ЯЗЫК ПОМОРОВ

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №9, 2012

К т.н. «восточнославянским языкам» относят три языка: русский, украинский и беларуский. При этом в России считают, что русский язык - это как бы «самый чистый язык Древней Руси», а украинский и беларуский «испорчены польским влиянием». На самом деле известны еще два восточнославянских языка: русинский (Карпатской Руси) и поморский (язык Новгородской Руси).

Последний интересен тем, что он никак не может быть «загажен» польским влиянием и вроде бы «наиболее близок языку Древней Руси». Тем более что россияне именно из Новгорода выводят свою российскую государственность (об этом заявлял президент России Медведев, а также 21 сентября 2009 года на торжественном приеме по случаю 1150-летия Великого Новгорода в Новгородской филармонии Патриарх Московский и всея Руси Кирилл).

Итак, вот кое-что о языке русских северян, которых принято считать «древними славянами» (Нестор в ПВЛ их, например, называл «словенами»). Посмотрим, что это за «славяне».

«СТРАННЫЙ» ЯЗЫК

Вначале о самих поморах. Рассказывает краеведческий сайт:

«Летописи говорят о том, что славяне постепенно осваивали земли Заволочья, аборигенами которых изначально являлись финно-угорские племена (саамы, вепсы, карела, ямь и пр.). Поскольку финны на Севере Руси были аборигенами, а славяне - пришельцами, то последние подверглись значительному влиянию того народа, в чью страну они пришли. Сведений о массовых переселениях славянских племен нет».

Прерву цитату. Если нет сведений о переселении славян - то зачем об этом недоказанном говорить? Далее:

«Именно в это время и появляется этноним «поморы». Поморы действительно были потомками первых древнеславянских переселенцев, но в то же время они были и потомками угро-финнов. Рожденные от смешанных браков, впитавшие в себя черты двух антропологических ветвей и воспитанные на самобытной местной культуре, поморы не знали другой родины кроме Поморья. Что касается языков, то угорская ветвь народа говорила на венгерском, вогульском и остякском языках. Финно-пермская ветвь на удмуртском и коми, марийском и мордовском, а так же на карельском, эстонском и суоми языках. Впоследствии аборигенные языки, в силу закрепления русского в качестве официального государственного языка, фактически не сохранились и наличествуют лишь в топонимике древних названий населенных пунктов и гидронимах. Михайло Ломоносов пишет про своих земляков в своей «Древней российской истории…»: «Древность тамошней чуди доказывают и поныне живущие по Двине чудского рода остатки, которые через сообщение с новогородцами природный свой язык позабыли».

К словам Ломоносова добавлю, что точно так и русские вокруг Москвы являются потомками финно-угров, в том числе бесследно исчезли из-за славянизации языки народов муромы и мещеры, как поголовно славянизирован и народ мокша (Moksa), давший название столице России и породивший термин «москали».

А вот очерк Ивана Мосеева «Поморска говоря»:

«Поморска говоря является основным носителем исторического этнического сознания поморов, в ней находят свое отражение глубокие культурные традиции и непростая история коренного населения Поморья. Говоря относится к группе восточнославянских языков, возникших в 11-12 вв на древнерусской лингвистической основе.

Поморский язык не должен исчезать хотя бы потому, что он несомненно старше так называемого “литературного” русского языка. Говоря - это язык старообрядцев поморского толка и соловецких монахов, язык ремесленников и промышленников, сказочников и первопроходцев Сибири и Арктики.

Поморска говоря - это язык древних былин, песен и сказок, язык празднеств и быта нашего поморского народа: онежан, мезенцев, пинежан, каргопольцев, шенкурян и всех наших земляков, не забывших свои родовые корни. И пока есть люди, знающие, что именно они являются хозяевами своей земли и сознательно называющие себя поморами, этот язык будет нужен».

Автор описывает основные фонетические, морфологические и синтаксические нормы и особенности поморского языка, из которых я приведу некоторые:

2. Полное оканье: звуки а, о после твердых согласных отчетливо различаются во всех безударных слогах. [Финская черта. - В.Д.]

11. Сочетание -тс- (-тьс-) заменяется на -цц-: (разъехацце, обратицце, разобрацце...); сочетание -дс- звучит как -ць-: (гороцькой, вологоцькой, парохоцькой...); звуки ч, ц свободно переходят друг в друга (черква, цяй, улича, цёрной, цереп…), либо не различаются и трансформируются в мягкое - ць-: (улоцька, коцька, пець...). [Похоже на беларускую мову. - В.Д.]

12. Окончание -ов звучит как -офф: (здорофф, напекци пирогофф...). [Похоже на немецкий язык. - В.Д.]

