БЕЛАРУСЬ И ЛЕТУВА ДЕЛЯТ НАСЛЕДИЕ ВКЛ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №13, 2013

4 мая 2013 года в Минске состоялась публичная дискуссия о том, является ли научной и политической проблемой противоположность в беларуском и летувисском видении истории ВКЛ. О конференции рассказала журналистка газеты «Наша Ніва» Анастасия Хролович в статье «Литовцы всех бьют, а белорусы сидят цивилизованно в галстуках».

 

 

 

Вначале расскажем о самой конференции, а затем выскажем нашу точку зрения по поводу этой дискуссии.

 

ПУБЛИЧНАЯ ДИСКУССИЯ

В целом, это был именно «круглый стол», в котором обе стороны старались «сгладить углы» и найти консенсус. Встречу начал историк Олег Дернович:

«Именно потому, что дискуссии ведутся вокруг этого единого целого [ВКЛ], они такие страстные. Что касается новейшего этапа этой дискуссии, то он имеет т.н. родовую травму. Стартовым пунктом стала публикация книги Миколы Ермаловича, который писал ее в подполье, она циркулировала в подполье в ограниченном кругу беларуской интеллигенции, и только во второй половине 80-х, когда это книжка смогла увидеть свет, она своим появлением нанесла травму литовскому академическому сообществу. И это при том, что многие базовые положения концепции Ермаловича не выдержали испытания временем и мало кто воспринимает ее как адекватную.

Вопрос, было завоевание или не было... Если рассматривать историю ранних государств, то без насилия, без завоеваний они не создавались. Что касается принятия концепции литовской стороной... Я приведу Вам название рецензии господина Гудавичюса, появившейся после выхода книжки Ермаловича: «Слон то слон, а был ли он?» Она свидетельствует о последовавшем выходу книги полемическом запале».

Доктор истории Рустис Камунтавичюс ответил:

«Может, для беларуской стороны это и казалось дискуссией, но я бы сказал, что Ермаловича как серьезного историка в Литве не воспринимали, и рецензия эта довольно жесткая, рецензент серьезно вник в работу Ермаловича, не оставив камня на камне. Впоследствии некоторые так же реагировали на Ермаловича и других беларуских историков, пытавшихся что-то подобное сделать, но те работы чаще всего были неадекватны. Я не знаю, как другие, но я вот так воспринимаю реакцию литовских историков на беларусов, которые что-либо делают в тренде Ермаловича».

Доктор исторических наук Алесь Кравцевич:

«…Независимая беларуская историография может оказывать влияние на массовое сознание, в первую очередь - на образованную часть беларуского общества. Поэтому, благодаря нашим усилиям, образованные беларусы убеждены, что ВКЛ является как беларуским, так и литовским государством. А те, что имеют наиболее радикальные убеждения, считают, что ВКЛ вообще исключительно беларуское государство. Я к таким не принадлежу».

Рустис Камунтавичюс: «Вот с одной стороны были беларусы - с культурой, городами и всем таким, а литовцы обладали милитаристской мощью, и вот мирно происходит их объединение. И в чьих интересах? У литовцев энергия, но культуры нет, они бегают с палками, всех бьют, но в голове у них, значит, ничего, а беларусы сидят цивилизованно в галстуках. И каждый народ видит в другом выгодного партнера.

Может, конечно, я здесь утрирую, но суть такова. Для литовцев это звучит смешно. Об этом, кстати, ни один литовский историк не писал. Как это может быть? Прибегает он с палкой и говорит, мол, возьму твою культуру, язык и будем дружить. Маловероятно, чтобы все происходило так мирно. Не могло обойтись без конфликтов, и они, безусловно, были. Поэтому период Средневековья и образования ВКЛ надо пересматривать и углубленно исследовать, чтобы не было подобного идеализма.

Конечно, было так, что наша элита ассимилировалась с беларусами с самого начала, и затем, в XVI веке началась ассимиляция элиты под влиянием польской культуры - мы теряли элиту, это самый большой минус. Признавать это - дискомфортно».

