В ГРОБУ КАК В СКАФАНДРЕ

 

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №23, 2013

 

НЛО, палеоконтакт, полтергейст, прочие аномалии – и вампиризм. Возможно, все это связано в одну логическую цепочку.

 

Вампирологи эпохи Просвещения (аббат Августин Кальме, философ Вольтер, главный врач австрийской императрицы Жерар Ван Свитен и др.) подвергали сомнению все сообщения и отчеты о вампиризме, главным образом, из-за того, что считали невозможным, чтобы вампир мог покидать свою могилу и возвращаться в нее.

Сейчас мы знаем, что вампир и не покидает могилы – он, находясь в коме, недвижно лежит в своем гробу, а его жертвам является лишь призрак похороненного родственника. Что, безусловно, кажется не менее поразительным, но уже не столь невозможным.

Однако наука нового времени высветила другой аспект вампиризма – который, действительно, как может показаться, отрицает научную реальность этого феномена. Речь идет о принципиальной возможности коматозника находиться более-менее продолжительное время в замкнутом пространстве гроба.

Главные вопросы в этой проблеме: питание и обмен веществ вампира, особо – кислород и углекислота, потребление воды «из ниоткуда» и ее выделение, удаление лишнего тепла. С научной точки зрения эти процессы в гробу так же невозможны, как у космонавта в сломанном скафандре.

 

ГРОБ – ТОТ ЖЕ СКАФАНДР

 

Первыми «специалистами» в этой необычной теме стали «колдуны» вуду на Гаити, которые отравляли людей тетродотоксином (ядом знаменитой рыбы фугу): они на время парализовали жертву, потом устраивали ее похороны, тайно откапывали «мертвеца», приводили в себя и, внушив человеку, что он стал «зомби», делали его своим рабом на плантациях. Так вот эти «колдуны» обратили внимание: если дать парализованному ядом пролежать в гробу более 12 часов, то он умирает от удушья. Ну а человек, не находящийся в коме, умрет от удушья – надо полагать – в несколько раз быстрее.

Вампир подобен парализованному тетродотоксином: у обоих жизненные процессы крайне замедленные, сердце совершает 1-2 удара в минуту, дыхание практически незаметное. На похоронах «знающие бабки» распознают вампира, сунув ему в гробу руку под спину – там у вампира тепло. Как и у парализованного ядом рыбы фугу. А у настоящего мертвеца должно быть холодно.

Но вот ведь удивительно: вампир не умирает от удушья в своем гробу ни через 12 часов, ни через 12 дней, ни через 12 месяцев, ни порой через 12 лет. Как же такое возможно? Живой – но не умирает…

Что касается науки, то она впервые занялась изучением длительного нахождения живого человека в малом замкнутом пространстве (то есть в гробу) только при проектировании первых скафандров в 1930-е годы. Вот что об этом рассказывал журнал «Наука и жизнь» (статья «Космические скафандры» профессора Г. Ильина, кандидатов технических наук В. Иванова, И. Павлова, №6, 1978):

 

«Кислород, жизненно необходимый человеку, поглощается им из вдыхаемого воздуха и одновременно в процессе дыхания из организма удаляется углекислота. Для этого даже в состоянии покоя человек прокачивает через свои легкие до 450 литров воздуха в час. …В нашем организме практически нет запасов кислорода, поэтому если без пищи человек может прожить месяцы, без воды – до 14 суток, то без кислорода – максимум несколько минут».

 

Как было сказано выше, парализованный от, например, яда рыбы фугу остается живым в гробу до 12 часов. При этом умирает он, возможно, и не от нехватки кислорода (при своей неподвижности), а от избытка углекислоты, которая быстро заполняет нижнюю часть гроба, ибо тяжелее. Как же вампиру удается годами обходиться в гробу без кислорода? Но это еще «сущие мелочи» на фоне других сложностей:

 

«Работу человека в скафандре вне корабля при расчетах обычно оценивают как работу средней тяжести, на которую человек затрачивает мощность в среднем 300 Вт. Этим энергозатратам соответствуют такие показатели жизнедеятельности организма: потребление кислорода – примерно 60 л/час; выделение углекислоты – 48 л/час; выделение влаги – 50-300 г/час (в зависимости от температуры окружающей среды и способа охлаждения тела)».

