НА МОСКВЕ

 

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №22, 2014

 

Выражение «на Украине» – это финно-угорский субстрат в русском языке, который показывает не славянское и не индоевропейское происхождение русских.

 

Не прекращаются баталии вокруг использования слов «Беларусь» и «в Украине». Так, 27 октября 2014 года СМИ сообщили: «Московский суд принял иск белоруса к российским СМИ». Вот эта новость:

«Бой Кирилла Лапинского за Беларусь продолжается.

Московский суд принял исковое заявление к российским СМИ, которые используют привычное для себя «Белоруссия». В Симоновском районном суде Москвы состоялось предварительное судебное заседание по иску к ООО «Лента.Ру», ОАО «РБК», МИА «Россия сегодня» о защите чести и достоинства.

…В новом тексте иска, который подготовлен при участии белорусских юристов (…), объяснено, в чем заключаются моральные страдания истца, и приведены примеры: «На сайте www.lenta.ru 28.07.2014 размещен материал «Граждане Белоруссии сдали пулеметы и раритетные винтовки». В тексте указано, что «Граждане Белоруссии в ходе оружейной амнистии сдавали в МВД раритетное оружие времен первой и второй мировых войн». При этом далее указано, что «Об этом, комментируя ход оружейной амнистии в стране, заявил в интервью агентству БелТА заместитель министра внутренних дел республики Николай Мельченко». Считаю, что понятия «Граждане Белоруссии» не существует, поскольку такие граждане проживали в БССР времен Советского государства. Также отмечу, что умышленное искажение Ответчиком названия моего Государства подтверждает тот факт, что данные материалы взяты с Белорусского телеграфного агентства – БелТА, где название государства указано верно: «Жители Беларуси сдают в милицию дедушкины пулеметы и маузеры Первой мировой…».

«В результате изучения новостей, изложенных на вышеуказанных сайтах, – пишет Кирилл в тексте иска, – меня крайне возмущает то, что Ответчики в своих новостных материалах употребляют в отношении Государства, именуемого Республикой Беларусь, либо сокращенно – Беларусь, слово «Белоруссия», относящееся к несуществующему государству; к государству, существовавшему в период СССР – Советская Социалистическая Республика Белоруссия (ССРБ), Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР) и т. п., а также сообщают сведения о моей стране в негативной окраске, что задевает чувство национальной гордости за свою суверенную Страну, и, как следствие, задевают мои честь и достоинство как гражданина признанного во всем мире Государства – Республики Беларусь».

«Материалы в СМИ, которые содержат отрицательную эмоциональную оценку и формируют негативную установку в отношении определенной страны, граждан, признаются провокационными, – говорится в тексте заявления. – Использование в публикациях Ответчиками слова «Белоруссия» для меня, как гражданина Республики Беларусь, является оскорбительным и унизительным. Когда называют мою страну «Белоруссия» и относят меня к гражданам «Белоруссии», я испытываю унижение и подавленное состояние. Кроме того, это причиняет мне моральные страдания в виде нравственных переживаний, так как название моей страны исковеркано, а моя гражданская и национальная гордость унижена тем, что, будучи гражданином суверенного Государства, я вынужден, с подачи Ответчиков, чувствовать себя, можно сказать, лицом без гражданства, поскольку, повторюсь, граждан «Белоруссии» не существует. Республика Беларусь для меня, как гражданина, является символом суверенной и свободной страны, в то время как «Белоруссия» ассоциируется с республикой, которая не имела самостоятельности. Считаю, что любовь к своей родине, к своему государству является одним из святых и трепетных чувств, и этим чувством, я абсолютно уверен, также наделены и граждане Российской Федерации, которые со мной, я убежден, в этом солидарны.

