РУССКОМУ ЯЗЫКУ 50 ТЫСЯЧ ЛЕТ?

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №18, 2011

В России все более утрачивается грань между Наукой и Лженаукой. Там сформировалась целая «научная школа» академика Фоменко, профессора Чудинова и сатирика Задорнова, вещающая, что русские являются родителями Человечества, а русский язык существовал еще десятки тысяч лет назад. Сейчас к этой «научной школе» присоединился и Институт русского языка.

17 мая 2011 года президент Академии фундаментальных наук Андрей Александрович Тюняев получил медаль от Института русского языка имени Александра Сергеевича Пушкина. Медаль ему вручили за научную работу «Стадии русского языка и их соответствие данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии».

Суть «открытия» - поистине революционна и достойна не какой-то медали Института русского языка, а Нобелевской премии. Тюняев «открыл», что 50 тысяч лет назад племена Евразии говорили на русском языке, что древний индоевропейский язык - это русский язык, и все индоевропейские языки - происходят от русского языка.

Вся «доказательная база» этого «открытия» сводятся к тому, что, дескать, уже 50 тысяч лет назад жители Русской равнины были русскими, а потому и их язык был русским.

Рассказала об этом сногсшибательном «открытии» ведущий эксперт международного фонда «Русская культура» Юлия Жукова - в статье со скромным названием «Русский язык как основа мировой цивилизации». Она пишет:

«Когда в 90-е годы минувшего столетия знаменитую болгарскую ясновидящую Вангу спросили о судьбах мира в двадцать первом веке, она ответила, что Европу затопит, США перестанут править миром, зато Россия сметёт всех. Ванга говорила о великой роли России, и в её глазах лучился свет, а в голосе звенела гордость.

Державу изнутри разгрызали ельциноиды и откровенно грабили будущие олигархи. Поэтому прогноз Ванги в ту пору казался фантастикой.

…Здравый смысл в расшифровке прогноза проявили известные детские писатели и учёные Андрей Александрович Тюняев и Сергей Васильевич Еремеев. С того времени и до сего дня они уверенно утверждают, что русскому народу, с его исконными понятиями о справедливости и верой в лучшее будущее суждено стать своего рода духовным объединителем новой мировой цивилизации. А саму Россию на данном этапе спасёт именно русский язык!»

Уже странный «научный» подход: привязывать результаты своих изысканий к каким-то словам Ванги про то, что «Россия сметёт всех». И что хорошего во фразе «сметёт всех»? Цунами тоже всех сметает…

Начинается рассказ Юлии Жуковой об «открытии» Тюняева с «поразительной вещи», как пишет автор. Эта «поразительная вещь» заключается в том, что тюркскому языку приписывается глубина в 10-12 тысяч лет, «дравидийский уходит корнями в цивилизацию Хараппы (7 тысячелетие до новой эры) и глубже», а вот великий и могучий русский язык почему-то не имеет такой древности. Причиной этого Жукова и Тюняев считают заговор врагов России, которые хотят принизить величие этой могущественнейшей Державы и хотят этим оскорбить древнейший на планете русский народ.

Жукова делится: «В антропологическом аспекте русский язык является языком индоевропейской расы».

Забавно узнать о том, что у языков существует какой-то «антропологический аспект». Интересно, а какой антропологический аспект у языка эсперанто?

Жукова пишет: «маршрут распространения «индоевропейцев» подтверждается аналогичным распространением носителей генетической гаплогруппы R1a1, которая в научной прессе названа «русской». …Эта гаплогруппа представлена во всех указанных регионах в такой зависимости: чем дальше регион от центра Русской равнины, тем меньше процентное отношение носителей этой гаплогруппы. На Русской равнине - 70%  R1a1».