В ответ Олег Кравцевич напомнил факты: к середине XIII века, когда происходило образование государства, у литовцев не было собственных городов, не было христианской религии, каменного зодчества, они не знали письменности. Он добавил: «Я целенаправленно пытался отыскать в источниках хотя бы один факт нападения литовцев на Гродно, Новогрудок, Волковыск, Слоним. И не нашел. … Ответ на вопрос, чьим государством этнически было ВКЛ: беларуским ли, литовским ли, - вот основная проблема, которая нас разъединяет. Я предлагал следующие тезы. ВКЛ не было этническим государством. В Средневековье государства не строились по этническому принципу. Руководители ВКЛ, паны-рада, те люди, что принимали решения, не стремились служить ни современному литовскому народу, ни современному беларускому».

В дальнейшем дискуссия шла на фоне каких-то взаимных уступок, что в целом определено в словах Олега Кравцевича: «Но очень радует то, что, учитывая реалии беларуского общества, его настроение, наши литовские коллеги вступают в диалог. И считаю, что настолько близким соседям, как исторически, так и географически, не остается другого выхода, кроме как садиться и договариваться о совместном видении нашей совместной истории».

 

ЗАМЕЧАНИЯ ЛЮБИТЕЛЯ ИСТОРИИ

Я не являюсь историком, а лишь член Товарищества любителей беларуской истории имени Вацлава Ластовского (кстати, тоже историка-любителя), поэтому меня несколько задели фразы, высказанные в дискуссии с обеих сторон: дескать, «нечего слушать домыслы историков-любителей типа Ермаловича, надо слушать только таких профессиональных историков, как мы».

Однако часто мало доверия как раз «профессиональным историкам», так как они ангажированы властями и идеологическими органами, а также связаны с учеными кругами ЕС и России корпоративными научными связями, которые заставляют их ориентироваться на иностранные концепции.

Вот и в этой дискуссии научного не очень много. Наука, как известно, начинается с методологии, с определения обсуждаемых терминов, а тут ученые мужи не удосужились уточнить, о чем они вообще говорят.

Олег Кравцевич сказал: «Ответ на вопрос, чьим государством этнически было ВКЛ: беларуским ли, литовским ли, - вот основная проблема, которая нас разъединяет».

Нет, проблема не в этом, а в том, что в период ВКЛ не было никаких «литовцев» и «беларусов», а были жемойты и литвины. Поэтому с точки зрения научной методологии эти странные разговоры велись вокруг вопроса: считать ли ВКЛ государством литвинов или государством жемойтов. Ответ очевиден, так как Великое княжество Литовское в границах этнических земель беларусов-литвинов и Княжество Жемойтское в границах этнических земель летувисов-жемойтов - это разные княжества. А именовать Жмудь «Литвой» - это фальсифицировать историю.

Представим на минуту, что Сталин не отдал бы Виленщину Республике Летува. Та себя в 1920-1939 годах позиционирует как «Литва», а на деле точно совпадает по границам вовсе не с ВКЛ, а с Княжеством Жемойтским (в составе Российской империи - Княжеством Самогитским). Никаких оснований именоваться «Литвой» у государства жемойтов в границах 1920-1939 годов не было. Но присвоили себе наше название, наш герб «Погоня» (у Жмуди исконный герб «Медведь»), переименовали жемойтов в «литовцев», а жмудский язык, о русификации которого говорил еще в 1864 г. Муравьев, - в некий «литовский язык».

Вместо того чтобы обсуждать содержание научных терминов, наши историки пошли на поводу фальсифицированной научной методологии летувисов, считая все жемойтское «литовским». Ясно, что с таким подходом мы сами дарим соседу именно нашу историю. Достаточно вспомнить тот факт, что даже в составе уже Российской империи Летува в границах 1920-1939 годов не именовалась «Литвой», а вот земли литвинов-беларусов были разделены перед войной 1812 года на две губернии: «Белорусскую» (Восточная Беларусь) и «Литовскую» (Западная Беларусь). Историческая Литва - Истинная Литва в узком смысле - почти полностью совпадает в границах с этой Литовской губернией: Гродненщина, Минщина, Брестщина, Белосточчина и Виленщина.