Следует отметить, что ряд стран не имеет в своем законодательстве требований о транслитерации своего названия, например Норвегия (в русском языке нет «Норге»), Германия (нет «Дойчланд»), Литва (нет «Летува»), Дания (нет «Данмарк») и т. д., что, соответственно, не требует использования именно таких названий стран, как они звучат в их языке. В Республике Беларусь такие требования заявлялись и используются в международных правилах ООН. По такому пути пошли такие страны, как Иран (ранее – Персия), Шри-Ланка (ранее – Цейлон), Кот д’Ивуар (ранее – Берег Слоновой Кости), Замбия (ранее – Северная Родезия), Буркина Фасо (ранее – Верхняя Вольта), Мьянма (ранее – Бирма) и т. д. Названные страны известны во всем мире именно под такими названиями, в СМИ, в том числе Российской Федерации, употребляются именно данные названия. Старые названия указанных государств можно встретить в учебниках истории, но никак в новостных и официальных заявлениях (например, «Президент России встретился с главой правительства Берега Слоновой Кости»). Считаю, что моя страна не хуже Ирана или Замбии и не должна называться «Белоруссия». Название моего государства – Республика Беларусь».

Напомним, Кирилл просит взыскать в его пользу денежную компенсацию морального вреда с ООО «Лента.Ру» – 9770 рос. руб., с ОАО «РБК» – 6117 рос. руб., МИА

«Россия сегодня» – 3802 рос. руб. Ответчики на предварительное заседание не явились. Основное заседание назначено на 20 ноября».

От себя добавлю, что давно следовало подать в суд на российские СМИ, которые сознательно оскорбляют беларусов и украинцев. Например, лет 15 назад некоторые русские СМИ в Кыргызстане тоже считали введение новых языковых реалий «коверканьем великого и могучего русского языка». Но, в отличие от толерантных беларусов, кыргызы не стали церемониться и подали на них иск в суд. В удовлетворении иска, правда, было отказано, но судья Оморова в адрес редакции вынесла частное определение следующего содержания:

"При рассмотрении данного дела было установлено, что в публикациях в газете "Дело №…" "Кыргызская Республика, Кыргызстан, кыргызы" публикуются "Киргизская Республика, Киргизстан, киргизы". Согласно ст. 1 Конституции Кыргызской Республики указано "Кыргызская Республика (Кыргызстан)", следовательно, редакции газеты необходимо при публикации статей и сообщений указывать наименование государства и национальность в соответствии с Конституцией и при дальнейшей публикации сообщений необходимо соблюдать Конституцию Кыргызской Республики и название государства, национальности кыргыз и других изложений, имеющих слово "кыргыз" или образованных от этого слова, писать в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики".

Однако россияне сдаваться не собираются. 30 октября 2014 года СМИ передали сообщение уже прямо противоположного содержания: «В России будут бороться с журналистами, пишущими «в Украине» и «Беларусь»».

И это при том, что российский Институт русского языка официально заявил, что слово «Беларусь» является законной языковой нормой!

Итак, вот эта странная новость:

«Минкомсвязи России предложило способ бороться с журналистами, которые формируют «нездоровую языковую норму» в российских СМИ. К нездоровым нормам отнесено употребление «в Украине» и «Беларусь».

Для этого предлагается создать антирейтинг для новостных изданий, а наиболее безграмотным сотрудникам будет присуждаться премия «Золотой типун», пишет NEWSru.com.

«…Мы хотим сделать список «молодцов» и список «подлецов», которые коверкают и корежат русский язык», – заявил замглавы министерства Алексей Волин.

«В свое время была премия «Золотой типун». Мне кажется, что пора к ней вернуться», – добавил чиновник, выступая на заседании совета по русскому языку при правительстве РФ. По мнению Волина, «СМИ в состоянии формировать как правильную языковую норму, так и нездоровую». В качестве примера он привел спор о правильности постановки предлогов перед словом «Украина». «Классический пример – «на Украине» или «в Украине».

Чиновник объяснил, что эта тема затрагивается потому, что «в угоду тем или иным сиюминутным политическим оценкам СМИ начинают коверкать русский язык».

…При этом он отметил, что для объективной оценки грамотности произношения и правописания географических названий необходима консультация с представителями научной общественности.

