НАЦИОНАЛИЗМ ИЛИ КОСМОПОЛИТИЧЕСКИЙ МОДЕРНИЗМ?

 

 

Анатоль Тарас

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №11, 2014

 

24 мая 2014 года известнейшему беларускому историку, издателю и редактору исторического альманаха «Деды» Анатолию Ефимовичу Тарасу исполнилось 70 лет. Поздравляем Анатолия Ефимовича с юбилеем и желаем ему крепкого здоровья и творческих успехов. Ниже – новая статья историка, посвященная национальной историографии.

 

 

В 2001 году в Минске, в серии однотомных отраслевых энциклопедий «Всемирная энциклопедия», вышел увесистый том (1312 страниц), посвященный философии. Это настоящий компендиум (сжатое суммарное изложение основных положений какой-либо теории или науки) отечественных модернистов (в предисловии они гордо назвали себя «тремя поколениями минской философской школы»).

Мыслители-модернисты, как следует уже из самого названия данного идейного направления, сознательно противопоставляют себя традициям. Они – убежденные сторонники глобальной цивилизации, устраняющей «смешное» и «глупое» разделение человечества на национальные квартиры. Они – воинствующие проповедники индивидуализма и беспредельной личной свободы, вплоть до крайних проявлений того и другого. Ведь модернисты убеждены в том, что «ментально развитая личность» имеет право «изменять мир по своему усмотрению, следуя личному впечатлению, внутренней идее или мистической грёзе».

Модернисты не придают серьезного значения расовым, этническим, конфессиональным, культурным, лингвистическим и прочим различиям между людьми. Они утверждают, что такие разделения безнадежно устарели, что людей надо делить по иным критериям, прежде всего – интеллектуальным. А как же законы государств, истины религий, неписаные нормы человеческого общежития, обычаи и традиции конкретных народов, бесчисленные произведения искусства, созданные за последние три тысячи лет? Все это для модернистов – безнадежно устаревший хлам, наследие «домодерного» общества, основанного на религиозных и сословных «антинаучных догмах». Ведь они – космополиты и сторонники «научного способа мышления». По существу, идеалом для них является «глобальный человейник» (от названия книги Александра Зиновьева, опубликованной в 1997 году).

Понятно, что отношение модернистов к национализму самое отрицательное.

Вот несколько цитат:

«Суть национализма составляет проповедь собственной национальной выделенности и (или) исключительности, с необходимостью дополняемая недоверием к чужим этническим общностям и (в крайних проявлениях) – отказом им в праве на существование».

«Идеология национализма постулирует приоритет национальных ценностей перед личностными, приоритет государственности перед любыми иными формами социальной самоорганизации этноса, приоритет мифологизируемого национального прошлого и желаемого будущего перед настоящим, приоритет «культурной» и «народной» самобытности перед установками «бескорневой» интеллигенции».

«Национализм абсолютизирует этническую замкнутость, ведущую к застою, упрощению и упадку данной национальной культуры». (Всемирная энциклопедия: Философия. Минск, 2001, с. 677.)

Вот так-то! Модернисты вынесли приговор, который не подлежит ни пересмотру, ни обжалованию. И все бы прекрасно, только сама жизнь опровергает умствования модернистов.

Как известно, теория мультикультурного общества (широко известный проект модернистов, настойчиво внедрявшийся в странах Общего рынка) потерпела сокрушительный провал. На практике оказалось, что миллионные толпы азиатов и негров категорически не желают сливаться в единую семью с европейцами. Все, чего они хотят, – жить за счет европейцев, притом не работая, агрессивно навязывая коренным жителям континента чуждые им нравы и вкусы, терроризируя уличной преступностью, без какой-либо ответственности за паразитическое существование, хулиганство, вандализм.

Что касается постсоветской России, то здесь, по характеристике того же А.А. Зиновьева, вынесенной им еще в начале 90-х годов, «народ обречен жить с чистой совестью, но с натурой преступника». Справедливость этого тезиса убедительно показал длительный припадок всеобщей истерии на бескрайних просторах этой страны, вызванный попыткой украинцев сорваться с московской цепи и жить своим умом.

