НАУКА И ВАМПИРИЗМ

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №19, 2014

 

Наука не в первый раз пытается дать аномальным явлениям простые и рациональные объяснения, но ничего путного из этого снова не получилось.

 

В августе 2014 г. в научной прессе появилась статья Артема Космарского «Кого хоронили в «могилах вампиров» с подзаголовком «Погребальные практики Средневековья оказались сложнее современных мифов». Наука не в первый раз пытается дать аномальным явлениям простые и рациональные объяснения, но, как кажется, безуспешно.

 

АРХЕОЛОГИ НАХОДЯТ МОГИЛЫ ВАМПИРОВ

 

Автор статьи пишет:

«В мировой прессе и даже в серьезных научных журналах регулярно появляются публикации о том, как археологи находят все новые и новые могилы вампиров. В 2009 году вампиршей итальянские криминалисты объявили женщину, чей череп с кирпичом в зубах нашли на острове Лаццаретто Нуово (Венеция) среди умерших во время эпидемии чумы в XVI веке. В 2011 году вампирами (причем едва ли не древнейшими в Европе) назвали двух мужчин из захоронений IX века в Килтешин (Ирландия). Камни во рту, по мнению археологов, должны были не дать им восстать из могил и вредить живым существам. Но чаще всего могилы упырей находят на территории Польши: от Западного Поморья до Подкарпатья и от Кракова до Гданьска. Возможно, дело в том, что страх перед вампирами стал распространяться по Европе из славянского фольклора, и в Польше упыри преследовали людей чаще, чем в других местах (по крайней мере, так верили их жертвы)».

Хочу уточнить, что первая в Европе массовая эпидемия несомненно вампиризма (хотя и без использования слова «вампир») описана в хронике Вильяма Ньюбургского «История Англии» в главах 22, 23 и 24 книги V. Хроника рассказывает о событиях 1196 года, когда «мертвецы стали приходить из своих могил». Место действия этих событий располагалось не так уж далеко от Ирландии, а сам вампиризм, судя по всему, был завезен туда или во время крестовых походов с Ближнего Востока, или ирландцами-арианами из Египта – именно у Египта в ту эпоху они переняли свою религию.

Само слово «вампир» достаточно «юное», а более древнее греческое «вурдалак» (вовсе не славянское, как ошибочно считают ученые и «Википедия») заимствовано у турок (Греция тогда была под властью Турции) и происходит от турецкого «ХОРТЛАК». Вампиры под названием «хортлаки» фигурируют в турецком фольклоре о Ходже Насреддине ранее 1500 года – примерно за 150 лет до появления понятия «вампир» в Европе.

Кстати, интересная подробность: турецкий фольклор описывает, что вышедший из могилы призрак вурдалака перемещается «прыжками, как кошка». В реальности, надо понимать, не прыжками – речь идет о том, что призрак как бы замирает на месте, а затем мгновенно перемещается на несколько шагов и снова замирает. Но вернемся к публикации:

«Новое поколение польских ученых предложило иную, не менее любопытную гипотезу: многочисленные «могилы вампиров» возникли из-за методологических ошибок и домыслов археологов ХХ века, с легкостью подаривших все необычные захоронения кровососам. Авторы статьи в журнале World Archeology создали типологию странных могил и рассмотрели самые разные варианты их возникновения – от неумелости могильщиков до показательных казней преступников.

Выяснение реального статуса колдунов, ведьм, оборотней и вурдалаков остается одним из наиболее интригующих вопросов истории и антропологии. До сих пор неясно, существовали ли они на самом деле (по крайней мере как люди, сознательно практикующие запретные магические обряды) или были просто больными невинными людьми, жертвами оговоров, фобий и психозов родственников и соседей. Достаточно вспомнить поражавшие многие страны массовые охоты на ведьм, жертвами которых становились тысячи людей.

Тот же вампиризм можно объяснить редким генетическим заболеванием крови (порфирией), симптомы которого вписываются в облик классического вурдалака. Больным противопоказан солнечный свет, кожа вокруг губ и десен высыхает, из-за чего резцы обнажаются до десен; порфирин оседает на зубах, окрашивая их в красный цвет».

На мой взгляд, симптомы этой болезни не имеют никакого отношения к вампиризму ни с какого боку. Больные порфирией – живые люди, а вампиры – похороненные коматозники, призраки которых являются близким. Ничего общего…

Далее:

«В Средние века на землях славян, как и в других частях Европы, церковь с ожесточением боролась с языческими погребальными обрядами. Славяне и германцы продолжали класть в могилу ценные вещи, которые пригодятся покойнику в загробной жизни. Во время ночных бдений над умершим они исполняли песнопения-заклинания, сопровождая их ритуальными танцами. Священники относились к этому крайне негативно: ведь согласно христианскому учению душа человека отправлялась в рай или в ад, к Богу, а не в особый «мир мертвых», куда, по мнению простого народа, надо было обеспечить с помощью магических обрядов безопасный переход, чтобы покойник не навредил живым».

