КАК НАЙТИ МОГИЛУ ВАМПИРА

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №2, 2014

 

Сегодня есть простые и быстрые научные методы, позволяющие определить могилу вампира без ее вскрытия, то есть без эксгумации. Поистине, это революция в вампирологии.

 

Если говорить кратко, тело вампира не разлагается, так как находится в вампирической коме. Вот по этому признаку – по отсутствию следов разложения – и нетрудно обнаружить могилу с помощью современных приборов.

Комиссии, вскрывавшие могилы вампиров во время эпидемии вампиризма на Балканах, а также комиссии, исследовавшие в 20 в. тело святого Шарбеля (нетленного монаха из Ливана, несомненного вампира), отмечали не только отсутствие следов гниения тела и отсутствие запахов разложения, но еще и странный «цветочный запах». Он, безусловно, связан с феноменом, но в чем его природа – трудно понять. Однако факт есть факт: тело вампира не источает зловония, а благоухает цветочными ароматами.

 

«ОТПЕЧАТКИ СМЕРТИ»

 

В 2012 году в Великобритании режиссер Джордж МакГейвин снял документальный фильм «После смерти. Загадочная наука разложения» («After life. The strange science of decay»). Вот анонс этого фильма:

«Разложение. Оно происходит всегда и со всеми. Мы стараемся не пускать эту силу в свою жизнь, но разложение одна из важнейших сил природы. Она свойственна всему живому. Что же мы увидим, если дадим разгуляться ему у нас в доме? Чтобы это выяснить, команда инженеров, ученых и техников воссоздали обычный дом в закрытом отсеке. Внутрь поместили всё, что можно повстречать на кухне и в саду. И теперь оно будет гнить. Посмотрим, что же будет дальше. На протяжении восьми недель мы сможем наблюдать за необыкновенным процессом расщепления и переработки привычных нам вещей. Дом станет лабораторией, в котором за хаосом разложения нам откроется неожиданный порядок, и лучше сможем понять, почему жизнь зависит от этого процесса. То, что мы увидим, покажется неприятным и отталкивающим, но будет и нечто удивительное. Мы откроем скрытую красоту. Ничего подобного в таком масштабе ещё не предпринималось, так что возможны неожиданности. Но что бы ни случилось, нам предстоит захватывающее знакомство с судьбой, ожидающей всё живое. Быть расщепленным, переработанным – и родиться заново».

В фильме рассказывается: «Растительные клетки состоят преимущественно из крахмала и сахаров, поэтому разлагаясь, они начинают бродить, превращая сахара в спирты и выделяя летучие соединения со сладким запахом».

Но тело вампира не состоит из растительных клеток, так что сладкий цветочный запах в его могиле этим вряд ли можно объяснить. Тем более что его тело вполне живое, лишь находящееся в коме.

Далее в картине Джордж МакГейвин поясняет:

«Но рыба и мясо выделяют по-настоящему зловонные газы: сероводород, сернистый газ и аммиак. Я возьму немного газов из этой разлагающейся курицы, наберу в шприц, выпущу в газоанализатор. Посмотрим, что он покажет? Глядите, сероводород поднялся до 10%, ужасный запах. В отличие от растительных клеток, клетки животных состоят в основном из белков, зловонные газы выделяются, когда белки разлагаются на аминокислоты.

Чтобы лучше понять этот процесс, а также узнать, почему создаваемый запах столь важная часть разложения, я увижу еще больше разлагающейся плоти, чем есть в нашем доме. В засекреченном месте на северо-западе Англии проводится странный, но важный эксперимент: 65 свиных туш были оставлены гнить. Это часть исследования, посвященного тому, как именно разлагается плоть в разных условиях, и запах смерти здесь повсюду. Я пока тут пробыл не долго, но здесь стоит сильный запах мертвых животных. Порой ветер меняет направление, и смрад бьет прямо в нос. Я привык к разным запахам, к экскрементам и тому подобному, но не уверен, что долго тут выдержу, здесь очень много мертвых животных. Свиньи здесь заменяют человеческие останки, цель эксперимента – помочь криминалистам устанавливать точное время смерти по состоянию разложения. Доктор Тел Симонс руководит исследованиями, она поможет мне понять, как разные стадии разложения связаны с запахами, которые мы воспринимаем.

