СРЕДНЯЯ ЛИТВА - АЛЬТЕРНАТИВА БССР

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №1, 2011

На какой национальный опыт надо опираться беларусам в создании своего Государства?

В XX веке Восточная Беларусь не была ни свободной, ни счастливой. Ее оккупировали войска Троцкого, которые присоединили ее к РСФСР и насаждали чудовищную русификацию - она продолжается до нынешнего времени. Все беларуское национальное истреблялось, прежде всего - сам язык беларуский, беларуская интеллигенция, деятели культуры и науки. Восточные беларусы оказались узниками концлагеря под названием «СССР», где стали бесправными крепостными рабами партийной номенклатуры. Нищета и голод, доносы и постоянная угроза ареста по малейшему поводу, тотальный страх и царство всеобщей лжи - вот лицо жизни в антинародной БССР.

Жизнь западных беларусов в составе Польши (до 1939 года) - являлась полной противоположностью дичайшему существованию восточных беларусов в Совдепии.

В Западной Беларуси не было комсомола и безбожных милитаризированных комсомольцев, не было колхозов и иссохших от вечного недоедания одетых в рванье колхозников. Не знали тут и никакого советского Голодомора. Не было ЧК-ГПУ-НКВД, ГУЛАГа и политинформаций, контроля Государства за каждым шагом человека и за каждым сказанным словом.

Вместо всего этого ужасного - радиостанция Вильно вещала рассказы Агаты Кристи на беларуской мове - и почти в каждом доме был радиоприемник (что было запрещено в БССР). Люди носили дорогую одежду и даже смокинги, курили сигары, читали частные газеты и посещали частные кинотеатры, где смотрели американские фильмы, ездили на своих дорогих авто - в том числе на отдых в европейские страны. Магазины ломились от еды и товаров, а с 1935 года во многих семьях появились и серийные немецкие магнитофоны К-1 производства фирмы BASF (в СССР первые магнитофоны у населения появились спустя 30 лет).

Западная Беларусь жила жизнью нормальной европейской страны. Если бы не советская повторная оккупация 1939 года, то сегодня западные беларусы жили бы не хуже, чем живут в своих странах шведы, немцы, французы. Имели бы зарплаты в 5000 долларов, а пенсии хватало бы на путешествия по всему миру.

Но даже после 1991 года в Беларуси почему-то никто не говорит об этой исторической альтернативе, а наше прошлое подменяется историей БССР - хотя половина нашего народа в довоенной БССР не жила. А еще меньше у нас знают о Средней Литве - так правильно называлась Северо-Западная Беларусь (ибо «Беларусь» - слово, придуманное и навязанное нам царизмом в 1840 году). Это государство было создано беларускими войсками для беларусов Виленщины.

СРЕДНЯЯ ЛИТВА, СОЗДАННАЯ НА ШТЫКАХ БЕЛАРУСОВ

Перескажу кратко ее историю (подробнее о ней читатели могут узнать, например, в статье Олега Трусова «Средняя Литва», альманах «Деды», №2, 2009).

В 1919 году Виленщина стала «яблоком раздора» между Польшей и Летувой (то есть Жемойтией). Дело дошло до войны. После прекращения боевых действий, под давлением Антанты и РСФСР 7 октября 1920 года в Сувалках было подписано соглашение, согласно которому весь Виленский край отходил к Летуве.

Но польский правитель Юзеф Пилсудский вовсе не собирался отдавать жемойтам землю, где он родился. Связанный обязательствами с Антантой, он в сложившейся ситуации виртуозно разыграл «беларускую карту» - инспирировал «бунт» беларусов против передачи Виленщины жемойтам. То есть «бунт» оперативной группы войск «Бенякони», которой командовал генерал Люциан Желиговский.

В группу «Бенякони» входили 1-я Литовско-Беларуская дивизия (1-я ЛБД) генерала Яна Жондковского (Виленский, Гродненский, Минский, Новогрудский пехотные полки, артиллерийский полк, кавалерийский дивизион, саперная рота) и пехотная группа из состава 2-й ЛБД (Ковенский и Лидский полки) во главе с майором Марианом Зындрамом-Костялковским. Всего около 14 тысяч человек.

Эти части были сформированы исключительно из беларусов-католиков Западной Беларуси, которые не хотели служить в польских формированиях, предпочитая им формирования «тутэйшых» (земляков-беларусов). Летувисов в этих формированиях не было.

Беларусы «восстали» уже на следующий день после заключения соглашения с Жемойтией, 8 октября 1920 года. В глазах международной общественности Пилсудский выглядел «чистым». Дескать, беларусы взбунтовались, ничего не могу с ними поделать.

Перед началом похода Желиговский (беларус-католик, родился в Ошмянах в 1865 г., с 1885 г. служил офицером в русской армии, умер в Англии в 1947 г.; до 9 января 1940 г. в Лиде была улица Желиговского, ныне - улица Дзержинского) встретился в Гродно с намеченным на пост председателя временного правительства Витольдом Абрамовичем.