 

*     *     *

 

Национализм возник как политический принцип в XIX веке при образовании национальных государств, а окончательно утвердился в XX столетии в процессе распада империй и отделения колоний от метрополии.

Этот тезис полностью справедлив в отношении бывшей Российской империи и его преемника – Советского Союза. Поэтому не приходится удивляться колоссальному росту национализма в бывших союзных республиках, на самом деле – колониях Московии, ныне ставших независимыми государствами. Но процесс деколонизации постсоветского пространства еще далек от своего завершения, нам еще предстоит увидеть распад Российской Федерации на составные части в виде бывших автономных республик, краев и областей.

Теперь перейду от общего к частному. Вот уже 23-й год мы живем в независимом суверенном государстве, которое называется Республика Беларусь. Факт государственной независимости очевиден и неоспорим. За эти два с лишним десятилетия наш народ многого добился во всех сферах хозяйственно-экономической жизни. Но в сферах идеологии и культуры достижения беларусов выглядят очень скромно, чтобы не сказать хуже. Причина, на мой взгляд, заключается в том, что властные группировки (круги, слои) нашей страны никак не могут решиться на радикальный шаг – заменить остатки интернационально-коммунистического бреда концепцией беларуского национализма.

В таком понимании «сути вещей» я далеко не оригинален. В соседнем государстве на востоке о необходимости скорейшего возведения национализма в ранг государственной доктрины пишут, говорят, можно даже сказать – кричат – уже сотни, если не тысячи авторов! Среди тех публикаций россиян, которые довелось прочитать, одна из самых интересных и убедительных – статья доктора философских наук Андрея Пелипенко «Без национализма у нас нет будущего!» (ее нетрудно найти в интернете). Поставьте в ней вместо слов «Россия», «русские», «Кремль» другие – «Беларусь», «беларусы», «Минск», сами увидите, что получится.

И еще несколько слов о национализме. Некоторые люди заявляют, будто лозунг «Беларусь превыше всего!» (Беларусь перадусім!) – это калька лозунга нацистов. Такие заявления могут делать только невежды. Во-первых, формулировка «Германия превыше всего!» появилась еще в 1842 году. Ее автор – Август фон Фаллерслебен, автор слов национального гимна Германии (на музыку Йозефа Гайдна). Именно таким было название гимна Германской империи: «Deutschland, Deutschland uber alles» (Германия, Германия превыше всего!). При чем здесь нацисты?

Во-вторых, известный российский публицист, театральный критик и издатель Алексей Суворин в 1912 году опубликовал книгу своих статей под общим заголовком «Россия превыше всего!». Может быть, кто-то скажет, что и Суворин был нацистом?

К чему все эти рассуждения? А к тому, что модернисты явно поторопились с похоронами национализма. В политической жизни стран Западной Европы он действительно отошел на второй план, но в настоящее время стремительно возвращается на авансцену (достаточно вспомнить о движении националистов во Франции во главе с Мари Ле Пен). А в странах Восточной Европы (бывших «народно-демократических») и, особенно, в бывших союзных республиках СССР (включая Российскую Федерацию), идеи национализма еще только начинают по-настоящему овладевать массами.

 

*     *     *

 

Лично я убежден в том, что национальное самосознание современных беларусов надо формировать в первую очередь путем широкого распространения в обществе национально-патриотической концепции истории Отечества. Для лучшего понимания этого тезиса приведу ряд цитат из статьи канадского профессора украинского происхождения Тараса Кузё «Историческая память и формирование наций на постсоветском колониальном пространстве»:

«Во всех странах (в т.ч. принадлежащих к «цивилизованному Западу») национальная историография (…) является важнейшей составной частью национального сознания». (Беларусь превыше всего: О национальной беларуской идее. Смоленск, 2011, с 147. Далее страницы, откуда заимствованы цитаты, указаны по этому изданию.)

«По мнению Джонатана Фридмана, «сознательная политика заключается в том, чтобы связать современность с жизнеутверждающим прошлым. Поэтому былое выстраивается согласно со стремлениями тех, кто сегодня пишет учебники истории». Следовательно, «вся история, в том числе и современная историография, является мифологией», ибо история – это отражение современности в прошлом» (с. 153). (Российский историк Михаил Покровский (1868-1932) в советский период своей деятельности утверждал то же самое: «История – это политика, опрокинутая в прошлое».)