Что тут? Давайте откроем клетку, будет лучше видно. Здесь свинья, которую мы выставили 4 дня назад; стали проявляться ранние признаки разложения. Первое, что я замечаю, вот это разбухание. Да, она начинает раздуваться и в ближайшие два дня раздуется еще сильнее, что связано с разложением клеток внутри туши. Клетки рушатся, клеточная мембрана разрывается, выпуская внутриклеточные жидкости, многие из которых содержат расщепляющие ферменты, и туша начинает поедаться изнутри.

Едва в теле животного останавливается ток крови, клетки начинают умирать. При разрыве каждой клеточной мембраны высвобождаются ферменты, которые разрушают другие клетки, затем бактерии начинают поглощать их богатое белком содержимое, высвобождая газы, которые и раздувают свиную тушу. Все выделяющиеся внутри газы поднимаются по пищеварительному тракту, так запах выходит наружу, он и привлекает мух. Мы его не чувствуем, но мухи чувствуют, да, он совсем неуловимый. Но по опыту с гниющим мясом и рыбой я знаю, что вскоре запах будет вполне ощутим».

Затем Джордж МакГейвин осматривает другое тело:

«Здесь намного хуже, тут процесс зашел дальше. Мы ощущаем запах смеси, летучих запахов и жидкости, производимых не только расщеплением животных белков, но и самими агентами разложения. Тело в основном состоит из воды, поэтому при разрушении клеток из них выходит жидкость, плюс жидкость, входившая в состав органов, плюс жидкость, которую выделяют в процессе пищеварения личинки. Если присмотреться, это довольно интересно. Это удивительный процесс, но не слишком привлекательный.

Молекулы многих жидкостей разложения обладают особой характеристикой, сильным электрическим зарядом. Представьте, что вы потерли воздушный шарик о шерстяной джемпер, молекулы шарика получают заряд, из-за чего прилипают ко всему, к чему прикасаются. Поэтому запах разложения может буквально приставать к нашей одежде, и по той же причине разложение может оставлять куда более долговечный след, чем принято думать.

Коллега Тел Симонс – Питер Кросс – измеряет воздействие, которое разлагающиеся свиньи оказывают на почву. Я выкачал воду, она пенится. Да, пена есть, явно не для питья. Это образец грунтовых вод с того места, где была зарыта туша свиньи. Эта машина пропускает электрический ток через грунтовую воду и измеряет электропроводность воды. Электропроводность загрязненной воды в 30 раз выше, чем у воды, взятой с точки в 10 метрах отсюда. Вот какой след оставляет разложение.

- Мы считаем, что проникающие в воду электролиты из трупа изменяют ее электрические свойства.

- Надолго?

- Я полагаю, электропроводность будет расти еще 2 года.

- То есть, это «отпечатки пальцев» смерти?

- Именно так. Эти «отпечатки пальцев» позволяют ученым выявлять следы разложения спустя не просто годы, а целые века.

Доктор Джеми Пимбил, криминалист геофизик. Сегодня он, используя электропроводность жидкостей разложения, будет искать неотмеченные могилы на кладбище, возраст некоторых могил достигает 200 лет. Установка Джейми посылает ток в землю для измерения электропроводности. Этот прибор способен выявлять заряженные молекулы, оставшиеся от тел, захороненных сотни лет назад.

- Здесь интересные показания, я загрузил данные, по результатам нашлось 5 участков с синим цветом, то есть с высокой электропроводностью, это говорит о том, что там внизу могилы, а в почве остались жидкости разложения.

Эта технология открывает для криминалистов новые возможности. Она может использоваться и для других целей, например поиска захороненных жертв убийств. Для борцов с преступностью мощный остаточный след разложения оказывается одним из полезнейших свойств».

Добавлю к словам автора фильма, что эта технология может использоваться и для поиска могил вампиров. Если у могилы захороненного человека не фиксируется высокая электропроводность, то тело там не разлагается, остается живым – в вампирической коме. То есть, там находится вампир – что определяется без вскрытия могилы, очень быстро и очень просто.

Другое применение этой технологии связано со случаями «сомнительной смерти». Человек кажется мертвым, но он лишь впал в кому, и его хоронят живым. «Знающие» бабки используют свою «методику»: просовывают руку под спину покойника в гробу: если там холодно, то это «хороший» покойник. Если же там ощущается тепло, то бабки говорят родне «усопшего»: он будет к вам по ночам являться. Собственно говоря, это вампир, и хоронить его как раз никак нельзя, потому что это живой человек, а не умерший. Так вот технология, о которой рассказывается в фильме Джорджа МакГейвина, куда более надежна в определении смерти, чем «бабкины методы».