 

Тут сразу несколько проблем. Даже если каким-то чудесным образом вампир находится в «продуваемом месте», что решает вопрос с недостатком кислорода и избытком углекислоты (фантастически предположим, что «дует через щели в гробу»), то при темпах выделения влаги даже в 10 г/час (что соответствует просто высыханию мертвого тела) – он должен стать мумией за несколько недель.

Кроме влаги, тратящейся при высыхании тела и при дыхании, огромная часть воды уходит на вывод шлаков и прочих продуктов жизнедеятельности в виде пота и мочи. А эта жидкость ядовита для организма.

И еще есть вопрос с температурой. Когда вампира кладут в гроб, напомним, его можно распознать тем, что «под спиной тепло». Но проблема в том, что в замкнутой малой среде (будь то гроб или скафандр) это тепло имеет тенденцию накапливаться:

 

«Необходимые климатические и гигиенические условия в скафандре поддерживает автономная система обеспечения жизнедеятельности – сокращенно АСОЖ, – неотъемлемая часть космического скафандра. Именно АСОЖ должна обеспечить заданное давление в скафандре, газовый состав, удаление продуктов жизнедеятельности, поддержание необходимой влажности и температуры.

Особо сложной оказывается задача сохранения теплового баланса. В связи с малым коэффициентом полезного действия человека – он обычно не превышает 20% – вся развиваемая мощность, все эти средние 300 Вт практически превращаются в тепло».

 

Как выяснили ученые, у человека с массой 70 кг, находящегося в скафандре, температура тела за 1 час повышается более чем на 2 градуса. Конечно, гроб больше скафандра, а коматозник намного меньше тратит энергии, чем космонавт. Но все равно даже если температура гроба повышается лишь в неделю на 1 градус, то через год там должно быть пекло.

Куда девается тепло из гроба вампира – еще одна проблема. О том, как создатели скафандров ее решают, рассказывается в главке статьи «МИКРОКЛИМАТ В СКАФАНДРЕ»:

 

«Наиболее простой способ поддерживать в скафандрах необходимые параметры газовой среды – это непрерывная вентиляция, непрерывная подача в него газовой смеси заданного состава с последующим выбрасыванием ее в окружающую среду. В этой системе сама газовая смесь будет уносить выделенные космонавтом тепло, влагу, углекислоту, вредные примеси. Такая система, как ее называют «открытого типа» обычно применяется на высотных самолетах: здесь можно для вентиляции использовать воздух, взятый из окружающей атмосферы, и только добавлять в него кислород, необходимый для дыхания. Сама система при этом получается очень простой и надежной. Однако для космического скафандра открытые системы слишком расточительны. В космосе, конечно, никакого воздуха нет, и поэтому запасы газов для вентиляции нужно брать с собой в баллонах. А это дополнительные объемы и вес, причем, мягко говоря, немалые.

Тем не менее открытые системы обеспечения жизнедеятельности применялись при первом выходе в космос А. Леонова и при работах вне корабля по программе «Джемини» в США – в этих случаях время работы в скафандре за бортом корабля было невелико и суммарный расход газов получался вполне приемлемым.

В современных космических скафандрах главным образом используют системы регенерационного типа, где циркуляция газа происходит по замкнутому контуру и обновляется не вся газовая среда внутри скафандра, а только те ее компоненты, которые изменяются или расходуются в процессе жизнедеятельности человека. После восстановления в АСОЖ газовая смесь пополняется кислородом и снова используется для дыхания и вентиляции.

