КОД УБИЙСТВА

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №9, 2012

Существует ли связь между внешностью человека и склонностью к преступлениям? По мнению ряда ученых, эта связь есть, и обнаруживается она на генетическом уровне.

ПЕРВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Первыми учеными, предложившими искать признаки склонности к криминалу в особенностях внешности человека, был Лафатер (1741-1801) и его сторонники. Потом Франц Иосиф Галль (1758-1828) предложил свою теорию френологии, изучавшую внешние особенности черепа, которые являются показателями личных черт. Одни выступы на черепе считались индикаторами «нижних» функций мозга (агрессивности), а другие представляли «высшие» функции и склонности (мораль). Считалось, что у преступников «нижние» стремления преобладают над «высшими».

Количество складок и серого вещества в мозге животных увеличивается пропорционально их умственным способностям - от рыб и земноводных до копытных, кошачьих, приматов. На основании этого он предположил, что под выпуклостями черепа находятся скопления нервных клеток соответствующего отдела, отвечающего за то или иное человеческое качество. Например, выпуклая дуга, окружающая ухо, трактуется как "Инстинкты хищника, способность к убийству". Однако во второй половине XIX века френологию стали именовать "псевдонаукой".

Затем физиогномику и френологию сменила криминальная антропология. Эту науку связывают с работами итальянского криминолога Чезаре Ломброзо (1835-1909) и его учеников.

Ломброзо считал, что преступникам присущи аномалии внутреннего и внешнего анатомического строения, характерные для первобытных людей и человекообразных обезьян. Интересно, что это подтверждают новейшие исследования современных генетиков, но об этом ниже. Он является также автором идеи «прирождённого преступника». С первого издания своего сочинения о преступном человеке Ломброзо отчетливо отличает его от душевнобольного. Прирожденный преступник - это особая разновидность рода человеческого. Первоначально Ломброзо признавал один общий тип прирожденного преступника; затем стал признавать их три: тип убийцы, вора и насильника. О тех же трех типах говорят и два других вождя антропологической школы Энрико Ферри и Гарофало:

1. УБИЙЦЫ. Отличаются обыкновенно стеклянными, холодными глазами, налитыми кровью, большим, часто орлиным, загнутым вниз носом, развитыми клыками, челюстями и скулами.

2. ВОРЫ. У них наблюдается особенная подвижность лица и рук, блуждающие маленькие глаза, сдвинутые брови, редкая борода, ушная раковина оттопыренная, поставленная углом, кривые, впалые, иногда курносые носы.

3. НАСИЛЬНИКИ. Отличаются блестящими глазами, вздутыми губами, женственными телодвижениями, разбитым или сиплым голосом.

У прирожденных преступников также относительно большой размер лица, по сравнению с остальной частью черепа, в чем усматривается признак «сравнительно низшего органического строения». То есть обезьяньи черты. В работе о женщинах Ломброзо выразил мнение, что преступницы превосходят по жестокости преступников-мужчин, но встречаются реже.

«С нравственной черствостью и нечувствительностью у прирожденных преступников соединяются непредусмотрительность, в силу которой они недоступны влиянию угрозы уголовного закона, отсутствие нравственного чувства, раскаяния и угрызений совести, а также сильно развитое тщеславие, превосходящее даже тщеславие артистов и литераторов, мстительность и особая гордость. Страсти прирожденных преступников - любовь, страсть к игре, к лакомой еде отличаются необузданностью, непостоянством и насильственностью. Даже благородные чувства и влечения у многих из них принимают болезненный характер и отличаются неустойчивостью. Кроме того, прирожденным преступникам присуща наклонность татуироваться. Кроме большой распространенности, - говорит Ломброзо, - поражает и самый характер содержания татуировок: бесстыдство, хвастовство преступлением и странный контраст дурных страстей, наряду с нежными чувствами».