В 6 часов утра 8 октября беларуская армия двинулась на Вильно тремя колоннами, с общей полосой наступления 20 километров. Ковенский и Лидский полки должны были выйти западнее города и перерезать железную дорогу, чтобы не допустить доставки жемойтских войск из Ковно. В центре наступали Виленский и Минский полки. Правее их (с юго-востока) шли Гродненский и Новогрудский полки.

Фактически это была война Западной Беларуси с Летувой за Виленщину.

Беларусы не встретили в Вильно сопротивления, малочисленные подразделения летувисов ушли в Жемойтию без каких-либо боев. Тем более что среди горожан их было очень мало (максимум 2%), а беларусы и поляки составляли абсолютное большинство жителей, да к тому же у них имелась беларуско-польская подпольная военизированная организация.

Днем 9 октября все беларусы и поляки вышли на улицы и с энтузиазмом встречали солдат Литовско-Беларуских дивизий как своих освободителей от ига жемойтов-летувисов.

В тот же день Желиговский издал декрет №1, в котором объявил о создании нового государства - Средней Литвы. В декрете, кроме прочего, устанавливались границы государства (Виленщина и часть Гродненщины), герб Средней Литвы - щит с Орлом и Погоней, флаг государства - красный флаг с Орлом и Погоней. Одновременно он обратился с воззванием к населению, объясняя цель акции беларуской освободительной армии:

«Наш извечный враг занял нашу землю, чтобы водворить на ней кровавое большевистское правление. Не имея возможности под натиском доблестных польских войск ее удержать, враг заключил договор с ковенским правительством и край наш отдал под власть этого правительства. Нас не спрашивали, хотим ли мы идти под власть ковенского правительства, хотим ли мы иметь у себя литовские власти; нами распоряжались без нас, подарили нас ковенскому правительству».

Воззвание заканчивалось обещанием провести в январе следующего года выборы в сейм Средней Литвы, который решит дальнейшую судьбу этого государства.

Первоначально территория нового государства состояла из Трокского повета, 18 гмин Виленского повета, 14 гмин Браславского повета, 8 гмин Гродненского повета, по одной гмине Дисненского, Вилейского и Лидского поветов. К концу ноября она увеличилась еще на несколько гмин, которые беларуские войска в ходе боевых действий отвоевали у летувисов. Общая площадь достигала 10 тысяч кв. км. Кроме Вильно, наиболее крупными городами были Ошмяны, Свенцяны, Сморгонь и Троки. Население Средней Литвы составляло более 530 тысяч человек, из них 90% - беларусы и поляки, около 26 тысяч русских, летувисов - только 3%.

Напомню, что когда в 1939 году СССР, исполняя Договор с Гитлером, передал Виленщину (Среднюю Литву) жемойтам Республики Летува, Молотов в своем обращении указал, что этот край этнически является беларуским, но передается Летуве чисто по политическим мотивам. Кстати, следует напомнить тем, кто сегодня воспевают СССР на телевидении и в учебниках: товарищ Ленин не собирался создавать БССР - он распорядился поделить территорию Беларуси между РСФСР, Летувой и Украиной. Только существование Западной Беларуси в составе Польши стало причиной создания БССР. Так что советская власть не собиралась даже формально поддерживать Беларускую Государственность.

Вернемся к событиям 1920 года. В Средней Литве было сформировано беларуско-польское правительство, в котором половину постов заняли беларусы. В департаменте просвещения был создан отдел беларуских школ, которым руководил видный беларуский деятель Бронислав Тарашкевич. Он создал Общество беларуских школ; весной 1921 года в Средней Литве работали 186 беларуских школ, в Вильне - беларуская гимназия, в местечке Баруны - беларуская учительская семинария (сравните с нынешней вроде бы суверенной РБ, где беларуские школы закрыты из-за политики тотальной русификации).

Был объявлен призыв в армию мужчин восьми возрастных категорий. Но самое интересное - Польша и поляки в этой войне были как бы «в стороне», поэтому в Средней Литве сосредоточились подразделения уже со всей Западной Беларуси. Без лишнего шума из Польши прибыли остальные этнически беларуские войска, в том числе отдельные части 2-й ЛБД. Фактически война Средней Литвы с Республикой Летувой (Жемойтией) стала общебеларуской для всей Западной Беларуси.

Увеличенные за счет этого прибытия беларусов войска Желиговский разделил вскоре на три дивизии: 1-ю пехотную (Новогрудский, Виленский, Минский полки); 2-ю пехотную (Лидский, Ковенский, Гродненский полки); кавалерийскую (23-й Гродненский уланский полк, 13-й Виленский уланский полк, 4-й Наднеманский уланский полк).

В этой армии не было поляков из Польши, там служили беларусы, которые защищали наши исконно беларуские Виленщину и Гродненщину. Поэтому крайне непонятна нынешняя позиция официоза, который находит «истоки Беларуской Армии» только в Восточной Беларуси и в крайне сомнительной кремлевской марионетке БССР, а не в Западной Беларуси. Будто там не было беларуских войск, и будто они не воевали за беларускую землю. Такой подход не только антипатриотичный, но вообще не беларуский.

