КАТОЛИЧЕСКИЕ КОММУНИСТЫ

 

 

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №23, 2014

 

Как и когда появились коммунисты? После 1917 года при Ленине? Или может раньше, при Карле Марксе? Оказывается, нет. Намного раньше!

 

Любопытно, что в советское время абсолютно все словари и энциклопедии происхождение термина «коммунист» объясняли лишь с той позиции, что коммунист – это сторонник идей коммунизма, либо член коммунистической партии. Про коммунизм же говорилось, как и дается объяснение и по сей день в Википедии, что он происходит от латинского слова «общий» и что в марксизме так назван гипотетический общественный и экономический строй, основанный на социальном равенстве, общественной собственности на средства производства. Ленин говорил, что «коммунизм есть высшая ступень развития социализма», а Маркс, что «коммунизм есть положительное выражение упразднения частной собственности; на первых порах он выступает как всеобщая частная собственность».

И всё на этом. Но, как оказывается, на самом-то деле коммунисты существовали за много веков до Маркса. Термин этот придумали вовсе не Маркс с Энгельсом, а немецкие священники. Орден коммунистов был основан еще в средние века в Германии. Карл Маркс просто переписал у них и само название, и многие их идеи. Таким образом, термин «коммунист» – чисто католический, религиозный, в чем большевики никогда бы в жизни не признались, ибо церковь для них была врагом.

Итак, первыми коммунистами были католические священники. В Италии также существовал орден светских ксендзов-коммунистов. Назывались они так потому, что жили в коммунах, то, к чему, кстати, изначально призывали и большевики, но что позже резко ушло у них в тень.

Однако в первом комсомольском уставе так и записано, что семья – это пережиток буржуазного образа жизни и что все молодые люди члены Ленинского союза молодежи должны жить в коммунах. При этом сексом молодые коммунисты-юноши имели право заниматься с любой девушкой членом комсомола. Отказать – по уставу – она не могла. Детей воспитывать предполагалось в коммунном детском саде, всех вместе. Сейчас это звучит дико, но в 1920-е годы комсомольцы были настроены весьма решительно, чтобы совершить и сексуальную революцию тоже. Даже голыми ходили по улицам на демонстрацию с плакатами «Долой стыд! Долой семью!» С комсомольскими оргиями покончили лишь в 1927 году, когда в СССР прогремели целых два скандальных дела об изнасиловании комсомольцами девушек. Предало делу огласку лишь только то обстоятельство, что среди изнасилованных оказалась дочь высокопоставленного коммунистического чиновника.

Но все это, как оказывается, были ненастоящие коммунисты. Жалкие копии.

 

НАСТОЯЩИЕ КОММУНИСТЫ ВКЛ

 

Настоящие же коммунисты в Беларуси обосновались в Пинске, в костеле Святого Карла Баромея – монастыря ордена коммунистов. Специально для этих итальянских коммунистов в 1695 году и был построен из дерева этот костел, который в 1770 году был переделан в каменный.

В отличие от иезуитов, орден коммунистов был менее активен, он не занимался так сильно, как иезуиты, пропагандой католицизма в практически протестантской на то время Беларуси. Не устраивал торжественных парадов, не организовывал жарких дискуссий с представителями других конфессий, а сосредотачивался в основном на педагогической деятельности среди молодежи, решившей посвятить себя служению церкви. Кстати, не обязательно католической. Но именно благодаря иезуитам и коммунистам тоже, Беларусь частично вернулась на рельсы католицизма, который почти утратил в Беларуси первой половины XVII века свои позиции.

Однако есть немало оснований полагать, что коммунисты уже были в Беларуси задолго до приезда итальянских ксендзов в Пинск. На это указывает в частности пасквиль («Лепей было пане Филипе, сядеть у Липе») 1655 года на Филиппа Обуховича, мозырьского шляхтича, руководившего обороной Смоленска летом 1654 года от нападения царских войск. Смоленск мужественно держался четыре месяца, но потом в сентябре капитулировал. Филипп Обухович до последнего не хотел сдаваться, но его вынудили с одной стороны взбунтовавшиеся под началом городского судьи Галимонта горожане, уставшие от осады и постоянных обстрелов города, а с другой – отсутствие какой-либо помощи от Радзивилла и обещания царя отпустить всех сдавшихся восвояси.