14. Тональность и мелодика речи радикально отличаются от российских разговорных норм языка:

- тон в повествовательных предложениях резко повышается к концу предложения: (Де`вки-то по я`годы пошли` );

- тон в распространенном повествовательном предложении понижается в первой части и повышается во второй части предложения: (Серё`дка но`чи пробуди`лссеЇ, а в и`збы-то воро`та на`стежь п`олы);

- вопросительные предложения содержат постпозитивную частицу, на которую приходится повышение тона: (Ты ко`йдысь пойдё`шь-то?Вы`йдешь ли? Пойдё`шь ли, нет ли? );

- для усиления логического смыслового ударения постоянно используются постпозитивные частицы: (Мы-то бы`ли на реки`, мы были на реки`-то, мы были-от на реки`...).[Финская черта. - В.Д.]

20. Существительные имеют окончания -ам, -ами, -ама, -ома в творительном падеже множественного числа: (с мужика`ма, обе`има рука`ма, за веника`ма...).

30. Для выражения чувства, или побуждения говорящего, характерно употребление особых слов, в том числе, присущих только поморскому языку междометий и междометных фразеологических устойчивых словосочетаний:

- А`нде! - выражение боли, неприятных ощущений: (Анде, как больно! Анде, как жгёт!);

- На`-ко! - выражение удивления: (На-ко, сколь ма`хонна тура`цька!);

- Доро`дно! - выражение удовлетворения, пресыщенности: (Доро`дно, изли`ху-то не лей! Доро`дно, быва`т!);

- Ужа`-ты! - выражение необходимости срочно прекратить действие: (Ужа-ты, не скаци`, как дику`ша-то! Ужа-ты, помолци`!);

- О`хти-мне`циньки! - выражение общей усталости, недомогания: (О`хти-мне`циньки, смертно` спать хоцю`);

- Па! - вводное слово, типа - Эй! - употребляемое для привлечения к себе внимания: (Па! Ко`йдысь похо`дите?);

- Ле`шшой! - выражение досады и злости: (Лешшой, принесло-то ево!);

- На`пусты ле`сы! - выражение разочарования: (Нема` рыбы-то, напусты лесы!);

- На`-ко, ле`шшой! - выражение одновременно досады и удивления: (На-ко, лешшой, каки робя`ты-то наянова`ты!);

- На вели`ку си`лу! - устойчивое фразеологическое словосочетание, означающее действие, производимое с большим трудом или неохотой: (На велику силу взели ево с собою-то...);

- Смехо`м зовё`шь! - устойчивое фразеологическое словосочетание, означающее недовольство чьим-либо легкомысленным поведением или высказываниями: (Ты пошто смехом-то зовёшь? Оне всё смехом зовут, им смешно кажет...).

34. При сочетании имен в форме родительного падежа, в значении сказуемого есть и было, употребляются безличные предложения: (Тамо-ка было ягод. У ей есть денег-то...). [Это типичнейшая финская черта (в том числе и русского языка), т.к. в финских языках нет глагола «иметь», его заменяет конструкция с «быть», типа: «у меня есть деньги», а по-индоевропейски «я имею деньги». - В.Д.]

38. Повторяющиеся союзы да, ли находятся после соединяемых этими союзами членов предложения: (есть ли, нет ли у ей, он да она, да...). Широко распространены постпозитивные частицы -то, -от, -те, -ту, -ко, -ка, -ся, -сь и др: ( Сейгод-то, тоттамгод-от, на дорогу-ту...). [Это типичнейшая финская черта. В мордовском языке, например, частица -ка выражает отношение мягкой вежливой просьбы: «пойдем-ка». Во всех других славянских языках, кроме поморского и русского, этих финских частиц нет.- В.Д.]

Женщину на всей территории Поморья называют жонкой (слово баба, в отличие от России, употребляется только в значении пожилой, старой женщины, бабушки). [Похоже на беларускую мову. - В.Д.]

В поморской говоре отсутствуют причинные местоименные наречия: почему, потому, поэтому и образуемые ими пары типа "вопрос-ответ", характерные для русского языка: "почему?-потому", "почему?-поэтому"; вместо них существует лишь одно, не имеющее пары, местоименное причинное вопросительное наречие пошто? Таким образом, нельзя на вопрос пошто? отвечать, по аналогии с русским языком, словом "пото" (такого слова в говоре не существует) или, например, словом потому. Вместо них для ответа на вопрос "пошто?" в поморской говоре используются, как правило, различные вводные слова:

(- Ты пошто не скинывашь мокру-то рубаху? - Дак, быват, и так дородно. Быват, не порато мокра рубаха-то).