Получив пополнение из Западной Беларуси, армия Средней Литвы пошла в наступление на Ковно, существенно меняя линию границы в свою пользу; в частности, были захвачены Кейданы, расположенные в самом центре Летувы, а вся железная дорога Гродно - Двинск теперь оказалась на территории Средней Литвы. Видя свое неминуемое поражение от беларуских войск и полную оккупацию беларусами Республики Летува, жемойты в панике обратились к Контрольной комиссии Лиги Наций. Под ее давлением наступление беларусов на Ковно было остановлено - стороны 29 ноября 1920 года заключили перемирие.

Так победоносно окончилась война западных беларусов с летувисами за освобождение Виленщины.

Летува разорвала дипломатические отношения с Польшей и до декабря 1927 года формально находилась в состоянии войны с ней. В этом вопросе Летуву поддерживали власти РСФСР (затем СССР) - исходя из антибеларуских имперских целей: они хотели отнять у беларусов Вильно - как память об их славной истории ВКЛ. Лига Наций тоже не хотела видеть в Средней Литве самостоятельное государство (как «источник нестабильности границ») и предлагало его инкорпорацию или в Польшу, или в Летуву при условии инкорпорации самой Летувы в состав Польши, от чего последняя категорически отказалась. Эмигрантское правительство Наивысшей рады БНР во главе с Антоном Луцкевичем, находившееся в Праге, поддерживало Среднюю Литву, но представители ряда других политических беларуских сил видели иные варианты будущего - инкорпорацию то в Польшу, то в Летуву, то даже в Советскую Россию. Все эти «радетели» оплачивались соответствующими секретными ведомствами этих государств.

По всем признакам Средняя Литва была вполне реальным Государством. Там существовала своя судебная система, имелись свои деньги (польские с надпечаткой), государственная символика и даже почтовые марки. Уже 20 октября 1920 года в продаже появились первые почтовые марки с двумя гербами: польским орлом и беларуской «Погоней». На марках 1920-22 гг. изображены памятники архитектуры, портреты королевы Ядвиги и короля Ягайло, Тадеуша Костюшко и Адама Мицкевича - как беларусов и субъектов нашей истории Литвы, переименованной царизмом в «Беларусь».

Однако, как считает Олег Трусов, небольшая страна полностью зависела от кредитов польского правительства - от экономики Польши и польской валюты. Кроме того, Польша все время оказывала давление на Желиговского, требуя скорейшего включения Средней Литвы в состав Польши. Эта перспектива вызвала огромный кризис в правительстве, почти все руководители страны ушли в отставку. 20 февраля 1922 года, при бойкоте большинства беларусов, новоизбранный сейм принял решение о присоединении Средней Литвы к Польше «без всяких условий и оговорок». С 6 апреля 1922 года Средняя Литва стала Виленской землей - на правах воеводства. Прежнее государство, существовавшее 18 месяцев, исчезло.

Наконец, конференция послов Великобритании, Франции, Италии и Японии 15 марта 1923 года официально установила польско-летувисскую границу, которая закрепила Виленскую землю за Польшей. Летува отказалась признать это решение и обратилась за помощью к СССР. Правительство СССР невесть с какой стати пожелало вмешаться в этот вопрос, который к России не имел никакого отношения, и в своей ноте правительству Польши от 5 апреля 1923 года тоже заявило о непризнании этого решения. При этом мнение БССР о Виленщине как беларуском крае было Кремлем проигнорировано, что еще раз доказывает предательскую антибеларускую суть СССР.

В январе 1925 года, в связи с унификацией административного деления Польши, Виленскую землю бывшей Средней Литвы преобразовали в воеводство. В него вошли 9 поветов с беларускими этническими землями: Браславский, Вилейский, Виленско-Трокский, Воложинский, Дисненский, Молодеченский, Ошмянский, Поставский, Свенцянский.

28 сентября 1926 года Летува заключила с СССР договор о ненападении и взаимном нейтралитете. В этом договоре советское правительство снова подтвердило право Летувы на беларуские Вильно и Виленский край - вопреки протесту руководства БССР.

Как констатирует Олег Трусов, в советские времена Средняя Литва, в отличие от Лит-Бел ССР, не упоминалась не только в учебниках, но и в научных исследованиях. Будто ее никогда и не было. Причина понятна: и в 1918, и в 1939 году именно Москва являлась инициатором передачи Виленщины и Гродненщины (населенных беларусами и поляками) Летуве - для «предупреждения беларуского сепаратизма» и для «уменьшения польского влияния в Беларуси». Это - грязная колониальная политика в отношении Беларуси.

СОВЕТСКО-РОССИЙСКАЯ ОККУПАЦИЯ

Сегодня официоз продолжает, следуя советской лживой пропаганде, показывать жизнь в БССР в розовых тонах, а жизнь Западной Беларуси в составе Польши или замалчивается, или рисуется мрачными красками. На самом деле наш народ героически боролся за свою свободу, не желая жить в проклятой БССР. Уже один этот факт показывает - какой выбор тогда сделали беларусы и что они думали, сравнивая жизнь в Западной Беларуси и в БССР.

