НЕИЗВЕСТНЫЙ ЯНУШ РАДЗИВИЛЛ

 

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №15, 2014

 

Оболганный советскими и польскими историками Януш Радзивилл и до сей поры остается личностью беларуской истории самой известной и неизвестной одновременно. Википедия и сейчас дает о нем какие-то противоречивые сведения, в которых можно только еще больше запутаться, нежели узнать, а кем же был Великий гетман литовский на самом деле.

 

ЗАСТУПНИК

 

Даже такой знаток истории Беларуси XVII века, как советский писатель из Минска Константин Тарасов, называл Януша Радзивилла в своей повести «Тропою Каина» кровопийцей. Польский писатель Генрих Сенкевич представил его в своем романе «Потоп» как предателя Польши, предателя Речи Посполитой. Негативное отношение советских историков к военачальникам Речи Посполитой вполне понятно. Все гетманы ВКЛ и Польши – это враги для Москвы.

Три главных канала, по которым шла демонизация личности Януша Радзивилла в советской историографии, – украинский, российский и польский. Украинский, понятно, ничего хорошего про посполитого военачальника сказать и не мог: Радзивилл громил казаков Хмельницкого и уже этим был плохим для украинцев. Он порвал отношения с Польшей в трудный год войны ВКЛ против Московии и был тем самым предателем для поляков. Он умудрялся громить и московские войска, а, стало быть, был врагом и для Москвы. Но Януш Радзивилл действовал по принципу «ВКЛ превыше всего». Он был пробеларуски настроенным политиком, князем земли беларуской, сам являясь этническим беларусом, кои тогда именовались литвинами.

Историки пишут, а Википедия им вторит: «Как королевский дворянин Януш Радзивилл защищал интересы Радзивиллов»… Как понимать такую странную фразу? Почему Радзивиллу нужно быть обязательно королевским дворянином, чтобы защищать свою семью и её интересы? Вообще-то он прежде всего защищал права именно православных и протестантов ВКЛ.

Википедия пишет: «В 1636 году во время встречи сенаторов с королем Януш Радзивилл оскорбил монарха. Владислав IV простил князя»… Вот вам и королевский дворянин – оскорбил монарха! Но как оскорбил короля Януш Радзивилл, Википедия не сообщает. Молодой князь Януш Радзивилл в момент попытки поляков на Виленском сейме вмешаться в дела протестантской Литвы бросил тогда в лицо польских шляхтичей и короля знаменитую фразу: «Придёт время, паны-поляки к дверям Виленского замка не попадут: через окна их выбрасывать будем!»

Тем самым Радзивилл намекал на недавние громкие события в протестантской Праге, когда чехи выбросили в окна парламента немецких католиков, которые так же, как и поляки в Вильне, слишком уж навязывали свои устои чехам-протестантам.

Конечно, король Владислав простил дерзость молодого князя, ведь Януш на тот момент был не просто одним из представителей величественного магнатского рода, но и героем недавно закончившейся Смоленской войны. В 1633 году Януш Радзивилл нанял в Голландии тысячу пехотинцев и двести драгун, вернулся на родину и принял участие в Смоленской войне (1632 – 1634 годов), закончившейся победой. За военные заслуги двадцатиоднолетний Януш получил в 1633 году должность подкомория великого литовского.

Однако по мере распространения в 1630-х годах деятельности в ВКЛ иезуитов, вмешательства в дела Литвы-Беларуси католиков в это время лишь усиливались. В 1639 году в извечно толерантной Вильне, где различные конфессии вполне мирно уживались друг с другом, произошел серьезный конфликт между католиками и протестантами. Началось всё с того, что двое виленских кальвинистов, Раковский и Пекарский, решили отогнать многочисленных ворон, которые облепили колокольню кальвинистской церкви и башню костела св. Михаила. Они взяли луки и принялись стрелять по птицам. Одна из стрел попала будто бы в образ Архангела Михаила на стене костела. Монахини подняли вопль об оскорблении святыни. И тут же появились крайне воинствующие иезуитские студенты. Предводительствуя толпой городских ремесленников и цеховых, они напали на кальвинистский збор, грозя местью всем живущим в его ограде. Военный отряд, отправленный воеводою Христофором Радзивиллом, отцом Януша, защитил церковь кальвинистов и оттеснил от неё буйное сборище. Но иезуиты не угомонились.

