МИФ О «ПОГИБШЕМ КАЖДОМ ТРЕТЬЕМ БЕЛАРУСЕ»

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №18 и №21, 2012

ЧАСТЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ:

«Сегодня, 3 июля, братский народ, братская Республика Беларусь празднует национальный праздник - День независимости, День Республики. Мы искренно поздравляем наших братьев с этим национальным праздником.

Единственное государство из бывших республик Советского Союза, которое отождествляет День независимости не с днём освобождения от якобы советской оккупации, и не с днём суверенитета от Советского Союза, и не с днём выхода из состава СССР, а с днём освобождения Минска от фашистских оккупантов. Именно в этот день в 1944 году в ходе знаменитой операции "Багратион" был освобождён Минск, а затем и вся Белоруссия.

Белорусский народ заплатил немыслимые жертвы за эту победу, каждый третий белорус погиб, сражаясь в рядах Красной Армии, партизанских отрядов или подполья, погиб в ходе тех карательных операций, которые проводили оккупанты на временно оккупированной территории».

Из выступления 3 июля 2012 г. на заседании Государственной Думы РФ от имени фракции КПРФ, депутат А.Е. Локоть.

*     *     *

Сколько беларусов погибло в войну? Как ни странно, этого никто не знает даже сегодня. Ученые продолжают спорить, а политиканы занимаются спекуляциями.

Депутат от КПРФ Анатолий Евгеньевич Локоть заявил, что его фамилия не склоняется, на что Жириновский ответил, что по правилам русского языка вполне склоняется и правильно говорить «из выступления Локтя». В принципе, не имеет значения - «из выступления Локоть» или «из выступления Локтя», существенно лишь то, что его заявления о каждом третьем погибшем беларусе высосаны из пальца.

Это измышления. Меня удивляет, зачем этот «друг беларусов» раздувает наши потери до фантастического уровня? Если говорить о потерях среди народов БССР, то больше всего пострадали евреи, а не беларусы. В Западной Беларуси, например, погибло 99,9% евреев. Почему о них не вспоминает коммунист? Может быть, потому, что просто не считает евреев своим «братским народом»?

Издающийся в России еврейский журнал «Лехаим» писал в ноябре 2006 года:

«Война стала Катастрофой белорусского еврейства. В 1941-1945 годах здесь погибло 983 тыс. евреев, в том числе 85 тыс. иностранных евреев. На территории 207 населенных пунктов было создано 220 гетто. Большая часть узников Минского, Полоцкого и других гетто и евреи стран Европы были уничтожены в Тростянецком лагере смерти».

Евгений Розенблат и Ирина Еленская в журнале "Диаспоры" (2002, №4, с. 27-52) опубликовали статью «Динамика численности и расселения белорусских евреев в XX веке». В ней они, в частности, писали:

«…Нападение нацистской Германии на Советский Союз и годы немецко-фашистской оккупации имели самые трагические последствия для еврейского населения. Эвакуация проводилась в спешке. Стремительное наступление противника помешало провести мобилизацию и эвакуацию в западных областях. Точные данные о том, сколько евреев успело покинуть республику до того, как ее оккупировали нацисты, отсутствуют.

…До сих пор вопрос о количестве жертв Холокоста в Белоруссии остается одним из самых сложных и дискуссионных. Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников не занималась специальным выяснением вопроса о национальном составе жертв нацизма. По официальному заключению комиссии, на территории республики за годы оккупации погибло 1.409.225 мирных граждан и 810.091 военнопленных.

…По подсчетам Э. Г. Иоффе, на территории Беларуси, с учетом областей, входивших в состав БССР накануне войны (т.е. включая Белостокскую область), за годы Великой Отечественной войны погибло 946 тысяч евреев, из них 898 тысяч непосредственно в результате "окончательного решения еврейского вопроса" и 48 тысяч - на фронтах (Iофе Э. Колькi ж яэрэяу загiнула на беларускай зямлi у 1941-1945 гг. // Беларускi гiстарычны часопiс. Мiнск, 1997. №4. С. 49-52.).

Р. Хилберг оценивает потери в 1 миллион человек (такая же цифра фигурирует в Энциклопедии Холокоста) (Hilberg R. The Destruction of the European Jews. Revised and Definitive Edition. N.Y.-L., Holmes and Meier, 1985. P. 767; Encyclopaedia of the Holocaust. Ed. by I. Gutman. Jerusalem, 1990. V. 1-4.).

Последние исследования показали, что только на территории западных областей было уничтожено от 528 до 569 тысячи евреев (Розенблат Е. С. Нацистская политика геноцида в отношении еврейского населения на территории западных областей Беларуси. 1941-1944 гг. Дисс. канд. истор. наук. Минск, 1999. С. 106.).

…По данным на 1944-1945 годы, в Бресте оказалось всего 186 евреев (0,45% горожан), в то время как накануне войны здесь их насчитывалось до 25 тысяч (около 40% жителей города). В Брестской области после освобождения было зарегистрировано только 344 еврея, что составляло 0,075% жителей области. Таким образом, в результате Холокоста произошла необратимая смена этнического состава городов и местечек».

В целом потери евреев в Беларуси составляют до 1 миллиона человек. Но это, подчеркиваю, вовсе не беларусы. Причислять их к потерям беларусов и на этом основании наваривать некий «политический капитал» - это кощунство по отношению к еврейскому народу и минимум неуважение к беларускому.

СПОРЫ СПЕЦИАЛИСТОВ

Поисковое общественное объединение «Война-1945», образованное в 2007 году, поместило на своем сайте собственное исследование этого вопроса. В разделе «Людские потери Беларуси в войне» сообщается:

«Разные авторы не только в нашей стране, но и за рубежом, анализируя данные о людских потерях БССР в 1941-1945 годах, приходили к совершенно различным выводам. Назывались новые цифры - как очень низкие, так и очень высокие: например, 750 тыс. (Ю. Туронок) или более 3 млн. (Э. Иоффе). И вряд ли можно сейчас с абсолютной точностью сказать, сколько жителей Беларуси погибло или навсегда покинуло страну во время Великой Отечественной войны.

…Казалось бы, что может быть проще: взял результаты довоенной и послевоенной переписей населения, сверил результаты - и вот она, цифра людских потерь БССР. Однако границы и областное деление БССР с 1939 по 1944 год неоднократно менялись. На 1 января 1941 года общая площадь республики составляла 225,7 тыс. кв. км, а население - 10 млн. 454 тыс. 900 человек. Областей было десять, включая Белостокскую и Вилейскую. В 1944 году семнадцать районов Белостокской и три района Брестской областей были переданы Польше, и, заметим на будущее, количество жертв немецко-фашистского геноцида в этих районах с более чем миллионным населением никогда не включалось в общую статистику по БССР. Были образованы новые области - Бобруйская, Гродненская и Полоцкая. Вилейская оказалась переименована в Молодечненскую, а часть ее территории передана Полоцкой области. Все это чрезвычайно усложняет калькуляцию.

В 1945 году население БССР насчитывало 6 млн. 264 тыс. 800 человек. В республике не хватало почти 3 млн. жителей. Казалось бы, эта цифра сама по себе красноречиво доказывает, что оккупация имела катастрофические последствия для населения БССР. Однако живущий в Польше исследователь Юрий Туронок, наоборот, попытался на основании этих данных убедить общественность, что белорусы, дескать, пострадали от нацистов и их пособников значительно меньше, чем принято считать. Свои выводы он изложил в статье «Кожны чацьверты» і Курапаты» (1989) и книге «Беларусь пад нямецкай акупацыяй» (1993).

