ВЕРА В ИКОНЫ

 

Артем ДЕНИКИН

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №9, 2011

В предыдущих номерах газеты мы опубликовали исследования, посвященные феноменам обновления икон и истечения из икон жидкостей. В данной статье попробуем подвести итог и поставить точку в данной теме.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ «ПЛАЧУЩИХ» ИКОН

Рассказывают, что однажды из Иерусалима монахи привезли в дар царице Екатерине будто бы сорочку божьей матери, которая не горела в огне. Петр приказал ее исследовать, и оказалось, что сорочка соткана из асбестовых волокон. Были и другие поддельные «реликвии» и «мощи», которые Петр велел поместить в основанной им Кунсткамере. Потом в одной церкви в Петербурге объявилась икона божьей матери, которая плакала настоящими слезами, предрекая великие бедствия и разорение недавно построенному Санкт-Петербургу. Узнав об этом, Петр поехал в ту церковь, осмотрел икону и обнаружил наглый обман. Он снял серебряную, усыпанную драгоценными камнями ризу, затем отвинтил винтики, прикреплявшие к задней стороне иконы новую липовую дощечку. В середине этой дощечки была вставлена еще другая, меньшая дощечка. Она свободно ходила на пружинке и вдавливалась при самом легком нажиме. Сняв дощечки, царь обнаружил две лунки, или ямки, выдолбленные в дереве против глаз божьей матери. Маленькие губочки, пропитанные водой, клались в эти лунки, и вода просачивалась сквозь едва заметные, просверленные в глазах дырочки, образуя капли. Петр надавил дощечку, и слезы потекли по щекам богоматери. Икона была отправлена в Кунсткамеру, а хитрых попов отправили на каторгу в Сибирь.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ «ОБНОВЛЕНИЯ» ИКОН

Феномен обновления икон исследовал и разоблачил в начале XX века баптист Н. И. Салов-Астахов; он писал в книге «Палаточная миссия» (2001, стр. 149-152):

«Часто к нам приходили после собраний люди с записками в руках, на которых священниками были выписаны места из Евангелия, говорящие о последнем времени и пришествии Христа. Особенно часто из Ев. Матфея, гл. 24, где Господь предостерегал Своих учеников, говорил о войнах, голоде, болезнях, лжехристах, лжепророках и разных знамениях.

Указывая на эти места и на последние события в России, священники внушали народу, что теперь сбываются все эти события.

«Голод и войны мы переживаем. Эти ходящие по селениям люди и есть лжепророки и лжехристы. Обновляющиеся иконы суть знамения от Бога, чтобы мы не верили лжехристам, но верили святой православной церкви и ее святым угодникам, изображенным на иконах, которым не поклоняются эти еретики». Люди приносили нам подобные записки от священников и просили нас объяснить, кто лжехристы и кто обновляет иконы.

А эти явления были в этом году настолько часты, что с ними приходилось сталкиваться почти в каждом селении.

Вначале этим слухам мы придавали очень мало значения, предполагая, что здесь действует обман или какое-либо шарлатанство.

Но вскоре пришлось убедиться, что налицо имеются факты, которых никак нельзя отрицать.

В одном селении недавно обратилось к Христу все семейство [в веру баптистов]. С поклонением иконам, конечно, было закончено, но некоторые старые изображения остались в их доме. Раз во время нашего посещения находящиеся у них иконы сделались совершенно новыми. Одна из них, совершенно почерневшая от времени, обновилась наполовину, в то время как вторая ее часть оставалась еще совершенно черной.

Обмана в семействе верующих [баптистов] быть не могло. Все члены семьи были обращены, поклонение иконам считалось теперь грехом перед Богом. Посторонний человек не мог зайти в дом и вычистить почерневшие иконы, так что кто-либо из членов семейства всегда находился в доме.