Как уже говорилось, при создании микроклимата в скафандре особые заботы разработчикам доставляет тепловой режим. Достаточно сказать, что даже при сравнительно небольшой «теплообменной недостаточности», всего на каких-то 150 ккал/час, у человека с массой 70 кг, находящегося в скафандре, температура тела за 1 час повысится более чем на 2 градуса. А это сопряжено с потерей работоспособности.

Перенос тепла от тела человека к охлаждающему агрегату АСОЖ может осуществляться с использованием как газа (воздуха), так и жидкости. При воздушном охлаждении тепло отбирается у тела главным образом за счет интенсивного потоотделения, а это, конечно, серьезный недостаток. Кроме того, для отвода тепла при интенсивной работе космонавта необходимо прогонять через скафандр весьма большой объем газа, примерно 700-1000 л/мин. Это, в свою очередь, требует вентилятора мощностью в несколько сот ватт, требует больших затрат электроэнергии, а сильный обдув не очень-то приятен для космонавта.

Водяное охлаждение, пожалуй, является единственно возможным методом поддержания приемлемых тепловых условий в скафандре при интенсивной работе космонавта. Чтобы отвести 300-500 ккал/ч тепла, расход воды через костюм водяного охлаждения обычно составляет 1,5-2 л/мин, потребная длина охлаждающих трубок – до 100 метров. Для прокачки воды вполне хватает насоса с мощностью двигателя в несколько ватт. Одновременно с водяным охлаждением нужна и вентиляция – она уносит выделяемую влагу и углекислоту, но, конечно, мощность вентилятора уже во много раз меньше, чем при чисто воздушном охлаждении».

 

Итак, существуют главные потоки обмена в скафандре: тепло, влага, вредные примеси, углекислота, кислород. И существуют две главные системы АСОЖ (автономной системы обеспечения жизнедеятельности) скафандров. Одна замкнутая с регенерацией (частичной или полной), а вторая открытого типа с выбросом в вакуум. Какая же из них технологически более подходит микроклимату гроба («скафандра») вампира?

Как кажется на первый взгляд, у вампира АСОЖ полной регенерации – ведь он лежит в гробу, как в скафандре, изолированный от окружающей среды.

Но! Суть вампира как раз в том и заключается, что он имеет возможность являться своим близким. Зачем? И почему его приходы вызывают болезнь и последующую смерть жертв? Ранее люди невежественно считали, что «вампир пьет кровь жертв». Теперь появилась новая формулировка: «питается их жизненной энергией». А вот если взглянуть на это с точки зрения АСОЖ скафандров, то микроклимат вампира выступает в таком случае вовсе не типом полной регенерации, а как раз «скафандром открытого типа с выбросом в вакуум». Только вместо «выброса в вакуум» при вампиризме происходит выброс тепла, влаги, углекислоты, вредных примесей в среду жертв.

От углекислоты и вредных примесей жертвы чахнут, а выбросы тепла и влаги вызывают так называемые «огненные» и «водяные» полтергейсты в их домах. Это самовозгорания предметов странным «не обжигающим» огнем и истечение жидкости прямо из стен дома.

Одновременно вампир забирает у жертв то, что ему необходимо для своей жизнедеятельности: воду и энергию (видимо, на уровне их некоей информатики, ибо сам является в виде призрака – некоей структуры из сферы информатики вещества).

Таким образом, перед нами в точном технологическом виде скафандр АСОЖ открытого типа!

В статье: «Чтобы отвести 300-500 ккал/ч тепла, расход воды через костюм водяного охлаждения обычно составляет 1,5-2 л/мин, потребная длина охлаждающих трубок – до 100 метров». А ведь Огненный Змей, который вылетает из могилы вампира, тоже похож на какую-то «трубку» как часть скафандра, тянущуюся к дому жертвы.

Если все это сопоставить вместе, то становится не по себе: уж не является ли вампир лицом, находящимся в некоем скафандре? И в таком случае мы имеем дело вовсе не со «сбоем в информатике материи» и тем более не с каким-то «астральным заболеванием». И уж конечно не с «кознями демонов».