Снова неверно. Нет понятий «славяне» и «германцы» в отношении традиций. Есть только германоязычные и славяноязычные народы, а традиции их унаследованы от субстрата. Например, полабские славяне и пруссы стали германоязычными, но сохраняли свои традиции. Беларусы стали славяноязычными, но сохраняли свои уникальные традиции западных балтов (например, праздники Деды или Радуница – когда «кормят мертвых», растирая пищу на поверхности могилы родственника – по одной из версий, это тоже своеобразная форма защиты от вампиризма, от «возвращения усопшего»). Но самое главное в том, что у многих язычников Европы было принято сжигать умерших, а вот обычай их хоронить в гробах – то есть ХРАНИТЬ до воскрешения Иисусом – появился именно с распространением христианства.

Поэтому неправильно говорить, что «согласно христианскому учению душа человека отправлялась в рай или в ад, к Богу». Это новодел, так христиане Средневековья не считали, а складывали тела усопших в гробах в храмах, располагавшихся в центре поселений. Зачем им надо было это делать, если якобы душа после смерти уже «у Бога, в аду или в раю»? Нет, суть христианства была в ТЕЛЕСНОМ ВОСКРЕШЕНИИ по возвращению Иисуса. Именно тогда Он, всех воскресив, должен был судить людей и отправлять кого в ад, кого в рай. Однако католицизм решил спекулировать на страхе людей перед адом и ввел индульгенции. А позже количество гробов в центре, например, Парижа настолько превышало число живых горожан и настолько вызывало массу заболеваний, что власти в XVIII в. решили бороться с этой антисанитарией и совершили революцию в христианстве – впервые приказали перенести кладбища за пределы города и вывести туда все старые останки числом в сотни тысяч. Следом это переняли все другие страны Европы (фактически отказавшись от веры в телесное воскрешение Иисусом).

Напомню также, что первых христиан в Римской империи называли «некромантами», потому что они проводили свои тайные мессы в подвалах среди ящиков с трупами (которых якобы вот-вот должен был воскресить Иисус), и по этому трупному запаху их запросто вычисляли специально обученные собаки Нерона, гонителя христиан. Собственно говоря, населению Рима христианство тогда и казалось «ересью некромантов», так как вопреки традициям трупы не предавали земле, а «зачем-то хранили». И, в принципе, есть четкая связь между распространением христианства в ранней традиции – и распространением вампиризма (да и разных болезней), так как вампиру-коматознику было вполне комфортно в этих условиях. Но когда власти Парижа запретили складывать гробы штабелями в соборах (от них заражались и умирали массово священники и прихожане, даже тускнело кухонное серебро в домах, как ветерок с храма повеет) и решили убрать кладбища за пределы города – вот тогда вампиризм явно пошел на убыль. Эпидемия вампиризма в Европе прекратилась, а иные вспышки происходили только в отдаленных от цивилизации деревнях.

Таким образом, именно распространение христианства в его ранней версии способствовало и распространению вампиризма, а вот многие языческие народы как раз сжигали умерших. Вообще ни одна дохристианская культура не сохраняла мертвецов в ящиках (гробах) в центре своих поселений (храмов). Иудеи хоронили мертвых в пещерах далеко от поселений, и у них был четкий запрет туда подходить и касаться мертвых. Финно-угры (предки нынешних русских) тоже хоронили мертвых далеко от поселений в лесу – в так называемых «домиках на курьих ножках» (окуренных, чтобы насекомые и зверьки не поедали трупы). Сарматы и скифы, предки украинцев и ляхов, хоронили предков в курганах – тоже вдали от поселений…

 

ПОЛЬСКИЕ ВАМПИРЫ

 

Артем Космарский пишет:

«В 1957 году историк Бонифаций Зилонка опубликовал статью с описанием необычных захоронений в Куявии (северная Польша): женщины, закопанной лицом вниз, и обезглавленного мужчины (череп обнаружили между его ногами). Один из рабочих на раскопе решил, что перед ним могила ведьмы (стржиги) – и ученый согласился с этой версией! С легкой руки неизвестного работника лопаты такая интерпретация вошла в научный обиход.