Нужно было искать причины обновления в чем-то ином, помимо влияния человека. Вера в Божественную силу, обновляющую иконы, царила повсюду среди крестьянского и большей частью городского населения. Власти, желая воспрепятствовать распространению веры в чудесное обновление, высылали на места комиссии различных специалистов, но ничего доказать или опровергнуть они не могли.

Факт обновления был налицо. В газетах появились статьи с различными выводами и предположениями. Массы народа стекались на поклонение чудесным иконам. Священники имели большие доходы, ибо поклонники несли различные дары, пожертвования, шедшие в пользу духовенства и отчасти владельцев обновившихся икон.

В скором времени Господь чудесным образом открыл нам причину всех этих обновлений. Это было совершенно неожиданно и как бы случайно.

Находясь в доме верующих в селении Николаевке около Павлограда, я случайно обратил внимание на висящую на стене семейную фотографию, помещенную в рамку бывшей иконы.

«Почему вы поместили в эту рамку вашу фотографию? - обратился я к вошедшей в комнату хозяйке дома. - Ведь это может соблазнять православных людей».

«О нет, - ответила, улыбаясь, верующая женщина. - Наших людей так скоро не соблазнишь, ведь они сами не верят больше в святость икон. Даже теперь никто из нашего села не верит в модное обновление икон. Сами же православные говорят, что попы подкупают людей, и те, вычистив старую икону, или может, заменив ее новою, разглашают об обновлении. У нас в Николаевке пока еще не было ни одного случая обновления, вероятно, и не будет. Вот уже четыре года, как мы обратились к Богу. Изображения я сожгла в печи, но рамки было жаль, она такая подходящая оказалась для нашего семейного портрета, что я оставила ее и вот теперь поместила живущих, а не мертвых святых».

При этом, сняв фотографию со стены и желая ближе показать ее мне, она начала вытирать тряпкой осевшую на рамке и на стекле пыль.

«Ах, батюшки, что же это такое? - воскликнула женщина. - Смотрите-ка, смотрите, рамка-то на фотографии обновилась в моих руках! Вот тебе и на! Значит, и правда, что иконы обновляются, а мы только что говорили, что это обман».

Рамка от фотографии, находящаяся в ее руках, действительно блестела новой позолотой, как будто только что вышедшая из мастерской живописца.

«А ну, сестра, покажите-ка, пожалуйста, находящуюся у вас в руках тряпку», - обратился я к ней. На тряпке оказалась мелкая, едва заметная черная пыль с редким блеском.

Тайна обновления икон была теперь наглядно открыта перед нами.

Весь процесс обновления заключался в следующем: иконы в мастерских живописцев покрывались краской два или три раза. Попав впоследствии в крестьянские дома, эти иконы в течение долгих десятилетий стояли в так называемых «святых углах». От постоянных испарений верхний слой темнел, и блестевшая позолотой икона делалась со временем совершенно черной.

Прошли долгие годы. Наконец, настала необычайно сильная жара, крестьянские хаты со всеми их «святыми углами» и находящимися там иконами наконец-то просохли. Дома наполнились сухим раскаленным воздухом, как это было в этом году. Под влиянием сухого воздуха верхний, уже разложившийся, слой распадался на мельчайшие частицы и в виде мелкой незаметной пыли спадал вниз. При этом обнажался второй слой краски, совершенно чистой и блестящей, как будто только что вышедшей из-под кисти.

Крестьянин, заглянув в темный «святой угол», неожиданно видел вместо черной иконы, доставшейся ему, быть может, еще от дедушки, совершенно новую, блестящую. Извещался священник, распространялась молва по всей окрестности. Съезжалось духовенство, сходились люди, приносились пожертвования, устраивались богослужения и немалые попойки.

У священников оказывалось в кармане сотня-другая рублей».

Комментарии, как говорится, излишни…

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ИКОНЫ?

Как считают протестанты, иконы - это абсурдная ересь. Ведь, в самом деле, никто не знает, как выглядит Бог, а потому любое Его изображение является карикатурой: в Японии Он на иконах изображается японцем, а в Африке негром.