И даже тот факт, что Сталин в 1939 году передал Виленщину жемойтам, - не дает оснований Жмуди именовать себя «Литвой». Точно так Белосточчину Сталин отдал полякам, но это не делает Польшу «Литвой» или «Беларусью». Тем более что жемойтов («литовцев» в нынешнем понимании) тогда в Вильно жило лишь около 2,5% - то есть этнически территория Виленщины была абсолютно чужеродна населению Республики Летува.

Я могу привести еще тысячи неоспоримых доказательств того, что Литва - это не жемойтское, а наших предков. Но есть маленькое летувисское «но», которое все это перевешивает и действительно дает право летувисам на наследие Литвы. Не потому, что они были «литовцами» вместо нас, литвинов, в ВКЛ. А потому, что мы перестали быть литвинами. Ведь Литва и литвины - это часть Западной Цивилизации, это Магдебургия и протестантизм, это Реформация и Золотой век ВКЛ. Все это литвинское было растоптано нашествиями с Востока и последующей московизацией, а остатки былого сохранила только Жемойтия - наша бывшая туземная колония.

Поэтому если подходить к вопросу о сохранении наследия ВКЛ, то, безусловно, это наследие на порядки больше сохранено в Летуве-Жемойтии, чем у нас. И в этом аспекте сегодня наш сосед куда больше имеет в себе от ВКЛ, чем мы.

 

ЧТО ТАКОЕ ИСТОРИЯ?

Эта дискуссия историков заставила задуматься о главном все-таки вопросе: а что такое вообще история?

Вот Олег Кравцевич говорит: «ВКЛ не было этническим государством. В Средневековье государства не строились по этническому принципу. Руководители ВКЛ, паны-рада, те люди, что принимали решения, не стремились служить ни современному литовскому народу, ни современному беларускому».

Во-первых, это похоже на концепт западнорусистов, которые придумали, что у нас шляхта была литвинской прозападной, а крестьяне якобы русскими промосковскими. О том, что франкоязычное дворянство в России тоже якобы было иного этноса, чем их крепостные, эти умники не говорят. Наоборот, они дворян России считают «воплощением русскости».

Во-вторых, а чем руководители ВКЛ отличаются от руководителей Северо-Западного края или БССР - да так, что они «этносу не принадлежат»? Разве вешатель Муравьев «стремился служить современному литовскому народу» и «современному беларускому»? Это же смешно! И разве секретари ЦК компартий Литовской и Белорусской ССР служили нашим народам? Чем они вдруг «лучше» правителей ВКЛ, что зачисляются в наши этносы?

Правители ВКЛ как раз не вешали массово свой народ, не расстреливали, не ссылали в концлагеря ГУЛАГа. Или Олег Кравцевич может привести примеры существования концлагерей в ВКЛ? Так зачем тогда отчуждать власть от этноса?

Мало того, у нас со времен российской оккупации власть до сих пор еще меньше имеет общего с «чаяниями народа», чем в эпоху ВКЛ. Тогда, напомню историкам, никаких «слуг народа» в лице класса чиновников у нас не было, а народ сам собой управлял, обладая Магдебургским правом всех наших городов и поветов. Люди сами выбирали себе все три ветви местной исполнительной власти: исполнительную, законодательную, судебную и местную полицию. Поэтому в ВКЛ правил все-таки НАРОД, а не некие «паны», которые «вне нашей этничности».

Кстати, наша Магдебургия и шляхетский республиканизм - это лишь продолжение наших исконных западноевропейских традиций муниципальной демократии со времен рады еще Полоцкого государства, которое одно время было Республикой, а в ВКЛ полочане выгоняли не понравившегося князя с позором (например, сына Ольгерда Свидригайло). Так что решения принимал народ ВКЛ-Беларуси, а вот лишен был этого векового права только с вхождением в состав России, которая насадила у нас свою пресловутую ордынскую «вертикаль власти» - феномен не только не литовский, но и равно не русский, а чисто москово-ордынский.

Но обсудить я хотел не это, а слова Олега Кравцевича в аспекте связи ВКЛ с нами: «Руководители ВКЛ… не стремились служить ни современному литовскому народу, ни современному беларускому».

Понятно, что историк говорит не о наших современных народах, а об их предках. Но опять проблема в том, что мы пытаемся оценить прошлое с точки зрения как раз наших современных народов. Это снова глубочайшая ошибка.