Ссылаясь на ученых, в частности, на работу «Грамматическая правильность русской речи» (М., Наука, 2001), стоит отметить, что литературная норма современного русского языка все-таки предполагает, что написание «на Украине, с Украины» – исторически устоявшееся. «В 1993 году по требованию правительства Украины нормативными следовало признать варианты «в Украину» (и соответственно «из Украины»). Тем самым, по мнению правительства Украины, разрывалась не устраивающая его этимологическая связь конструкций «на Украину» и «на окраину», – говорится в книге. – Украина как бы получала лингвистическое подтверждение своего статуса суверенного государства, поскольку названия государств, а не регионов оформляются в русской традиции с помощью предлогов «в (во)» и «из».

Также существует еще один спор, касающийся географических объектов, который до сих пор приводит к бурным (и порой нецензурным) дискуссиям в соцсетях. Это вопрос написания «Беларусь» или «Белоруссия». По идее, верны оба варианта, все зависит от контекста, пишет издание NEWSru.com».

 

СТАРЫЕ СПОРЫ

 

Споры на эту тему действительно старые. Несколько лет назад на страницах нашей газеты (№8, 2010) доктор филологических наук, профессор Иван ЛЕПЕШЕВ писал в статье «В БЕЛАРУСИ или НА БЕЛАРУСИ?»:

«В соответствии с законом, принятым 19 сентября 1991 года Верховным Советом БССР, наша страна стала именоваться «Республикой Беларусь», а в укороченных названиях – «Беларусь». В законе есть пункт: «Установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием». И сегодня это, как и положено, строго соблюдается всеми странами мира. Например, на немецких фурах, что идут по нашим автострадам, мы видим не Weissrusland, а Belarus. В Российской же Федерации до последнего времени по-прежнему пользовались старым термином «Белоруссия». Но с 1 сентября 2009 года и там, наконец, узаконили, что в России следует говорить «Беларусь», а не «Белоруссия». Один из руководителей Института русского языка РАН заявил: «По-русски надо, конечно, говорить Молдавия и Белоруссия, но здесь, опять-таки, есть политический момент. Самоназвания этих республик – Молдова и Беларусь. Для политической корректности нужно употреблять именно эти варианты». В конце 2009 года Президент РФ Д. Медведев в беседе с беларускими журналистами сказал, что он произносит название нашей страны так, как это зафиксировано в документах ООН: Беларусь. «И настаиваю именно на таком произношении нашего братского государства». Однако он не стал отрицать, что «есть отдельные случаи», когда представители российского истеблишмента называют республику «Белоруссией».

В самой же нашей стране уже вряд ли кто употребляет старый термин.

…Никто не скажет: «Это случилось на Японии» (вместо «в Японии»), «Ездил я на Польшу» (вместо «в Польшу»). Во всех языках славянской языковой группы в таких случаях употребляется предлог «в» (в беларуском – «у»). Если речь идет о какой-нибудь территории или названии города, деревни, района, области, республики, государства, то предлог «в» (в беларуском – «у») с предложным падежом существительного показывает нахождение внутри этой местности, которая представляется в таком случае строго ограниченным пространством: в Индии, в Польше, в Грузии, в Китае, в Греции, в Германии, в Турции и т.п. Таким образом, «у Беларусі» – это внутри республики. Во всех случаях имеется в виду территориально ограниченное пространство.

Если же говорится о местности без резко очерченных границ (например, с названием гор, островов, рек), то употребляется предлог «на»: на Алтае, на Кавказе, на Сахалине, на Кубани, на Днепре, на Полесье. Сохранилось также традиционное употребление предлога «на» с названием местностей бывшего Великого Княжества Литовского: на Полтавщине, на Черниговщине, на Гродненщине, на Смоленщине, на Брянщине (сравним вряд ли возможные сочетания: на Московщине, на Саратовщине, на Краковщине).