«Колонизаторы стремятся стереть историческую память, и вместе с ней – национальное сознание, чтобы таким образом упростить ассимиляцию «туземцев». Поэтому возрождение исторической памяти, обновление национальной историографии тесно связано с возрождением национального сознания в противопоставлении себя – «Другому» (бывшей метрополии). Соответственно, вопрос о том, кому «принадлежит» прошлое – это вопрос о том, кому принадлежит власть в настоящем» (с. 154).

«Искажение, переиначивание истории колонизованных стран – важный аспект колониальной политики. И касался он как бывшего СССР, так и Африки с Азией. В конечном счете колониальные власти стремились убедить коренных жителей в том, что колонизатор принес свет в их мрак. (…) В постсоветских странах идет мучительная борьба за то, кому задавать тон в культурной политике новых независимых государств: «нативистам» («тутэйшым») или «ассимилированным» (русофилам). Эти группы имеют разные взгляды на формирование нации, на содержание национальной историографии… «Нативисты» видят колониальное прошлое исключительно в мрачных красках. «Ассимилированные» же если и критикуют его, то выборочно. Коммунисты, например, рассматривают это время как «золотой век», не подлежащий критике» (с. 155).

«Больше всего от русификации и денационализации пострадали украинцы и беларусы, так как их стремились полностью ассимилировать в советскую имперскую Россию» (с. 155).

«Постсоветские государства не могут бесстрастно подходить к решению следующих вопросов:

- Кто должен играть определяющую роль при определении данного политического сообщества: только титульная нация или титульная нация и русские;

- На какой национальной историографии остановить свой выбор;

- Является ли бывшая метрополия враждебным «Другим»;

- Сколько иметь государственных языков (только свой или также русский);

- Какие избрать национальные символы (флаг, гимн, герб, названия органов власти, денежной единицы и пр.).

Постсоветские страны ищут теперь свою «утраченную» историю в доимперских временах, чтобы доказать, что и у них был свой «золотой век», что прошлое подтверждает их право на собственное независимое государство» (c. 156-157).

«Д. Сенфорд высказал мысль, что чем моложе государство, тем больше вероятность появления в его новой историографии «золотого века». Таковым стал период Великого Княжества Литовского, в которое входила вся Беларусь и где беларуский язык и беларуские законы имели статус государственных. В 1991-95 годы Беларусь официально использовала герб ВКЛ – Погоню.

С 1991 года национальная историография стремится возродить легендарное прошлое, подчеркивая неразрывную связь Беларуси с Западной Европой, ее отличие от России и «славную» историю. В результате историография стала полем борьбы «нативистов» и «ассимилированных» за национальную идентичность беларусов. В течение трех лет, предшествовавших избранию в 1994 году президентом А.Г. Лукашенко, беларуская историография отличалась как антисоветской, так и антироссийской направленностью. Она отрицательно оценивала российскую имперскую политику (…), ибо та способствовала денационализации Беларуси.

В 1991 году в Минске был переиздан «Краткий очерк истории Беларуси» Всеволода Игнатовского (1926 г.). …Эта книга рисует историю Беларуси с присущей ей /своей собственной/ национальной идентичностью, принципиально отличной от российской. Герои, возвращенные в беларускую историю после 1991 года, воевали не только против тевтонских рыцарей и татар, но и против московитов (русских). Они как бы призывали к возвращению в Европу, показывали отличие беларуского национального характера от русского» (с. 163).

В 1991 году по инициативе Министерства образования группа ученых (руководитель – доктор исторических наук Михаил Бич) разработала и опубликовала проект новой концепции исторического образования в средней школе Беларуси («Настаўніцкая газета» от 30 ноября 1991 г.). Она является, с одной стороны, научно обоснованной, а с другой – системно излагает национально-патриотические взгляды на историю нашего Отечества.

В своих книгах, статьях, выступлениях перед общественностью я неуклонно провожу в жизнь именно эту концепцию.

 

Информация