Логика Ю. Туронка такова: по официальным советским данным, летом 1941 года в советский тыл из БССР (в основном из восточных областей, за исключением Минской) было эвакуировано около 1,5 млн. человек, мобилизовано в Красную Армию более 500 тыс., жертвами немецко-фашистского геноцида стали 1,4 млн., вывезены в Германию - 378 тыс., мобилизованы в Красную Армию в 1944 году - более 600 тыс., выведены через «Витебские ворота» в советский тыл летом 1942 года - 35 тыс. Итого: более 4 млн. 422 тыс. человек. Эту цифру Ю. Туронок сопоставил с уже известной нам разницей в 3 млн. между количеством населения БССР в 1941 и 1945 годах. Полученное несовпадение (без малого 1,5 млн. человек!) он попытался объяснить тем, что данные о жертвах немецко-фашистского геноцида якобы завышены почти вдвое.

Даже поверхностный разбор аргументации Ю. Туронка показывает, что его доводы, мягко говоря, основаны на неверных предпосылках. Почему-то он очень бережно отнесся к официальным послевоенным данным о количестве эвакуированных в советский тыл и мобилизованных в Красную Армию в 1941 году, считая, что они точны. Между тем в 1941 году все население Гомельской, Могилевской, Полесской и Витебской областей, из которых в основном и производилась эвакуация гражданского населения и мобилизация призывников, составляло около 4,3 млн. Если бы из них выехали 1,5 млн. человек да еще полмиллиона призывников, то города в этих регионах (ведь сельчан никто массово не эвакуировал!), буквально обезлюдели бы. В таком случае автор «Беларусі пад нямецкай акупацыяй» должен был как-то прокомментировать этот факт. Сведения о полутора миллионах эвакуированных жителей БССР, кочующие из энциклопедии в энциклопедию, просто сфальсифицированы после войны, чтобы хоть как-то заретушировать масштабы катастрофы 1941 года. Причем, как доказал на основании архивных данных доктор исторических наук Эмануил Иоффе, они преувеличены, как минимум, в три раза. Несколько завышена, видимо, и цифра в 500 тыс. призывников, якобы пополнивших Красную Армию на территории БССР в начале войны. Все ли из них в страшные дни июня - июля 1941 года успели прибыть на сборные пункты или в расположение воинских частей?

Данные ЧГК о том, что на территории БССР погибли 1 млн. 409 тыс. 225 мирных граждан, конечно, не могут быть признаны окончательными для исчисления общих потерь Беларуси в войне. Во-первых, как мы видели, они были занижены. Во-вторых, в эту цифру не вошли жители Беларуси, погибшие на фронтах, в партизанских отрядах, в немецком рабстве и плену.

Часто встречается мнение (окрашенное в довольно недоброжелательные тона), что версия о «каждом четвертом» погибшем жителе Беларуси возникла на основании неправильно понятых партийными идеологами итоговых данных ЧГК: сложили, мол, количество мирных граждан и военнопленных, вот и получилось 2,2 млн. - «каждый четвертый». Но это не так. Ведь еще в феврале 1955 года председатель Совета Министров БССР К. Т. Мазуров, выступая на сессии Верховного Совета республики, обозначил количество погибших жителей БССР как полтора миллиона, то есть почти в полном соответствии с данными ЧГК. Значит, республиканское руководство не собиралось использовать эти цифры для каких-то пропагандистских фальсификаций. Как сообщил нам А. А. Раков (с 1963 года возглавлявший отдел населения и трудовых ресурсов НИЭМП при Госплане БССР), строительству Хатынского мемориала, открытого в 1969 году, предшествовала достаточно серьезная подготовка. В том числе по заданию П.М. Машерова подсчитывались демографические потери Беларуси в результате Великой Отечественной войны. Хотя нам неизвестны точные результаты этих подсчетов, но кажется, что версия о «каждом четвертом» основывалась именно на них.

В последнее десятилетие тема людских потерь Беларуси в Великой Отечественной войне стала предметом исследования для двух известных специалистов - профессора кафедры политологии и права Белорусского государственного педагогического университета имени М. Танка, доктора исторических наук Эмануила Иоффе и заведующего отделом военной истории и межгосударственных отношений Института истории НАН Беларуси доктора исторических наук, профессора Алексея Литвина. В статье, опубликованной в «Беларускай думцы» за 2000 год (№ 8), Э. Г. Иоффе признал, что данные ЧГК были занижены на десятки тысяч человек. По его мнению, в 1941-1945 годах немцы и их пособники уничтожили на территории республики не менее 2 млн. 210 тыс. человек. В том числе около 300 тыс. погибли на оккупированной и прифронтовой территории от голода, бомбежек, артиллерийских обстрелов, тяжелых условий жизни, непосильного труда. Из числа угнанных в немецкое рабство погибли 173,2 тыс. человек. На фронте сложили голову 327 тыс. 108 человек (исходя из предположения, что каждый 26-й из числа погибших советских военнослужащих был уроженцем Беларуси), в партизанских отрядах - около 45 тыс. Еще 336,6 тыс. уроженцев Беларуси - погибли в немецком плену. От рук партизан нашли смерть около 55 тыс. белорусских коллаборационистов и полицаев. Таким образом, по подсчетам Э. Г. Иоффе, итоговая цифра людских потерь БССР в годы войны составила 3 млн. 146 тыс. 800 человек. Это дало ученому основания говорить о том, что погиб каждый третий житель республики. С ним, однако, не согласился А. М. Литвин, опубликовавший в 2001 году собственные расчеты в сборнике «Беларусь у XX стагоддзі» (Вып. 1). Он признал, что в 1941 году население БССР (в современных границах Республики Беларусь) составляло 9,2 млн., тогда как в конце 1944 года - около 6,3 млн. человек.

Остальные 900 тыс. человек (из 2,9 млн.), которые к концу 1944 года отсутствовали на территории БССР, по мнению А. М. Литвина, это в основном те, кто служил в Красной Армии или не вернулся из эвакуации или немецкого рабства. Правда, историк оперировал явно завышенной цифрой в полтора миллиона эвакуированных, поэтому итоговый «баланс» так и не сошелся. Но если принять число эвакуированных в 250-300 тыс. человек (они начали возвращаться в освобождаемые регионы БССР еще с конца 1943 года), то расчеты А. М. Литвина вполне реалистичны.

Однако кто из двух историков прав - покажет время. В любом случае следует приветствовать, что после десятилетий замалчивания людские потери Беларуси в войне стали объектом научной дискуссии, хоть и скоротечной. Надеемся, эта дискуссия в дальнейшем получит продолжение».

Алексей Литвин в очерке «К вопросу о количестве людских потерь Беларуси в годы Великой Отечественной войны» настаивает на своей точке зрения:

«Исходя из имеющихся данных, делать вывод о том, что на территории Беларуси погиб каждый третий житель, является неправомерным».

Он считает, что погиб каждый четвертый. Но и он, как мы полагаем, ошибается.

РЕАЛИСТИЧНАЯ ОЦЕНКА

Начнем с того, что нас интересует в первую очередь число погибших беларусов территории Беларуси в нынешних границах. Ведь именно про них политики и маргинальные обыватели фантазируют, что «каждый третий беларус погиб». Число погибших евреев БССР более-менее определено - от 750 тысяч до 1 миллиона. Поэтому задача кажется не сложной: вычесть из числа погибших жителей БССР эти цифры - и станет ясным примерное число погибших беларусов.