Интересно, что после воскресения апостолы и другие не смогли узнать Иисуса - Его внешность изменилась: «Он был в новом теле, неведомом для них, теле, которое способно проходить через стены дома, появляться и исчезать, в преображенном теле, которое вознеслось на небеса».

Так можно ли изобразить то, что проходит через стены дома?

В Ветхом Завете содержатся запреты на изображение Бога, а в Новом нигде не говорится об иконах и о поклонении им.

Пророк Исаия говорит, что человек берет дерево и часть из него использует для топлива, а из другой части делает себе бога. Потом повергается перед ним и говорит: «Спаси меня, ибо ты бог мой» (Ис. 44:16-17). Далее пророк смеется: «Не знают и не разумеют они… нет у него столько знания и смысла, чтобы сказать: «Половину его я сжег в огне и на угольях его испек хлеб, изжарил мясо и съел; а из остатка его сделаю ли я мерзость? Буду ли поклоняться куску дерева?» (Ис. 44:18-19).

Пророк Иеремия, критикуя плавильщиков различных изображений и истуканов, говорит: «Безумствует всякий человек в своем знании, срамит себя всякий плавильщик истуканом своим, ибо выплавленное им есть ложь, и нет в нем духа. Это совершенная пустота, дело заблуждения; во время посещения их они исчезнут» (Иер. 10:14-15).

Безусловно, поклонение изображениям в православии и католицизме - это наследие язычества. Изначально иконы являлись лишь картинками, иллюстрирующими Библию и предназначенными для неграмотной паствы. Но постепенно эти картинки стали по языческим традициям обожествлять - так и создался культ икон, который сегодня составляет всю суть православной веры.

Четко язычество проглядывает и в поклонении изображениям апостолов и святых. Интересно, что при жизни апостолы не позволяли себе поклоняться. «Когда Петр входил, Корнелий встретил его и поклонился, пав к ногам его. Петр же поднял его, говоря: «Встань, я тоже человек»» (Деян. 10:25-26).

Полностью противоречит сути и духу Библии культ святых (в православии и католицизме), так как Библия категорически запрещается обращаться к мертвым в молитвах. В Ветхом Завете Енох и Илия вознеслись к Богу на небо, но им не молились евреи, и их изображений не имели в своих храмах.

Беларуский баптист Василий Трубчик пишет в этой связи в своей книге «Вера и традиция» (Кобрин, 2007):

«Не обожествила первоапостольская церковь и Апостола Иакова, который был убит Иродом. Никто из авторов Нового Завета даже не обмолвился и словом, что, мол, давайте помолимся святому мученику Апостолу Иакову. …Никто в первоапостольской церкви даже и не думал молиться перед образом какого-либо святого, вопрошать его. Первые христиане знали, что это грех и что никакого общения, по воле Божией, между умершими и живущими на земле нет».

Порой дело доходит до маразма. Несколько лет назад Ватикан выбрал средневекового святого, который должен отвечать за Интернет и быть покровителем всех программистов. Удивляет, что некоего мертвеца Ватикан назначает на работу, даже не испросив его желания этим заниматься. И потом: много ли в средние века знали об Интернете и программистах?

Но самое главное: божественными возможностями обладает только Бог, а не умершие люди, выбранные в святые решением местной церкви. Причем, зачастую выбор крайне сомнителен: в святые выбрали свергнутого народом «кровавого Николашку», а иные общины Москвы требует сделать «святыми» безбожников-коммунистов Сталина и Жукова. Уже и иконы для них нарисовали. Представляется картина: молятся на икону Сталина, стукаясь лбами в пол, и просят его вернуться и всех расстрелять…

Священник А. Борисов пишет в книге «Побелевшие нивы» (М., 1994, стр. 106):

«Быть может, самой яркой иллюстрацией неевангельских издержек иконопочитания в нашей Церкви является празднование Торжества Православия, совершаемое в первое Воскресение Великого Поста. Точнее, даже не само празднование, а те проповеди, которые произносятся в этот день. Вот начало одной из них, близкое к оригиналу:

«Сегодня мы с вами отмечаем великий день - день Торжества Православия. Что такое Православие? Что является в нем самым главным? Почитание святых икон! Вот основное в нашей православной вере. Именно почитанием святых икон и ношением креста наша религия отличается от всех остальных религий!» …В таких проповедях почти ничего не говорится о Самом Иисусе, о том, что в Нем открылась людям полнота любви Божией. Нет, речь идет только об иконах, в особенности, Богородичных, и о ношении нательного крестика. Причем такие проповеди произносятся не где-то в «глубинке», а в Москве «маститыми» протоиереями».

По логике православных теологов, изображение становится иконой только при наличии на нем имени изображенного, а суть иконы вот в чем (определение В. Лепахина из книги «Икона и иконичность», С.-Пб, 2002):

«Икона - это лишь «образ существа», она не идентична ему, однако сущность изображенного невидимо как Божественная энергия «присутствует» в своей иконе. Так икона становится «каналом», по которому почитательное поклонение и любовь (что то же самое) человека восходят к Богу, к существу Божию».

«Энергия» и «канал» - это термины экстрасенсов и магов-шарлатанов, то есть тех, кого отвергает сама церковь. Что касается сути этих шаманских домыслов, то они напрочь опровергаются тем фактом, что в иконах важна сама «картинка» и ее история, а вовсе не тот персонаж, к которому якобы через некий «канал» обращается за некоей «энергией» молящийся.

В. Лепахин рассказывает, например, что икона «Владимирская Богоматерь» означала «столицу Руси»: вначале она была в Киеве, а потом суздальский князь Андрей Боголюбский разрушил Киев, вырезал его население и увез икону во Владимир, который якобы стал теперь «столицей Руси», а затем икону выпросили себе москвичи - и, дескать, уже Москва стала «столицей Руси». Оставляю в стороне эти умозрительные фантазии о том, какой город считать столицей чего. Но вот Василий Трубчик спрашивает:

«Здесь возникает очевидный вопрос: а почему это «Владимирская Богоматерь» является учредительницей столицы? Почему не Казанская? Ведь обе иконы представляют одну и ту же личность. Как видим, здесь уже делается различие между иконами, хотя они представляют одного и того же человека».

Таким образом, суть православия заключается в том, что в православии божеством оказывается не образ на иконе, а САМА ИКОНА. Множество икон с тем же самым образом имеют в православии свою собственную личность, историю, степень магического могущества и «спецификацию». Поэтому, как считают протестанты, православие - это не вера в Бога Иисуса, это не христианство, а вера в магию икон.

Василий Трубчик пишет:

«…Иконопочитатели делают знак равенства между воплощением Иисуса Христа и «воплощением» Его в икону. Что же мы можем сказать на это? Кажется, что здравый человек должен делать различие между портретом человека и плотью его. Да, мы утверждаем, что Иисус Христос - Богочеловек и имеет божественные атрибуты. Но можем ли мы сказать, что есть Богопортрет и что он имеет те же божественные атрибуты? И между Богочеловеком и Богопортретом поставить знак равенства? Тогда на каком основании отвергать статуи, изображающие Иисуса Христа, и не установить их, и не поклоняться им? Ведь можно с таким же успехом учредить Богостатую…

Если иконопочитание так важно, тогда почему Апостолы Христовы не призывают нас изготавливать иконы и почитать их? …Они ведь не почитали икон и не преклонялись перед ними! Рассуждая таким образом, православные отвергают основание, на котором устроена Духом Божьим Церковь, и создают другое...

«Как и прежде, - пишет иеромонах Филадельф, - ограждают Русскую землю чудотворные иконы Божией Матери. Тихвинская икона хранит и богославляет северные пределы. Тверская икона - южные. Почаевская и Смоленская ограждают землю Русскую с запада. На востоке до края земли сияет лучами благодати, ограждая российские земли, Казанская икона Божией Матери. А в центре России сияет образ Божией Матери Владимирской, написанный евангелистом Лукой на доске от стола, за которым трапезовало Святое Семейство» (Филадельф 1992:199).