…Сами украинцы в досоветское время не говорили, что они живут «на Украине». Употребляли только «в Украiні». И Тарас Шевченко в 1847 г. писал: «Мені однаково, чи буду я жить в Украiні, чи ні». Или: «Сю ніч будуть в Украiні родиться близнята. Один буде, як той Гонта, катів катувати!» Сочетание «на Украине», скорее всего, возникло в России.

…Из письменных памятников известно, что первое упоминание слова «Украина» как название надднепровской части Руси (Киевской) относится к 1187 году, а второе – 1189 год – в применении к Галицкому княжеству. Хотя это было задолго до первого упоминания о Московском княжестве (там еще волки выли), но на это Россия ХVIII-XX вв. не обращала никакого внимания и не себя именовала окраиной Руси-Украины, а наоборот. Ведь, «как известно, от Кремля начинается земля», – на полном серьезе утверждал Сергей Михалков – пятикратный лауреат Сталинской премии.

Даже в начале ХХ в. один из губернаторов в рапорте министру внутренних дел России предлагал слово «Украина» объяснять как «окраину Российской державы с давних времен». А в советский период, как пишет профессор Я. Родевич-Винницкий в книге «Украiна: від мови до націi» (1997), «употребление предлога «в» со словом «Украiна» квалифицировалось как буржуазно-националистическое» (с.32).

…После 1990 г., когда Украина стала суверенным государством, его руководство и средства массовой информации решительно отказались от навязанной им конструкции «на Украине». И это последовательно соблюдается во всей стране».

 

«НА РОССИИ»

 

Вообще-то, правильно говорить «на России». Ведь что такое «Россия»? Это лишь греческая форма слова «Русь», пришедшая от болгарских попов. Но при этом все дружно говорят: «на Руси», «на Руси», «на Руси». Так, дескать, исторически сложилось в русском языке. Следовательно, надо говорить и «на России» – в противном случае иной предлог означает, что Русь – это не Россия, а только странное фонетическое совпадение.

Что же касается научной части вопроса, то выражение «на Украине» – это финно-угорский субстрат в русском языке, который показывает не славянское и не индоевропейское происхождение русских.

Как справедливо замечает профессор Иван Лепешев, в древних беларуском и украинском языках не использовалась конструкция «на Руси» или «на Литве», говорилось «в Руси» или «в Литве». Поэтому для нас чужда форма «на Беларуси». Но откуда же взялась эта форма с «на»?

Сатирик Михаил Задорнов много потешался над принятием украинским правительством формы «в Украине» вместо «на Украине». Однако смех напрасен: раньше в Московии говорили не только «на Руси», но и «на России» и даже «на Москве». И вопрос тут не в пространственном значении предлога, а гораздо глубже.

В VII главе «Евгения Онегина» А.С. Пушкин употребил падежную форму «на Москве»: «У ночи много звезд прелестных, Красавиц много на Москве». Она употреблена и в трагедии «Борис Годунов»: «Буду царем на Москве!».

Кандидат филологических наук Г.В. Судаков писал в статье «На Москве – в Москве» (журнал «Русская речь», №5, 1972): «Еще в первой четверти XVIII века эта форма употреблялась так же часто, как и «в Москве», а в XVII веке она даже преобладала над последней».

Г.В. Судаков указывает, что ряд названий городов употреблялся только в форме «в + предложный падеж»: в Белгороде, в Переславле, в Ростове, в Смоленске, в Ярославле и т.п. А другие существительные – названия городов – употреблялись с предлогом «на»: Вологда, Воронеж, Вытегра, Вятка, Кострома, Ладога, Москва, Пермь, Рязань, Самара, Тотьма, Устюг, Уфа и прочие.

В чем причина? Как полагает советский ученый, вторая группа топонимов отличается тем, что эти города «стоят на реках». Может быть. Однако бросается в глаза другое куда как более яркое отличие. Белгород, Переславль, Ростов, Смоленск, Ярославль – это РУССКИЕ названия, славянские топонимы. А вот Вологда, Воронеж, Вытегра, Вятка, Кострома, Ладога, Москва, Пермь, Рязань, Самара, Тотьма, Устюг, Уфа – это все НЕРУССКИЕ названия, это финно-угорские топонимы.