Однако, если рассуждать строго научно, то неверна формулировка всех наших ученых о погибших «гражданах БССР». Дело в том, что, согласно международному праву, жители Западной Беларуси не являлись гражданами БССР и СССР до окончания войны. Это были граждане Польского государства как жертвы нацистской агрессии. Факт выдачи им советских паспортов в 1940 году являлся незаконным и был военным преступлением СССР. Что признал сам Сталин, приказав после нападения Гитлера на СССР вернуть около 450-ти тысячам ссыльных поляков их польские паспорта. По логике, эти паспорта надо было вернуть и западным беларусам. В итоге уже получается «убыль населения БССР» только из-за того, что ее поляки, получившие в 1940 г. «беларуское гражданство», были его лишены, им вернули польское гражданство. Этот факт никто из ученых не учитывал. Кроме того, в Польшу после войны под видом «поляков» было разрешено переехать десяткам тысяч беларусов-католиков, что тоже было зачтено в «убыль населения БССР», ведь в 1940 г. они значились как жители БССР.

Вообще говоря, как справедливо сетуют исследователи вопроса, подсчет убыли населения по «разделам потерь» часто абсолютно неточен не только из-за самой неточности подсчетов, но и из-за дублирования. Например, статистическое исследование «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил» под общей редакцией кандидата военных наук, профессора АВН генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева (М., «Олма-Пресс», 2001) дает цифру погибших жителей БССР в рядах вооруженных сил СССР и в партизанских отрядах - 252,9 тысяч. Это - точная цифра и она, кстати, абсолютно противоречит вычислениям Эмануила Иоффе («На фронте сложили голову 327 тыс. 108 человек (исходя из предположения, что каждый 26-й из числа погибших советских военнослужащих был уроженцем Беларуси), в партизанских отрядах - около 45 тыс.».) Как видим, по данным Генштаба РФ число погибших военнослужащих и партизан от БССР меньше на более чем 100 тысяч. Но проблема в том, что цифра Г.Ф. Кривошеева в 252,9 тысяч - тоже завышена.

Уточним, из них почти 50 тысяч - не беларусы, а евреи. Беларусов же непосредственно менее 200 тысяч. Но и из них погибло только около 150 тысяч, так как Генштаб РФ относит около 50 тысяч военнопленных беларусов, попавших в плен летом и осенью 1941 г., в разряд «безвозвратных потерь» и считает мертвыми. А они были вполне живыми: немцы до осени 1941 года отпускали по домам всех военнопленных беларусов и украинцев - около 150 тысяч. Самое интересное, что большинство из них потом служило в 39-ти полицейских батальонах, на базе которых потом была создана 30-я дивизия СС «Белорутения» (численность - 20 тысяч человек). Они зачтены тоже в потери БССР, но как коллаборационисты. Кстати, вне связи с ней генерал НКВД Кобулов докладывал, что только с сентября 1944 по март 1945 г. (то есть за полгода) в Беларуси было арестовано 100 тысяч «пособников оккупантов». В общем, вот очевидный факт дублирования потерь. Далеко не все советские военнопленные погибли, из их числа формировались и дивизии СС, и вспомогательные подразделения вермахта, и полицейские батальоны. Один из которых, кстати, и сжег Хатынь - 118-й украинский полицейский батальон, костяк его составляли бывшие кадровые офицеры Красной Армии. По версии Генштаба РФ Хатынь сожгли «мертвые души», призраки.

Один этот пример показывает, что вычислять число погибших беларусов по неким «спискам» - вещь заведомо бесперспективная. Поэтому ученые дружно указывают, что единственным реалистичным критерием оценок является лишь демография.

Но как только мы начинаем смотреть на вещи с точки зрения демографии, то спотыкаемся уже на первом же «поразительном» демографическом факте, о котором пишет Алексей Литвин в своем очерке:

«С учетом умерших за это время естественной смертью, если возрастные коэффициенты смертности в 1941-1945 гг. считать такими, как в 1940 г., то число умерших за четыре года составило бы примерно 800 тыс. чел.».

Уже вопрос к ангажированным ученым СССР и всяким хрущевым и машеровым: почему они «забыли», что у нас за время войны, согласно довоенной демографической картине, должно было СВОЕЙ СМЕРТЬЮ умереть 800 тысяч жителей БССР? Зачем понадобилось умерших своей смертью стариков причислять к «жертвам немецко-фашистских захватчиков»?

Это фальсификация. Чем, кстати, никогда не занимались ученые и политики других стран, участвовавших в войне, потому у них, конечно, и потери, вызванные действиями врага, намного меньше. И на их фоне потери БССР действительно кажутся фантастически завышенными. Для примера: Великобритания потеряла 0,9% населения, США - 0,3%, Япония - 3,4%, Польша - 17,2%, Югославия - 10,9% (800 тыс. человек). При этом удивляет, как вообще Беларусь могла в принципе иметь потери большие, чем в Польше. Такого быть не могло.

Подводим первый итог: без всякой войны в 1941-1945 гг. Беларусь должна была потерять около 800 тысяч человек просто из-за естественной убыли населения по тенденции довоенного времени. И война тут не при чем. Если бабушка в возрасте 85 лет умерла от своей старости в 1942 году - зачем же ее записывать как «убитую немцами»?

Второе. Э. Г. Иоффе выдумал миф о «каждом третьем», исходя из того, что в 1941 году население БССР (в современных границах Республики Беларусь) составляло 9,2 млн., тогда как в конце 1944 года - около 6,3 млн. человек.

Данные демографии опровергают эту выдумку. Согласно энциклопедии «Беларусь» (Минск, 1995) и советским изданиям, в 1940 году в БССР было 9 млн. жителей, в 1950 - 7,7 млн., в 1960 - 8,15 млн. За 10 лет с 1950 по 1960 население БССР выросло на 450 тысяч, условно можно эту тенденцию перенести на период 1945-1950 гг. (хотя в тот период рождаемость, конечно, должна была быть существенно ниже) и вычислить прирост в 225 тысяч. В итоге получаем, что в 1945 году население БССР составляло около 7,45 млн. человек. Это означает, что потери БССР составили 1,55 млн.

А по Иоффе получается, что жители в БССР увеличили свою численность за 10 лет с 1950 по 1960 на 450 тысяч, а с 1944 по 1950 - на 1,4 миллиона, то есть за 5 лет - на миллион больше, чем в последующее десятилетие. Как такое возможно? Никак. Это не объяснить даже версией про то, что якобы «русские приехали восстанавливать республику». Сюда не приехало более миллиона русских. Согласно цитированной выше энциклопедии, процент русских в БССР остался примерно на довоенном уровне (в 1926 - 7,7%, в 1959 - 8,2%), как не изменился и процент беларусов в БССР (в 1926 - 80,6%, в 1959 - 81,1%). Причем рост процента беларусов и русских в БССР по сравнению с 1926 годом вызван, очевидно, катастрофой численности евреев: в 1926 - 8,2% (больше числа русских), в 1959 - 1,9%.