Во-первых, надо сразу оставить суждение, что этничность определяется «служением народу». Хорошо, руководители ВКЛ, предположим, не служили народу, так как вообще-то была эпоха феодализма, в которой правители не называли себя «слугами народа», как лицемерят сегодня. Они по умолчанию были Великими князьями Литовскими или Русскими - то есть ВОЖДЯМИ ПО КРОВИ. Но, возможно, сии титулы иных обязывали больше заботиться о своих подданных, чем «слуг народа» в ХХ веке.

И, во-вторых, это в какой же мере какой-то крестьянин якобы более Великого князя Литовского и Русского «служил своему народу»? Чем «служил»?

С таким подходом получается, что в феодализме вообще никто не мог служить своему народу: мол, паны эгоисты, а забитые безграмотные крестьяне им служат. Чтобы поставить точку в этой нелепой дискуссии, напомню, что были Переписи Войска ВКЛ 1528 и 1567 годов, в которых переписана поименно шляхта, которая должна при мобилизации пойти воевать и выставить своих крестьян. Воевать за Отечество - это разве не служить народу? И нынешние Вооруженные Силы РБ разве не служат своему народу? Так в чем разница?

А вся разница в том, что понимается под словом «народ».

У нас сейчас на глазах появился после распада СССР совершенно новый народ, который нельзя отнести ни к беларусам в традиционных представлениях наших историков, ни к ретроспективным литвинам. Они - люди 15-18 лет - вообще непонятно кто. Не знают и знать не хотят ничего из даже недавней нашей истории, не знают, кто такой Ленин, Штирлиц, Сталин, Маркс, Троцкий, Горбачев, Ельцин. Им это до лампочки, как и непонятная им какая-то война с Гитлером, прочие «заморочки». А раз знать не хотят - и детей им подобных воспитают. Их сознание и время жизни занято иной культурой: компьютерные игры, интернет, глобализм, английский язык, прочие реалии дня, смартфоны и скайпы, а по сути они, дети капитализма, часть глобальной Западной Цивилизации. Бытие определяет сознание: как в бытие СССР не было места памяти о ВКЛ, так у нового поколения нет места для того, что вбито СССР в голову наших старших поколений.

А что в голове бывших советских граждан? Все мировоззрение водит хоровод вокруг главных тем, как вокруг елки на Новый Год (что мусолится на ТВ и в газетах как нечто постоянное): Ленин, Сталин, Горбачев, Брежнев, СССР, Российская империя, Перестройка, Гулаг, Великая Победа, холодная война, Афганистан, славяне, пионерия и комсомол, колхоз и прочее, что новому поколению НЕ НАДО ДЛЯ ЖИЗНИ. Потому это все им и не интересно.

У нас на глазах происходит смена эпох - смена мировоззренческого содержания понятия «беларуский народ». Приходит поколение, которому наше старое не интересно, а позиции системы представлений о мире заняты совершенно иным контентом. Потому что наш старый контент отмер в новых условиях существования народа. Причем беларусы 100 лет назад в не меньшей мере отличались от нынешних «совковых».

И мы приходим к выводу, что энциклопедическое и официозное историческое определение этноса беларусов (литвинов до XIX века), то есть этноса, который существует с середины XIII века, - это УСЛОВНОСТЬ. Этнос прослеживается только как смена поколений от родителей к детям. А вот система мировоззрений менялась кардинально много раз. Люди вроде бы нашего этноса жили в 1550 году в ВКЛ. Да вот в голове у них были совсем иные представления.

XVI веке литвины переходили с литвинского западнобалтского на старобеларуский - волынский диалект русинского языка с нашим западнобалтским субстратом.

XIX века), а русины ВКЛ - это на самом деле не украинцы-малороссы, а русские России. Хотя россияне именно это утверждают, так как русинский язык считают именно русским и российским. Спор о наследии Руси совершенно аналогичен спору о наследии Литвы - так как история была искажена в обоих случаях общим субъектом - царизмом. По его представлениям (и потом советским) карта ВКЛ должна выглядеть так: на юге ВКЛ Малороссия, в центре Белоруссия, а на северо-западе вместо на картах той эпохи «Самогития» должно значиться «Литва». Так хотелось бы российскому великодержавию.

Информация