ГРАНИЦА ПОД МИНСКОМ

 

Игорь Мельников,

кандидат исторических наук

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №4, 2012

Не многие из нынешних беларусов знают ответ на вопрос, почему железнодорожная станция в Заславле называется «Беларусь». Чтобы прояснить это обстоятельство, нужно вернуться на 90 лет назад. Тогда, в марте 1921 г., закончилась кровопролитная польско-советская война, и между Польшей и Советской Россией был заключен Рижский мирный договор. Западная часть Беларуси была включена в состав только что возрожденного польского государства, а восточная осталась за большевиками. В итоге граница между двумя государствами прошла в нескольких десятках километров от Минска. Древний беларуский Заславль остался на советской стороне, а расположенная там железнодорожная станция вскоре получила название «Беларусь», так как являлась последней крупной беларуской станцией перед Польшей.

БССР: ЗАСЛАВЛЬ - ХМЕЛЕВКА

Первые советские пограничные части стали прибывать на границу уже в 1921 г. В Беларуси были созданы 6-я, 10-я и 21-я отдельные пограничные бригады. На границе создавались заслоны в виде постов, которые в свою очередь объединялись в пограничные участки. Граница разбивалась на районы. В ноябре 1921 г. на советско-польскую границу стали прибывать первые строевые армейские части для пополнения частей ВЧК. Штабы двух пограничных дивизий находились в Минске и Витебске. В 1922 г. охрана границ была передана в ведение Государственного политического управления (ГПУ).

На западной границе полным ходом стали строиться пограничные заставы. Одна из таких появилась и в Заславле. Кстати, с этим городом связана успешная операция молодых советских специальных служб по поимке Бориса Савинкова. В 1922 г. агент ГПУ Крикман был назначен начальником пограничной заставы в Заславле и по сценарию Москвы «помогал» осуществлять проход через границу людей Б. Савинкова. А через два года через «окно» в границе перешел и сам Савинков, которого «вели» до самого Минска и в итоге арестовали.

Вскоре (в 1924 г.) был создан Западный пограничный округ, который состоял из семи отрядов. В Заславле находился штаб 15-го Заславского пограничного отряда. Одним из первых его начальников был уроженец беларуского местечка Чериков, будущий начальник погранвойск НКВД СССР Александр Ковалев.

Основной задачей пограничных войск кроме непосредственно охраны рубежей страны была борьба с антисоветской деятельностью в приграничной полосе. Для этого предписывалось использование местного населения. Лозунг на одном из советских агитационных плакатов довоенного времени утверждал, что «границу СССР охраняет весь советский народ».

На приграничных территориях, в том числе и в Заславле, стали выселять т.н. «помещиков», т.е. частных владельцев земли. Не многие знают, что микрорайон Заславля Хмелевка, в котором, кстати, живет автор этих строк, когда-то был частным владением - фольварком Хмелевка. Но новые власти были безжалостны к «имущему классу». Кому-то из землевладельцев удалось бежать за границу, благо та была близко, другие из приграничной зоны были выселены. Большинство домов зажиточных землевладельцев были превращены в комендатуры и заставы. Житель деревни Ворошилы, что рядом с Заславлем, Викентий Вольский вспоминал, что в Новом Поле советская погранзастава находилась как раз в доме бывшего помещика, у которого до революции был не только дом, но и церковь.

Отдельным аспектом деятельности советских пограничников была борьба с контрабандой. Для этого в 1922 г. был создан Западный таможенный округ. Эта деятельность дала некоторый результат, и в течение 1923 г. на беларуском участке советско-польской границы было задержано 3187 контрабандистов. Как отмечает беларуский историк А. Заерко, основными формами контрабанды в середине 1920-х являлись тайный пронос и провоз гужевым транспортом во всевозможных тайниках, контрабандный ввоз товаров пассажирами, следующими из-за границы по железной дороге. Среди форм пассажирской контрабанды популярен был провоз тканей и мехов под видом предметов одежды: платья, юбки, пальто, горжетки. Значительное распространение получила квалифицированная контрабанда, сопровождающаяся сокрытием товара путем наложения на него фальшивых знаков таможенного клеймения. Всего же в период с 1921 по 1935 гг. органами ОГПУ/НКВД на беларуском участке было задержано контрабанды на сумму свыше 10 млн. советских рублей.