При этом в годы войны и в последующие 5 лет почти отсутствовала рождаемость. Откуда же взялись в 1950 г. 7,7 млн. жителей БССР при 6,3 млн. в 1944? Ясно, что Э. Г. Иоффе не учел эвакуированных жителей республики и призванных в армию. Без них, конечно, создается картина, что «нет каждого третьего жителя БССР». Хотя они вовсе не трупы, а вполне живые, вскоре благополучно вернулись домой.

Согласно демографическим данным, БССР за годы войны потеряла МЕРТВЫМИ (не путать с мигрантами!) около 1,6-1,8 миллионов жителей, из которых около 400 тысяч - вовсе не жертвы войны, а умершие своей естественной смертью люди - от старости или болезней (оценка составляет 800 тысяч, но из них 400 тысяч, как представляется, в числе уничтоженных евреев и беларусов). Непосредственными жертвами войны, таким образом, стало порядка 1,2-1,4 млн. человек. Это сопоставимо с потерями в Польше, и это не «каждый четвертый», а только каждый шестой.

Сколько же погибло именно беларусов?

Как говорилось выше, эта оценка связана с оценкой числа погибших евреев БССР, а она разная у исследователей вопроса. Мнения таковы, что в БССР погибло от 750 тысяч до миллиона евреев. Получается, что беларусов погибло от примерно 400 тысяч до максимум 750 тысяч. Из примерно 7,7 миллионов беларусов БССР 1940 года. Что не «каждый третий погибший беларус», как фантазирует депутат от фракции КПРФ, а только каждый десятый максимум. Причем, судя по всему, более верны оценки потерь беларусов в 450-500 тысяч. Они фиксируют, что погиб каждый двенадцатый беларус.

При этом более половины погибших в войну беларусов - вовсе не воевали за СССР, как фантазирует коммунист А. Е. Локоть.

Были массовые репрессии 1939-1941 годов над жителями «освобожденной» Западной Беларуси, депортации беларусов, «разгрузка» тюрем НКВД от «политических» беларусов 23-24 июня 1941 года и прочее. Были коллаборационисты. И зачастую граждан БССР (евреев) убивали вовсе не немцы, а другие граждане БССР (беларусы).

Например, в очерке Алексея Литвина сказано:

«По сведениям ЧГК [Чрезвычайной Государственной Комиссии], в Борисове было расстреляно 23.598 человек (из них: 248 женщин и 63 детей), убито и замучено более 10 тысяч (10.052) военнопленных, вывезено в рабство 544 человека (374 мужчин и 172 женщин) и 50 погибло во время воздушных налетов. Всего - 34.246 человек».

Только он не уточняет, что самопровозглашенные при отходе советских войск «власти» Борисова тут же самовольно расстреляли 7 тысяч евреев города, то есть беларусы Борисова сами расстреляли своих евреев. Из-за чего немецкие оккупационные власти послали туда комиссию, чтобы разобраться в этом произволе и наказать виновных в самоуправстве местных жителей, чтобы «такого впредь не повторялось».

Понятно, что этот факт не очень-то красит нынешний город Борисов в его празднованиях 9 мая, потому все подобное в Беларуси стараются забыть и не вспоминать. Закрыта для обсуждения вообще тема о том, сколько евреев БССР уничтожили сами беларусы. Для сокрытия этого, возможно, и выдвигался еще идеологами ЦК КПСС миф о том, что всех погибших евреев БССР следует считать якобы беларусами.

Но «шила в мешке» не спрятать. Знаменитую Хатынь 22 марта 1943 года сожгли вовсе не немцы, а полицаи из Украины - 118-й украинский полицейский батальон. Мало того, костяк в батальоне составляли бывшие кадровые офицеры Красной Армии. В декабре 1986 года в ходе судебного процесса начальник штаба 118-го украинского полицейского батальона Васюра говорил:

«Это была шайка бандитов, для которых главное - грабить и пьянствовать. Возьмите комвзвода Мелешко - кадровый советский офицер и форменный садист, буквально шалел от запаха крови. Повар Мышак рвался на все операции, чтобы позверствовать и пограбить, переводчик Лукович истязал людей на допросах, насиловал женщин… Все они были мерзавцы из мерзавцев…»

А статистика официоза СССР причисляла этих палачей своего народа (Лукович - беларуская фамилия) к «жертвам немецко-фашистских оккупантов»… Впрочем, история с Хатынью - дело крайне темное, в СССР КГБ мешал историкам ее расследовать. Скрывается до сих пор, что в деревне отстреливались из хат партизаны (нашли их 34 трупа с оружием в руках), которые до этого, видимо, заперли всех жителей в амбаре за «связь села с полицаями». А несколькими часами ранее эти же партизаны уничтожили соседнюю деревню по такому же обвинению (сожгли селян семьями, включая младенцев), затем напали на полицейский батальон, убив его немецкого командира и несколько украинцев, и потом захватили Хатынь, жителей которой тоже обвиняли в «связи с полицаями». Некоторые исследователи считают, что селян либо сожгли партизаны, либо амбар сгорел от случайного взрыва - ведь полицаи обстреливали хаты из противотанковых орудий, в селе шел полномасштабный бой. (Подробнее об этом в статьях, опубликованных в дайджесте «Деды», №7, 2011.)

Но проблема не только в том, что Хатынь была уничтожена в ходе боя с партизанами, и вовсе не немцами, и не как «карательная акция» (что совершенно искажено в массе художественных фильмов). Куда печальнее, что повторяемая всюду фраза о «сотнях сожженных белорусских сел» - это миф, потому что сожжены были в абсолютном большинстве не беларуские вески, а еврейские местечки (ни одного не осталось) - причем в ходе «окончательного решения еврейского вопроса», то есть это Холокост. Почему это замалчивают? Почему не указывают нигде, сколько именно еврейских местечек БССР было сожжено с их населением и кто именно их сжигал? Вот так и создаются заблуждения…

И последнее: к потерям БССР в войне следует относить и утраченные Виленщину и Белосточчину. Войну мы вроде как выиграли, но потеряли и родные земли, и более миллиона живущих там беларусов. Но не по вине немцев, а по непонятному решению Кремля. Получается, что Беларусь потеряла от действий коммунистической Москвы беларусов больше, чем от нацистов Германии. А коммунист А.Е. Локоть от КПРФ нас с этим еще и поздравил…

*     *     *

Поскольку представления о «погибшем каждом третьем жителе БССР» опираются лишь на теоретические расчеты профессора БГПУ им. М. Танка, доктора исторических наук Э. Г. Иоффе, «Аналитическая газета «Секретные исследования», редактором которой я являюсь, предоставила Эмануилу Григорьевичу возможность объяснить суть этих расчетов и дать свой комментарий моим выводам.

Статья ученого была опубликована в №21 нашей газеты за 2012 год. Итак, вот мнение профессора.

КОММЕНТАРИЙ ЭМАНУИЛА ИОФФЕ

«В «Аналитической газете «Секретные исследования» (№18, 2012) была помещена статья Вадима Деружинского «Потери БССР в войну». Автор этой статьи, безусловно, прав, отмечая, что среди народов БССР больше всего пострадали евреи. Только ему надо было бы добавить - в процентном отношении.

По моим подсчётам, в 1941-1945 годах в современных границах Республики Беларусь погибло около 764,5 тысяч беларуских евреев, в том числе около 715 тысяч стали жертвами Холокоста. Около 48 тысяч - погибли на фронтах Великой Отечественной войны и около 1500 - в рядах беларуских партизан и подпольщиков. Это не считая около 90 тысяч иностранных евреев, погибших на территории БССР.