В ноябре 1918 года немцы эвакуировали свои части из Беларуси, Украины и Польши, в результате чего стали абсолютно свободными три республики - Украинская, Беларуская и Польская. Советская Россия не собиралась мириться с их существованием и объявила им войну. Войска Троцкого вторглись на территорию БНР, свергли конституционный строй и законное всенародно избранное беларуское правительство, а саму Беларусь провозгласили частью РСФСР.

Ликвидацию БНР и лишение беларусов своей государственности советские историки лживо называли то «освобождением от немецкой оккупации» (хотя немцы за месяц до этого сами вывели войска из Беларуси), то «освобождением от польской оккупации» (хотя на момент агрессии РСФСР ни одного польского солдата на территории БНР не было).

Это было чисто империалистическое нападение, так как РСФСР в результате его отобрала себе всю Восточную Беларусь, которую потом скрепя сердце по частям возвращала БССР, а Смоленщину, населенную беларусами, так и не вернула до сих пор.

Следует сказать, что высшей задачей государства является сохранение его земли и народа. В этом плане удивителен мазохизм сторонников СССР и «дружбы со старшим братом» - при том, что Кремль урезал территорию Беларуси со всех сторон: присвоил себе земли Восточной Беларуси, отдал Белосточчину полякам, Среднюю Литву - отвоеванную самими беларусами в 1920 году - летувисам. Хрущев хотел также в 1944 году передать Полоцк РСФСР, а после войны - отдать летувисам Гродненщину. Подобное бесцеремонное отношение к беларуским землям могли себе позволять только оккупанты. Советская Россия и была таким оккупантом Беларуси на протяжении 70 лет (и ранее в течение 120 лет царизма). И такая оценка - не «националистическая», а патриотическая, так как, например, та же Россия упрямо не желает возвращать Японии Курильские острова - но эту позицию никто не именует «русским национализмом».

Беларуский историк Кирилл Маль писал в очерке «Война 1920 года: освобождение или оккупация Беларуси?»:

«Прежде всего, военно-политическое руководство РСФСР рассматривало Беларусь как плацдарм для операций против Польши. По планам большевиков, беларуские земли должны были стать главным театром военных действий, ибо ее местность и дороги более способствовали наступлению на Варшаву, чем в Украине.

Правда, поначалу у них вызывала некоторое беспокойство позиция Литвы, которая могла угрожать правому флангу наступающих войск. Но большевики решили эту проблему, купив нейтралитет Литовской республики частью беларуских земель. По условиям мирного договора, подписанного между РСФСР и Литвой в июле 1920 года, к последней должна была отойти [вместе с Виленщиной] почти вся северо-западная часть нынешней Беларуси, включая Сморгонь, Ошмяны, Лиду и Гродно. Более того, большевики обязались заплатить Литве 3 миллиона рублей золотом».

Налицо тягчайшее преступление Советской России в отношении Беларуси - раздача беларуских земель, населенных беларусами, третьим странам - для достижения сугубо российских имперских целей. А ведь у нас до сих пор находятся умники, которые это называют «дружбой народов».

До сих пор в учебниках РБ история российско-беларуской и российско-польской войны 1918-1920 гг. подается не в призме интересов беларуского народа, а в призме интересов российского империализма. На самом деле именно героическое и самоотверженное сопротивление беларусов против российско-советской оккупации спасло и Европу, и конкретно Польшу от коммунистических орд Троцкого.

Беларусы повсеместно вступали в польские части - причем только НА ДОБРОВОЛЬНОЙ ОСНОВЕ, так как в отличие от большевиков поляки не мобилизовали беларусов в свою армию.

В 1919 году была сформирована упомянутая выше в связи с созданием Средней Литвы 1-я Беларуско-Литовская дивизия, полностью - из уроженцев Беларуси. К лету 1920 года - уже 2-я ЛБД. Во время битвы под Варшавой в августе 1920 года именно наша 1-я ЛБД была последним резервом защитников города. Фактически, именно беларуские войска спасли Польшу от поражения. Командование ввело 1-ю ЛБД в бой под Радзимином, а когда началось контрнаступление польско-беларуских войск, Пилсудский направил ее в авангард, чтобы она могла принять участие в освобождении своей Отчизны от большевизма.

Таким образом, вовсе не поляки «оккупировали Западную Беларусь», а она была на 20 лет (до 1939 года) освобождена во многом именно своими беларускими войсками. Которые к тому же, как было сказано выше, после этого освободили и Виленщину, захваченную летувисами в сговоре с Советской Россией.

Участвовал в освобождении Западной Беларуси от троцкистской оккупации и знаменитый Беларуский отряд Станислава Булак-Балаховича. 26 сентября 1920 года он прорвался через линию беларуско-российского фронта у Невельской переправы и освободил Пинск: жители встречали беларусов-освободителей с цветами. Линия обороны 4-й армии красных оказалась разрезанной на две половины, и оккупантам пришлось отступить далеко на восток. Что крайне напугало товарища Ленина, который потребовал в своей телеграмме: «Запросить условия потери Пинска. Была ли опасность известна раньше?»

Однако основу вооруженной борьбы населения против российской оккупации составляли на беларуские вооруженные силы в составе польской армии, а восстания в тылу Красной Армии и партизанское движение.