Это выдумки. На Русской равнине R1a составляет около 35% - и там превалирует финская гаплогруппа N2, поэтому генетически жители вокруг Московской области (славянизированные финские племена мокша, эрзя, мурома, мещера и пр.) идентичны мордовским народам (а те финны, а не индоевропейцы). Самые высокие показатели R1a - у потомков западных балтов: беларусов (50%), мазуров (57%), лужицких сорбов (63%). Выше этого нет ни у одного другого народа мира. Как видим, R1a растет по мере удаления от Русской равнины (начинает расти у жителей Смоленской и Тверской областей, которые являются кривичами, т.е. беларусами) - и, конечно, никто эту гаплогруппу «русской» не называет, но зато называют БАЛТСКОЙ. Но чаще - «арийской».

Но в любом случае, я так и не понял - а какое отношение это имеет к русскому языку? За что медаль-то дали?

Жукова: «Мы полагаем, что отсчёт начала одной из двух русских гаплогрупп (I) следует вести с 50-40-го тысячелетия до новой эры».

Далее такая логика: коль «арийские» гаплогруппы Жукова и Тюняев переименовали в «русские», то и древних индоевропейцев они переименовывают в русских:

«Итак, по-прежнему нет соответствий только с одной языковой семьёй. С той, которую нам приходится называть неправильным термином «индоевропейская» и которую по географическому месту исконного обитания её носителей следовало бы справедливости ради назвать «русская»».

Эти суждения поражают. Оставляю в стороне тот факт, что понятие «индоевропейцы» появилось раньше географического термина «Русская равнина». Но суть даже не в этом. Напомню для российских первооткрывателей, что в Евразии люди современного антропологического типа появились только 40-35 тысяч лет назад. Их назвали кроманьонцами - по названию грота Cro Magnon во Франции, где в 19-м веке впервые нашли скелеты неоантропов. Удивляет СКРОМНОСТЬ французских ученых: ведь они на таких же «основаниях», как Жукова и Тюняев, тоже вполне могли объявить, что все гомо сапиенсы - это французы. И что, мол, Франция - это родина всех языков и всех народов. Почему же они этого не сделали? Да потому, что понимают всю нелепость подобных обобщений. А российские ученые - не понимают совершенно. Жукова продолжает:

«Насколько существенной была численность древнего населения на Русской равнине, чтобы говорить о возможности древнего формирования семьи языков? Отвечая на этот вопрос, представим результаты проделанного нами статистического анализа археологических памятников Русской равнины. Итоги этой работы были доложены на одной из самых авторитетных археологических и антропологических научных конференций «Человек и его биологическая и социальная история», проведённых Отделением историко-филологических наук, Институтом этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая и Институтом археологии РАН 9-12 ноября 2009 года.

Данные по двенадцати центральным областям Русской равнины показывают, что, начиная с раннего верхнего палеолита (50 тыс. до н.э.), Русская равнина была активно заселена. Огромное количество поселений было оставлено соответствующим количеством людей, которых мы вправе отождествлять с носителями древнерусского языка».

Следуя этому новаторскому «научному подходу» российских ученых, коль кроманьонцы 40-35 тысяч лет назад жили во Франции, то являлись носителями древнефранцузского языка! Плюс Петр I основал Ленинград, граф Демидов жил в Свердловске, а Батый царствовал в Сталинграде и был членом ВКП(б). Остается, правда, загадкой, откуда на территории нынешней русскоязычной России (население которой якобы еще 50 тысяч лет назад было русскоязычным) - взялись местные финские и тюркские языки? Понаехали сюда в советское время? Или вот загадка: почему мигрировавшее 1000 лет назад в Европу коренное население ныне Центральной России - венгры-мадьяры, болгары-булгары, печенеги - не были не просто русскоязычными, но не являлись вообще индоевропейцами? А ведь других таких массовых миграций - далеко после эпохи переселения народов - не было ни из Центральной России, ни туда.

