгров уже бежали из Воеводины [на 1993 г.]. Они не хотят участвовать в чужой войне. Они боятся, что к власти в Белграде придет радикальная партия Воислава Шешеля, которая сейчас уже располагает 30 процентами мест в парламенте Сербии и требует изгнания из страны венгров, хорватов, словенцев, албанцев и словаков.

Счеты между сербами и венграми – тоже дурное наследие Второй мировой войны. В 1941-м Гитлер расчленил Югославию и раздавал куски своим союзникам. Венгры получили часть Воеводины, откуда выставили 70 тысяч сербов, чтобы освободить землю для своих. [Аналогично Сталин депортировал крымских татар и стал вместо них заселять Крым русскими. – Авт.] В январе 1942 года на православное рождество венгры уничтожили 15 тысяч сербов и евреев в городе Нови-Сад, столице Воеводины. Две тысячи живыми утопили в ледяном Дунае.

Болгары тоже уничтожили несколько деревень и изгнали 120 тысяч сербов с земли, которую с позволения Гитлера оторвали от Югославии. Изгоняемым давали 24 часа на сборы и разрешали брать с собой один чемодан.

Теперь считающийся умеренным политиком премьер-министр Венгрии Йожеф Анталл заявляет, что он «премьер-министр пятнадцати миллионов венгров». Причем в самой Венгрии насчитывается только десять с половиной миллионов венгров.

А министр обороны Лайош Фюр утверждает, что «пятнадцать миллионов венгров с надеждой смотрят на нас, и мы должны достойно ответить на этот исторический вызов».

Это означает, что трансильванские, воеводинские, словенские и украинские венгры считаются не гражданами государств, в которых живут, а поданными Будапешта. [Аналогичное вещает уже не в 1993-м, а в 2014-м руководство РФ – в отношении уже «русского мира». – Авт.] Поэтому пункт о признании существующих границ не включается в текст договора, который предполагается заключить между Румынией и Венгрией.

Готовность Будапешта защищать венгров во всем мире рассматривается соседями как потенциальная угроза их территориальной целостности».

Угроза угрозой, а аннексия Крыма в 2014-м – это уже действия. И не со стороны какой-то Венгрии, которая за 22 года забыла свои имперские чаяния, а со стороны государства с ядерным оружием. Хотя разницы никакой нет. Ни в 1993-м, ни в 2013-м Леонид Млечин и предположить не мог, что его страхи в отношении действий Великой Венгрии станут реальностью в аналогичных действиях уже Великой России по отношению к своим соседям. Причем станут сопровождаться неслыханной пропагандой шовинизма и войны.

Чем важна сегодня эта статья Млечина 1993 года – она показывает, что все уже было, нет ничего нового. Все страны и народы пытались друг у друга отрывать куски – даже после распада СССР и формации мирового коммунизма. Только вхождение в ЕС успокоило эти европейские распри. Но проблема в том, что сегодняшняя Россия как раз не собирается входить в ЕС и принимать общеевропейские ценности, направленные на стирание национализма. Наоборот – слово в слово повторяются лозунги Великой Венгрии 1993 года. Да еще и с угрозами утроить ядерную мировую войну, если России помешают «собирать свой русский мир».

 

ПОИСКИ ПРИЧИН

 

Леонид Млечин в 1993-м видел ситуацию так:

«В Европе нет этнически чистых государств. А все этнические притязания при ближайшем рассмотрении выглядят смешными.

…Найти решение проблемы национальных меньшинств путем перекройки карт невозможно. Нет такой карты, которая устроит националистов всех стран и удовлетворит их амбиции.

Этнически чистое государство – это продукт политического воображения и не может существовать в реальности. Идея этнически чистого государства рождена немецким романтизмом XIX века в качестве ответа на идеи французского Просвещения и французской революции.

Немецкий романтизм связал расу и государство. Один народ – одно государство. Право жить в государстве, право гражданства получает только представитель одного этноса.

Либеральная демократия противопоставляет этой идее принцип гражданства, предоставляемого не по этническому происхождению, а по праву рождения или натурализации. Но на широком европейском пространстве от Урала до Одера эта идея совсем не популярна».

Обращаю внимание на фразу: «Найти решение проблемы национальных меньшинств путем перекройки карт невозможно». Однако напомню, что в СССР национальные республики по статусу приравнивались к государствам – и из неких соображений из состава РСФСР при Сталине были вычленены и образованы в национальные республики Казахстан, Туркменистан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. Также Сталин дал статус союзной республики карелам (и сегодня Карелия была бы тоже независимым государством), но Хрущев потом вернул карелов в состав РСФСР. Почему? Причины непонятны. Почему не дали республиканский статус Дагестану, Калмыкии, Чечне, Якутии, Бурятии, Татарстану? А ведь в 1991-м Горбачев в новом договоре о создании ССГ планировал всем автономиям дать республиканский статус – что как раз и соответствовало бы принципу «один народ – одно государство».

Сегодня можно часто услышать на беларуском ТВ мнение, что беларусы получили своё государство в СССР. Это всеобщее заблуждение. Свою государственность в СССР получили среднеазиатские республики, бывшие автономии РСФСР. А вот Беларусь являлась СОЗДАТЕЛЕМ СССР, обрела свою государственность еще до создания Советского Союза. А в 1991-м лишь денонсировала свою подпись в Договоре о создании СССР – и вернулась к первоначальному статусу суверенного государства. Ну а в 2013-м Национальная Академия наук РБ установила, что государственность Беларуси начинается не с БССР, а с БНР и ранее вообще с Полоцкого и Туровского княжеств.

Однако в том и дело, что вопрос признания кого-то государством – это не столько решение самого народа, сколько мнение мировых держав и соседей. И кому-то разрешают быть государством, а кому-то, как чеченцам и татарам, баскам и курдам – не разрешают. Никаких «критериев справедливости» в этой сфере нет.

В целом, вопрос государственности и судьбы нацменьшинства (или региона) – это, как правило, результат спора, долгой борьбы власть имущих соседей, а зачастую – и просто воля случая. Например, Беларусь хоть и имела исторический опыт своей государственности (Полоцкое Княжество, ВКЛ), но сохранила суверенный статус во многом из-за борьбы за регион между Польшей и Россией. Без этой борьбы беларусы или были бы ополячены, или бы омосковились. Это же касается и Украины.

История знает немало примеров, как внешние силы на пустом месте раздувают «проблему нацменьшинств», заботясь вовсе не о них, а преследуя свои цели (в основном – развалить какое-то государство). Но в XXI-м веке это кажется уже анахронизмом. Европейская интеграция в ЕС с созданием новой общности – «европейской нации», глобализация, интернет, всемирный рынок труда, многоязычие и прочее стирают национальные отличия. Это позволяет смотреть в будущее с оптимизмом и верить, что у нас больше не будет ни этнических войн, ни этнических чисток, ни споров за территории – ибо мы и становимся ЕДИНОЙ ЕВРОПОЙ. Где все мы европейцы. Все – братья, все – одна общность.

Иные страны и народы уже давно пришли к этому пониманию. А другие пока нет, но созреют, придут неизбежно. Потому что в этом и заключается наша Эволюция Человечества: от племени – к этносу, от этноса – к народу, от народа – к нации, от нации – к единому европейцу, а затем – к осознанию себя Человеком как субъектом единого общества Земли. И осуществится это уже в нашем столетии…

 

Информация