 

ЖИДКОСТЬ, НО ДРУГАЯ

 

Впрочем, есть одно «но»: кроме странного цветочного запаха тело вампира производит некую жидкость, похожую на кровь, но со значительной белой составной, которая при высыхании превращается в белый порошок. Что это за жидкость – неясно; она медленно сочится из всех пор вампира, и тот плавает в этой жидкости в своем гробу.

Казалось бы, это затрудняет применение технологии, но, полагаю, данная жидкость все-таки принципиально отличается от жидкости, производимой расщеплением животных белков и имеющей высокую электропроводность. Странная жидкая субстанция, выделяемая телом вампира, имеет абсолютно иные свойства, так как, в том числе, разлагает в прах все, кроме самого тела вампира: его одежду и стенки даже СВИНЦОВОГО гроба, как в случае со святым Шарбелем.

Вот, к примеру, что писал о нем журналист Сергей Демкин в статье «Загадка святого Шарбеля»:

«При жизни это был ничем особенно не выделявшийся монах-отшельник христианского монастыря в Ливане, который последние 25 лет провел в полном одиночестве. Работал в огороде и на винограднике. Ел раз в сутки – в два часа дня, причем в основном растительную пищу. Спал в своей келье без всякого отопления на голом каменном полу, положив под голову полено вместо подушки. Скончался в возрасте семидесяти лет.

Чудеса начались после его смерти. Новогодним утром 1898 года по узкой, занесенной снегом горной дороге монахи-отшельники несли простой гроб, в котором лежал их усопший собрат Шарбель. Гроб поставили в монастырском склепе в местечке Анная на высоте 1300 метров над уровнем моря.

А на второй день жители горной деревни увидели над монастырем Святого Маруна, где покоилось тело Шарбеля, странное свечение, которое, судя по свидетельству очевидцев, было похоже на люминесценцию. [Классический признак вампиризма. – В.Д.] В то время в горах не было электричества. Поэтому не прекращавшееся много месяцев свечение привлекло толпы любопытных, специально приходивших издалека, чтобы увидеть его. Но тогда никто еще не подозревал, что странное свечение как-то связано с покойным монахом-отшельником. Впервые о чуде Шарбеля заговорили почти через полтора года.

Началось с того, что 15 апреля 1898 года в горы на поиски преступника-убийцы выехал полицейский наряд. Увидев свет над монастырем Святого Маруна, сыщики поспешили туда и потребовали открыть склеп, думая, что там скрывается преступник. Монахи распахнули тяжелую металлическую дверь, и полицейские приступили к тщательному осмотру склепа. Убийцу они там не нашли, но зато увидели нечто поразительное. Вешние воды затопили склеп. Останки всех монахов, похороненных в то же время, что и Шарбель, были уничтожены. И только его тело не было тронуто разложением. Правда, его лицо и руки покрывала грибковая плесень, похожая на вату. Но, когда ее удалили, люди увидели лицо не умершего, а спящего человека. На нем даже выступила испарина в виде сукровицы розового цвета. Все члены тела были гибки и эластичны, и от него не исходил трупный запах.

Монахи переодели покойника в сухую одежду и перенесли в монастырскую кладовую, где его позднее осмотрели вызванные полицейскими врачи. Стражей порядка настолько поразил вид Шарбеля, что они подумали, не спит ли покойник летаргическим сном. Оказалось, нет, он был мертв. Между тем его тело продолжало так сильно потеть сукровицей, что приходилось каждый день менять на нем одежду. Один из монахов как-то решил посушить тело на солнышке. Это просушивание и проветривание продолжалось четыре месяца, но не дало никакого результата. Все продолжалось по-прежнему. Врачи, поставленные в тупик странным поведением покойника, предложили удалить все внутренние органы из его тела. Усопшему Шарбелю сделали операцию и очистили брюшную полость. [Об этом факте сообщает только Сергей Демкин, не ссылаясь на источники; многие другие исследователи этого феномена, в том числе иностранные, ничего подобного не упоминают, поэтому не берусь делать какие-либо оценки. – В.Д.] Но это тоже ничего не дало: труп не разлагался, продолжал выделять розоватую жидкость, а мышечные ткани оставались мягкими и эластичными.

