ВСАДНИК СКРЫЛСЯ ЗА ТУМАНОМ…

МИФ О «ЛЕТУВИССКОЙ» «ПОГОНЕ»

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №9, 2013

 

У беларусов никаких иных исторических символов, кроме «Погони», никогда не было.

 

ИСТОКИ ГЕРБА

 

Впервые в истории «Погоня» появляется как печать Александра Невского (женатого на дочке полоцкого князя). По мнению ряда историков, «Погоня» изначально была гербом Полоцка или Полоцкого Государства. Также ее вариацией был герб поморских славян (ныне Северная Германия и Северная Польша), где, кстати, до создания ВКЛ жило племя лютичей-лютвинов и располагалась Лютва-Литва. Возможно, «Погоня» пришла к нам с их миграцией сюда (они спасались от немецко-польской экспансии, ими руководили погезанский король Миндовг и помезанский князь Святополк).

 

С конца XIV века всадник изображён на фоне геральдического щита — на печатях Ягайло (1386, 1387) и Витовта (1401). Что обозначало суверенитет великого князя ВКЛ и имело некоторые различия в элементах: у всадника мог отсутствовать щит, на щите могло быть изображение «колюмн», а мог быть изображён шестиконечный православный крест.

 

К нынешней Республике Летува этот герб Ягайло (Якова в православии) и Витовта (Юрия в православии) не имел никакого отношения. Во-первых, земли Летувы вообще не входили в состав ВКЛ до 1410 года (были под тевтонским игом). Во-вторых, летувисы (жемойты) тогда были язычниками, а потом были крещены в католичество – так что православный крест для них неуместен. В-третьих, до 1918 года у них был совсем другой герб – «Медведь». В-четвертых, герб Ягайло и Витовта в документах назывался «Погоня» (вовсе не выдуманное летувисами «задним числом» «Vytis»), а такого слова в жемойтском языке (восточнобалтском) нет.

 

В привилее Ягайло 1387 года описывается повинность, которая заключалась в обязанности конно преследовать врага не только рыцарями, но и всем населением, способным носить оружие. В латиноязычном документе сказано, что по-народному преследование врага называется «pogonia». В этих условиях изображение вооружённого всадника стало символом защиты отчизны от врагов.

 

Это, повторяю, доказывает, что Республика Летува к гербу не имеет никакого отношения. В 1410 году в Грюнвальде все хоругви с территории нынешней Беларуси (включая Смоленскую хоругвь) воевали под «Погоней». А война, собственно, шла за освобождение Жмуди от немецкого ига. Когда мы их освободили, то они пожелали «не быть вашей Литвой» и вступили в ВКЛ как особое княжество – Жемойтское, со своим гербом «Медведь». Этот герб у них оставался и в царской России до 1918 года.

 

 

В ЦАРСКОЙ РОССИИ

 

После разделов Речи Посполитой титул «Великий князь Литовский» стал частью титула российских императоров, а герб «Погоня» стал частью Большого герба Российской империи. В войне 1812 года Беларуский и Гродненский гусарские полки, а также прочие подразделения, сформированные на территории нынешней Беларуси, имели на кокардах и полковых стягах герб «Погоня». С гербом «Погоня» на кокарде воевал и знаменитый герой войны Денис Давыдов, служивший в Беларуском гусарском полку.

 

К 1900 году «Погоня» являлась основной либо составной частью 22-х гербов городов Российской империи (почти все ныне в РБ, ни одного, кроме Вильни, в Республике Летува), трёх губерний и одной области: Виленской, Витебской и Гродненской (герб 1808 года) губерний и Белостокской области.

 

Фактически распространение герба «Погоня» в землях царской России полностью совпадало с картами этнического расселения нашего этноса литвинов, переименованного в «белоруссов» в 1840 г. В XIX веке «Погоня» была и на бляхах минской полиции и жандармерии.

 

Интересен такой эпизод. 22 января 1863 года началось национально-освободительное восстание поляков, беларусов и украинцев против царизма, оно продолжалось до поздней осени 1864 года. Символом восстания стал модифицированный герб Речи Посполитой, который состоял уже не из двух полей (из польского Орла и нашей «Погони»), а из трех. Третье поле занимал Архангел Михаил – символ Киевской Руси. Новый герб должен был представлять собой Речь Посполитую Трех Народов.

 

Взглянем на то, как были представлены земли нынешней Беларуси и нынешней Летувы на Большом гербе Российской империи. Титул императора – а далее соответствующий титулу герб.

 

Князь Самогитский: в золотом поле чёрный медведь с червлёными глазами и языком. Титул и герб касается территории Республики Летува четко в границах 1918-1939 гг., то есть до передачи ей нашей Виленщины.