И еще загадка: как у якобы «носителей древнерусского языка» на Русской равнине - вдруг все древние топонимы финские: Москва, Тверь, Калуга, Суздаль, Кострома, Рязань (Эрзя), Пермь, Муром и т.п.? Единственные русские топонимы эпохи Киевской Руси - это города, основанные киевскими князьями: Ярославль, Владимир, Нижний Новгород и Ростов. Это четко указано в летописях: сии города основаны и названы киевлянами на киевский манер, потому выглядят как инородные тела среди местных финских топонимов (и гидронимов) на равнине, ныне именуемой «Русской». На деле же - по сути древних гидронимов и топонимов - эту равнину правильно называть Финской равниной или Мордовской равниной. А финны - это не индоевропейцы…

Жукова фантазирует:

«…Десятитысячный рубеж численности древнерусская («общеиндоевропейская» доиндоевропейского периода) семья преодолела примерно 50 тысяч лет назад, то есть в полном соответствии с данными археологии, антропологии и генетики.

Подчёркиваю: количество археологических памятников на Русской равнине исчисляется десятками тысяч, в каждом последующем периоде увеличиваясь экспоненциально. К раннему средневековью расстояние между соседними деревнями составляло всего около километра. И это уже тот период, относительно которого есть письменные источники и который принято отождествлять с русским народом и русским языком».

Заканчивается статья пафосной главкой под названием «Восстановить историческую справедливость»:

«Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев, подписывая свой указ о противодействии фальсификациям в истории, вряд ли замахивался на такие исторические глубины, о которых сегодня речь.

Однако на основании изучения комплексных данных археологии, антропологии, генетики, лингвистики процесс исторического формирования русского языка обязательно следует дополнить несколькими древними этапами. Верхнепалеолитическим, мезолитическим, неолитическим (этап бронзового века соотносится с общеидноевропейской стадией).

А главное, семью языков, ныне именуемую «индоевропейской», следует именовать по географическому месту её формирования и по национальному признаку её исконных носителей - «русская семья языков». Со всеми необходимыми приставками, отражающими различные древние этапы её развития».

Одним словом - налицо огромное желание переименовать уже весь мир в «русских»…

ЗА ЧТО МЕДАЛЬ?

Вот такая статья, и вот такое «открытие». Но за что медаль-то от Института русского языка?

Давайте разберемся. Тюняев сделал «открытие», что русский язык - это не славянский язык (славянские языки появились только 1500 лет назад), а какой-то иной архаичный и допотопный язык возрастом в 50 тысяч лет. И что русские - это не славяне, а невесть кто, родичи неандертальцев-русичей.

Это нечто неслыханное, такого еще не было: Институт русского языка раздает медали тем, кто доказывает, что русский язык - не славянский, а русские - не славяне. Раньше за подобные высказывания называли «русофобом», «свидомитом» и «агентом Госдепа США», обвиняли в «попытках внести разлад в семье восточнославянских народов». А тут Институт русского языка награждает… Так и хочется спросить: на чью мельницу льете воду, товарищи ученые?

Удивляет и «научная» методология: по костям определять историю языка. Тоже нечто невиданное.

Сегодня жители Минска, Кишинева, Ташкента, Бишкека, Читы, Казани, Риги говорят на русском языке. И какая же общая антропология и генетика их при этом объединяет? Как Тюняев может определить по костям: вот череп русскоязычного киргиза, вот череп казахоязычного киргиза, а вот череп киргиза, который знал эсперанто?

В 1950 году 80% беларусов в семьях говорили на беларуской мове, а в 2010 - уже на русской. Означает ли это, что изменилась их форма черепа? Или что они от этого перестали быть беларусами и стали русскими?

Беларусы неизменны антропологически и генетически минимум 3500 лет - сохраняют все это время балтскую форму черепа. Вопрос: на каком языке говорили предки балтов-беларусов 3500 лет назад? По «логике» Тюняева, раз сегодня беларусы говорят на современном российском языке, то на нем (и даже не на беларуском или старобеларуском!) наши пращуры-балты и говорили. Дескать, это и был язык ятвягов и кривичей, западных балтов.

Все это абсолютно ненаучно. Беларусы за 3500 лет сменили несколько языков: от коренного западнобалтского - до принятия языка Волыни как «старобеларуского», потом в смешении с балтским субстратом этот государственный язык ВКЛ родил беларуский язык, а сейчас и его забыли, перейдя на иностранный русский.