Ректор кальвинистской школы немец Гартлиб попался в руки этой толпы, и его сейчас же потащили к речке Вилейке и стали там топить. Три раза погружали несчастного в воду, и только подоспевшая стража воеводы спасла его. Дом и лавки купца француза Дезо, тоже кальвиниста, были разрушены до основания. Была назначена следственная комиссия из шести католиков и двух протестантов. Большинством голосов католиков комиссия решила, что виновны во всем одни протестанты, которые и должны быть наказаны. Сейм 1640 года утвердил приговор, и на основании этого приговора кальвинисты должны были закрыть свой храм и в шесть недель перебраться со своею школою и богадельней в другое место, которое они могли избрать себе только вне городских стен. Кальвинисты выстроили свой храм за Трокскими воротами, где уже прежде находилось реформатское кладбище.

В том же году умер Христофор Радзивилл. Во время его похорон в Вильне вновь вспыхнули религиозные стычки. Всё это настроило Януша Радзивилла, тоже кальвиниста, как против католиков, так и против Польши. Уже, видимо, тогда он замышлял идею разрыва унии с Польшей. В том же 1640 году Януш вторично был избран послом на варшавский сейм, во время которого его безуспешно пытались привлечь к суду за участие в беспорядках в столице ВКЛ.

Януш активно финансировал кальвинистские соборы и школы в Великом княжестве Литовском, опекал протестантские и православные общины, финансировал получение образования в европейских университетах местной протестантской молодёжи.

В политическом отношении Януш Радзивилл был сторонником идеи независимости Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского, что с нынешних позиций видится единственно верным ходом для ВКЛ того времени. Если писатель Генрих Сенкевич вылепил из Януша Радзивилла какого-то предателя, который перешел вдруг на сторону шведского короля Карла Густава в 1655 году, то на самом деле Януш еще задолго до прихода к власти Карла Густава, с 1649 года, пытался наладить контакты с протестантской Швецией. Он тогда еще понимал, что уния с протестантской сильной в военном плане страной куда как более полезна Литве, чем гниловатый союз с католической капризной Польшей.

Во многом благодаря бурной деятельности на ниве продвижения протестантских и православных церквей и школ, Януш добился того, что в Вильне католики почти исчезли. В частности в виленском сейме к середине XVII века католиков не осталось вовсе.

Сам Януш Радзивилл был вторично женат на дочери православного молдавского господаря Василия Лупу княжне Марии Амалии. Первый его брак на Катерине Потоцкой, дочери воеводы брацлавского Стефана Потоцкого, закончился в 1642 году её смертью.

 

ПОЛКОВОДЕЦ

 

Кажется, в советские годы лишь одни летувисы хорошо относились к Янушу. Еще бы! Из-за политики польских и советских историков в руки летувисских историков упала такая грандиозная личность, как Януш Радзивилл. Летувисы ни от чего беларуского никогда не отказывались. Вильня? Спасибо! Берем! Радзивиллы? Еще большее спасибо! Так, в СССР из беларуских земель, людей и беларуской славной истории лепили славное прошлое Летувы. Ныне летувисские историки, писатели и даже политики дрожат как осиновые листья: они даже предлагают наращивать вооруженные силы, ибо боятся, что беларусы вернут свою Вильну, незаконно отторгнутую Сталиным от Польши в 1939 году и так же незаконно переданную Летуве.

Хотя, если честно, Януш Радзивилл является частью истории и нынешней Летувы. У него были богатые имения в Жемайтии, в Кейданах. Он даже выучил жемайтский язык и в годы войны с казаками Хмельницкого переписывался с полковниками по-жемайтски, чтобы казаки не смогли перехватить и прочитать его письма.

Похоже, что Януш был достаточно вспыльчивым человеком, либо бурно отстаивающим свое мнение. Он часто ссорился. В 1634 году произошла его ссора с Сапегами из-за должности подстолия полоцкого. В 1637 году Януш Радзивилл поссорился с подкоморием великим коронным Адамом Казановским. Между ними был назначен поединок, который так и не состоялся. Известен случай, когда Януш так сильно повздорил с польным гетманом литовским Винсентом Гонсевским, что даже ударил того саблей, слегка ранив.

