ЗАПОЛНЯЛАСЬ И ТАКАЯ АНКЕТА...

 

Иван ЛЕПЕШЕВ,

доктор филологических наук, профессор, г. Гродно

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №4, 2011

Полузабытые факты о том, как надо было писать автобиографию.

Среди многих книг моей библиотеки я бережливо сохраняю поэму Александра Твардовского «Тёркин на том свете» с автографом выдающегося поэта и датой: 17.04.1964 г. Здесь в сказочно-условной форме говорится о том, как герой попадает «на тот свет», где в сатирических красках воплощены косность, бюрократизм, формализм, шкурничество, зловещая подозрительность или, как писал сам поэт, те черты тогдашней действительности, «которые препятствуют нашему движению вперед и борьба с которыми - одна из задач нашей литературы».

Тогда, в начале 1960-х годов, эта сатирическая поэма была сенсацией. Ее опубликование, после многолетнего замалчивания, было встречено с огромным интересом. Поднятые в ней проблемы, казалось, никого не могли оставить равнодушным. Но вскоре наступил длительный «застойный период», и о поэме перестали говорить и писать.

Сегодняшние выпускники средней школы и высших учебных заведений или совсем ничего не слыхали об этой поэме, или имеют о ней очень смутное, поверхностное либо искаженное представление. Однажды я процитировал по памяти молодым коллегам два отрывка из этого сатирического произведения, и одному слушателю захотелось прочесть всю поэму. Как и предполагалось, многие ее места для современного читателя требуют реально-исторического комментария. Мой коллега-читатель почувствовал гневное обличение советского тоталитаризма. Но об отдельных эпизодах сказал, что это, наверное, авторская фантастика. Смешным и, видимо, надуманным посчитал и описание того, как загробный Стол проверки заставил Тёркина писать автобиографию («по графам: вопрос - ответ») и как Тёркин «начал с предков - кто был дед»:

Дед мой сеял рожь, пшеницу,

Обрабатывал надел.

Он не ездил за границу,

Связей также не имел.

Пить - пивал. Порой без шапки

Приходил, в сенях шумел.

Но, помимо как от бабки,

Он взысканий не имел.

Не представлен был к награде,

Не был дед передовой,

И отмечу правды ради -

Не работал над собой.

Уклонялся. И постольку

Близ восьмидесяти лет

Он не рос уже нисколько,

Укорачивался дед.

Так и далее - родных

Отразил и близких,

Всех, кто числился в живых

И посмертных списках.

И это не поэтова придумка, а комическое изображение того, что было при советской власти. Нынешнему молодому человеку не верится, что была такая тотальная проверка и сквозное, будто на рентгене, просвечивание каждого человека. Но об этом надо знать. И забывать такое нельзя. Как писал А. Твардовский в ином произведении и по иному случаю, «Боль взывает к людям: давайте, люди, никогда об этом не забудем!»

У меня сохранилась «форма № 4» - анкета для написания автобиографии - с перечислением вопросов, которые требуют обязательных ответов. Вот один их этих вопросов: «Был ли за границей, когда, где и чем занимался (на постоянном местожительстве или кем командирован и какую выполнял работу). Кто (фамилия, имя и отчество) находился или находится из родных или родственников самого и жены (мужа) за границей. Когда выехал, где проживал или проживает, чем занимался или занимается. Имеется ли связь самого и жены (мужа) или других родственников и какая. Если связь прекратилась, то когда».

Еще некоторые из 15 анкетных вопросов: «Лишены ли по суду избирательных прав родители самого и жены (мужа) или ближайшие родственники (братья, сестры), за что, когда и где, их фамилии, имена и отчества»; «Был ли в плену в период Отечественной войны. Когда, где и при каких обстоятельствах попал в плен. Сколько времени и где там находился. Когда был освобожден или бежал из плена. Находился ли в окружении в период Отечественной войны, когда, где и сколько времени. В каком составе, как и куда вышел из окружения. Проживал ли на территории, занимавшейся немецко-фашистскими захватчиками в период Отечественной войны, и, если проживал, где и сколько времени. Где и в качестве кого работал или служил, с кем проживал и в каком возрасте»; «Кто из родных (жена, дети, родители, братья, сестры - самого и жены) находились на оккупированной немцами территории в период Отечественной войны. Где и сколько времени находились и чем занимались».

Была в этой автобиографической анкете и зловещая графа о социальном происхождении («Занятие родителей до Октябрьской революции и после»).

Не обойдены в анкете и взыскания («сняты взыскания или нет, если сняты - кем и когда»), а также награды («кем и когда награжден»). Кстати, Тёркин, оказавшись на том свете, узнал, что его наградили посмертно и что может тут же получить орден; он «не знал наверняка, как о мертвом человеке здесь забота велика».

На том свете, как и на этом, вовсю действует стукачество. Давний друг, с которым встречается Тёркин и который теперь там «на виду у загробного начальства», понял, что Тёркин - «неполноценный мертвец», и по-дружески признается:

Но о том, что хочешь жить,

Дружба, знаешь, дружбой,

Я обязан доложить…

- Ясно…

-…куда нужно.

Это - на том свете, а на этом свете стукачей было (а может, и теперь есть) - хоть пруд пруди. Как писал Василь Быков в статье «Будучыня рэспублікі» со ссылкой на опубликованные в Москве источники, «накануне войны … сексотов было у нас десять миллионов».

Думается, не лишними будут и такие воспоминания В. Быкова, не так давно посмертно напечатанные в журнале «Дзеяслоў» (2005, №19, с. 172). Здесь припоминается начало лета 1953 года, когда под конец офицерских курсов группа (человек 25) сидела в поле около дороги. «Занятия проводили самостоятельно, поэтому кончили раньше времени. Сидели, говорили. Разговор зашел про сексотов, все соглашались, что, как и везде, у нас были сексоты. Но сколько: полагали, человек пять. Иные утверждали: половина. Тогда кто-то предложил написать бумажку и бросить в шапку. Пускай сексоты сделают метку-крестик, а другие - прочерк. Так и сделали. Анонимность была сохранена. После развернули бумажки. Оказалось, из 25 бумажек в 18 были крестики. Все были ошеломлены. Но каждый считал, что он поставил прочерк. Между прочим, членов КПСС у нас тоже было 18…»

То, что тут цифры 18 и 18 совпали, не значит, что одни коммунисты и только они были сексотами. Хватало их и среди беспартийных.

Можно было бы про названную анкету и прочее говорить как про уродливые, пережитые явления прошлого времени. Но не так давно в газете «Народная воля» (10.01.2006) сообщалось о современной автобиографической анкете, которую требуют заполнять при устройстве на работу в одном из предприятий. Анкету составили на основании инструкций, полученных с самого верха. Есть в анкете и такие пункты: «Был (была) ли за границей, когда, где и с какой целью (кроме стран участниц СНГ)?»; «Поддерживаете ли Вы, Ваш муж или Ваши близкие (отец, мать, братья, сестры и дети старше 16 лет) неслужебные связи с лицами, которые постоянно проживают за границей (кроме стран-участниц СНГ?)»

Неужели снова всё возвращается на круги своя?

 

Информация