Хорошо известны восстания в Старокопытове и Велиже, в Речице, в Слуцке и в Борисове. Не было месяца, чтобы в какой-нибудь деревне, волости или даже городе не происходило вооруженного выступления беларусов. Например, в марте 1920 года в Быховском уезде произошла серия восстаний. Крестьяне деревень Кулежи, Уречье, Заполянная, Приволь, Лебедевка, Рябиновка разгромили советские учреждения, затем напали на Пропойск (ныне Славгород), захватили власть в городе. 28 августа член РВС 16-й армии Пятаков послал в Москву телеграмму, в которой сообщал о том, как беларусы встречали отходящие красные войска: «пришлось вести бой больше с населением, чем с польскими войсками, причем во враждебных действиях деятельное участие принимало также еврейское население».

В лесах беларуских партизанских отрядов было больше, чем во Второй мировой войне. Как и немцы, комиссары РСФСР называли их «бандами», хотя бандитами и садистами являлись сами оккупанты.

24 августа 1919 года в районе станции Заольша в Витебской губернии партизаны атаковали отряд губернской ЧК, убили ее командира; на помощь чекистам был направлен еще один отряд из 70 человек, но партизаны разогнали и его, захватили чекистский пулемет. Партизаны в Быховском уезде в марте 1920 года захватили обоз 8-й стрелковой дивизии. Иногда партизаны взаимодействовали с польско-беларускими частями. Так, под Борисовом отряд капитана Семянника, состоявший из местных жителей, объединился с 3-м уланским полком и прошел с ним рейдом по тылам красных, что принудило большевиков летом 1919 года оставить Борисов.

Все это показывает, что не было «польской оккупации Западной Беларуси», а было освобождение Западной Беларуси польско-беларускими частями и партизанскими отрядами - от российско-советской оккупации. Красные и вели себя как оккупанты: расстреливали каждого десятого жителя деревни до тех пор, пока им не выдадут сведения о партизанах; занимались садистскими казнями за малейшее подозрение в связях с партизанами; избивали жителей, отнимая у них последние продукты; насиловали местных женщин и девочек; сжигали целые деревни за «связь с партизанами». В общем, вели себя в Беларуси, как нацисты во время Великой Отечественной войны. Единственное, чего «не хватало», - не травили тут беларусов ядовитыми газами, как во время подавления крестьянского восстания на Тамбовщине.

Партизанское движение в Восточной Беларуси (в «БССР») продолжилось и после 1920 года - причем обрело еще больший размах. В 1921 году было много беларуских партизанских отрядов численностью уже по две и даже по три тысячи бойцов. Так, в конце 1920 года в Борисовском уезде действовала «зеленая армия» в несколько тысяч. На несколько дней она заняла местечко Плещеницы. Борисовский гарнизон таял от дезертирства - бойцы бежали к партизанам, а кавалерийский отряд Борисовского военного комиссариата вообще перешел к партизанам в полном составе. За ним к партизанам сбежала половина милиционеров города Борисов. Аналогично в Игуменском уезде (ныне Червень) действовал партизанский отряд в 3 тысячи человек, он имел даже две 6-дюймовых пушки и 160 снарядов к ним.

Были отряды поменьше. Например, в Борисовским уезде действовал отряд капитана Короткевича в 800 человек, в Минском - отряд Коласа - 100 человек, в Игуменском уезде отряд Орлова - 500 человек. Булак-Балахович создал группу войск под названием Беларуская Народная Армия и попытался освободить Восточную Беларусь от большевиков. Этот его поход хорошо известен. Несмотря на поражение в ноябре 1920 года, он не прекратил своей деятельности, подразделения его армии активно участвовали в партизанской борьбе на территории ССРБ в 1921 году. Они переходили границу и пополнялись добровольцами из местного населения.

Председатель ЧК ССРБ в каждой сводке в Москву сообщал об усилении «бандитизма». В марте - апреле 1921 года он писал: «Несмотря на принимаемые решительные меры по борьбе с бандитизмом, который в Белоруссии сильно развит, таковой с каждым днем все усиливается»; «Бандитизм в Белоруссии принял колоссальные размеры». Ему вторили начальники низшего уровня. В сводке за апрель - май 1921 года заведующий Бобруйским политбюро докладывал: «В общем, бандитизм развит по всему уезду, нет тех волостей, где бы его не было».

Кирилл Маль пишет: «Партизанское движение в Беларуси в 1921 году никогда бы не достигло таких размеров, если бы оно не опиралось на поддержку крестьянства. Крестьяне держали связь с партизанами, сообщали им о действиях красных частей, прятали у себя бойцов партизанских отрядов, обеспечивали их оружием и продовольствием, сами принимали участие в диверсиях и боевых операциях. …Как писал председатель ЧК А.И. Ротенберг, «отношение крестьян к бандитам очень хорошее, к красноармейцам - враждебное».

Историк делает вывод:

«Российско-польская война стала еще одной из многих трагедий Беларуси. Именно в результате ее событий сначала половина, а потом и вся Беларусь оказалась под советской оккупацией, что и определило ее сложную и трудную судьбу в следующие 70 лет. Москва смотрела на Беларусь как на свою собственность, где она могла делать все, что захочет. Организованное и неорганизованное ограбление, массовые репрессии - все это вызывало соответствующую реакцию населения, в своем большинстве видевшего в большевиках захватчиков и врагов.