В 1646 году Януш Радзивилл стал гетманом польным литовским, что значит заместитель командующего литвинской армией – второй по значимости военный чин в ВКЛ. В том же году он получил должность старосты генерального жемайтского, став сенатором Речи Посполитой. Из-за старости гетмана великого литовского Януша Кишки Януш Радзивилл стал фактическим командующим армии Великого княжества Литовского.

В 1648 году после скоропостижной смерти Владислава IV Вазы, в разгар войны с Хмельницким, Януш Радзивилл поддержал избрание на польско-литовский престол младшего брата Владислава Яна II Казимира, от которого получил во владение борисовское староство. Однако добрые отношения с Яном Казимиром, опиравшиеся на обоюдное неприятие польских норм и правил, вскоре у Януша изменились. Ян Казмиир на польском троне стал вскоре обычным изъявителем воли именно польской шляхты, и своё знаменитое высказывание «я бы лучше говорил с псом, чем с поляком», он уже больше не произносил. Новый король стремился консолидировать королевскую власть и ограничить самовластие литвинских и русинских магнатов. В ответ Януш Радзивилл и магнаты Ян Лещинский, Христофор Опалинский и Юрий Себастьян Любомирский заключили магнатский договор, направленный против усиления королевской власти.

В 1649 году Януш Радзивилл во главе литвинского войска выступил на подавление восстания Хмельницкого на юге Великого княжество Литовского и на коронных землях в Украине. В июле 1649 года он разгромил в битве под Лоевом 15-тысячное повстанческое войско под командованием киевского полковника Михаила Кричевского. В 1651 году Януш разбил казацкие полки под предводительством черниговского полковника Мартына Небабы в сражении под Лоевом и захватил Киев, выбив оттуда взбунтовавшихся казаков. Затем Януш соединился с польской армией и участвовал в битве с казаками Богдана Хмельницкого под Белой Церковью. Он активно выступал против заключения Белоцеровского мирного договора с казаками, не без основания считая их бандитами. В 1654 году на сейме Януш Радзивилл был назначен Великим гетманом литовским и воеводой виленским, а его соперник Винцент Гонсевский стал гетманом польным литовским.

Великий гетман был талантливым военачальником, умевшим побеждать, пусть он и полностью проморгал начало войны с Московией в 1654 году. Имея сведения о подготовки царя к войне, Януш отшучивался, что «Москва идет по-черепашьи, может потом пойдет по-рачьи».

В начале войны маленькое (около 6000) литвинское войско в первых боях с превосходящими силами московской армии вынуждено было отступать. В битве под Шкловом 12 августа 1654 года и битве под Шепелевичами 24 августа Януш вынужден был ретироваться под натиском князей Якова Куденетовича Черкасского и Алексея Никитича Трубецкого. Однако то не были разгромы армии Радзивилла, как пишут российские источники и Википедия. То были весьма организованные отходы перед куда как более многочисленной армией противника. Раненый в бою под Шепелевичами, отвлекая от московитов переправу через реку Ослинку основной части своего войска, он едва не попал в плен. Местный житель провёл Януша через болота в Борисов, откуда Януш Радзивилл отступил в Минск, где собирал шляхетские отряды для продолжения борьбы.

Военный талант Януша Радзивилла сказался в том, что в ужасно трудную годину кровавого потопа он осенью 1654 года организовал успешное контрнаступление против московских войск. В сентябре литвины отбили Бобруйск. В декабре Януш Радзивилл при помощи местных жителей занял Оршу, обратив врагов в бегство. Оттуда великий гетман литовский взял Копысь и Дубровну. 2 января 1655 года Януш Радзивилл осадил Новый Быхов, занятый казаками. Обороной города руководил печально известный в Беларуси своими кровавыми подвигами Иван Золотаренко, позже убитый под стенами Старого Быхова. Отряды литвинской конницы действовали под Витебском, Полоцком, Дисной.