К началу Великой Отечественной войны в Беларуси в современных границах проживало около 990 тысяч евреев. Таким образом, в 1941-1945 годах погибло 77,2% довоенного беларуского еврейства или более трёх четвертей. Что касается жертв Холокоста на беларуской земле, то ими стало 72,2% процента довоенного еврейского населения БССР.

В 1941 году население БССР (в современных границах Республики Беларусь) составляло 9 млн. 183,4 тыс. человек. Справочные издания округлили эту цифру до 9,2 млн. человек.

Автор прав, замечая, что «вряд ли можно сейчас с абсолютной точностью сказать, сколько жителей Беларуси погибло или навсегда покинуло страну во время Великой Отечественной войны». Но стремиться к этому надо.

Известный беларуский демограф А. А. Раков отмечает, что в 1945 году население БССР «составляло всего 6,264,8 тыс. человек - лишь две трети довоенного населения. Эту же цифру вслед за ним повторяет В. Деружинский. Что можно сказать об этой цифре?

Во-первых, она сомнительна, потому что беседы автора этих строк с рядом работников статистических органов БССР того времени свидетельствуют, что они не помнят о том, что в конце 1944-го или в 1945 году проводилась республиканская перепись населения.

Во-вторых, уже тогда, с 1945 года, была видна тенденция руководства СССР и БССР преуменьшить наши потери в войне, стремление показать, что меньше погибло, а больше эвакуировалось, больше выжило.

В-третьих, даже если приведенные цифры верные, то следует учесть, что к этому времени в БССР уже вернулась значительная часть бывших беженцев и эвакуированных из других регионов СССР.

Учитывая результаты ряда новейших исследований по проблеме демографических потерь Беларуси в годы Великой Отечественной войны, в том числе и автора этих строк, в 2005 году в первом томе энциклопедии «Республика Беларусь» были приведены новые официальные цифры людских потерь БССР в 1941-1945 годах:

«В результате войны ...было уничтожено около 3 млн. чел., или почти 1/3 населения (более 11% от общих потерь СССР» (Республика Беларусь, Энциклопедия. Т.1. Минск, 2005. С. 346).

Да, действительно, в ряде своих работ я пришёл к заключению, что в годы войны погиб каждый третий житель Беларуси (в современных границах нашей республики), а не каждый третий беларус. А это, конечно, не одно и то же. Пять лет назад, в 2007 году, в статье «Демографические потери Беларуси в годы Великой Отечественной войны» я писал:

«Итак, по неполным данным, людские потери Беларуси в период великой Отечественной войны составили 3 млн. 39 тыс. 547 человек..., а не 2,2 млн. человек, как считается до сих пор. В это число не вошли воины Красной Армии и Военно-морского флота, пропавшие без вести».

Анализируя людские потери БССР в годы Великой Отечественной войны, беларуский военный историк А. Литвин отмечает:

«С учётом умерших за это время естественной смертью (если возрастные коэффициенты в 1941-1945 гг. считать такими, то число умерших за четыре года составило бы примерно 800 тысяч чел)».

Это же утверждение повторяет В. Деружинский в своей статье, добавляя такие слова:

«Зачем понадобилось умерших своей смертью стариков причислять к “жертвам немецко-фашистских захватчиков”?».

У читателя сразу возникает вопрос: «А что, в годы Великой Отечественной войны только умирали, но не рождались?».

По данным А. А. Ракова, в 1941 году в БССР родилось 215,9 тыс. человек, в 1942-м - 173 тыс. человек, в 1943-м - 125,8 тыс. человек, в 1944-м - 139,9 тыс. человек, в 1945 году - 126.6 тыс. человек (Раков А. А. Белоруссия в демографическом измерении. Минск, 1974. С. 125). Если данные 1941 года мы условно разделим на два, а данные 1945 года - разделим на три (учитывая январь-апрель 1945 года), то получится, что с начала войны - 22 июня 1941 года до окончания войны - 9 мая 1945 года в Беларуси родилось 568 тысяч 850 человек.

Кроме того существуют неофициальные данные о рождении детей в оккупированных нацистами странах Европы в годы Второй мировой войны, отцами которых были немецкие, австрийские, венгерские и другие солдаты и офицеры, которые воевали на стороне Третьего рейха. Общее число таких детей составило около 3 млн., в том числе около 300 тысяч детей на территории Беларуси. Конечно, это неутихающая боль нашего народа, о которой нигде раньше ничего не писалось, не сообщалось и не говорилось, так как в большинстве случаев это тщательно скрывалось и скрывается до сих пор. 

В. Деружинский категорически утверждает:

«Второе. Э. Г. Иоффе выдумал миф о “каждом третьем”, исходя из того, что в 1941 году население БССР (в современных границах Республики Беларусь) составляло 9,2 млн., тогда как в конце 1944 года - около 6,3 млн. человек. Данные демографии опровергают эту выдумку. Согласно энциклопедии «Беларусь» (Минск, 1995) и советским изданиям, в 1940 году в БССР было 9 млн. жителей, в 1950 - 7,7 млн., с 1960 - 8,15 млн.. За 10 лет с 1950 по 1960 население БССР выросло на 450 тысяч, условно можно эту тенденцию перенести на период 1945-1950 гг. (хотя в этот период рождаемость, конечно, должна была быть существенно ниже) и вычислить прирост в 225 тысяч. В итоге получаем, что в 1945 году население БССР составляло 7,45 млн. человек. Это означает, что потери БССР составили 1,55 млн.

А по Иоффе получается, что жители в БССР увеличили свою численность за 10 лет с 1950 по 1960 на 450 тысяч, а с 1944 по 1950 - на 1,4 миллиона, то есть за 5 лет - на миллион больше, чем в последующее десятилетие. Как такое возможно? Никак».

Все эти манипуляции В. Деружинского с цифрами не выдерживают никакой критики и только вносят путаницу даже в очевидные данные статистики.

Дело в том, что я совершенно не рассматриваю послевоенный период и не переношу условно данные одной пятилетки на другую. Такие методы ведут к путанице, к отходу от истины и в основе своей антинаучны.

По мнению автора статьи, непосредственными жертвами войны стали 1,2-1,4 млн. человек, «это не каждый четвёртый», а только каждый шестой.

В. Деружинский ставит перед читателями риторический вопрос: «Сколько же погибло именно беларусов?». И сам отвечает:

«Получается, что беларусов погибло примерно 400 тысяч до максимум 750 тысяч... причём, судя по всему, более верны оценки потерь беларусов в 450-500 тысяч. Они фиксируют, что погиб каждый двенадцатый беларус. При этом более половины погибших в войну беларусов - вовсе не воевали за СССР, как фантазирует коммунист А. Е. Локоть (депутат Государственной думы РФ от фракции КПРФ - Э. И.)».

Что можно сказать по поводу этих утверждений В. Деружинского?

Возьмём такой авторитетный источник по людским потерям Беларуси в годы Великой Отечественной войны, как историко-документальные хроники городов и районов Беларуси «Память». Согласно ему, жертвами нацистского геноцида на беларуской земле в 1941-1944 годах стали 1.845.155 жителей Беларуси. Из этой цифры мы вычтем 715 тысяч беларуских евреев - жертв Холокоста - в 1941-1944 годах. Получается 1.130.155 человек. Считая, что 80% процентов этих людских потерь БССР составляют беларусы, определим, что жертвами нацистского геноцида беларуского народа в годы Великой Отечественной войны стали 904.124 человека, а не 450-500 тысяч человек, как утверждает автор статьи.