Вот еще наблюдения:

«Недостаточная чувствительность и большая острота зрения сближают преступников с дикарями. Обоняние у преступников отличается большой остротой, особенно у преступников против половой нравственности, но вкус несколько притуплён. Прирожденный преступник обычно левша, и правое полушарие мозга работает у него более, чем левое. И в походке прирожденного преступника есть особенность: левый шаг у него длиннее правого и, кроме того, левая ступня образует с осевой линией больший угол, чем правая; те же особенности замечаются и у эпилептиков».

Особо Ломброзо выделяет нечувствительность прирожденных преступников к боли: «Я видел, как двое убийц, ненавидящих друг друга с давних пор и сделавших друг на друга донос, на прогулке подрались, причем один укусил другому губу, а тот вырвал у противника волосы; оба потом жаловались не на раны, повлекшие за собой тяжелые последствия, а на то, что им не удалось докончить мщения». Анальгезией Ломброзо и Ферри объясняют и недоразвитие у преступников чувства сострадания.

В литературе о криминальной антропологии говорится: «Прирожденный преступник, по учению Ломброзо, есть, прежде всего, анатомо-физиологический тип, т.е. субъект, отмеченный целым рядом своеобразных анатомических и физиологических признаков. Во всех частях его тела Ломброзо и его школа находят ряд характерных аномалий. Они измеряют преступника буквально с головы до пяток и всюду находят особенности. Одни из этих особенностей носят внешний характер и определяются прямо путем измерений соответствующей части тела на живых и мертвых людях, другие - скрыты внутри организма и обнаруживаются при вскрытии трупов. При этом в перечислении отличительных черт анатомии прирожденного преступника нет определенной системы. В беспорядке излагаются признаки самого разнообразного анатомического и биологического значения. У прирожденных преступников часто наблюдаются: асимметрия черепа, короткий лоб, выступающий профиль, различные уклонения формы черепных и лицевых костей».

Ломброзо выделил следующие основные признаки, присущие прирождённым преступникам:

необычно маленький или большой рост;

маленькая голова и большое лицо;

низкий и наклонный лоб;

отсутствие чёткой границы роста волос;

морщины на лбу и лице;

большие ноздри или бугристое лицо;

большие, выступающие уши;

выступы на черепе, особенно в области «центра разрушения» над левым ухом, на тыльной стороне головы и вокруг ушей;

высокие скулы;

пышные брови и большие глазницы с глубоко посаженными глазами;

кривой или плоский нос;

выдающаяся вперёд челюсть;

мясистая нижняя и тонкая верхняя губа;

ярко выраженные резцы и вообще ненормальные губы;

маленький подбородок;

тонкая шея, покатые плечи при широкой груди;

длинные руки, тонкие пальцы.

Критики указывали, что аналогичные особенности существуют и у законопослушных личностей, а какой-либо статистической разницы в частоте их встречаемости нет. По этой причине в более поздних работах самого Ломброзо и его учеников помимо преступников, которые совершают преступления в силу биологической предрасположенности, выделяются также те, кто может пойти на нарушение закона под действием жизненных обстоятельств - случайные преступники или потенциальные.

Кроме этого, появилась теория о зависимости преступного поведения от типа телосложения, который, в свою очередь, связывался с работой желез внутренней секреции. Выделялось три основных соматических типа:

Эндоморфный - тенденция к ожирению, мягкая округлённость тела, короткие и тонкие конечности, тонкие кости, гладкая кожа; расслабленная личность с повышенным уровнем комфортности, любит роскошь, экстраверт.

Эктоморфный - преобладание кожи, хрупкое тело, тонкие кости, покатые плечи, маленькое лицо, острый нос, тонкие волосы; чувствительный тип с расстройствами внимания и бессонницей, проблемами с кожей и аллергиями.

Мезоморфный - преобладание мышц, костей и опорно-двигательной системы, большое туловище, широкая грудь, большие ладони и руки, плотное телосложение; активный, агрессивный и несдержанный тип личности.

Считалось, что у преступников в наибольшей степени выражены признаки мезоморфного типа.