Потерпев неудачу под Новым Быховом, Януш Радзивилл и Винцент Гонсевский 2 февраля осадили Могилев, который оборонял московско-казацкий гарнизон в семь с половиной тысяч человек. Несмотря на то, что полковник Константин Поклонский, ранее перешедший на сторону царя, вновь перешёл с небольшим отрядом (до 400 человек) на сторону литвин, гарнизон Могилева под руководством царского воеводы Матвея Воейкова сумел отразить приступ. В апреле 1655 года после достаточно робких попыток прорваться в город Януш Радзивилл снял осаду с Могилева и отступил к Березине. Общих сил у Януша Радзивилла было явно недостаточно для борьбы с огромной армией царя и казаками. Большую часть страны захватчики оккупировали. Тем не менее, Януша можно назвать одним из талантливейших главнокомандующих в истории Европы, ибо он ни разу не потерпел поражения в открытом сражении. Уступать – уступал, но разбит не был ни разу. И даже отступая под давлением превосходящих сил врага, Януш всегда сохранял боевой порядок и костяк своей пусть даже самой маленькой армии.

 

УНИЯ СО ШВЕЦИЕЙ

 

И несмотря на то, что польские историки не раз говорили, что историю войны Польши со Швецией 1655 – 1657 годов не следует изучать по книге Сенкевича, ибо там сплошные фантазии и выдуманные герои, многие стали рассматривать книгу «Потоп» как чуть ли не хрестоматию исторических событий того времени. Захват Карлом Польши со всего 14000 войска назвали «Потопом», термином, который первым употребил Януш Радзивилл в отношении положения вовсе не в Польше, а в Литве-Беларуси.

В Польше как раз всё было более-менее спокойно, и никакой войны со Швецией вопреки историческому мифу не было и в помине: шляхта сама призвала шведского короля на место надоевшего Яна Казимира. Карлу присягнули все, кроме самого Яна Казимира и его друга Юрия Любомирского, тоже, кстати, литвинского князя, жившего в Силезии. С четырнадцатитысячной наемной армией, состоявшей даже не из шведов, а в основном из немцев, финнов, латышей, литвин, чехов и поляков, Карл X Густав без больших проблем воцарился в Польше, став тем самым общим королем и шведов, и литвин, и русин, и поляков. Описывать этот гражданский конфликт как «Потоп» или как войну Польши со Швецией крайне некорректно. Как могла «затопить» маленькая армия большую Польшу?

Но почему вдруг поляки, которые семь лет назад сами голосовали за Яна Казимира Ваза, вдруг пригласили к себе короля соседнего государства?

Дело в том, что в парламентской монархии Речи Посполитой короли были во всем аналогичны современным президентам, т.е. король был персоной выборной, которого могли либо переизбрать, либо вообще прогнать. Польская шляхта руководствовалась в выборе короля лишь наличием денег у кандидата, и шведский Карл Густав, своими династическими узами переплетенный с Яном Казимиром Вазой и Радзивиллами, казался очень выгодной партией и в политическом, и в экономическом смыслах.

Но у Януша Радзивилла на счет Карла Густава были иные мысли. Шведский король литвинам был нужен как спаситель отечества, как хороший полководец и воин, как командующий сильной армией, армией, которая считалась одной из лучших в Европе. В положении, когда Польша ничем помочь Литве не могла, Януш Радзивилл и его кузен Богуслав видели единственный выход: разорвать Унию с Польшей и заключить Унию со Швецией, которая обещала помочь освободить от царя страну «до последнего камня».

Поляки, прознав про желание Радзивилла и Хмельницкого заключить союз со шведским королем, кажется, опередили нас, присягнув шведскому королю. Но они и не подозревали, что Радзивилл не просто хочет Карла взамен Яна Казимира, чего лишь и хотели поляки, но желал вообще разорвать Люблинскую Унию союза с Польшей и заключить союз со Швецией. Речь Посполитая по плану Радзивиллов не просто меняла короля, но вообще прекращала свое существование. ВКЛ становилось субъектом Шведского королевства, при сохранении всех своих бывших реалий: армии, закона, прав, валюты… Это, вероятно, спасло бы Беларусь-Литву от «Потопа».