При этом в построениях Тюняева русский язык выглядит чем-то «неизменным 50 тысяч лет», хотя язык - это вещь живая, быстро меняющаяся. Нынешний русский язык - продукт ХХ века, его не было даже 200 лет назад.

ПРЕДКИ РУССКИХ

В реальности русский язык - один из самых молодых. Он появился из солунского (болгарского) диалекта 9-11 веков, то есть церковнославянского языка, на котором говорили болгарские попы, крестившие и русифицировавшие местное население Суздальской земли.

Фактически нет никакой разницы между так называемым «древнерусским» языком и церковнославянским, что четко связывает распространение «древнерусского» языка в Суздальской земле с распространением православия. При этом совершенно ясно, что 50 тысяч лет назад никакого православия не существовало. Откуда тогда мог на Русской равнине, языческой, взяться солунский диалект за 49 тысяч лет до его появления на Балканах?

Славянские языки появились в 4-6 веках нашей эры - как смесь западнобалтского и готского языков с возможным участием сарматского. Опять-таки, 50 тысяч лет назад не было ни славян, ни балтов, ни готов, ни сарматов. Были только неандертальцы.

Коренное население Суздальской земли - финно-угры, которые, как считают сегодня российские историки, «растворились в славянской среде». Таким образом, теория Тюняева опровергает суждения российских ученых о некоей «миграции славян на территорию РФ в 9-11 веках». Ведь Тюняев утверждает, что русское по языку население жило там еще 50 тысяч лет назад, причем антропологически идентичное нынешним русским.

Действительно, о какой-то значимой миграции славян в Залесье (так называли будущую Московию в 9-11 веках) в летописях не говорится. Был просто переход местных племен мордовской группы (муромы, мещеры, мокши, чуди и пр.) на церковнославянский язык. Если антропологически русские не изменились и идентичны дославянскому населению, то это означает, что они лишь сменили язык, а антропологически остались финнами - то есть не индоевропейцами.

Но следует уточнить, что и финнов не существовало 50 тысяч лет назад.

О каких вообще «русских» 50 тысяч лет назад говорит Тюняев и Институт русского языка имени Александра Сергеевича Пушкина?

Термин «Русь» впервые появляется примерно с 4-го века на территории Полабья и острова Русин (Рюген). На территории РФ - с прибытием в район Ладоги (тогда принадлежавшей шведам) колонии ободритов Рюрика в конце 9-го века. Шведы позвали Рюрика, чтобы он уладил их споры с местными финнами - саамами, коренным населением будущей Новгородчины. Ободриты-русины основали Новгород и являлись единственными славянами на этой территории.

По одной из гипотез, термин «Русь» связан с рекой и гребцами (родственен словам «русло» и «русалка»), он означал по сути варягов - тех, кто жил речным промыслом. Ясно, что 50 тысяч лет назад никаких варягов не было, поэтому говорить о какой-то «Руси» 50 тысяч лет назад - это не дружить с головой.

В статье о присуждении Тюняеву медали Институтом русского языка сказано:

«…Десятитысячный рубеж численности древнерусская («общеиндоевропейская» доиндоевропейского периода) семья преодолела примерно 50 тысяч лет назад, то есть в полном соответствии с данными археологии, антропологии и генетики».

Однако 50 тысяч лет назад на Русской равнине обитали только неандертальцы. Получается, что Институт русского языка называет «древними русскими» неандертальцев, а их неандертальский язык - русским языком, а нынешних русских - потомками неандертальцев.

Еще раз повторю, что в Евразии люди современного антропологического типа появились только 40-35 тысяч лет назад. Их назвали кроманьонцами - по названию грота Cro Magnon во Франции, где в 19-м веке впервые нашли скелеты неоантропов. Французами их никто не именует (слава Богу, никто не додумался!). Получается, что национальность кроманьонцев неизвестна, но зато известна национальность их предшественников неандертальцев - сии дикари были русскими (как открыл Тюняев). И выходит, что все люди произошли от кроманьонцев из Франции, а одни русские - от неандертальцев с Русской равнины.