Факты не вызывают никаких сомнений в том, что в Беларуси существовало сильное антибольшевистское движение и что это движение было действительно народным. Большевики, начавшие поход за мировую революцию, столкнулись в Беларуси с отчаянным сопротивлением, и отчасти благодаря этому сопротивлению были разбиты под Варшавой, на Немане и Щаре. …Таким образом, хотя антибольшевистская борьба в Беларуси не имела шансов на окончательную победу, она стала важным фактором, повлиявшим на результаты войны между Россией и Польшей».

СРАВНИМ РЕАЛЬНОСТИ

В СССР нас приучили смотреть на свою Беларусь как на некий придаток России и как на часть СССР. То есть привили нам такой «угол зрения», в котором мы свое Отечество воспринимаем не как беларусы, а как люди, враждебные Беларуси и самой идее ее независимости.

Но факты показывают, что в 1920 году беларуский народ был против вступления в СССР, против какого-либо союза с Россией и за союз с Польшей.

Сам невиданный размах партизанского движения в Беларуси уже однозначно говорит о том, что наш народ видел в войсках РСФСР оккупантов. Выбор беларусов очевиден - это жизнь в составе Второй Речи Посполитой, где - в отличие от БССР - беларусы не создали ни одного партизанского отряда, не затеяли ни одного антипольского восстания. Были максимально довольны жизнью.

Одна и единственная проблема - западные беларусы в составе 2-й РП ожидали автономии, но поляки не видели в ней необходимости. Это объясняется во многом тем, что беларусы (бывшие литвины) были за 122 года царизма абсолютно затюканы в национальном самосознании из-за трех антирусских восстаний. Царизм приложил колоссальные усилия для этноцида над беларусами: запретил нашу униатскую веру, наш беларуский язык, нашу историю ВКЛ-Беларуси - полиция арестовывала беларусов даже за ношение на ремне пряжки с изображением герба ВКЛ «Погоня» (кстати, неофициального герба Западной Беларуси в составе Польши в 1920-1939 гг.).

В итоге при польской переписи населения Западной Беларуси в начале 1920-х абсолютное большинство беларуских крестьян не могло назвать даже своей национальности - именовали себя только «тутэйшыми». Еще в 1880-е годы корреспондент познаньской газеты сообщал из Вильно:

«Беларуский народ на удивление добрый и спокойный. Это тот материал, из которого любое разумное правительство могло бы сделать все, что пожелало бы. [Как верно это звучит в отношении нынешней РБ! - Авт.] Ленивый и инертный, беларуский крестьянин даже и неспособен противостоять бесправию, что, однако, не значит, что в глубине души он не имеет обиды на своих угнетателей. Национального сознания для него не существует, на вопрос, кто он, беларуский крестьянин скорее всего ответит: «Я, паночку, здешний (тутэйшы)», как будто слово «здешний» было для него альфой и омегой».

Беларусов поляки называли и называют «беларусинами» - что, с лингвистической точки зрения, правильнее по нормам славянского языка, чем неправильное слово «беларус», созданное не славянами, а славяноязычными финскими и татарскими россиянами.

Но «беларусины» в представлении поляков - это не какой-то иной народ, а самый БРАТСКИЙ народ, и даже более того - это и не народ вовсе, а часть общего с поляками народа Речи Посполитой. Согласно польским представлениям, Речь Посполитая за три века своего существования создала свою нацию из слияния ляхов, мазуров и литвинов (беларусов). С научной точки зрения такая концепция имеет право на существование. При этом она не загажена великодержавием, как аналогичная российская постыдная концепция про беларусов как каких-то «младших братьев великороссов», то есть русскоязычных финнов и татар бывшей Московии и Золотой Орды.

В Польше поляки совершенно искренне не понимали, чем беларусины могут отличаться от единой с ними нации народа Речи Посполитой. Польский историк Ежи Томашевский писал в очерке «Bialorusini w oczach polakow. 1919-1939» в 1991 году:

«Большая часть польского общества ничего не знала о беларусах и думала, что «крэсовую» деревню населяют поляки, во всяком случае этнически польское население, которое вследствие захвата русскими подверглось чужим влияниям и утратило национальное сознание. А в кругах, близких к властям, доминировало убеждение, что в Польше нет беларуского вопроса».

Это не великодержавие, как со стороны России, а скорее незнание - или главенство идей о том, что в Речи Посполитой была создана единая нация поляков и беларусинов. Полякофобия и демонизация Польши - это прививалось беларусам в СССР именно для того, чтобы они не чувствовали себя частью нации Речи Посполитой - великого славянского государства, веками противостоявшего неславянской, но славяноязычной Золотой Орде - Московии, переименованной потом в Россию.