В 1960-е – 1990-е годы археологи описывали десятки подобных захоронений, но не стремились размышлять об их причинах. Короткое упоминание о том, что так хоронили опасных мертвецов, чтобы не дать им вернуться с того света, стало догмой и кочевало из одной монографии в другую. В то же время у историков нет доказательств того, что западные славяне в раннем средневековье верили в «живых мертвецов». С 1970-х годов все странные захоронения стали называть «антивампирскими».

Только в 2000-е годы археологи, объединив усилия с историками-медиевистами, стали уделять должное внимание социальному и юридическому контексту захоронений – правовой культуре Средневековья, изучению конкретных орудий казни и, главное, текстов (летописей и рассказов о судах и казнях преступников). Авторы статьи в World Archeology не дают окончательной и бесспорной интерпретации странных захоронений X-XIII веков, а предлагают коллегам и читателям вместе с ними подумать о том, кто, как и почему мог быть в них погребен.

Первые известные атипичные захоронения на территории Польши датируются X веком. До этого мертвецов западные славяне сжигали, а по кремированным останкам невозможно обнаружить странности в судьбах покойников. Археологи описывают три основных типа аномальных захоронений: покойник лежит ничком, он обезглавлен, и на трупе лежат камни.

Захоронения «лицом вниз» встречались по всей раннесредневековой Европе – у англосаксов, скандинавов и славян. В Польше хорошо известно захоронение молодой женщины из Гвяздово (западная Польша), обнаруженное еще в 1937 году. Ее похоронили ничком, головой на юг, повернув лицо к западу. В могиле лежало три височных кольца из свинца, бронзовое и серебряное кольца, и железный нож в кожаных ножнах. Изобилие ценностей в сочетании с необычным способом расположения покойника стали для археологов загадкой. В фольклоре первые указания на такое обращение с мертвецами встречаются в XVI веке, а самый знаменитый текст («Трактат о стржигах») повествует о том, как в 1674 году один силезец после смерти превратился в стржигуна (демона), пьющего кровь. Местный священник приказал разрыть могилу и переложить покойника лицом вниз, но на следующую ночь он снова встал из могилы и забил до смерти своего сына. Только когда у трупа отрубили голову, он перестал беспокоить общину.

Впрочем, напоминают археологи, за столь живописными источниками нового времени можно забыть о том, что в Средние века головой вниз хоронили людей, с которыми в жизни случилось нечто постыдное и которые, буквально, не могли глядеть соседям в глаза. Так, например, похоронили французского короля Пипина Короткого. Идентичным образом поступали для того, чтобы спастись от сглаза покойника. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и промахи могильщиков, в спешке предававших трупы земле. То есть страх перед тем, что покойник вернется с того света пить кровь живых, не является самой вероятной причины захоронений лицом вниз».

И снова эти суждения трудно назвать «исчерпывающе научными». По оценкам французских ученых каждый год во Франции хоронят тысячи людей, ошибочно признанных мертвыми. Они оживают в гробу, пытаются выбраться – и умирают через примерно 6 часов от недостатка кислорода и отравления выдыхаемым воздухом. В средневековых книгах описаны тысячи таких примеров. А когда в XIX в. Европу охватила странная всеобщая болезнь «впадать в обморок», то стали придумывать даже специальные гробы для «заживо похороненных», человеку привязывали веревку к руке, которая вела к колокольчику над могилой: если очнется – то станет звонить. Ну и прочее изобретали, требовали в завещании, чтобы непременно перед похоронами глубоко разрезали большой палец на ноге и т.д.

Но при чем тут вампир? Вампир – это коматозник, и кома его такова, что вызывает необратимые изменения в организме, он начинает питаться «жизненной силой» своих жертв, выделяет через поры тела крайне едкую жидкость с белой составной, которая разъедает в прах его одежды и сам гроб (даже свинцовый, как у знаменитого вампира святого Шарбеля). Этот коматозник в принципе не способен очнуться от своей комы и поменять свое положение в гробу. Собственно говоря, все официальные комиссии Австро-Венгрии, расследовавшие случаи вампиризма при императрице Марии-Терезе и проводившие эксгумацию могил вампиров (что подробно описал аббат Августин Кальме в своем трактате о вампирах), констатировали, что вампир лежит в гробу так, как положен при похоронах. Поэтому если кто-то и ожил в своем гробу, поменял свое положение тела – это явно не вампир, а просто ошибочно похороненный нормальный человек.