В 1909 году его положили в короб со стеклянной крышкой и оставили в монастыре для всеобщего обозрения. К этому гробу Святого Шарбеля, как окрестил монаха народ, началось паломничество. Ватикан же не признавал его святым: отцы католической церкви считали, что для этого нужно больше доказательств. …И вот что совершенно необъяснимо: в течение 17 лет тело не переставало потеть сукровицей, не высыхало и не превращалось в мумию. Кожа оставалась светлой, не чувствовалось трупного запаха.

В 1927 году Шарбеля переложили в цинковый гроб, который поместили в деревянный. В 1950 году было замечено, что по стенам склепа, где находился гроб, стекает студенистая жидкость розового цвета. [Цинковый гроб, как и одежду, жидкость разъела до дыр. – В.Д.] Гробы вскрыли – никаких изменений. А ведь если его тело выделяет хотя бы три грамма жидкости в сутки, то со дня смерти монах должен был бы потерять 57 килограммов, то есть превратиться в мощи. Но этого не произошло. В 1977 году монах Шарбель был наконец признан святым католической церковью».

А вот что писала в книге «Не подверженные тлению» американка Джоан Кэррол Круз (1977 год). В феврале 1950 года паломники заметили, что жидкость протекает через стену молебны на пол. Из-за опасения, что может возникнуть ущерб могиле, она была открыта в апреле, и опять было установлено, что тело является гибким и похожим на живое, и на нем не было абсолютно никаких следов разложения.

Как сообщает Круз, «Истечение жидкости и крови продолжалось, и окружающие предметы были покрыты ими. Беловатая жидкость истекала в таком количестве, что она, высыхая, образовывала массы белого порошка, который разбирали как реликвию паломники».

После этих известий количество паломников увеличилось до 5 тысяч в день. Его тело исследовалось каждый год, и каждый раз тело плавало в гробу в смеси крови и белой жидкости в три дюйма (около 100 литров). Однако тело уже не показывают публике с 1950 года.

Аббат Августин Кальме в "Диссертации о появлениях призраков, вампиров и привидений", изданной в 1749 году, писал аналогичное:

«В государственных докладах за 1693-1694 гг. говорится об упырях, вампирах и привидениях, которые появляются в Польше [Речи Посполитой] и – о чем больше сообщений – в России.

Они появляются в любое время суток и приходят пить кровь живых людей и животных – в таком большом количестве, что иногда она вытекает у них обратно через рот, нос и, чаще всего, через уши, а труп плавает в заполненном кровью гробу. …Эти преследования не прекращаются со смертью одного из членов семьи; их можно остановить, лишь отрезав голову или вскрыв сердце привидению, труп которого находят в своем гробу гибким, податливым, полным, с красным лицом, хотя он уже долгое время мертв. Из их тел вытекает огромное количество крови, и некоторые смешивают ее с мукой для приготовления хлеба; и по обычаю этот хлеб едят для защиты от преследования духа, который действительно после этого больше не приходит».

А вот Кальме пишет и о свечении над могилой вампира, как у святого Шарбеля, и о непонятной «беловатой жидкости» – почти за 200 лет до эксгумации Шарбеля:

«Вампир был похоронен около трех лет назад; над его могилой было видно свечение, похожее на свет лампы, но менее яркое.

Могилу вскрыли и обнаружили человека неповрежденного и казавшегося столь же здоровым, как и любой из нас присутствовавших; волосы, ногти, зубы и глаза (последние были полузакрыты) так же крепко держались на его теле, как они есть сейчас на нас, живых, и его сердце билось.

Затем его вынули из могилы; его тело не было по-настоящему гибким, но оно было целым и абсолютно неповрежденным; потом чем-то вроде металлической пики, круглой и острой, ему пронзили сердце: оттуда потекла беловатая жидкость с кровью, но кровь доминировала в ней, все это не имело никакого дурного запаха; после этого ему отрубили голову топором, похожим на те, которыми пользуются на казни в Англии. Из тела потекла та же жидкость с кровью, но более обильно, чем из сердца. В конце концов, его бросили снова в могилу и засыпали негашеной известью, чтобы завершить дело наверняка. С тех пор его племянница, у которой он два раза пил кровь, стала чувствовать себя лучше. В месте, где вампиры высасывают кровь, образуется ярко-синее пятно; но определенного места нет: иногда они пьют кровь из одного места, а иногда из другого».