А вот с «легкой» руки писателя Генриха Сенкевича Януш Радзивилл стал каким-то поляком-предателем, причем на фоне, когда все поляки (все!!!) тоже вроде как предатели, ибо все присягнули шведскому королю!

Причем Уния со Швецией была не просто авантюрой одного лишь Великого гетмана, как пытаются выдать некоторые историки, начитавшиеся, наверное, одного лишь Сенкевича, а желанием почти всей шляхты ВКЛ, всех протестантов и всех православных. Даже многие католики поддерживали идею Януша. Что и доказывают более двух тысяч подписей под Кейданской Унией, заключенной в июле 1655 года в жемайтских Кейданах, городе Януша. Столько подписей не было даже при голосовании за литвинского происхождения королей Владислава и Яна Казимира. Только в одном Браславе акт подданства Швеции подписали тридцать восемь полоцких и сто шестнадцать ошмянских шляхтичей. К ним присоединилось православное и протестантское духовенство. Католические же священники, правда, не все, высказывали недовольство – ведь Литва официально порывала и с Ватиканом тоже. Но даже некоторые католики поддерживали инициативу Януша Радзивилла.

В принципе создалась очень странная и запутанная ситуация, когда Люблинской Унии «союза обоих народов» пришел конец, но, тем не менее, Польша и Литва оставались как бы вновь вместе благодаря общему королю Карлу X Густаву. Непонятным оставался и вопрос о столице сего нового государственного образования.

Вопреки раздуваемому российскими историками мифу (попавшему и в Википедию) о какой-то лично одного Радзивилла авантюре с подписанием Унии, её подписало лишь в первом чтении пятьсот пятьдесят шляхтичей из всех поветов Княжества. Свои подписи поставили смоленский князь Винцент Гонсевский, жемайтский бискуп Петр Парчевский, виленский бискуп Юрий Тышкевич, маршалок лидский Тахвиль Дунин-Раецкий, полковник войска ВКЛ Гедеон Дунин-Раецкий, воевода минский Юрий Дунин-Раецкий, староста стародубский Самуэль Абрамович, хорунжий черниговский Габриэль Гулевич, главный патрон Витебского кальвинистского сбору Ян Храповицкий, великий писарь ВКЛ Ян Станкевич…

Представитель полоцкой шляхты хорунжий Казимир Корсак, известный в ВКЛ аристократ, на полях Кейданской Унии напротив своей подписи от себя лично добавил, что переходит в шведское подданство, «имея свою собственность в воеводстве Полоцком в пределах уже московских, а на этот час пребывая здесь как изгнанник»…

При повторном подписании Унии свои подписи ставили еще более тысячи беларуских шляхтичей. Все эти факты говорят о том, союз со Швецией всех устраивал, ибо в войне против агрессии Московии Польша уже никак не помогала Литве. Но с другой стороны, литвины и отказывались от требования Карла воевать с польскими сторонниками Яна Казимира. Януш Радзивилл в трудный для страны час с общего согласия взял на себя полномочия главы Княжества. Именно чтобы усовершенствовать союз со Швецией и не стать ее безвольным вассалом, Унию подписывали трижды – последний раз в Риге.

В Вильне Януша Радзивилла особенно боготворили, чтили как настоящего короля. Еще за два года до Унии, невзирая на протесты католиков, Януш Радзивилл добился передачи православному братству Вильны трех церквей. Виленские православные купцы в ответ на дар помогли Радзивиллу держать постоянный контакт со шведским берегом при заключении Унии, а при въезде Великого гетмана в столицу ему передали на нужды армии 14000 злотых. Также в 1653 году Януш стал и главным патроном Полоцкого кальвинистского собора. Поэтому в Вильню приехали представители и Полоцка, чтобы поддержать гетмана при заключении Унии со Швецией…

 

КРАХ ВСЕХ ИДЕЙ ВЕЛИКОГО ГЕТМАНА

 

Два короля, два главнокомандующих, два войска… В рамках тотальной войны с Московией в ВКЛ разгорался и гражданский конфликт между Сапегой и Радзивиллом из-за короля, а со стороны Сапеги – и из-за гетманской булавы тоже.