 

ВАМПИРИЗМ – СКАФАНДР?

 

Если взглянуть на вампиризм как на некий «скафандр», то феномен предстает как технология, созданная кем-то для кого-то. И, видимо, начинать размышления надо с того, для чего такой «скафандр» вообще нужен.

В рамках фантастики можно предположить, что при правильном управлении со стороны истинного владельца он позволяет выжить в неблагоприятной среде, угрожающей смертью от травм, или при нахождении в замкнутом пространстве (как гроб) очень длительное время. Такой «скафандр» консервирует тело в коме и обеспечивает его питание, отыскивая как источники АСОЖ живые организмы на каком-то расстоянии.

В рамках такого предположения эти «скафандры» принадлежат явно некоей высокоразвитой цивилизации. Вопрос – какой именно? И второй вопрос – как же увидеть сей технологический субъект?

Начнем с пункта 2. Эта вещь явно выше всех наших научных достижений и базируется на уровне информатики материи, невидима. Возможно, она дублируется, подобно «заразной болезни», при каких-то условиях, что создает иногда эпидемии вампиризма. Причем, в таких случаях, может быть, речь идет о том, что сразу группа людей в какой-то местности попала в «сферу влияния» одного такого «скафандра», что и создает впечатление эпидемии. Чаще всего жертвы вампира погибают, реже – тоже становятся вампирами: по этой гипотезе, они становятся частью «скафандра». Что, возможно, означает, что изначально «скафандры» были предназначены для существ, весьма отличающихся от нас.

Такой новый подход к теме заставляет пересмотреть все нынешние представления в вампирологии. Ведь может оказаться, что гипотетический «скафандр» увязан с каким-то местом, где он лежит. А это предположение связано уже с вопросом о том, кто создал эти «потерянные скафандры». Возможно, они остались от живших тут миллионы лет назад других цивилизаций – то ли наших предшественников на Земле, то ли прилетавших сюда инопланетян.

А самое интересное – уфология подтверждает кажущийся нам странным интерес НЛО к нашим кладбищам. (На кладбищах и оказываются вампиры – как находящиеся в таких «скафандрах», согласно этой гипотезе.) Этой теме посвящена, например, книга Михаила Герштейна «Что скрывают уфологи?», где показана связь НЛО с вампиризмом. Возможно, новый взгляд на вампиризм как на «скафандр высшей цивилизации» эту связь оформит в нечто логически сформулированное.

В целом же гипотеза кажется вполне научной не только для фантастики, но и для серьезного научного рассмотрения в рамках поиска внеземных цивилизаций. Согласно ей, источником локального вампиризма является некий рукотворный прибор АСОЖ, а не «вирус» или «сбой в работе Мироздания».

Многочисленные официальные комиссии Австро-Венгрии, занимавшиеся расследованием случаев «массовой истерии от вампиризма» на Балканах, обнаруживали везде следующие повторяющиеся черты общей картины явления:

1. Вампир не пьет кровь жертв, у жертв от него только синюшные засосы на животе, груди, редко шее.

2. Вампиризм сопровождается везде и всегда полтергейстом: движением предметов без того, чтобы кто-то видимый их трогал. Часто специфическими «огненным» и «водяным», и часто наступает вначале один, а потом сменяется другим.

3. Над могилами вампиров по ночам свечение, как «неяркая лампа». Добавим: затем это свечение усиливается, превращаясь в Огненного Змея, который летит к дому жертвы.

4. При вскрытии могилы вампира (похороненного годы, а то и десятилетия назад при нетронутости земли над погребением) его находят вполне живым – как по виду, так и по состоянию тела. Его сердце бьется, в венах течет кровь. Кожа отшелушивается – под ней живая, «как у любого от нас» (что вполне естественно для коматозника). Когда вампира начинают казнить, он порой от боли оживает, мечется и кричит, осыпая всех проклятиями. Убить его можно только как живого – повредив сердце, артерии, перерезав горло (порой вместе с головой). Для верности часто вампира сжигали, а прах топили в реке. Что кажется уже излишним.