Вообще-то говоря, уже тут видно противоречие: как можно говорить о том, что «вампиры высасывают кровь», если вместо прокусов на коже у жертв только засосы, как от поцелуя? Сам миф о том, что вампир якобы пьет кровь жертв, возник именно из-за того обстоятельства, что вампира находят в гробу «плавающим» в некоей жидкости. Ее вампирологи эпохи Кальме ошибочно считали «кровью» (да еще со странной «беловатой составной»). А журналист Сергей Демкин с паломниками и Ватиканом определяет ее как «сукровицу» (не кровь, обращаю внимание!), да еще и якобы с «целительными свойствами». Кстати, православные киоски в России зарабатывают сегодня большие деньги, продавая открытки с изображением святого Шарбеля: дескать, нарисованное изображение сего вампира способно исцелять больных.

Итак, мы видим, что тело вампира, как и тело мертвеца, тоже источает жидкую субстанцию. Но она, во-первых, не является результатом разложения тканей тела, и это не связано с образованием зловонных газов: сероводорода, сернистого газа и аммиака. Во-вторых, теряя эту вампирическую жидкость, вампир не высыхает, а кажется «вполне живым». В-третьих, объемы этой жидкости превышают многократно объем тела самого вампира. В-четвертых, эта вампирическая субстанция источает «сладкий цветочный запах».

Конечно, трудно судить об электропроводности этой жидкой субстанции, но, судя по приведенным выше характеристикам, она должна в принципе отличаться от жидкостей, образующихся при разложении тела и потому обладающих высокой электропроводностью. Поэтому теоретически и появляется возможность на основании этого отличия определять: вот могила обычного мертвого человека с типичной повышенной электропроводностью, а вот могила уже вампира, где электропроводность не отличается от окружающего фона.

 

ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

 

Приборами, показанными в фильме «После смерти. Загадочная наука разложения», давно обладают научные криминалистические службы всех развитых стран. Но с их помощью ищут трупы, хотя прибор можно использовать и иначе: вот могила, тут должен быть мертвец, но – судя по показателям – его-то тут и нет. С той, правда, оговоркой, что такие поиски эффективны только на новом кладбище, ведь старое будет «фонить» из-за предыдущих захоронений.

Кстати говоря, не обязательно таким образом искать могилу именно вампира – и впавший в обычный летаргический сон похороненный «покойник» тоже не отразится для прибора как мертвый. А подобные ошибочные захоронения, по мнению западных исследователей, составляют несколько человек на тысячу похороненных.

И, наконец, еще один любопытный вопрос, связанный с работой криминалистических служб. Предположим, совершено убийство, и убийца закопал свою жертву где-то в лесу. Примерное место захоронения жертвы знают криминалисты – и с помощью своих описанных выше приборов ищут его. Но если жертвой убийства является вампир? (Напомню, что вампирами люди становятся еще при жизни: мало болеют, долго живут и т.д., как, в том числе, святой Шарбель.) Приборы ищут в почве следы разложения, а их-то у вампира и нет. Получается, криминалисты не найдут жертву убийства. Ведь, например, у святого Шарбеля (его настоящее имя Харбел Макхоуф) многочисленные комиссии в течение десятилетий не нашли никаких следов разложения.

Кстати, об этом Харбеле Макхоуфе. Ватикан и РПЦ с армией фанатиков считают «чудом» истечение «сукровицы» из живого на вид тела сего вампира. Но, согласно с представлениями современной вампирологии, это истечение вампирической субстанции напрямую связано с активностью вампира. Не берусь судить о «целебных свойствах» этих выделений упыря (которыми обмазывались десятилетиями сотни тысяч паломников у его могилы в Аннае). Может быть, сии выделения и биологически активны, ибо все-таки вампирические.

Но следует понимать, что вампир, дабы производить эти выделения, пил пусть не кровь, но некие «жизненные соки» в течение десятилетий у десятков или даже сотен своих жертв. Он их жрал в своем вампирическом сне, чтобы не стать мертвым. И соками вовсе не «святого», а этих жертв вампира паломники и обмазывались.

Это страшно осознавать, но это именно так…

 

Информация