НОВЫЕ ОТКРЫТИЯ

24 июня 2009 г. СМИ распространили сообщение под называнием «Ген Преступника»:

«Ученые выявили ген преступника у мужчин. Мужчины с измененным вариантом гена моноамина оксидазы А (MAOA), называемого геном «воина», по словам ученых из Государственного университета Флориды, более вероятно присоединятся к бандам и будут применять оружие.

Именно сочетание генетики и среды развития человека рождает жестоких преступников, считают эксперты в области криминалистики. Банды обычно расценивались в качестве социального феномена, однако вариант гена MAOA (с тремя повторяющими участками) играет значительную роль в их формировании. Генетический вариант указывает на того члена группировки, который готов применить в ход оружие.

Ген MAOA катализирует окисление большого количества различных моноаминов, в том числе адреналина, норадреналина и серотонина, которые влияют на поведение. Варианты выработки нейромедиаторов, связанных со склонностью к насилию, относятся к наследственным и более распространены в культурах воинов и агрессоров».

Это открытие подтверждает справедливость учения Ломброзо о прямой связи между антропологией (генами и внешностью) и асоциальным поведением. А генетическая склонность применить оружие указывает на связь уже с другим аспектом - с темой убийства на войне, о чем мы рассказали несколько лет назад в нашей статье «Убить человека».

Напомню, речь в ней шла об исследовании поведения человека на войне, впервые предпринятом каналом «National Geographic». Результаты были шокирующими. Оказалось, что в ближнем бою нормальный человек не способен стрелять в человека: немеют руки и пальцы на курке, темнеет в глазах - это, как выяснилось, НАШ ПРИРОДНЫЙ РЕФЛЕКС, запрещающий нам убийство. Но на фронте находилось около 2-5% «отморозков», которые, согласно Ломброзо, «сравнительно низшего органического строения». На них этот рефлекс не действовал, а убийство человека не вызывало негативных эмоций, даже приносило удовольствие.

Если в роте не было ни одного такого «отморозка», то она в первых же боях погибала. Если был хоть один - то выживала. На долю этих «отморозков» приходится порядка 90% потерь врага в ближнем бою. Эти «герои» получили массу наград за свои «подвиги» - но, как оказывается, вовсе не за храбрость, а за склонность к убийству, слабую чувствительность к боли и неспособность сопереживать страданиям другого существа. Они, повторю сообщение СМИ, «мужчины с измененным вариантом гена моноамина оксидазы А (MAOA), называемого геном «воина»». До войны и после войны они являлись социопатами, а понадобились стране только тогда, когда стало нужным массово убивать людей. Кстати, эти же «отморозки» составляли костяк органов ЧК-ГПУ-НКВД в СССР и Гестапо в Германии. Массовые расстрелы своего населения не вызывали у них переживаний.

Выскажу гипотезу, что все эти «отморозки» (убийцы, насильники, герои войны, чекисты Сталина и участники уличных банд США) - носители генов неандертальца. Ведь черты социопата у Ломброзо совпадают с антропологией неандертальца: большие руки, чрезмерно широкие ладони, мезоморфный тип с «отсутствием чёткой границы роста волос» и пр.

Этот же тип внешности у героев войны и сталинских палачей. Вот почему теория криминальной антропологии была на Западе и в СССР объявлена «лженаукой». Критики указывали на внешность какого-нибудь героя войны и говорили: какой же это убийца? Он не убийца и не насильник, он наш герой: он убил своими руками 400 вражеских солдат.

Но какая разница, кого именно в массовом количестве убил этот мужчина с широкими волосатыми ладонями неандертальца? Главное, что убил ЛЮДЕЙ. А нормальный человек заповедь Бога «Не убей!» нарушить не может по причине заложенного в Гомо Сапиенс рефлекса неприятия убийства. Поэтому все эти герои войны - это генетическое отклонение от нормы, субъекты «сравнительно низшего органического строения». В войну они потенциальные герои, а в мирной жизни - потенциальные убийцы и насильники…

 

Информация