Кроме того, на принудительных работах в Германии погибло 173,2 тысячи человек, в преобладающем большинстве беларусы. Таким образом, общая цифра погибших беларусов составляет 1.077.324 чел.

Если считать, что накануне войны в БССР проживало 9.183.400 человек, то мы вычтем из этого количества 990 тысяч евреев. Получается 8.093.400 человек. 80% этого количества составляет 6.474.720 человек.

1.077.124 человека составляет более 15% от 6.474.720 человек. Это значит, что в результате нацистского геноцида беларуского народа в 1941-1944 годах погиб каждый шестой-седьмой беларус, а не каждый двенадцатый, как утверждает В. Деружинский.

Теперь о фронтовых потерях. В годы Великой Отечественной войны и во время войны с Японией на фронтах сражалось 1,3 млн. беларусов и уроженцев БССР. По данным члена рабочей группы по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войны, учёного секретаря Национального архива Республики Беларусь Е. И. Барановского, в 1941-1945 годах погибло 332.569 военнослужащих («Звязда». 2001. 21 чэрвеня).

После выхода книг «Память» по городам и районам Республики Беларусь читатели могли познакомиться со страшными фронтовыми потерями во многих населённых пунктах нашей республики, главным образом, среди тех, кто был мобилизован из населённых пунктов БССР, освобожденных в 1943-1944 годах (в то время было мобилизовано в Красную Армию и Военно-Морской флот 700 тысяч человек - Э. И.), особенно из территории Западной Беларуси, где в 1941 году не успели провести мобилизацию. Во многих деревнях «мужиков выкосило начисто». Домой возвращались единицы, а из госпиталей - инвалиды.

Поэтому очень близко был к истине авторитетный беларуский военный историк, главный редактор серии историко-документальных Хроник «Память», доктор исторических наук, профессор В. Лемешонок, который ещё в 1995 году подчёркивал:

«Што тычыцца Беларусі, то да апошняга часу лічылася, што ў нашай рэспубліцы загінула 2,2 млн. чалавек. Але гэта лічба патрабуе ўдакладнення. Не ўлічаны ...паводле няпоўных дадзеных, больш за 600 тысяч жыхароў Беларусі, якія загінулі на франтах вайны” (Лемяшонак У. Веліч і трагедыя вайны //Веснік БГУ - 1995. №2. С.15).

Есть основания полагать,. что в это количество он включил большинство пропавших без вести.

Кроме того, в 1941-1944 годах погибло 44.791 беларуских партизан и около 37,5 тысяч подпольщиков (Иоффе Э. Г. Демографические потери Беларуси в годы Великой Отечественной войны //Гісторыя. Праблемы выкладання - 2007. №6. С.7).

Одно из «белых пятен» в истории Беларуси 1941-1945 годов - это изучение коллаборационизма. Есть основания считать, что партизаны и подпольщики, диверсионно-разведывательные группы и отряды по линии НКВД и НКГБ уничтожили около 60 тысяч полицаев, старост, бургомистров и других коллаборационистов и членов их семей. Подавляющее их большинство было беларусами и уроженцами Беларуси (более 55 тыс. человек).

По подсчётам автора этих строк, в годы войны попало в плен 336.600 тыс. жителей БССР. Вернулись на Родину 103.053 беларуса и около 15 тысяч представителей других национальностей. Таким образом, есть основания полагать, что в плену погибло 218.547 человек.

Более 100 тысяч человек умерло на оккупированной и прифронтовой территории от голода, бомбёжек, артиллерийских обстрелов, тяжёлых условий жизни, непосильного труда по строительству оборонительных позиций для оккупантов, а также от мин в лесах, на просёлочных дорогах и на минных полях в 1944-1945 годах после освобождения Беларуси.

Итак, по неполным данным, людские потери Беларуси в годы Великой Отечественной войны и войны с Японией составили 3.074.193 человека (1.845.155 человек + 173.200 + 600.000 + 44.791 + 37.500 + 55.000 + 218.547 + 100.000). Получается, что погиб каждый третий житель БССР, если сравнивать с довоенной численностью населения республики в 9.183.400 человек или округлённой цифрой в 9,2 млн. человек.

Конечно, проблема определения людских потерь Беларуси в 1941-1945 годах требует дальнейшего исследования и уточнения. Последнюю точку в этом важном и ответственном деле ставить, безусловно, рано».

МОЙ КОММЕНТАРИЙ

Вначале о сути мифа о якобы «каждом третьем погибшем беларусе».

Профессор Э. Г. Иоффе указывает, выражая свою научную оценку, что «в 1941-1944 годах погиб каждый шестой-седьмой беларус, а не каждый двенадцатый, как утверждает В. Деружинский». Но ведь и не «каждый третий беларус», как заявил с трибуны Государственной Думы депутат от КПРФ А. Е. Локоть! Именно это сегодня главное, так как заявления политиканов - что подтвердил Э. Г. Иоффе - фантастическим образом завышают потери беларусов. Никакого «каждого третьего погибшего беларуса» НЕ БЫЛО!

Вместе с тем даже мнение Э. Г. Иоффе о том, что «погиб каждый шестой-седьмой беларус», считают преувеличенным многие историки. В расчетах Э. Г. Иоффе опирается на данные 1944-1945 гг. - около 6,3 млн. человек, в которых, видимо, не учтены эвакуированные в советский тыл, мобилизованные в РККА. Они вернулись в БССР позже. Во всяком случае, только этим можно объяснить тот «удивительный» факт, что в 1950 году население БССР выросло на 1,4 миллиона человек.

Повторяю: в 1940 году в БССР - 9,2 млн. жителей, в 1944-1945 - 6,3 млн., в 1950 - 7,7 млн., в 1960 - 8,15 млн. Жители в БССР увеличили свою численность за 10 лет с 1950 по 1960 на 450 тысяч, а с 1944 по 1950 - аж на 1,4 миллиона, то есть за пять послевоенных лет - на миллион больше, чем за все последующее десятилетие.

Э. Г. Иоффе не стал объяснять, откуда взялся этот «лишний» миллион (хотя в нем и вся суть заблуждений). Однако получается странная картина с точки зрения демографии: в таком случае уровень рождаемости в 1945-1950 годах должен был быть в 6 раз выше, чем во все довоенное и послевоенное время в Беларуси! Обращаю внимание - ДОВОЕННОЕ: когда якобы у нас населения было на треть больше, но, выходит, рожали в 6 раз меньше, чем в послевоенные пять лет. И потом опять усиленно рожать якобы перестали с 1950 года.

Однако, согласно данным демографии, если бы число жителей БССР в 1945 году действительно составляло 6,3 млн., то в 1950 их бы было вовсе не 7,7 млн., а только 6,6-6,7 млн., на миллион меньше. А сегодня население РБ было бы меньше на полтора миллиона человек. Чего мы не видим.

Поэтому снова обращаю внимание ученых: считать потери по бумажкам СССР - занятие бессмысленное не столько из-за неразберихи во время войны, сколько по той простой причине, что есть другой самый надежный источник информации - данные переписи населения. По бумажкам может выйти, что вообще все беларусы погибли.

А факт-то поразительный: потерять в расчетах МИЛЛИОН сограждан, которые в 1950 г. при переписи оказываются вполне живыми и невредимыми!

НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В Москве вышла книга известного российского ученого, публициста и переводчика В. В. Эрлихмана «Потери народонаселения в ХХ веке». В ней приведены все потери Беларуси в прошлом столетии. Вадим Эрлихман опровергает миф о якобы «каждом третьем погибшем в войну беларусе» или о якобы «каждом третьем погибшем в войну жителе БССР». Ученый приводит следующие данные о беларуских потерях (в скобках его уточнения).

Беларусь.

Территория - 207.600 кв. км. Население - 10,5 млн. (2000). Столица - Минск.

Потери (тыс.)

1. Русско-японская война 1904-1905 гг. - 2,0

2. Революция 1905-1907 гг. - 0,7

3. Первая мировая война - 130,0

боевые потери - 70,0 

потери мирного населения - 60,0

4. Гражданская война 1918-1920 гг. - 400,0

убито 150,0

умерло от голода и болезней - 250,0

5. Коллективизация 1929-1933 гг. - 50,0

(Всего по Беларуси раскулачено 350 тыс. чел.)

6. Террор 1923-1953 гг. - 230,0

(В 1939-40 гг. из Беларуси выслано около 180 тыс. чел., в 1944-52 гг. - еще 60 тыс.)

казнено и убито - 60,0

заключено в тюрьмы и лагеря - 600,0

из них погибло - 120,0

выслано - 250,0

из них погибло - 50,0

7. Великая Отечественная война - 2.290,0

убито и умерло от ран 370,0 (Было убито 251,4 тыс. беларусов. Общий итог вычислен на основании доли беларусов в населении республики и их численности в других районах СССР.)

ранено - 1100,0

взято в плен - 250,0

из них погибло - 120,0

партизанское движение - 130,0 (Примерная оценка, исходящая из числа партизан в Беларуси (свыше 370 тыс.) и примерной доли потерь среди них - 1/3 вместо 1/7 в других районах, что объясняется затяжным характером партизанской борьбы.)

потери мирного населения - 1.670,0 (По завышенным данным ЧГК (Чрезвычайная гос. комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков) в Беларуси только от террора погибло 1.563 тыс. чел. (Шевяков А.А. Жертвы среди мирного населения в годы Отечественной войны/ Социологические исследования, 1992, №11, с.3). Данная оценка основана на общей убыли населения в 1941-46 гг. в 2.100 тыс. чел.)

погибло от военных действий - 120,0

казнено и убито - 950,0

заключено в тюрьмы и лагеря - 350,0

из них погибло - 150,0

угнано на работу в Германию - 380,0

из них погибло - 140,0

умерло от голода и болезней - 310,0

беженцы - 1.100,0

эмиграция - 50,0

8. Партизанское (антисоветское) движение 1944-1947 гг. - 15,0

9. Голод 1946-1947 гг. - 50,0

10. Конфликты 1950-1989 гг. - 1,0

11. Авария в Чернобыле 26 апреля 1986 г. - 12,0

Всего погибло 1901-1945 гг. - 3.103,0

1946-2000 гг. - 78,0

1901-2000 гг. - 3.181,0

в т.ч. военные действия - 1.039,0

террор - 1.380,0

голод и эпидемии - 750,0

стихийные бедствия - 12,0

*     *     *

Итак, напомню слова, которые сказал 3 июля 2012 г. на заседании Государственной Думы РФ от имени фракции КПРФ депутат А. Е. Локоть:

«Белорусский народ заплатил немыслимые жертвы за эту победу, каждый третий белорус погиб, сражаясь в рядах Красной Армии, партизанских отрядов или подполья, погиб в ходе тех карательных операций, которые проводили оккупанты на временно оккупированной территории».

Это же ранее заявлял лидер КПРФ Зюганов: что якобы погибло 3 миллиона беларусов, и добавил, почему-то улыбаясь, - «погибла почти половина беларусов».

Вадим Эрлихман приводит совсем другую цифру: «Было убито 251,4 тыс. беларусов». Это более чем в 10 раз меньше. Еще погибло из угнанных на роботы в Германию 140 тыс. беларусов (евреев среди них не было). Но депутат А. Е. Локоть о них не говорил.

К сожалению, ученый не называет число погибших евреев БССР, но они очевидно составляли около 80% от казненных и убитых немцами 950 тыс. мирных жителей и от 150 тыс., погибших в тюрьмах и лагерях.

Цифра в 2.290 тыс. потерь жителей БССР складывается у В. Эрлихмана из суммы: 370 + 120 + 130 + 120 + 950 + 150 + 140 + 310. При этом 310 тыс. умерших от голода и болезней - вещь для СССР «нормальная»: и до войны, и после войны от голода и болезней умирало не меньше (Голодомор с войной никак не связан).

Смущает другое. В. Эрлихман уточняет: «Данная оценка основана на общей убыли населения в 1941-46 гг. в 2.100 тыс. чел.». То есть на данных демографии, что вполне верно, так как только демография позволяет дать точную картину потерь.

Так вот прежде чем считать потери войны, надо вначале учесть чисто ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОТЕРИ, вызванные депопуляцией из-за резкого снижения рождаемости и вызванные естественной смертностью (примерно 800 тыс. чел.).

При этом данные А. А. Ракова, на которые ссылается Э. Г. Иоффе, удивляют: дескать, за 4 года войны родилось 568.850 человек. Когда за 10 мирных лет (1950-1960) население республики выросло только с 7,709 тыс. до 8,147 тыс., на 438 тысяч! А здесь лишь за 4 года, да еще военных, родилось вдруг на 131 тыс. больше! (Оставляю в стороне и такую «странность»: историки выделяют большой графой смертность в войну от голода и болезней, но кто в здравом уме будет рожать детей в период голода и разрухи?)

Самое интересное: если действительно население снизилось до 6,3-6,4 млн. (как считает Э. Г. Иоффе), то в таком случае это примерно равно нашему населению в 1897 году - 6,673 тыс. По темпам рождаемости, которые приводит А. А. Раков, регион с таким населением за 16 лет должен родить 2,2 млн. человек. А на самом деле население Беларуси в 1913 году выросло только на 200 тыс. (за мирное время!) и составляло 6,899 тыс. Как это объяснить? А вот как.

С 1970 по 1980 г. население БССР увеличилось только на 600 тыс., то есть примерно на число якобы рожденных за 4 года войны по Ракову. Самый высокий прирост был только с 1960 по 1970 г. - на 850 тыс., но и это намного меньше, чем 570 тыс. за 4 года. При этом в 1950-1980 гг. прирост рождаемости по сравнению с царским временем был вызван успехами медицины и снижением детской смертности (в 1913 г. она составляла около 50%, после войны снизилась в разы). Я не исключаю, что данные Ракова соответствуют числу фактов родов, но какова детская смертность во время войны? Она явно выше даже царских 50%, а потому минимум половина этих младенцев умерла до 1 года. И в таком случае их тоже записали в «жертвы оккупантов». Это откровенно гоголевские «мертвые души». Завтра, глядишь, иные ученые запишут в «жертвы войны» и аборты.

Итак, вот источник ошибок историков: они записали жертв старости и жертв детской смертности в «жертвы войны». А таковых у нас получается около миллиона. Еще есть жертвы криминала и «бытовухи», жертвы отравлений грибами и самогоном, пр. и пр. - за 4 года несколько сот тысяч, включая жертв всяких банд урок, которые по лесам сидели и грабежом занимались (урок БССР тюремные власти отпустили на волю 23-24 июня 1941 в рамках «разгрузки тюрем»).