 

Князь Белостокский: щит рассечён, в первом червлёном поле выходящий серебряный орёл, во втором золотом поле лазуревый всадник с мечом на чёрном коне, покрытом червлёным ковром с золотой каймой, на круглом серебряном щите всадника червлёный восьмиконечный крест. (Белосточчину, этнически и исторически беларускую землю, Сталин отдал Польше после Второй мировой войны по непонятным причинам; в Речи Посполитой Белосточчина была частью ВКЛ (с самого создания ВКЛ), а не Польского королевства.)

 

Великий князь Литовский: в червлёном поле серебряный всадник с мечом на серебряном коне, покрытом червлёным ковром с золотой каймой, на щите всадника восьмиконечный крест. Территория: Минщина, Гродненщина, Виленщина, Гомельщина. Это в представлениях царизма и была ИСТИННАЯ ЛИТВА.

 

Князь Полоцкий: в серебряном поле всадник в чёрном вооружении на чёрном коне, покрытом червлёным ковром с золотой каймой, держащий червлёный меч с золотой рукоятью, на серебряном щите всадника восьмиконечный крест.

 

Князь Витебский: в червлёном поле всадник с мечом на коне, на щите всадника восьмиконечный крест.

 

Кроме того, «Погоня» по сей день фигурирует как герб бывших (этнически беларуских) городов ВКЛ - Невеля, Себежа (Псковская область) и Велижа (Смоленская область) и их районов, а в Украине «Погоня» присутствует на гербе Житомирской области.

 

Подведем итог. В царской России (на Большом гербе Российской империи) «Погоня» означает только и конкретно этнически беларуские земли. Земля жемойтов (нынешних летувисов), то есть Ковенская губерния и она же Самогития на латыни или Жмудь по-польски, имеет другой герб – «Медведь».

 

 

ЗАЧЕМ ЛЕТУВЕ ЧУЖОЙ ГЕРБ?

 

Многие деятели Республики Летува в разное время публично заявляли о необходимости замены «Погони» как государственного герба. Например, в 1935 году премьер-министр Летувы Тубалис в сойме официально заявил о «нелитовском» (то есть не жемойтском) происхождении «Погони» и объявил о том, что идет работа над созданием оригинального герба для Республики Летува. На основе исторического герба Жемойтии «Медведь». Эта работа обязательно была бы завершена, но помешало начало Второй мировой войны.

 

Читатель может сам сравнить два герба: наш 1991-1995 и Республики Летува с 1992. Обращаю внимание, что их герб появился позже нашего на год и фактически срисован с герба Республики Беларусь (а не наоборот, как многие невежды тогда полагали). Когда мы принимали наш герб в 1991-ом, в Летуве был «временный герб», совершенно другой.

 

В 1990-1992 годах в Летуве использовался в качестве временного государственного герба совсем иной – это один из проектов герба Летувы 1925 г., его автор – скульптор Йонас Зикарас.

 

Уже возникает вопрос: с какой стати летувисы скопировали себе в 1992 году наш герб 1991 года, созданный беларускими художниками?

 

Жемойты внесли только одно изменение. У нас на «Погоне» художник Кулик по заданию Верховного Совета Беларуси изобразил на щите всадника крест Евфросинии Полоцкой. А они сделали шестиконечный византийский крест с равными перекладинами. Но это все равно не устраняет абсурд: у католической Летувы вдруг герб с ПРАВОСЛАВНЫМ византийским крестом! Именно православным, так как он, шестиконечный, фигурирует у Ягайло в 1387 году (до его перехода в католичество при принятии польской короны), да еще с нашим названием «pogonia». В царской России шестиконечный крест именовали как «униатский». Опять-таки, никаких униатов в католической Жемойтии никогда не было.

 

Зачем вообще Республика Летува украла наш чисто беларуский герб в 1918 году? Ведь точно так, как вышло в 1992-ом, вначале этот герб появился как герб БНР, и точно так тогда наши соседи его стащили у нас.

 

Увы, этой темой никто из беларуских историков серьезно не занимался, ведь в СССР стала под запретом тематика самой БНР, а БССР имела уже совсем иную символику. «Погоню» коммунисты обозвали «символикой националистов и фашистов», при этом их не смущало, что они оскорбляют Летуву, которая переняла наш герб.

 

Предложу свою версию тех событий. Началось все с того, что Ленин в переговорах с жемойтами (в рамках подготовки Брестского мира) заявил о своем намерении разделить территорию Беларуси между Жемойтией (которую он «Литвой» считал), Украиной и Россией. В Россию он себе оставлял нынешние Могилевскую, Гомельскую, Витебскую и Смоленскую области (что и реализовал, их включив в состав РСФСР), Украине отдавал Брестскую область и припятское Полесье. Жемойтам с их Ковенским правительством он отдавал Виленщину, Гродненщину с Новогрудком, Минщину и Белосточчину.