К слову, первые поселения кроманьонцев в приледниковой зоне, в условиях тундры и холодных степей (чем тогда являлась территория Беларуси и Русской равнины), возникли только 27-24 тыс. лет тому назад. То есть, кроманьонцы заселили Беларусь и Русскую равнину на 13-9 тысяч лет позже, чем Францию. Местные неандертальцы Русской равнины были истреблены кроманьонцами «из Франции», при этом вызывает огромное сомнение, что сии кроманьонцы почему-то перешли со своего «древнефранцузского языка гомо сапиенса» на неандертальский «древнерусский язык», согласно Тюняеву.

И вообще, с чего Тюняев и Институт русского языка взяли, что население Русской равнины было неизменным в течение 50 тысяч лет? 22-17 тыс. лет назад пришелся максимум нововалдайского похолодания (неовюм), и территория Беларуси и Русской равнины стала абсолютно необитаемой. Ледник ушел только в период 15-10 тысяч лет назад.

В течение около 10 тысяч лет на Русской равнине никто не жил. Возникает вопрос: где же в это время пребывали «древние русичи» Тюняева? И с какой стати он взял, что племена, вновь заселившие Русскую равнину через 10 тысяч лет, являлись потомками тех, кто отсюда ушел с наступлением ледника?

Забавно взглянуть и на род занятий этих «древних русичей» Чем они занимались в тундре, каковой была Русская равнина? Оленеводством. Жили в чумах. Причем, этим занимаются и сегодня: с глобальным потеплением эти племена со своими стадами оленей двинулись вслед за тундрой на север. Это саамы, чукчи, ненцы и прочие народы Крайнего Севера. Именно они 5-12 тысяч лет назад населяли территорию Русской равнины (и видели мамонтов). По Тюняеву выходит, что они и есть «древние русские с русским языком».

Кем РАСОВО являлись эти древние русичи Тюняева, жившие 5-12 тысяч лет назад на Русской равнине в условиях тундры, промышлявшие оленеводством - и якобы говорившие на древнерусском языке? Могли ли они являться даже европеоидами? Нет. Жизнь в таких условиях создала расу монголоидов с узкими глазами (защита от слепящего на снегу Солнца), иссиня-черными волосами и желтой кожей.

Вот облик «древнего русича Русской равнины» по Тюняеву в период между примерно между 5-12 тысячами лет назад. Излишне говорить, что в нынешних языках этих коренных древних обитателей Русской равнины нет ни крупицы чего-то «русского».

О «КОЛЫБЕЛИ» ЯЗЫКОВ

Интересно, что в одно время с вручением Тюняеву медали Институтом русского языка за открытие, что «русскому языку 50 тысяч лет», СМИ распространили сообщение о других исследованиях праязыка - уже в рамках науки, а не русской лженауки. Сообщение называется «Ученые нашли "колыбель" всех языков»:

«Ученый-лингвист Квентин Аткинсон из новозеландского университета Окленда проследил эволюцию человеческого языка вплоть до его истока - прародителя всех современных наречий. По мнению исследователя, такой "материнский" язык зародился в юго-восточной Африке, а затем распространился на другие континенты, где видоизменялся. Новизна работы заключается в том, что автор опирался только на фонемы - минимальные единицы звукового строя языка. Исследование опубликовано в журнале «Science».

Человеческие языки со временем не остаются неизменными, а постепенно эволюционируют, и по этим изменениям специалисты могут отслеживать историю языков. Однако большинство лингвистов полагают, что языковая эволюция, восстанавливаемая по изменениям слов, может быть воссоздана не более чем на 6,5 тысяч лет назад.

Автор новой работы предложил иной подход - он следил за изменениями не слов, а фонем - языковых единиц, соответствующих звукам речи. Ученый проанализировал 504 мировых языка, сравнивая их фонемические отличия. Он разработал несколько моделей, объясняющих природу найденных изменений. В частности, ученый показал, что в языках маленьких популяций, отделившихся когда-то от предковой популяции, разнообразие фонем меньше, чем в больших популяциях.