Интересно бы узнать, сможет ли Смоленская икона оградить русскую землю с востока, а Казанская - с запада»?

К этому замечанию Василия Трубчика добавлю: московская вера еще и крайне шовинистическая, хотя те пределы «русской земли», которые описал иеромонах Филадельф, абсолютно не русские, а ордынские: «на востоке до края земли» - это пределы империи Чингизхана и Батыя, что никакого отношения к Руси не имеет. Как, собственно говоря, и Казань - столица Казанского царства Орды, а никакая не Русь. Впрочем, это не удивляет, так как московская вера является наследником несторианского православия Орды, которое обожествляло власть и великодержавие - что с традициями Руси и Византии никак не связано.

И, конечно, удивляет, как Богородица может быть «Казанской», «Владимирской», «Монгольской» или «Из пятого подъезда общежития таксопарка №2». Богородица - она ОДНА, и никакой «Казанской» или «Владимирской» и иной коммунальной быть не может. Кроме того, не жила Богородица ни в Казани, ни в Комсомольске-на-Амуре и вообще в России, к этим топонимам никакого отношения не имеет.

Это не «придирка». В СССР были города Киров (Вятка), Молотов (Пермь), Куйбышев (Самара), Калинин (Тверь) и т.п. Говорить «Кировская Богоматерь» или «Молотовская Богоматерь» - это вообще издеваться над всем: ставить Богоматерь матерью этих вождей сталинской хунты. А ведь коль город Тверь был переименован в Калинин, то Филадельф должен был теперь писать: «Калининская Богоматерь - Богоматерь всесоюзного старосты - защищает южные пределы России».

«ИКОННАЯ ВЕРА»

Василий Трубчик:

«Перенося внутренний взор веры с Господа на другого человека или же, в данном случае, на икону, человек не может получить действительной помощи от Христа, потому что имеет не ту веру, не Божью веру, а веру иконную. Не потому ли все эти иконы, на которые полагались православные, не смогли спасти людей от нашествия атеизма на Россию и пленения им тысяч и миллионов людей? Великим бедствием стал для России 1917 и последующие за ним годы, когда началась братоубийственная война. Иконы не спасли СССР и от войны 1941 года».

21 июня 1547 года сгорела Москва со всеми ее иконами. Василий Трубчик спрашивает:

«Сам собою напрашивается вопрос: если иконы творят чудеса, спасают целые города и народы, так почему они не могли спасти сами себя и такое множество «намоленных» икон погибло в пожаре? Я ни в коем случае не хочу здесь злорадствовать, но вопрос должен прозвучать, чтобы образумить тех, кто полагается на иконы, как на какое-то божество».

Цитированный выше В. Лепахин четко определяет православие - как веру именно только в иконы:

«Все, что не иконично, т.к. синергийно не связано с Богом, что не имеет превообраза в Царстве Небесном, все это нечисто метафизически, греховно и, главное, разрушительно для иконичного, в итоге - для всего православного, христианского».

Комментарий Василия Трубчика:

«Этим заявлением автор осуждает всех святых Ветхого и Нового заветов, делает их грешниками и чуждыми для православного учения. Это все наводит на очень грустные размышления. Может быть, поэтому православные люди так мало обращаются к Библии, а в некоторых случаях священники запрещают прихожанам читать Священное Писание…»

В. Лепахин говорит не о помощи Бога, а о помощи каких-то икон, подменяя ими Иисуса Христа:

«Всего, по нашим подсчетам, в Православном церковном календаре упоминается 197 чудотворных икон Богородицы (Календарь 1997:70-72). По другим данным - их 468 (Иконы 1976:7). В известной книге Е. Почелянина описаны, по нашим подсчетам, около 900 чудотворных икон (Сказания 1993). Следует иметь в виду, что существуют местночтимые чудотворные иконы; только в Петербургской епархии насчитывается 128 таких святынь. Потенциально же все иконы - чудотворные».