Вот несколько примеров из повестей XVII века: «И об едину нощь с Москвы в Смоленску, ставше»; «Полки же на Москве во всякой готовности к шествию бяху» («Русская повесть XVII века». М., 1954).

Г.В. Судаков подчеркивает: «Формы предложного падежа – основное падежное средство выражения местного значения, поэтому с них мы и начали анализ. Но факты показывают, что нужно говорить о смене не одной формы «на + предложный падеж», а целого ряда соотносительных форм типа: на Москве – с Москвы – на Москву. Новый ряд форм: в Москве – из Москвы – в Москву. [Поэтому форма «на Беларуси» должна автоматически означать и форму «с Беларуси» вместо «из Беларуси», как «на Урал – с Урала». Странным образом российские новости используют конструкцию «на Украине», но одновременно «из Украины», например: «Роспотребнадзор запретил поставку кондитерских изделий из Украины» в новостной строке на канале РБК. – Прим. Ред.]

Закрепление форм с разными предлогами за названиями городов в зависимости от происхождения этих названий имело одно ограничение: подчинялись этому правилу те названия, которым соответствуют древнерусские по происхождению или обрусевшие еще до XVI века названия рек и озер. …Эта морфологическая примета, по-видимому, дает возможность проверить по текстам XVI-XVII веков происхождение названий русских городов: связаны ли они с названием соседней реки, озера, исконно русские или обрусевшие до XVI века?»

Но что значит «обрусевшие»? О топонимах и гидронимах нельзя говорить «обрусевшие», ибо они как были нерусскими (например, Москва, Уфа или Кострома) – так ими и остаются. А вообще же этот вывод ученого подтверждает наше предположение о том, что эти «старые» формы использовались именно в отношении финно-угорских топонимов.

Смена форм в российском языке произошла практически за три десятилетия (1710-1740), причем началась с топонима «Москва» как важнейшего для россиян: «Для отдачи и приема лошадей определяются места 1) в Москве… 9) на Воронеже, 10) на Вологде… 12) на Вятке» (Полное собрание законов Российской империи. 1733-1736. СПб., 1830).

В дальнейшем старые формы употребляются все реже. М.В. Ломоносов, указывая в «Российской грамматике» (1755) на существование «в Москве – на Москве», в своих произведениях ни разу не употребляет старых форм.

Гипотеза Г.В. Судакова про связь формы с «на» с гидронимами, как он сам признает, опровергается тем фактом, что «Многие названия сибирских городов, поименованных по рекам, оформились в XVII-XVIII веках, но в старых формах они не употреблялись». Поэтому верна все-таки наша финно-угорская версия.

Доктор филологических наук, профессор В.К. Журавлев анализировал в журнале «Русская речь» (№3, 1972) финскую составную в русском языке. Он писал, что русский этнос – это в огромной мере этнос русифицированных финнов, из которых многие народности (мурома, меря, мещера и т.д.) полностью русифицировались, не оставив даже своих языков.

В.К. Журавлев отмечал:

«Группа лингвистов (Б.А. Серебренников, В.И. Лыткин, П.С. Кузнецов, А.М. Селищев и др.) видит объяснение некоторых специфических особенностей русского языка именно в финно-угорском влиянии. М. Фасмер, крупнейший специалист по русской этимологии и славянским древностям, подчеркивал, что финно-угорское влияние особенно ярко проявляется в русском устном народном творчестве. Не отвергал финно-угорского влияния на русский язык и академик А.А. Шахматов. Около полувека назад немецкий языковед Э. Леви выдвинул теорию финно-угорского субстрата (языковой подосновы) русского языка».

Профессор пишет:

«Русский язык в отличие от других индоевропейских и славянских языков не только не сократил число падежных форм, но, наоборот, у нас наблюдается тенденция увеличения их числа: появляется как бы два родительных падежа (вкус чая и стакан чаю) и два предложных (живу в лесу и пою о лесе). А из всех языков мира именно финно-угорские характеризуются большим числом падежей: венгерский – 21-22, пермский – 17-18, финский – 15-17. Это дает основание и здесь видеть финно-угорское влияние.