 

Жемойты воспряли духом и воспылали любовью к Ильичу: им казалось, что они впервые в истории создают свою Жемойтскую империю, в которой планировалось переименовать Вильню в Вильнюс, Минск в Минскас, Новогрудок – тоже в свое такое, в общем царский подарок!

 

Ясно, что для новой «Великой Литвы» под владычеством уже Жмуди не годился герб Самогитии из ВКЛ и Российской империи. Коль летувисы планировали присоединить и ассимилировать истинную историческую Литву – Западную Беларусь – то им был нужен «имперский литовский герб». Вот почему они взяли себе тогда нашу «Погоню»: чтобы являть собой «собирателя земель Литвы-ВКЛ». С прицелом присвоить обещанные им Ильичом Вильню, Минск, Лиду, Новогрудок, Гродно, Несвиж и т.д.

 

Присвоить не удалось. Беларуские дивизии в армии Пилсудского «взбунтовались» и освободили Виленщину от жемойтской оккупации, где провозгласили беларуское (литвинское) государство Средняя Литва в 1920-1922 годах. «Южную Литву» Пилсудский видел со столицей в Новогрудке (кстати, первой исторической столице Литвы) в рамках своего федеративного проекта по воссозданию Речи Посполитой.

 

В тот период в Республике Летува «Погоня» стала крайне непопулярна, ибо ассоциировалась со Второй Речью Посполитой и Средней Литвой, то есть главными врагами. Когда в 1920-м году 1-я и 2-я Литовско-беларуские дивизии (беларусов-католиков) осадили Ковно с гербом «Погоня» на полковых знаменах, у жемойтов вполне ожидаемо возникла ненависть к «Погони» как символу «оккупантов», и в рамках патриотизма там вспомнили о своем гербе «Медведь», который взывал на флагах к борьбе за отечество от беларуско-литовской оккупации. Этот герб «Медведь» думали тогда и вернуть, но тут наступление беларусов остановила Антанта, а затем товарищ Ленин со своей стороны заверил летувисов, что РСФСР будет добиваться передачи Жемойтии Вильно, Гродно, Лиды, Новогрудка.

 

Конечно, получив такие уверения от РСФСР, там решили не возвращаться к гербу «Медведь» и иметь на такой случай герб «Погоня». Он и пригодился: в 1939-м Сталин выполнил отчасти обещания Ленина, передав Летуве Виленщину. Они, правда, еще хотели Гродно, Лиду, Ольшаны, Новогрудок – как первую столицу Литвы. Ранее о Минске и Несвиже тоже говорили как о «чисто литовских городах». В смысле «жемойтских».

 

Вот почему националистическая Республика Летува взяла себе наш герб. Потому что виды имела на нашу территорию, обещанную еще самим Лениным. И вина тут скорее Ильича. Без него все было бы совсем иначе в отношении нашего народа, право на государственность которого он напрочь отрицал, а потом выдумал химеру ЛитБел, которая все так же отдавала наш регион во власть жемойтов.

 

Таким образом, герб «Погоня» у нынешней Республики Летува – это продукт усилий Ленина в рамках ликвидации права беларусов на свое Государство. Без Ленина гербом Республики Летува сегодня был бы свой исторический «Медведь».

 

 

ВЕРНЕТСЯ ЛИ «ПОГОНЯ»?

 

В 1991-1995 годах гербом Республики Беларусь являлась «Погоня». Но 14 мая 1995 года был проведён референдум, одним из пунктов которого было установление новых государственных флага и герба. Согласно объявленным данным, «за» проголосовало 75,1%, и по результатам референдума «Погоня» была лишена статуса государственного герба.

 

Чем вообще кому-то мог не нравиться герб 1991-1995 годов? На щите всадника «Погони» - православный крест Евфросинии Полоцкой, великий оберег Беларуси. Как православные могут добровольно отказаться от своего православного и сакрального символа?

 

Представим аналогичную ситуацию: Москва отказалась от своего герба «Георгий Победоносец», потому что он был на шевронах предателей армии Власова. Кажется абсурдом? А ведь ситуация еще более нелепа, если вспомнить о том, что у Александра Невского было две княжеских печати – «Погоня» и «Георгий Победоносец», обе чисто христианские по содержанию. Вот бы удивился возведенный в святые князь, если бы узнал, что одна из его печатей объявлена коммунистами «фашистской». Причем объявлена коммунистами, которые считают Невского великой фигурой. Хотя он, получается, был «фашистом» - ведь имел «фашистскую» «Погоню».