Пример текста на поморском языке (начало сказки):

«Во досюлишны-от веки, во которы-то давношни леты, унёсло во пылко морьско голомё коць с кулояна. Било морё их цетвёры воды, а на петой-от день тиха пала, погодьё. Омалталиссе кулояна, гленули - тако лосо на мори, вода кротка, одаль каменна луда, а серёдка луды трои полохола сидят - шолнцё, ветёр да мороз. Меж има котора идет: которой из их большак на мори?»

ОТКУДА В ПОМОРЬЕ ПОЛЯКИ?

Многие в России объясняют отличия беларуского и украинского языков от русского тем, что наши языки якобы подверглись полонизации. Например, москвичка Татьяна Миронова, член-корреспондент Международной Славянской академии наук, доктор филологических наук, опубликовала в украинском издании «Новый Регион» статью с сенсационным названием «Русские, украинцы и белорусы являются единым народом». Она пишет:

«Украинцам и белорусам изготовили собственные литературные языки - украинский и белорусский, которые подражали польским литературным моделям, хотя в ту пору малорусское и белорусское наречия русского языка, именно так они именуются в словаре В. И. Даля, отличались от русского литературного языка, как диалекты Смоленщины или Вологодчины, и языковеды по сию пору не находят на картах четких границ между говорами русских, белорусских и украинских народов. Народная языковая стихия доказывает их родство, однако ж украинский литературный язык, напротив, стремится отсечь украинцев от русского корня. Исследования выдающегося слависта академика Н.И. Толстого убедительно доказывают, что литературный украинский - искусственное новообразование, на треть состоит из германизмов, немецких слов, на треть - из полонизмов, слов польского языка, и на треть - из варваризмов, наречия поселян Украины».

Хорошо, а чем тогда объяснить отличия языка поморов от русского языка и якобы «русского корня»? Тоже полонизацией?

Но откуда в Поморье поляки? И откуда поляки в селах под Смоленском или Шкловом?

И являются ли поморы единым народом с русскими, раз их язык так отличается от русского, но древнее его?

Так вот всеобщее заблуждение в том, что русским языком в РФ принято считать язык книг Древней Руси. Но это был вовсе не «русский язык», а церковнославянский, он же солунский диалект болгарского языка, вымерший в 11 веке. А вот народ Московии говорил вовсе не на болгарском языке, а на его смеси со своим финским субстратом, и эта смесь ничем не отличалась от поморского языка. Фактически поморский язык - это и есть русский разговорный язык.

Русский и поморский языки основаны на финно-угорском субстрате, беларуский и мазурский - на западнобалтском, украинский, ляшский и русинский - на сарматском (индоиранском). Вот почему они разные. Они никогда не были в прошлом «единым древнерусским языком» - то есть солунским диалектом болгарского языка. На этом балканском языке провинции Македонии население «Древней Руси» никогда не говорило - что доказывает пример поморского языка - хотя и имело при этом книги на этом языке (то есть церковнославянском, ошибочно именуемом «древнерусским»).

В 18-19 веках в России стали создавать русский литературный язык, который должен был устранить пропасть между канцелярским-религиозным языком (церковнославянским) и разговорным (аналогом поморского языка в Московии). Так был искусственно создан русский литературный язык, который, что понятно, уже изначально в своих нормах отличался от всех других восточнославянских языков. А вовсе не является языком ни Новгородской Руси (то есть поморским), ни книг Древней Руси (церковнославянским, он же диалект болгарского языка). Он - смесь этих двух, причем смесь кабинетная, рожденная искусственным путем. Ясно, что русский литературный язык как юное изобретение никак не может претендовать на роль «эталона» для своих соседей.

Но Татьяна Миронова все ставит с ног на голову. По своему невежеству, да еще крайне воинственному шовинистическому, она (как и почти все русские) не знает, что все другие восточнославянские литературные языки (украинский, русинский, беларуский и поморский) основаны как раз на основе своих местных РАЗГОВОРНЫХ ФОРМ. И только один русский язык - это кабинетная выдумка, которая к местному разговорному языку никакого отношения не имела. А вместо этого навязывала писать так, как никто не говорит. Вот почему и трудно учить русский язык: в нем пишется одно, произносится фонетически совсем другое, а русские селяне при этом говорят вообще на своем ином языке - весьма близком к поморскому (вспомните, например, народный язык номеров покойного юмориста и губернатора Евдокимова из Красноярска, особенность поморского языка №20: с мужика`ма, обе`има рука`ма, за веника`ма...). То есть нынешний русский язык - это не живой язык народа, а химера академиков, эдакий эсперанто.

Почему русские поморы, жители Торжка и Мурома, Красноярского края и русских сел вокруг Байкала говорят по-другому, «не по-русски»? Да поляки виноваты, они их полонизировали…

 

Информация