В отличие от других славянских языков русский язык более последовательно ликвидировал родовые различия в формах множественного числа, а в некоторых говорах «растворяется» категория среднего рода. И в этом видят финно-угорское влияние на русский язык, так как финно-угорские не знают категории рода».

Теперь становится понятно, почему в беларуском и украинском языках говорили «в Москву», а московиты говорили «на Москву». Это – наследие многопадежности финских языков.

Какова была внутренняя логика тех конструкций при выборе «в» или «на» – судить уже трудно. Но выскажу такое предположение. В.К. Журавлев писал: «И в этом видят финно-угорское влияние на русский язык, так как финно-угорские не знают категории рода». Возможно, разными формами предлогов со значением «в» и «на» финно-угорские языки (мери, муромы, чуди, мордвы, мокши, мещеры, эрзя и пр.) и оформляли свою замену категории рода.

Подведем итоги. Мы не можем запретить русским говорить «на Украине» из-за их финно-угорского происхождения и субстрата. Как не можем им запретить окать по-фински, использовать вместо индоевропейского глагола «имею» субстратную кальку с финского «у меня есть» (в финских языках нет глагола «иметь», его заменяет конструкция с «быть»: «у меня есть») и т.д. На всех славянских языках, кроме русского, выражение «на Украине» – это для славян безграмотность и нелепость.

Но если русские так хотят выставлять свое нерусское и неславянское финно-угорское происхождение – это их личное дело. «Русской языковой традицией» это можно называть только в том контексте, о котором писал профессор В.К. Журавлев еще в 1972 году: «Около полувека назад немецкий языковед Э. Леви выдвинул теорию финно-угорского субстрата (языковой подосновы) русского языка».

Однако следует понимать, что когда беларусам и украинцам восточный сосед навязывает свои неиндоевропейские языковые нормы, не известные во всех других славянских языках (типа вместо «я маю» – «у меня есць»), – то это никакая не «русификация», а финнизация беларусов и украинцев.

Что же касается призывов замглавы министерства связи РФ Алексея Волина специально в пику западным соседям считать «нездоровыми нормами» употребление «в Украине» и «Беларусь», то это минимум сознательный акт неуважения к якобы «братским народам».

Добавлю также, что неприлично сегодня в РФ перенимать давно забытые сомнительные термины царской России, где не церемонились с национальной гордостью захваченных народов и запросто везде использовали «чухонцы», «жмуды», «малороссы» (недавно фракция ЛДПР в Госдуме предложила переименовать Украину в «Малороссию», а украинцев в «малороссов»). Чего в них «мало»? Роста, что ли? Хоббиты? Или русского в них мало?

А ссылка про «языковые традиции русского языка» просто нелепа на фоне хотя бы того факта, что исторические Вильно и Ковно в России запросто стали называть не на славянский манер – чтобы лишить беларусов своей славной истории ВКЛ, оправдать передачу части территории БССР иностранному буржуазному государству (этнос которого на беларуской Виленщине составлял лишь около 2% населения).

Нет же: «Беларусь» якобы слово нерусское и плохое (хотя в нем часть корня слово «Русь»), а вот «Вильнюс» вместо «Вильно» якобы слово очень русское и хорошее. Дескать, веками россияне так называли эту столицу ВКЛ-Беларуси…

Ладно, хотя бы какая-то научная методология соблюдалась. Но недавно в одном из томов Большой Советской Энциклопедии издания 1970-х увидел карту, касающуюся ВКЛ 16 века: там «Вильнюс». Еще тогда, оказывается. А рядом там же на карте «Ковно». Но если в 16 в. по БСЭ якобы уже есть «Вильнюс», то где же Каунас, столица Республики Летува 1920-1939?

Как видим, дело вовсе не в «языковых традициях»…

 

Информация