Аналогичное свойство характерно для генетических отличий - их тем больше, чем больше размер исходной популяции. Так, максимальное генетическое разнообразие людей наблюдается в Африке, которая является "колыбелью" человечества.

Коллеги автора неоднозначно восприняли его работу. Основные претензии ученых относятся к методу исследования - специалисты сомневаются, что, анализируя видоизменения фонем, можно делать столь далеко идущие выводы (появление "материнского" должно было произойти от 50 до 100 тысяч лет назад)».

Как видим, Квентин Аткинсон не в курсе открытий Тюняева и Института русского языка. Вообще говоря, тема зарождения «материнского языка» связана напрямую с темой появления человека - и поэтому она крайне сложна. Но совершенно очевидно, что 50 тысяч лет назад в Африке не было ни русского языка, ни самих русских.

Но концепт Аткинсона верен. В широком плане язык некой группы отражает время ее появления, что также можно отследить на основе иных культурных реалий (традиций, преданий, национальной кухни). Дело в том, что каждая этническая группа была некогда сформирована из-за своей миграции и/или из-за смешения с другой этнической группой. При этом некие древние реалии исчезают, что позволяет судить о времени рождения данной этнической группы.

Суть, повторяю, верна: чем меньше разнообразие фонем - тем более это говорит о вторичности языка из-за его смешения с другими. Приведу несколько примеров, касающихся нашей европейской истории народов.

Какие индоевропейские языки сегодня - по концепту Аткинсона - наиболее разнообразные в своей сложности, то есть менее упрощены и потому более архаичны?

Это три языка: польский, беларуский и санскрит. Все остальные ныне существующие индоевропейские языки (включая тем более русский) - скудны в своих базовых формах. То есть, другие языки более аналитические, чем синтетические. Объясню, что термин «синтетичность» означает у филологов наибольшую близость к праязыку как изначальной цельной системе передачи мысли. Чем дальше от древнего индоевропейского языка из-за смешений с другими языками - тем меньше в нем синтетичности и больше аналитичности (что, в том числе, выражается в упрощении форм, потере падежей, склонений, в выносе флексий за слово и т.п.).

Для сравнения проспрягаем глагол «быть» на польском языке, на санскрите и на русском языке. При этом повторю, что славянский койне возник как языковое упрощение для межнационального общения. Увы, для русских России это было «упрощение в квадрате», так как славянизация финского субстрата Московии шла через болгарский язык - то есть язык славянизированных тюрок-булгар. Этот болгарский язык - является единственным среди славянских языков аналитическим (все остальные синтетические, то есть с флексиями внутри слова, а не вне слова). Аналитичность языка и является результатом крайнего его упрощения.

Санскритская версия глагола "быть" выглядит следующим образом (в санкрите спряжение проходит без местоимений, что тоже важный признак архаики языка):

(Я) астаями

(Ты) астаяси

(Он) астаяти

(Мы) астаямаг (глухое "г", как в беларуском)

(Вы) астаята

(Они) астаянти

Ляшский (то есть чисто славянский язык Кракова) был уже славянским упрощением, но после слияния языка ляхов с мазурским западнобалтским языком появились формы ныне польского языка, где спряжение тоже происходит без местоимений (но, опять-таки, приведем для удобства в скобках русские эквиваленты местоимений):

(Я) естем

(Ты) естеш

(Он) ест

(Мы) естешмы

(Вы) естешче

(Они) сом

Налицо, кстати, и прямая связь с нормами латинского языка, а он был государственным в Польше в средние века и запросто изучаемым мазурами из-за, очевидно, огромной близости с западнобалтским мазурским (то же можно равно сказать и о литвинах ВКЛ, тогда говоривших на западнобалтском языке кривичей, ятвягов и дреговичей - они все с легкостью учили латынь). То есть, тенденция видна: западнобалтский язык был более всего близок к санскриту и был более сложен, архаичен. От нашего западнобалтского языка некогда как отпочкования и произошли романские, а затем германские языки вместе с самым юным славянским.