5. Самое загадочное: при вскрытии гроба вампира всегда отмечали «странный сладковатый цветочный запах». В моей «Книге вампиров» (М., 1998) я предположил, что запах такого рода должен быть запахом каких-то аминокислот (что, сейчас думаю, не так). Судя по всему, это был запах выделений вампира – жидкости, которая всегда заполняет гроб вампира и в которой он в нем плавает. У некоторых вампиров (например, святого Шарбеля-Харбела) эти выделения христианские священники и паломники нашли «святыми и целебными», разбирали их на свое лечение от всех хворей. Эта жидкость напоминает «скуровицу», некую смесь чего-то вроде крови с какой-то беловатой составной, что при казнях вампиров делегациями Австро-Венгрии зафиксировано официально. Святой Шарбель такими же своими выделениями нетленного тела (очевидно живого) проел несколько цинковых гробов, которые меняли у него монахи, и точно так, как у вампиров, эти выделения засыхали в виде белых кристаллов. С тем отличием, что тут их разбирали восторженные паломники.

Так вот самое странное в этой теме – эта «беловатая субстанция», которая пахнет цветами и которая истекала из разрезанного сердца вампира, которого казнила т.н. белградская депутация из Австро-Венгрии. (Исторические документы, касающиеся этого и других событий, приведены в моей книге и в наших публикациях.) Она же «сукровица святого Шарбеля», которую изучали комиссии Костела и Церкви уже на предмет «святости» и «чуда».

Эта субстанция не только пронизывает все тело вампира, но истекает из него в огромном объеме, как бы «дезинфицируя» все вокруг: убивает всякие вирусы, бактерии, плесень, не говоря про насекомых, паразитов, грызунов. Вампир плавает в этой жидкости, которая настолько едкая, что в прах растворяет его одежду и разъедает цинковый гроб – но в полной жизни сохраняет его тело! Это ли не скафандр?!

Сравним:

Августин Кальме в своем трактате в 1749 году писал о докладе белградской депутации, созданной по распоряжению Карла VI и руководимой герцогом Карлом Александром Виртембергским для вице-короля королевства Сербия («Посланная принцем белградская депутация была составлена наполовину из офицеров и наполовину из гражданских лиц, включая верховного судью королевства. Депутация была отправлена в деревню недалеко от Белграда, где свирепствовал, наводя ужас на жителей, известный вампир, умерший многие годы назад».):

 

«Прибыв на место, мы через две недели обнаружили вампира, дядю пяти племянников и племянниц; к тому времени он уже отправил на тот свет троих из них и еще одного из своих братьев. Он был занят пятой жертвой. Это была его племянница, красивая юная девушка, и он уже два раза пил у нее кровь.

Этой печальной трагедии был положен конец следующим образом.

Поздним вечером мы с уполномоченными и местными жителями отправились на его могилу. <…> Вампир был похоронен около трех лет назад; над его могилой было видно свечение, похожее на свет лампы, но менее яркое.

Могилу вскрыли и обнаружили человека неповрежденного и казавшегося столь же здоровым, как и любой из нас присутствовавших; волосы, ногти, зубы и глаза (последние были полузакрыты) также крепко держались на его теле, как они есть сейчас на нас, живых, и его сердце билось.

Затем его вынули из могилы; его тело не было по-настоящему гибким, но оно было целым и абсолютно неповрежденным; потом чем-то вроде металлической пики, круглой и острой, ему пронзили сердце: оттуда потекла БЕЛОВАТАЯ ЖИДКОСТЬ С КРОВЬЮ (выделено мой — В.Д.), но кровь доминировала в ней, все это не имело никакого дурного (трупного — В.Д.) запаха; после этого ему отрубили голову топором, похожим на те, которыми пользуются на казни в Англии. Из тела потекла та же жидкость с кровью, но более обильно, чем из сердца. В конце концов, его бросили снова в могилу и засыпали негашеной известью, чтобы завершить дело наверняка. С тех пор его племянница, у которой он два раза пил кровь, стала чувствовать себя лучше».