Ришард Радик, доктор социологии университета имении Марии Кюри-Складовской, Люблин, писал в очерке «Поляки - беларусы: взаимные стереотипы в XIX-XX вв. (до 1939 г.)» (опубликовано в переводе на русский язык в альманахе «Деды», №4, 2010):

«В 30-е годы в беларуской историографии закрепилась «модернизированная великорусская концепция, соединенная с большевистскими догмами». Через призму этой концепции авторы исторических, идеолого-пропагандистских работ, школьных учебников смотрели не только на саму историю Беларуси, но и на роль поляков в ней. В официальной сфере «польскость» воспринималась только негативно.

Москва распространяла российско-советские, национально-классовые стереотипы поляков. Хотя это не значит, что они доминировали среди беларуского народа, однако их существование становилось все более заметным на фоне прежних представлений, постепенно слабевших. Беларусь стала закрытой для внешнего мира, в том числе для ближайшего на Западе, а на других она начала смотреть чужими, российскими глазами».

Это точно отражает нынешнее положение дел в РБ, где эти чуждые беларусам представления были введены восточным соседом сначала в Восточной Беларуси (БССР), а с 1939 года и в Западной Беларуси.

Иные историки подпевают выдуманному ненаучному идеологическому мифу о принадлежности беларусов какой-то пресловутой «древнерусской народности» в допотопные времена IX-XI веков - и якобы на этом основании Золотая Орда, переименованная в Россию, имеет на нас права.

Однако куда весомее - и с точки зрения науки, и с точки зрения практической жизни западных беларусов во Второй Речи Посполитой - выглядит концепция о том, что за века своего существования Речь Посполитая создала из поляков и беларусов единую нацию. Это куда научнее.

Реалии войн начала ХХ века, о которых писалось выше, это только подтверждают. Бок о бок беларусы и поляки защищали свое общее Отечество от восточной агрессии, вместе выступили против узурпации летувисами Виленщины. Так может поступать только единое национальное пространство - беларуско-польское (единое еще с войны 1654-1667 годов, в которой Москва уничтожила половину населения Беларуси).

БЕЛАРУСЬ НАСТОЯЩАЯ И БЕЛАРУСЬ-СУРРОГАТ

Многие беларуские (литвинские) политические силы были против вхождения Средней Литвы в состав Польши. В этом, безусловно, была своя правда. Потому что западные беларусы героически возвращали свои земли от жемойтской оккупации - и возвращали их отнюдь не для Польши, а именно для нашей Беларуси (Литвы до 1840 года).

Но страхи полонизации оказались во многом напрасными, преувеличенными. Даже в 1935 году во многих местечках бывшей Средней Литвы муниципальные власти вывешивали ее гербы и флаги (что было в памяти местного населения) - и никто не был против. Поляки воспринимали беларусов как часть общего братского народа Второй Речи Посполитой, но при этом уважали наш национальный язык и наши исторические национальные символы.

За десятилетия СССР беларусам были вбиты в голову совершенно абсурдные представления. Утверждалось, что восточные беларусы за 70 лет, а западные - за 50 лет стали якобы частью «советского народа». Но при этом отрицалось, что за три века жизни в Речи Посполитой они могли образовать с поляками единую нацию Речи Посполитой. Где логика?

Утверждалось, что русский, украинский и беларуский народы были якобы «братскими». Но тогда с какой стати беларусы (литвины) всю свою историю жили в одном государстве не с московитами, а с поляками? Почему они все Средние века воевали с «братскими» московитами и их славяноязычными финнами и татарами? Почему за 122 года царской оккупации они трижды устраивали восстания?

14.12.10 в передаче «Слово за слово» (канал «Мир») московские «эксперты» утверждали, что Беларусь должна войти в состав РФ, потому что «беларусы всегда были одной веры с русскими и частью Российской цивилизации». Неправда! Никогда беларусы не были одной веры с московитами - и быть не могли, так как московская вера предусматривала автоматически присягу московскому царю. На момент раздела Речи Посполитой 38% жителей ВКЛ-Беларуси были католиками, 39% - униатами (а до Унии они принадлежали не московской вере, а РПЦ Киева). Впервые московская вера у нас была насильно введена указом царя только в 1839 году. А в Средние века беларусы вообще тотально были протестантами. Что общего у протестантизма с московской верой и с какой-то выдуманной «Российской цивилизацией», под которой на деле понимается Ордынская цивилизация?

Другой умник уже в «документальном» фильме на БТ сокрушается, что «пилсудчики не давали западным беларусам говорить на беларуском языке». Но говорит это в суверенной Беларуси почему-то НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. А кто ему сегодня мешает говорить на своей мове? Тоже пилсудчики запрещают?

При этом беларуский язык почти не отличался от польского - полякам и беларусам для общения не требовался переводчик. А вот русские не понимают даже насильно исковерканный в СССР на русский манер беларуский язык - как равно украинский, польский, чешский, словацкий, лужицкий. Сатирик Михаил Задорнов назвал надписи на украинском и беларуском языках «клинописью». Это показывают на беларуских телеканалах, беларусы смеются вместе с ним над своим же языком. Как это называть? Театром Абсурда? И разве такое варварское отношение к беларускому языку было возможно в Западной Беларуси при поляках?