 

На российском сайте «Политклуб» приведен государственный герб Республики Беларусь 1991-1995 годов художника Кулика и подписано: «Белорусский фашистский герб». Но, во-первых, называть Республику Беларусь фашистским государством – это клеветать на наше государство. Никакого фашизма у нас не было, а герб был принят в парламенте коммунистическим большинством. Режим в Беларуси ничем не отличался от режимов в соседних странах СНГ, но их тогда принятые государственные символы никто не называет фашистскими.

 

Во-вторых, символ фашизма – это фашио, связка, что перенято итальянцами у Древнего Рима. Символ нацизма – свастика. Но «Погоня» не имеет ничего подобного, это вообще христианский и православный символ.

 

В-третьих, противники «Погони» должны наконец определиться в своей «логике»: или это «не наш, а летувисский герб», или же это все-таки наш герб, но «белорусский фашистский герб». Ибо первое противоречит второму, да к тому же позиционирует герб Летувы как якобы «фашистский», а нынешнюю Республику Летува как якобы «фашистское государство».

 

Вообще говоря, существование в войну беларуских коллаборационистов с «Погоней» ясно доказывает, что по представлениям немецких оккупантов это наш герб, а не летувисский.

 

Конечно, отказ от «Погони» был вызван вовсе не тем, что этот символ якобы «запятнали в войну коллаборационисты». Христианские символы вообще невозможно запятнать чем-либо. Под гербом «Погоня» мы разгромили немцев в Грюнвальдской битве, что в противостоянии нас с немцами куда как исторически весомее, чем горстка жалких коллаборационистов в 1941-45 годах. С другой стороны, на нацистских танках стояли кресты, но это же не означает, что нацисты запятнали крест Иисуса Христа и что все, кто ныне почитает крест, являются поэтому нацистами! Хотя «предлог» у противников «Погони» именно такой!

 

Но нет. Тут другая причина – борьба вообще со всем национальным беларуским, которое, дескать, «отделяет нас от братской России». Сама «Погоня» задает определенный дух национальной независимости и связывает нас с такими фигурами, как Кастусь Калиновский, Лев Сапега, Франциск Скорина. Неудивительно, что и сегодня радетели запрета «Погони» равно ненавидят Калиновского, Сапегу, Скорину – как нечто «чуждое беларусам». Фактически «Погоня» стала жертвой интриг идеологии западнорусизма – реакционной антибеларуской политики, отрицающей независимость Беларуси от российского великодержавия.

 

Сказалось, конечно, и всеобщее невежество населения относительно истории герба. Ведь в СССР людям вбивалось в голову, что история Беларуси вообще началась только со Сталина.

 

В итоге мы оказались в уникальной ситуации. Все бывшие республики СССР (включая автономии) обрели свои исторические гербы и флаги, не имеющие ничего общего с советской символикой. 14 других республик ввели не только исторические символы, но также свои национальные валюты и национальные названия парламента. А мы сегодня является единственной страной мира, которая не имеет ни исторических символов, ни национального названия валюты (это талер и грош, которые выпускали наши национальные монетные дворы – Брестский и Гродненский), ни национального названия парламента (рада или сойм, а у нас просто «парламент» без его названия). Отказ от всего этого исторического, бесспорно, вызван тем, что оно «СЛИШКОМ ЗАПАДНОЕ» и «СЛИШКОМ ЕВРОПЕЙСКОЕ» в глазах тех, кто ориентируется на Россию.

 

Но, простите, иного исторического национального у нас просто нет. А без этого – и нет никакого фундамента для более-менее прочной государственности.

 

Так вернется ли когда-нибудь «Погоня»? Вот вопрос. Она не нужна там, где вместо Калиновского национальным героем считают его вешателя Муравьева. А особенно не любят Калиновского за сказанные им перед повешением слова «Не народ для власти, а власть для народа». Беларусь – это не географическое название, а идеологический наследник государственности ВКЛ, субъект Западной Цивилизации и четкий набор взаимосвязанных исторических и ментальных понятий, где отсутствие даже одного звена (будь то Калиновский или «Погоня») – означает, что нет никакой Беларуси. А зачем не Беларуси «Погоня»? Как равно зачем собаке лыжи?

 

По большому счету, само понятие «национальная символика» предусматривает существование какой-то НАЦИИ, а вот ее-то – политической нации беларусов – у нас до сих пор нет. А потому и нет нужды у маргиналов в этой атрибутике. Она – лишь НАГРАДА для нации, если таковая в будущем появится. А пока не появится – и не надо трогать святое. Не доросли до него…

Информация