В Речи Посполитой, точнее в том, во что она превратилась, сложилась запутанная и непонятная до сей поры ситуация. С одной стороны, поляки с большей частью русин Польской Руси и литвины присягнули Карлу Густаву, но с другой, большая часть литвинской шляхты за деньги и обещания новых привилегий и прав повернула оружие против своего нового короля Карла за прежнего короля – Яна Казимира, который бежал в Силезию к Юрию Любомирскому. Ян Павел Сапега, который пытался договориться даже с царем, первым вернулся в стан Яна Казимира. Объявил войну Янушу Радзивиллу и его старый соперник Гонсевский…

В ноябре 1655 года Януш Радзивилл с небольшим войском (до 2000 человек) отступил в Подляшье, где он владел крупными имениями. На стороне Януша из военачальников ВКЛ остался только его двоюродный брат Богуслав Радзивилл. Таким образом, клятве Кейданской Унии осталось верными лишь два литвинских военачальника. Остальные предали своего командира. Но по иронии судьбы именно этих двух преданных своей стране и делу людей писатель Генрих Сенкевич лживо изобразил негодяями. Грустно.

В то время, пока Литва переживала свой «кровавый потоп», большая часть её шляхты за полученные от Яна Казимира деньги отправилась в Польшу, чтобы выбить оттуда Карла Густава, кому только недавно сама же и присягала и кто должен был отправиться на помощь Литве, но в Польше столкнулся с литвинским войском. Заколдованный круг!

Истинные патриоты ВКЛ в спину шляхтичам бросали упреки, что дела Короны для них превыше Родины, но для многих шляхтичей родина сводилась к элементарному звону золотых и серебряных талеров и боратинок (мелкие деньги, от которых, кстати, А. Толстой придумал имя «Буратино»).

Януша Радзивилла объявили врагом те – в частности Ян Павел Сапега, кто еще недавно поддержал его Унию с Карлом Густавом. Верные Сапеге войска осадили небольшое войско Януша Радзивилла в замке города Тикотин. Так Януш потерял власть, потерял всякую надежду на успех. Януш Радзивилл умер в последний день 1655 года – 31 декабря. В замке считали, что Януш Радзивилл умер сам. Иные полагали, что не жаловавшийся до сего момента на здоровье сорокатрехлетний Великий гетман мог и отравиться, либо из-за депрессии, либо чтобы тем самым ликвидировать источник гражданского раскола в родной и любимой им стране. Но Богуслав Радзивилл, глядя на пятна на коже покойного, повторял, что Януша отравили и что это дело рук Яна Павла Сапеги. Богуслав помог полковникам Януша Юшкевичу и Герасимовичу укрепить замок и быстро покинул крепость в погоне за Сапегой. Во время своего стремительного марша Богуслав дважды настигал хоругви Сапеги, оба раза громя их.

Загадочная смерть Януша Радзивилла в осажденном Тикотинском замке в последний день 1655 года наводит на мысль, что Великий гетман и в самом деле мог добровольно уйти из жизни, чтобы ликвидировать очаг гражданской напряженности в опасный для всей страны момент. Он всегда думал в масштабах всей страны.

О покойном гетмане позаботился его кузен несвижский молодой князь Михал Радзивилл. Он в составе войска легендарного литвинского капитана Еванова-Лапусина (плавал в Америку, основал там колонию, воевал с английскими колонистами, боролся с полесскими пиратами) поплыл к Тикотину по реке Нарев на малотоннажных речных судах. Король Ян Казимир послал к замку Лапусина, считая, что его головорезы (именно так их называл Ян Казимир) за день сделают то, что остальные не смогут и за месяц.

Но не вышло взять замок и капитану Лапусину. Михал же договорился с защитниками замка, чтобы ему выдали гроб с телом Януша Радзивилла для доставки в фамильный склеп в Сельце на Брестчине.

Смерть Януша стала символичной для истории нашей страны. Она закрыла славную страницу могущества как самих Радзивиллов, так и ВКЛ. Знаменитый род, один из самых могущественных в Европе, уже больше не будет таким, каким был до 1655 года.

 

Информация