Одним словом, пора очнуться от этих двойных стандартов в представлениях. Это касается всего национального беларуского - ведь СССР нам привил этого стыдиться и чураться: дескать, «Погоня» - это фашистский символ, а беларуский язык - выдумка фашистов. Если московиты вырезали все население Бреста в войне 1654-1667 годов, то - как пишут сегодня сами жители города на своем историческом сайте - виноваты не московиты, а сами брестчане. Настолько с 1939 года вбиты представления о себе как «младшем брате» - хотя наши предки литвины никогда не считали себя братом Московии-Орды.

Но еще более это касается экономического и социального развития, так как извращенные представления о «благоденствии народа в БССР» создают совершенно искаженную картину нашего прошлого - а значит, это искажает и наше будущее.

Ориентиром благоденствия является наша жизнь не в БССР, а в Западной Беларуси (и в Средней Литве - Виленщине и Гродненщине). Там село не знало никаких жутких экспериментов коллективизации, обладало частной собственностью на землю и процветало. Трудящиеся на фабриках зарабатывали в 10-30 раз больше, чем в БССР. И не знали никакого союза с Россией - он им и не нужен был ни для покупки энергоносителей, ни для поиска рынка сбыта своей продукции. И никаких пятилеток не было. В 1939 году у всех западных беларусов были пластмассовые расчески (производимые в самой Западной Беларуси), а в Восточной Беларуси - ни одной ни у кого; на раскопках в Куропатах археологи по этим расческам и различали западных беларусов от восточных.

Зачем сегодня изобретать уродливый гибрид капитализма с плановой социалистической экономикой, если у нас есть СВОЙ прекрасный образец для воссоздания - это экономика Западной Беларуси до 1939 года?

Это же касается и общественных отношений. В отличие от БССР, в Западной Беларуси существовало Гражданское Общество. Была масса беларуских политических партий на любой вкус, поэтому лгут те, кто говорят сегодня, что беларусам не присуще участвовать в политических партиях и что беларусы якобы равнодушны к политике. Неправда! Это в СССР им было запрещено участвовать в политике, а во Второй Речи Посполитой западные беларусы имели и множество своих партий, и свободные честные выборы в сейм, и вели свободные политические дебаты в парламенте - и это никак не подрывало пресловутую «стабильность» в государстве. СССР как раз завидовал этой стабильности и засылал туда шпионов и провокаторов под маской компартии Западной Беларуси, эти проплаченные на иностранные деньги агенты и сидели в польских тюрьмах как «политические узники», а на деле шпионы, но и среди них не было беларусов - практически только евреи КПЗБ (и почти все они будут расстреляны - но не поляками, а органами НКВД в 1940 году).

Сегодняшняя суверенная Беларусь - во всех отношениях лишь жалкая пародия на Западную Беларусь в составе Польши. Полусоветская экономика, отсутствие национального самосознания и Гражданского Общества, представления о том, что беларусы появились только в СССР, сам взгляд на мир не глазами беларуса - а чужими глазами. Дикое цепляние за СССР и его советские символы и идеологию - когда больше никто не сокрушается о развале этого воплощения Золотой Орды в ХХ веке.

На ТВ говорят, что беларусам якобы не присущи европейские ценности и европейский образ жизни. А как же западная ПОЛОВИНА Беларуси, которая в 1920-1939 гг. жила как типичная часть Европейской Цивилизации? Они что - не беларусы?

Вывод один: главным и единственным источником всех проблем беларусов (литвинов) является постоянное, с 1795 года, желание восточного соседа обладать нами, инкорпорировать Беларусь в чуждые ей от природы восточные реалии. Сама такая инкорпорация ВКЛ-Беларуси в среду России-Орды является абсолютно разрушительным фактором, подрывающим все наши основы как европейской страны и европейской нации. Основы всего - национального сознания, Гражданского Общества, политического устройства, экономики. У нас, 400 лет живших с Магдебургским правом всех городов, навязанные восточные модели просто не работают, так как одиозно противоречат и нашей истории социальной эволюции как нации (которая веками складывалась вне России, при Магдебургии), и всей нашей сути. Отсюда и появились суждения о том, что «Беларусь родилась в СССР», так как ВКЛ-Беларусь является абсолютно чужеродной прививкой на теле Московии-Орды, без малейших признаков «общего знаменателя». Причем мы были еще более западноевропейским народом, чем поляки, так как стали в Средние века протестантским народом.

Это всегда четко осознавал наш народ, который единственный в семье «братских народов СССР» не имел даты-праздника «воссоединения с братским русским народом», так как был оккупирован войсками Суворова - и каждое новое поколение устраивал антироссийские восстания, а затем героически отстаивал свою свободу от большевизма. И смог отстоять свободу Западной Беларуси до 1939 года.

Радетели инкорпорации РБ в РФ для аргументации неизбежно демонизируют Польшу. Однако только на Белосточчине сегодня живут беларусы, которые в семьях говорят не на русском или польском языках, а на нашем беларуском. И там больше беларуских школ, чем в соседних областях РБ. И зарплаты и пенсии у них в 5-10 раз выше, чем у соседей в РБ. И гербом своим они считают «Погоню», а не герб БССР. Получается - только там есть сегодня настоящая Беларусь, а не у нас, где она вся выветрилась восточным ветром.

 

Информация