В начале 1930-х годов пограничный режим еще более усилили. Вводилась ограничивающая система правил, мероприятий и норм, регулирующих порядок въезда, проживания и производства работ в пограничных зонах. Въезд в погранзону был запрещен всем, кроме постоянных жителей.

В конце 1920-х и начале 1930-х годов увеличивается поток перебежчиков из Польши в БССР. Молодые беларуские крестьяне, находясь под влиянием пропагандистов из КПЗБ и видя дискриминационную политику польских властей по отношению к беларускому национальному меньшинству, принимали решение уйти в БССР. Частыми такие случаи были и на участке 15 Заславского погранотряда. Житель деревни Векшицы Петришковского сельсовета Минского района вспоминал, что в 1935 году в его деревне были пойманы «поляки». Этих людей обыскали и отправили в комендатуру в Заславль. Там собралось около нескольких десятков человек. Доходило и до курьезов. Однажды в районе Петришек границу перешла целая свадьба: жених, невеста, баянист, друзья молодоженов. «Загулявших гостей» из буржуазной Польши под конвоем сопроводили в погранотряд.

Некоторых из перебежчиков арестовывали, случались и случаи расстрелов. Но большинство «поляков» поселяли в местных деревнях. По воспоминаниям заславчан, многие из тех, кто вкусил все блага «большевистского рая», проявившиеся в голоде и коллективизации, пытались затем вновь вернуться в Польшу, но удавалось это не всем.

Бежали в Польшу и восточные беларусы. К примеру, осенью 1930-го из деревни Векшицы Петришковского сельсовета бежала семья беларуских крестьян Павичевых. Пограничники пытались их преследовать, но возле границы собака след потеряла…

К концу 1930-х гг. количество перебежчиков стало уменьшаться. Это было вызвано ужесточением отношения советских властей к нелегальным перебежчикам, которых в БССР, практически поголовно, стали записывать в категорию «польских шпионов». Однако беларуские и польские историки подчеркивают, что переходы с польской территории продолжались вплоть до августа 1939 г.

ПОЛЬША: ШАПОВАЛЫ - ПЕЛИКШЕ

На противоположной стороне границы польские власти также усиливали охрану своих внешних рубежей. Ситуация усугублялась тем, что полякам приходилось создавать пограничную инфраструктуру на, мягко скажем, «чужой» территории. Население Западной Беларуси настороженно относилось к польскому государству. Тем более что новые власти не скрывали своих намерений окончательно полонизировать «крэсы».

К середине 1920 г. стало ясно, что польская государственная полиция не в состоянии организовать качественное функционирование пограничной инфраструктуры. В этой связи в 1924 г. правительство Второй Речи Посполитой создает новую военизированную службу - Корпус охраны пограничной (KOП). Уже в сентябре того же года была разработана организационная структура нового органа. Корпус одновременно подчинялся Министерству обороны и Министерству внутренних дел. Главной задачей КОП была защита приграничной территории с Литвой, Латвией, СССР и Румынией (с февраля 1939 г.). Стоит учитывать, что западные рубежи Польши охраняли обычные пограничные войска. В период с 1929 по 1938 г. произошло большое количество изменений в организационной структуре КОП. Менялись названия подразделений, их место дислокации.

На противоположной стороне от 15-ого Заславского погранотряда находились части 1-й компании батальона КОП «Ивенец». Это подразделение входило в состав 2-й бригады погранохраны «Новогрудок».