В статье:

«Обезглавленные трупы на территории Польши находили очень часто: это и черепа без скелетов, и скелеты без черепов, и могилы, где череп подвергался перезахоронению. Например, в Дембчино (Западное Поморье) нашли останки женщины лет 50 без головы. Ее череп, скорее всего, выкопали из земли и перезахоронили лицом вниз по соседству. В Калдусе (Куявия) обнаружили двойную могилу: мужчину, которого, судя по рубцам на позвонках, обезглавили, а у женщины рядом с ним были сломаны ключицы. Конечно, отрубание головы в фольклоре и даже в письменных источниках описывается как одна из важных мер, не дающих опасному мертвецу восстать из могилы. Однако, пишут ученые, и тут есть более обыденные объяснения: головы очень часто отрубали преступникам. Во многих могилах на черепах есть характерные отверстия, сделанные острым инструментом: скорее всего, отрубленные головы сначала вывешивали на кольях и столбах. Так, в Средние века одновременно наказывали преступника и устрашали тех, кто мог бы последовать его примеру. Даже деревянный кол в могиле, по данным стратиграфии, был не орудием борьбы с вампирами, а средством устрашения народа – насадив на него голову, шест втыкали в землю на вершине холма, где находилось кладбище (захоронение в Волине, Западное Поморье)».

А вот это суждение кажется правильным. Во-первых, в народе были иные методы профилактики вампиризма при похоронах – более гуманные, чем отрубание головы: клали в рот монету, засовывали в рот кирпич или шест (деревянный или железный), зашивали рот. Во-вторых, голову вампиру отрубали только при эксгумации могилы, но при этом заодно вынимали сердце, а затем, как правило, сжигали тело, а пепел сбрасывали в реку.

Далее о третьем типе нетипичных захоронений:

«Наконец, могилы с камнями – в Польше их нашли более двадцати, датируются они X-XIII веками. В таких захоронениях камень обычно находили на месте черепа (могила из Цедыни, на иллюстрации) или на разных частях тела покойного. О побивании камнями, как наказании за ведовство, пишут скандинавские источники, но польские тексты об этом молчат. Вполне возможно, что камни были призваны не выпускать мертвецов из могил, однако есть и более прозаическая версия: камень удерживал повернутую в сторону голову покойника, заставляя его «смотреть» на восток (как того требовали христианские погребальные обряды). Все может объясняться и еще проще: камни могли защищать могилы от грабителей и диких животных (радомское захоронение, на иллюстрации)».

Завершается публикация так:

«История «могил вампиров», их популярности в научном мире, а потом и в масс-медиа, говорит о том, насколько часто людям присуще «опрокидывать» собственные страхи и любимые мифы в прошлое. В том же ряду – поиск изображений инопланетян на наскальной живописи и храмовых фресках. Люди средневековья жили очень непростой жизнью, и у них было множество собственных страхов: перед голодом и болезнями, рыцарями и разбойниками, дьяволом и адом, сглазом и проклятием, ведьмами и кровососами. Переход в мир иной был одной из точек, где фокусировались эти страхи, а также средства борьбы с ними. Только недавно ученые начали понимать, что обращение современных представлений в прошлое не только искажает историю, но и дает куда более бедную и блеклую картину былого, чем оно являлось на самом деле».

На самом деле настоящий ученый должен задуматься о другом. И наши предки когда-то, и мы сегодня равно скорбим на похоронах близкого человека. Но это же какой степени отчаянья, ужаса, безысходности надо достичь, чтобы затем требовать от властей эксгумации этого ранее любимого и оплакиваемого похороненного отца или мужа, который каждую ночь является в виде призрака и убивает своими «засосами» родню! Жену, детей… Иногда целые деревни бросали хаты и землю, уходя из-за вампиризма на новое место – подальше от могилы вампира, который сгубил там десятки жизней. И это не вымысел, а ФАКТ. Об этом писали научные журналы эпохи эпидемии вампиризма в Восточной Европе, это расследовали многочисленные государственные комиссии, специально созданные из ученых и военных. Мало того, и сегодня тут и там продолжаются рецидивы заразы. Вот, например, опубликованный недавно в прессе рассказ волжанки Елены Ваулиной:

«Муж моей тети погиб молодым при неизвестных обстоятельствах. Она сильно переживала по этому поводу, так как очень его любила. Но через несколько дней после похорон ее муж стал являться к ней каждый день, в основном в темное время суток. Несколько раз она просыпалась и видела его рядом с собой. Наутро она чувствовала себя больной и разбитой, и как будто пустоту внутри. Думала, что это от тоски. Так продолжалось примерно месяц. Потом она поняла, что надо жить дальше, а то она или сойдет с ума, или умрет. Но покойник являлся, звал ее с собой. Она дрожала от страха и старалась не слушать его, не смотреть в его сторону. Однако он продолжал приходить. Однажды она рассказала про все это своей маме, и та посоветовала положить во все углы комнаты и повесить на дверь пучки чеснока. Тетя так и поступила. Вечером она легла в кровать и накрылась с головой одеялом. И тут почувствовала, что умерший муж появился в дверях. Он оперся на косяк, лицо его было искажено злобой: «Не впускаешь, значит? Забаррикадировалась?» Сказал это с ненавистью, a потом перешёл к уговорам, чтобы она впустила его. Тетя плакала, но не пускала. В конце концов он ушел. С тех пор призрак больше не появлялся, а тетя стала лучше себя чувствовать, больше не было той опустошающей тоски и слабости».