А вот спряжение глагола "быть" и на русском, сравните сами:

Я ЕСТЬ

Ты ЕСТЬ

Он ЕСТЬ

Мы ЕСТЬ

Вы ЕСТЬ

Они ЕСТЬ

Попробуйте убрать местоимения из этого спряжения, и вы сразу же поймете, почему эти местоимения обязаны присутствовать, а не отсутствовать, как это имеет место в санскрите и польском. Налицо ПОЛНАЯ АНАЛИТИЧНОСТЬ, утрата исконных БАЗОВЫХ языковых форм.

Возникает сугубо научный вопрос: почему Институт русского языка в РФ находит вместе с Тюняевым и Жуковой свой язык с такими явными чертами аналитичности якобы «наиболее близким с древнему индоевропейскому»? Что за фантазии? Даже в английском - предельно аналитическом языке - сохранилась форма «I am», а в русском «Я есмь» считается церковнославянским анахронизмом. В этом свете даже английский язык более связан с исконным индоевропейским, чем нынешний русский. А русский язык - крайне упрощенный койне.

В рамках концепта Аткинсона сравним беларускую мову и санскрит.

Вот типичный беларуский глагол "бавицца", который в русском эквиваленте будет означать "препроводить время", "существовать". Проспрягаем его в будущем времени:

Я бавицьмуся (я буду препроводить время - не форма "ПРЕПРОВЕДУ", повторяем, а "буду препроводить, существовать")

Ты бавицьмешся (Ты будешь препроводить)

Яна бавицьмецца (Она будет препроводить и т. д.)

Мы бавицьмемся

Вы бавицьмецеся

Яны бавицьмуцца

Теперь давайте проспрягаем в будущем санскритский эквивалент глагола "бавицца", который есть "бавати" и который означает абсолютно то же самое, что и глагол "бавицца" в беларуском языке:

Бависями

Бависяси

Бависяци

Бависяма

Бависята

Бависянци

Как видим, в обоих ДРЕВНЕЙШИХ индоевропейских языках спряжение глагола "существовать" происходит без вспомогательного глагола "буду", в котором, как выясняется, нет необходимости.

А вот это же «разнообразие форм» в русском языке:

Я буду "бавицца"

Ты будешь "бавицца"

Она будет "бавицца"

Мы будем "бавицца"

Вы будете "бавицца"

Они будут "бавицца"

Оказывается, что, как и в спряжении глагола «быть», так называемый «великий и могучий» русский язык - не просто примитивен, но вообще лишен индоевропейских сложных форм. По сути, в сравнении с беларуским и польским языками, русский язык - это АНАЛИТИЧЕСКИЙ язык, а не синтетический. Он скорее подобен английскому языку, хотя и тому уступает в ряде формообразования. То есть, русский язык - только огромнейшее многократное, как испорченный телефон у Чуковского, упрощение древнего индоевропейского языка, которое вовсе не русских делает кандидатами на место индоевропейской архаики, а беларусов и поляков.

Когда вообще появился русский язык? Есть четкий маркер - слово «ватра» (очаг) и производные от него блюда типа «ватрушка». В русском языке нет слова «ватра», а «ватрушка» - заимствование 19-го века из славянских языков. При этом в других славянских языках есть и «ватра», и «ватрушки». Это означает, что русский язык появился в период позже 11 века, когда с цивилизационным развитием очаг (ватра) перестал существовать - его сменила печь.

Кстати, русский язык имеет наполовину финскую грамматику, в том числе глагол «иметь» (обязательный в конструкциях всех индоевропейских языков) в нем подменяется конструкцией с глаголом «быть» («у меня есть» вместо «я имею»), поскольку в финских языках нет глагола «иметь», вместо него используется конструкция с «быть». Это четко указывает, что субстратом русского языка является финский, а сами русские - это славяноязычные финны.