На польских и советских военных картах того времени отчетливо видно, что «напротив» Заславля и фольварка Хмелевка находились польские пограничные стражницы Пеликше и Шаповалы, личный состав которых состоял из взвода солдат, которыми командовал унтерофицер. Штаб батальона находился в Ивенце. Между польскими заставами и штабом была очень хорошо отлаженная телефонная связь, чем, к примеру, долгое время не могли похвастаться советские пограничники.

По воспоминаниям жителей Западной Беларуси, очень частыми были случаи, когда польские пограничники, поймав крестьянина, бежавшего в СССР, тут же отпускали его, приговаривая: «Няхай паспрабуе таго хлеба».

Основной опорой «копистов» были осадники - бывшие польские военнослужащие, которым за военные заслуги во время польско-советской войны 1920 г. выделялись земельные наделы в западно-беларуских воеводствах. Тем, кому «повезло» получить землю прямо у границы с Советами, по сути дела, становились польским пограничниками.

По предварительному согласию обоих сторон, на отдельных участках границы назначались пограничные комиссары, в обязанности которых входило предупреждение инцидентов или их урегулирование. На встречах советских и польских комиссаров чаще всего обсуждалась возможность возвращения убежавших из СССР граждан.

Польские пограничники часто устраивали благотворительные обеды для местных жителей. Многие стражницы «шефствовали» над школами. Семьи офицеров КОП занимались сбором одежды для крестьян. Вместе с тем КОП жестко пресекал любую антигосударственную деятельность и часто исполнял полицейские функции по борьбе с коммунистическим и национальным беларуским подпольем.

17 СЕНТЯБРЯ 1939 Г.

С началом войны с Германией большинство боеспособных частей польской армии, в том числе и некоторые подразделения корпуса пограничной охраны, были переброшены на западный фронт. В восточных воеводствах остались лишь ослабленные гарнизоны пограничных застав да штабное командование.

Около 8.00 жители Ивенца услышали гул моторов тяжелых самолетов. Шла война, и к этим угрожающим звукам ивенчане давно привыкли. Но вместо крестов на крыльях самолетов они увидели красные звезды. Около полудня к зданию военного госпиталя подъехал грузовик. Из него вынесли носилки с тяжело раненным польским пограничником. Он и рассказал, что советские войска перешли границу.

Гарнизоны польских стражниц пытались организовать сопротивление, но силы были неравными. Пограничники из заставы Шаповалы (находилась прямо напротив фольварка Хмелевка) под командованием капрала Недзельского оказали упорное сопротивление пытавшимся сходу прорваться на польскую территорию советским кавалеристам. Вскоре сопротивление «копистов» было подавлено. Пограничники из Пеликш успели отойти вглубь польской территории и, соединившись с другими частями батальона «Ивенец», выдвинулись в сторону Лиды. К исходу дня это подразделение КОП было атаковано красноармейцами 145-го кавалерийского полка и почти полностью уничтожено.

Вот как тот бой описывал в своих мемуарах будущий маршал Советского Союза А. Еременко: «Несмотря на трудные условия местности и бесцельное сопротивление отдельных польских частей, продвижение наших войск шло успешно. Севернее ст. Столбцы польский батальон занял хорошо подготовленную боевую позицию и пытался задержать продвижение наших частей. Но об этом мы заблаговременно узнали от одного рабочего-железнодорожника, подробно рассказавшего о намерениях «пилсудчиков». Не потребовалось большого труда, чтобы сбить польский батальон и очистить путь нашим войскам.

Были попытки задержать нас на р. Неман. В 9.00 при подходе к одной из переправ наш 145-й кавалерийский полк, которым командовал молодой, впервые участвовавший в бою офицер Карпенко, вынужден был вступить в бой с поляками. Вначале Карпенко немного растерялся, но затем, когда появился командир корпуса на его участке и приказал поддержать полк артиллерийским огнем, он выправил положение и выполнил задачу».

А вот что советский военачальник писал о начале «освободительного похода»: «За час до начала действий на командный пункт корпуса прибыл командующий войсками округа командарм 2-го ранга М.П. Ковалев. Я доложил ему о готовности корпуса.