Так это сегодня происходит, а не в Средние века. При этом термин «вампир» никто сегодня в таких сообщениях не использует. А за помощью обращаются почему-то к уфологам – будто они специалисты в вампирологии.

 

«НАУЧНЫЙ ПОДХОД»

 

Из сообщений СМИ:

«Профессор физики Костас Эфтимиу из университета центральной Флориды посчитал, что будет нелишним привести ещё одно доказательство вымышленности кровопийц, и использовал для этого математику. Эфтимиу утверждает, что вампиры – не более чем легенда, и если бы они действительно существовали, то довольно быстро расправились бы со всем человечеством. Учёный не стал оспаривать бытующее мнение о том, что жертвы вампира сами становятся вампирами. Напротив, он взял это представление за основу и применил геометрическую прогрессию.

Профессор предположил, что первый вампир появился 1 января 1600 года – в начале столетия, которым датируется ряд первых упоминаниях об ужасных кровопийцах. А тогдашнее население Земли учёный, проанализировав исторические отчёты, оценил в 537 миллионов человек. Затем исследователь сделал ещё одно предположение – о том, что вампир нападает на людей один раз в месяц. Соответственно, 1 февраля 1600 года в мире было уже два вампира, в марте – четыре, в апреле – восемь. Таким образом, всё человечество превратилось бы в вампиров примерно за 2,5 года. "Люди не смогли бы выжить в таких условиях, даже если бы население Земли удваивалось каждый месяц", – заключил Эфтимиу».

Типичная для ученых узость мышления. Вон мухи тоже настолько плодовиты, что теоретически за год должны покрыть весь земной шар своими телами слоем в метр толщиной. Но раз не покрыли – это же не означает, что мух нет!

Тут скопилась куча мифов. На самом деле вампирология (от Августина Кальме и до сего дня) собрала следующие характеристики феномена. Во-первых, вампир не пьет кровь жертв – у них остаются после его визитов только синяки (засосы) на шее, груди, животе. Сосет он явно нечто иное. Во-вторых, он приходит только к близким и только в места, которые знал до похорон. В-третьих, он коматозник и вполне живой, и в гробу продолжает оставаться в вампирической коме вовсе не «вечно», а достаточно недолгий срок (максимум несколько десятилетий), затем умирает. Добавлю, что вампиризм сопровождается обязательно полтергейстом, а до обращения в призрак (видимый только жертвам вампира) вампир летит к дому жертвы в виде Огненного Змея – что-то вроде шаровой молнии, но с хвостом и рассыпает искры. «Летун», как его называли в деревнях Российской империи.

А самое главное – нет никаких подтверждений, что жертва вампира якобы тоже должна становиться вампиром. Это такой же народный миф, как и то, что вампир якобы питается кровью.

Например, Кальме пишет о работе комиссий Австро-Венгрии, которые расследовали дела о вампиризме в Сербии. Вначале вскрывали могилы жертв родни, убитых вампиром. Все – обычные трупы, с явными следами разложения, как положено мертвому телу. Потом вскрыли могилу того, призрак которого всем им являлся: абсолютно живой, сердце бьется, кровь течет по венам – хотя похоронен три года назад, почва с тех пор над могилой не тронута (а над могилой каждую ночь свечение, словно неяркая лампа горит). Его казнят.

Кальме пишет, что, как правило, после казни вампира его появления селянам прекращаются через три дня. Что самое интересное – пару дней его призрак еще появлялся… Как это объяснить?

Один этот факт разбивает все нынешние научные и околонаучные концепции и гипотезы. Коматознику отрубили голову, вынули сердце, тело засыпали негашеной известью – но его призрак еще является близким в течение двух дней. И только потом они его больше никогда не видят.

Эти «два дня» ломают все наши простые и понятные представления о Мироздании. Как это объяснить – вот, наверно, главная загадка для всей нашей науки. Пока это необъяснимо даже в самых смелых теориях.

 

Информация