Другой кулинарный пример - блюда из овса. 3500 лет назад индоевропейцы двинулись в Европу с территории нынешней Беларуси, Северной Польши и Северной Украины, чтобы ее колонизировать; до индоевропейцев коренным населением Европы были кавказоиды - ныне они в чистом виде сохранились только как баски в Испании и часть этноса Грузии (Иберия). Как считают ученые, освоение наземных рудников нашего региона вызвало перенаселение у индоевропейцев - и от наших предков отпочковались сначала первые племена, которые в Европе стали романскими, затем другие, ставшие германскими при смешении с туземным населением.

Некогда главной культурой наших предков являлся овес - пшеницы мы еще не знали. Переселенцы, создававшие в Европе свои колонии и новые этнические группы, несли с собой кухню, основанную уже на пшенице, а овес оставался в кухне только у тех, кто никуда не переселялся и сохранял древние традиции. Так, по мнению известного автора кулинарных книг Вильяма Похлебкина, овес сохранился в кухне только трех европейских народов - как самых архаичных: это беларусы, мазуры Северной Польши и шотландцы.

Эти три народа действительно никуда не переселялись (и их обошло великое переселение народов), а антропологически неизменны 3500 лет. Хотя при этом изменили свои языки: западные балты литвины-беларусы и мазуры Мазовы были славянизированы, а шотландцы перешли на английский. Но, как видим, сохранили свою архаику в кулинарии (плюс ко всему знамениты беларуская и шотландская волынки, которых нет ни у других славян, ни вообще у других более молодых европейских народов).

Волынка, овес, ватра - есть и многие другие признаки архаики, от которой отказывался всякий новый этнос Европы. Мифология, в том числе, что тема для отдельного исследования. На этом фоне русский этнос кажется крайне молодым.

Если бы он являлся прародителем славянских языков - то в языке бы сохранялся пласт лексики с понятием «ватра» (очаг), которое устарело еще при рождении церковнославянского языка (солунского диалекта). А раз этого нет в русском языке - то он не знал древнего славянского периода «ватры», не знал древнего уклада быта славян.

Если бы русский этнический элемент являлся прародителем индоевропейцев, то сохранял бы и блюда из овса как главные в национальной кухне, и национальный музыкальный инструмент волынку - инструмент древних индоевропейцев. Вместо этого у русских овес не является частью национальной кулинарии, а кулинария чисто финская (пельмени) и татарская (щи, голубцы, баранки). А национальные русские инструменты - гусли (финские кусли) и балалайка (татарская домра).

На мой взгляд, русские к индоевропейцам и славянам не имеют никакого отношения (кроме разве того, что перешли на церковнославянский язык). Истинными прародителями индоевропейцев и, в том числе, славян являются западные балты - ныне славянизированные беларусы, мазуры, днепровские балты, пруссы, плюс лужицкие сорбы и летописные венеды Полабья. Тут - истоки всего и нетронутая индоевропейская архаика. Что, кстати, только недавно стало учеными исследоваться - в рамках свободы от европейских имперских концепций.

Но печальная реальность в том, что в последние века и десятилетия сама тематика «происхождения» обрела вместо научной - политическую суть. В России создают мифы, которые якобы подтверждают «права на великодержавие» рухнувшей Российской империи (этим же промышляла Австро-Венгерская империя, точно так канувшая в Лету и ненавистная для славян - ибо славянские народы были угнетены всеми империями Европы). В Израиле точно так археологи и историки находят «подтверждения» тому, что земля страны принадлежала тысячи лет назад израильтянам, а не арабам - и так далее в еще ряде стран, включая Китай. И ведь находятся те, кто все эти вымыслы принимают, потому что ХОТЯТ В НИХ ВЕРИТЬ. Когда исследования прошлого, включая археологию и лингвистические изыскания, подгоняются под некий идеологический ЗАКАЗ, то их результат и очевиден, и ненаучен, а часто просто смехотворен.

Говорю об этом с грустью…

 

Информация