В назначенное время был дан сигнал и, изготовившись к бою, мы быстро двинулись через границу. Продвижение происходило беспрепятственно. Мы с М.П. Ковалевым тоже двинулись вперед и остановились у самой границы в районе Рубежевичей. На небольшом холмике, от которого начинался лес, стоял пограничный столб №777, обращенный к нам советским государственным гербом. Он невольно привлек наше внимание. Почти два десятка лет этот столб разделял две части Белоруссии. Никто не имел права перешагнуть за узкую полоску земли, тянувшуюся за этим столбом. А по ту сторону под властью польских панов томились паши братья и сестры. Теперь же им угрожала еще более тяжелая, фашистская, неволя, если бы мы не протянули им руку братской помощи.

Заметив, что я сосредоточенно смотрю на запад и о чем-то думаю, Ковалев положил руку мне на плечо и спросил:

- О чем задумался, казаче? Дела-то, кажется, идут неплохо?!

Обернувшись к командующему, я ответил:

- Думаю вот этот пограничный столб №777 забрать с собой, перевезти его на новую границу и поставить там, где прикажет наше правительство.

- Правильно! Пусть этот столб обозначает нашу новую справедливую государственную границу.

Я тут же приказал выкопать столб и погрузить его на одну из грузовых машин 6-й кавалерийской дивизии, двигавшихся в этом направлении. Так символ границы - столб №777 - двинулся с нами на запад».

В течение двух недель красная армия освободила Западную Беларусь, а 28-30 октября 1939 г. в Белостоке состоялось Народное собрание, на котором были приняты Декларации о государственной власти и о вхождении Западной Беларуси в состав БССР. 2 ноября 1939 г. внеочередная 5-я сессия Верховного Совета СССР приняла Закон о включении в состав СССР Западной Беларуси и ее воссоединении с БССР, а 14 ноября 1939 г. 3-я (внеочередная) сессия Верховного Совета БССР постановила принять Западную Беларусь в состав БССР. В результате воссоединения Западной Беларуси и БССР территория последней увеличилась с 125,6 до 225,6 тыс. кв. км, а население - с 5,6 до 10,3 млн. человек. На присоединенной территории было образовано 5 областей - Барановичская, Брестская, Белостокская, Вилейская и Пинская.

Столб со «счастливым» номером 777 комкор Еременко установил на новой границе на Буге. Впрочем, старая советско-польская граница в 1939 г. не исчезла. В целях внутренней безопасности советские пограничники ее охраняли вплоть до начала Великой Отечественной войны. Для пересечения «рижской межи» требовались специальные пропуска. В 1940 г. 15-й Заславский погранотряд был расформирован, а его личный состав был передан в распоряжение 16-го Дзержинского пограничного отряда. Окончательно западная граница Беларуси определилась в 1945 году.

…В сентябре 2011 года на кладбище города Глубокое был перезахоронен прах Павла Палчинского, командира польской пограничной заставы Каменный воз, погибшего при исполнении служебных обязанностей 17 сентября 1939 г. Польские пограничники под его командованием несколько часов сдерживали превосходящие силы наступающей красной армии. Старожилы рассказывали, что в результате того боя коммунисты потеряли несколько десятков человек.

На траурной церемонии, происходившей на месте, где в 1939 г. находилась польская пограничная застава, было много беларусов и поляков. Люди почтили память человека, до конца оставшегося верным присяге. Несправедливая граница 1921 года стала одним из мрачных эпизодов беларуской национальной истории. Много вопросов остается и в отношении «освободительного похода» красной армии 17 сентября 1939 г. Бесспорным является то, что в его результате произошло воссоединение этнических беларуских земель в одном государстве - БССР, из которого родилась Республика Беларусь. Но не стоит забывать и о жертвах, которыми сопровождалась та «миротворческая операция». Память о тех людях, не зависимо от их национальности, вероисповедания и государственной принадлежности, должна жить с нами, ибо из этих моментов и складывается наша национальная история.

Варшава-Минск

 

Информация