Как видим, иконы ясно и четко считаются некими «божествами», производящими чудеса, если им помолиться. Точно как в сказках про джиннов: стоит потереть лампу - и джинн из лампы выполнит твои желания. Эта связь имеет глубокие корни, так как иконы восходят к тем же восточным традициям Азии. Кроме того, в основе языческих верований русских Центральной России - финно-угров до их славянизации - была «матрешка», то есть Золотая Баба, внутри которой была вторая мать, в ней третья - и так далее. Эту матрешку как уже второстепенное, но не забытое божество - ставили тоже в «святой угол», где-то под иконами. Согласно языческим верованиям русских - то есть финно-угров в прошлом - некие ритуалы вокруг матрешки (Золотой Бабы) несли, как с лампой джинна, выполнение желаний.

Как считают некоторые историки, культ Золотой Бабы принесли с собой в Центральную Европу угры-мадьяры. Так он, возможно, попал в католицизм и трансформировался в поклонение статуям богородицы, которые, кстати говоря, весьма часто плачут в католических странах то слезами, а то и кровью.

Функции икон как чего-то, подобного волшебным лампам и матрешкам, были не столько изобретены, сколько сами собой перенесены из языческих верований. В этом миропонимании суть оставалась языческой: вот идол, при неких с ним манипуляциях (потереть лампу, помолиться, дать жертву) - он даст удачу. С этой точки зрения вера в иконы (и в статуи в католицизме) - это язычество, а не христианство. Новыми идолами стали околохристианские изображения, которым приписываются все те же языческие божественные силы. А по своей сути это шаманская магия: вера в Бога подменяется верой в магические предметы.

А где Учение Христа? Оно вовсе не в том, как находит наивный русский «патриот» Филадельф и миллионы русских с ним, «чтобы охранять границы России». Никакой «России» при Иисусе не было - и Он вообще к ней никакого отношения не имеет. 

С какой стати Богородица Мириам, еврейка, будет охранять «пределы России» (в виде «своих» икон «Казанской Богородицы» и прочих), если в России евреев веками гнобили и уничтожали по приказам царей? Причем, иные радетели этих икон сами участвовали в погромах евреев. Хоть толика ума есть у это утверждающих? Нет, они говорят, что Иисус был русским. Хотя мать еврейка. Игнорируется, что все иконы «Богородицы» («в Православном церковном календаре упоминается 197 чудотворных икон Богородицы») - это иконы еврейки. Как она может быть «защитницей России», пребывая в «черте оседлости жидов», введенной Екатериной II при разделе Речи Посполитой? А ведь эта «черта оседлости» проходила далеко за западной границей нынешней Российской Федерации…

С 1448 по 1589 (это 141 год - рекорд в христианстве!) московская религия была АВТОКЕФАЛЬНОЙ Церковью. То есть, незаконной. Протестантизм появился в начале XVI века, за 70 лет до рождения РПЦ Москвы усилиями Бориса Годунова в 1589 году. Баптисты, концепты которых я цитировал у беларуса Василия Трубчика, появились в 1609 году под руководством Джона Смита в Голландии, в 1612 году в Англии появилась первая баптистская церковь.

То есть фактически - Церкви равноценны по своей истории. Но «национальный колорит» (то есть языческое наследие и ордынский менталитет) не дали возможности распространиться эпохе Реформации и протестантизму в Россию, хотя тогда ВКЛ-Беларусь стала протестантской страной.

Возможно, у нас, православных РПЦ Киева и потом униатов, тоже была до этого времени своя икона Богородицы, которая защищала нас с востока от нападений Орды-Московии (ныне России). Но ведь приняли Реформацию. Значит, не верили православным иконам и католическим статуям.

Но, конечно, никакой «истины» в этих спорах быть не может. Каждый имеет полное право верить в то, во что он верит.

 

Информация