Научная методологическая ошибка и в том, что ученые взяли чисто ДЕМОГРАФИЧЕСКУЮ цифру якобы учета населения БССР в 1944-1945 в 6,3-6,4 млн. (куда явно не могли быть учтены эвакуированные и мобилизованные), но, проигнорировав подсчеты демографического характера, стали к ней «лепить» цифры путаных советских справок - сведения из совсем иной методологической области. Ясно, что такая каша могла создать только химеру. Почему?

Да потому что есть три разных понятия: погиб от рук оккупантов, погиб во время оккупации, умер во время оккупации.

Но историки школы СССР все это подавали в «одном соусе».

Человек попал под трамвай? Непременно запишем его в «жертвы фашистских оккупантов». Ведь ученые не вычитают в своих подсчетах попавших под трамвай во время войны.

А если в мирное время человек попал под трамвай? Будем его записывать как «жертву сталинских репрессий»? С таким «научным» подходом можно далеко уйти…

В мирное время миллионы людей гибнут и умирают по «не военным» причинам: кто утоп на рыбалке, кто умер от инфаркта, кого сосед прибил в драке, кого жена отравила, а кто и от сифилиса загнулся. За 4 года таковых немеряно. Например, численность населения России за период правления Ельцина снизилась на более чем 10 млн. человек - без всякой войны! В этот же период население РБ - на миллион (!) из-за депопуляции, когда смертность превысила рождаемость. А ведь в годы войны потруднее жилось, чем нам-то в 90-е! Никто жителей Беларуси не стрелял, но меньше стало на миллион. Где же найти «оккупанта», на совесть которого списать эти потери?

И еще насчет якобы «особенно больших потерь БССР». В книге В. Эрлихмана:

«Беларусь, население 10,5 млн. (2000). Всего погибло 1901-1945 гг. - 3.03,0 тыс.

Украина, население 53,36 млн. (2000). Всего погибло 1901-1945 гг. - 16.895,0 тыс.»

На первый взгляд покажется, что потери БССР и УССР вроде бы пропорционально на одном уровне. Однако потери БССР за 45 лет включают более миллиона евреев, что треть республиканских, а потери УССР - около двух миллионов евреев, что лишь малая часть потерь в их республике. То есть в пропорции украинцев Украины погибло гораздо больше, чем беларусов Беларуси. Парадокс в том, что именно и только об украинцах можно говорить, что за полвека погибла треть их этноса.

Но никто этого в КПРФ и Госдуме не говорит, вместо этого называют Голодомор «выдумкой оранжистов». Калькуляция с точностью наоборот в отличие от реляций о «каждом третьем погибшем беларусе».

В СССР тема потерь населения была закрытой и «идеологической», а нынешние политики из числа последователей идеологии СССР по сей день к этой теме относятся так же - как к инструменту оболванивания масс. Ни о какой «объективности» при таком подходе не может быть и речи. Перемешаны в кучу жертвы сталинских и гитлеровских репрессий, а умершие во время войны естественной смертью старики, по традиции СССР, зафиксированы как «жертвы злодеяний оккупантов».

Копни эту тему - во всем абсурды. Жители многих деревень Полесья (в районе припятских болот) за всю войну не видели ни одного немца. Оккупантов там вообще не было, но вот парадокс - всех умерших в этих деревнях за годы войны относят к «убитыми оккупантами». Или: в книге В. Эрлихмана ни под какой графой не проходят потери беларусов в советско-финской войне, хотя мне в деревне Путчино под Минском рассказали, что у них погибло 10 призванных в те годы в РККА - из них 7 в Великой Отечественной, а 3 в войне с Финляндией. Это 30% погибших. Но они не учтены…

Поэтому я согласен с мнением профессора Эмануила Григорьевича Иоффе, которое он высказал и в статье, и в разговоре со мной: ни одно современное исследование этой темы не может претендовать на уровень чего-то исчерпывающего. А точной картины истории мы, возможно, никогда и не узнаем…

ПОДВЕДЕМ ИТОГ

Итак, суждения Зюганова и прочих российских коммунистов о якобы «каждом третьем погибшем беларусе» - это ложь. Даже по самым-самым высоким оценкам потерь, которые дает Э. Г. Иоффе, «в 1941-1944 годах погиб каждый шестой-седьмой беларус».

Может быть, в КПРФ вообще любят преувеличивать потери СССР в Великой Отечественной войне? Нет! Российские коммунисты считают «клеветой» оценки историков, согласно которым Красная Армия имела потери намного более высокие, чем Вермахт. По мнению КПРФ, это «оскорбляет армию». А разве точно так не оскорбляют беларусов выдумки, что якобы «треть беларусов погибла» или «почти половина беларусов погибла»? Что за странное желание нас похоронить?

Ну а что касается оценок Э. Г. Иоффе, то они кажутся объективными только в отношении евреев БССР. Но даже в этом аспекте профессор проигнорировал тот факт, что кроме «чистых евреев» в БССР было несколько сот тысяч жителей СМЕШАННЫХ БРАКОВ. В СССР они, возможно, и не считались евреями, но беда в том, что их таковыми нацисты считали - и уничтожали как раз в рамках Холокоста. Поэтому число жертв Холокоста, как представляется, было в БССР выше, чем определил Э. Г. Иоффе (около 715 тысяч).

У евреев национальность определяется по матери (во время массовой еврейской эмиграции в конце 1980-х годов миграционные службы Израиля требовали от советских жителей не паспорт, а Свидетельство о рождении и Метрику матери). А в паспорте СССР национальность определялась по отцу. Ну, а нацисты во время оккупации не вдавались в эти нюансы и скопом зачисляли в подлежащих Холокосту и детей смешанных браков, и их родителей. Женат на еврейке или замужем за евреем - в Холокост! По этой причине само понятие Холокоста требует уточнения: в его рамках погибли не только евреи, но и смешанные семьи. А это только в БССР еще несколько сот тысяч человек. Поэтому число жертв Холокоста в Беларуси, видимо, следует определять в цифру около миллиона человек.

До сих пор это остается «белым пятном» в нашей истории, потому что сама тема «беларуских евреев» была табу в послевоенном ЦК КПСС.

При этом крайне завышенными кажутся оценки Э. Г. Иоффе в отношении потерь беларуского населения (часть из которого - смешанные браки - следует к тому же записать в жертв Холокоста). Как я показал выше, оценки ученого расходятся с данными демографии БССР - уже в 1950 году взялся в республике откуда-то «лишний миллион» жителей.

Вполне понятна совершенно правильная ненависть к нацизму. Но если вешать на «преступления нацизма» естественную убыль нашего населения во время иностранной оккупации и не учитывать тогда мобилизованных и эвакуированных довоенных граждан БССР, - то это скорее нам во вред, чем в пользу. Ведь наши недоброжелатели нас и обвинят в подтасовке фактов.

Безусловно, потери Беларуси в этой войне были огромны. Но меньше, чем в Северной войне (где мы действительно потеряли треть населения) и в войне 1654-1667 годов (где мы потеряли половину населения). Обе войны шли из Москвы.

«Ужасными потерями БССР в ВОВ» - возможно - «интеграторы» типа Зюганова хотят «замылить» память о тех войнах Беларуси с Россией и память о тех потерях населения Беларуси.

Что сказать? Вполне понятное желание коммунистических идеологов.

 

 

Информация