 

В книге «Не подверженные тлению» американки Джоан Кэррол Круз (1977) один из наиболее впечатляющих случаев «нетленных святых» относится к «прекрасно сохраняющемуся и источающему кровь телу» ливанского святого Харбела Макхоуфа. Этот маронитский монах умер 24 декабря 1898 года, через восемь дней после апоплексического удара во время проведения мессы. Во время своей жизни он соблюдал строгую телесную дисциплину: носил власяницу, спал на земле, ел раз в день. По традициям его монастыря в Аннае (Ливан), святой Харбел был похоронен в своей повседневной одежде, без гроба и, конечно, не забальзамированным.

Многие признают, что о нем бы и забыли, если бы не одно необычное явление. В течение 45 ночей после его захоронения (это обычно срок, когда происходит полное разложение тела) вокруг его могилы наблюдалось яркое свечение. Официальные лица монастыря попросили разрешение от руководителей Ордена на эксгумацию тела. Эксгумацию провели три месяца спустя в присутствии толпы жителей близлежащей деревни.

Поскольку накануне проходили долгие и сильные дожди, которые затопили кладбище, святой Харбел (тогда еще не святой, а просто так) был найден плавающим в могиле, полной грязной воды. После того как тело было обмыто и переодето, было замечено, что из пор тела истекает какая-то жидкость. Ее описывали как «смесь пота и крови». Многие верующие считали, что это именно кровь. Истечение этой жидкости продолжалось и усиливалось, и в результате этого пришлось менять одежду два раза в неделю. Части одежды, пропитанные этой жидкостью, распространялись как святые реликвии и считались целебными (!).

И это продолжалось до июля 1927 года, когда тело поместили в деревянный гроб, выложенный цинком и с цинковой крышкой, и там находились заверенные нотариусом свидетельства об этом феномене от самых высших официальных католических лиц.

В течение последующих 23 лет гроб находился в специальном склепе в стене-молебне, поднятый на камнях для того, чтобы уберечь его от влажности.

Чудо святого Харбела вызвало массовое поклонение, потоки паломников стали прибывать в Аннаю, и сегодня это продолжается даже в более массовом масштабе. В феврале 1950 года паломники заметили, что жидкость протекает через стену молебны на пол. Из-за опасения, что может возникнуть ущерб могиле, она была открыта в апреле, и опять было установлено, что тело является гибким и похожим на живое, и на нем не было абсолютно никаких следов разложения.

Как сообщает Круз, «истечение жидкости и крови продолжалось, и окружающие предметы были покрыты ими. Беловатая жидкость истекала в таком количестве, что она, высыхая, образовывала массы белого порошка, который разбирали как реликвию паломники».

После этих известий количество паломников увеличилось до 5 тысяч в день. Его тело исследовалось каждый год, и каждый раз тело плавало в гробу в смеси крови и белой жидкости в три дюйма (около 100 литров). Однако тело уже не показывают публике с 1950 года.

Так что это? Очень похоже на скафандр АСОЖ открытого типа…

Во всяком случае, это единственное разумное объяснение в рамках научной картины мира. Конечно, наши священники и оккультисты трактуют феномен в рамках «непостижимой божественности». Но как объясняли бы скафандр, применявшийся для выхода на Луну в программе «Аполлон» (1969), наши предки даже лишь тысячу лет назад – если бы его увидели?

А если речь идет о разнице с нами не в тысячу лет, а в сотни тысяч лет? Каким тогда будет скафандр древнего путешественника между звездами? И не об этом ли писал Эрих Деникен в «Воспоминаниях о будущем»?..

НЛО, палеоконтакт, полтергейст, прочие аномалии – и вампиризм. Возможно, все это связано в одну логическую цепочку…

 

Информация