Неприятели Обуховича среди литвинских шляхтичей (а таковых хватало) тут же написали язвительный пасквиль, не лишенный, правда, литературного дара изложения. В пасквиле Обухович обвинялся в том, что не удержал Смоленск, что, мол, позарился, видимо, на деньги, выплаченные ему царем, подвел-де родину и всех горожан. Подписан пасквиль был неким Комунякой, что явно псевдоним.

Комуняка – это не только обидное прозвище коммуниста ХХ века, бытовавшее среди советских людей, не жаловавших красный режим. Как видим, и этот уменьшительный термин от слова «коммунист» ходил по Беларуси XVII века, причем, доказывающий, что коммунисты уже в 1655 году жили в ВКЛ.

Подпись «Комуняка» была сделана автором пасквиля неспроста: она как бы показывала, что писал пасквиль непредвзятый ксендз-коммунист, а Обухович был католиком. Католиков же в стране, где большинство было протестантами и униатами, явно тогда недолюбливали. Недолюбливали за то и Обуховича, мол, королевский выкормыш. Истинный автор пасквиля как бы говорил, что обвиняет католика Обуховича тоже католик, мол, никаких религиозных претензий тут нет, не подумайте.

Впрочем, суд Речи Посполитой вполне справедливо оправдал Обуховича. Было четко доказано, что этот геройский воевода сделал многое и даже невозможное, чтобы укрепить оборону Смоленска за короткий срок и отбить несколько приступов, включая генеральный штурм московитян. Ну а капитуляция – это уже было желание самих смолян. Обухович, как истинный демократ, организовал голосование, и большинство высказалось за капитуляцию.

Вот почему есть повод говорить, что коммунисты, вероятно, работали на территории Беларуси задолго до прибытия итальянской миссии в Пинск. Вероятней всего, что коммунисты массово приехали в ВКЛ вместе с иезуитами, т.е. начиная с 1633 года.

С ликвидацией Речи Посполитой в 1795 году деятельность коммунистов ВКЛ постепенно пошла на спад – как в Пинске, так и по стране в целом. Пинск был опорным пунктом коммунистов ВКЛ, но и здесь новые власти мешали работе ордена. В 1836 году просветительская работа коммунистов Пинска и вовсе прекратилась. Они покинули город.

 

ВСЕ НОВОЕ – ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

 

Зато летом 1812 года во вновь восстановленном властью Наполеона ВКЛ делами Беларуси занимались местные комиссары. Комиссаров большевики тоже не сами придумали – они также были задолго до 1917 года. В ВКЛ комиссарами называли членов комиссий, назначенных Великим князем, радой или сеймом для какого-либо вопроса или для переговоров во время войны. Комиссар – с латинского «комиссариус» – так и переводится как уполномоченный. Также в Речи Посполитой комиссарами называли управляющих имением. Или же по-польски – комиссарчик.

И вновь – комиссары ВКЛ были куда как более народными и правильными касательно полного понимания этого термина. Они представляли свой народ, были частью его. А вот красные комиссары Ленина и Троцкого, как правило, были из евреев, причем было немало евреев-комиссаров, которые откровенно не любили и русскую церковь, как чуждую им, и русских вообще, и народными назвать таких комиссаров весьма сложно.

Любопытно, что именно эти красные комиссары подняли среди рабочей бедноты моду в минуты отчаяния разрывать на груди рубаху. Этот элемент знаком нам еще по Ветхому Завету – так древние иудеи всегда поступали, когда против них лжесвидетельствовали, а они желали оправдаться. Когда солдаты или матросы смеялись или не верили речам комиссаров, те порой в истерике рвали по-еврейски на груди рубаху: мол, я говорю правду. Когда белые расстреливали комиссаров, те также часто в отчаянии рвали на груди рубаху: мол, я ни в чем не виноват.

Русские, перенимая сей еврейский жест, использовали его в ином смысле – просто как знак отчаяния и истерики. Но некоторые русские исследователи по сей день ломают голову, откуда же этот жест пришел. От евреев-комиссаров и пришел!

Однако человеку, жившему в СССР, могло показаться, что коммунисты и комиссары – это порождение сугубо революции 1917 года, что рвать тельняшку на груди – это проявление смелости и отваги перед лицом врага, что все эти вещи – чисто советское явление. Но все новое – это хорошо забытое старое.

 

 

Информация