ИМЕНА ДРЕВНЕЙ ЛИТВЫ

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №15, 2011

Уже много веков продолжается спор ученых о происхождении имен князей ВКЛ. К сожалению, авторы ошибаются в вопросе о том, какому этносу они принадлежали, как ошибаются и в том, что эти имена были якобы языческими.

Имена князей ВКЛ сегодня никто не может истолковать - хотя пытались многие: и через славянский язык, и через летувисский (жемойтский, который ошибочно называют «литовским»), и даже через скандинавский и финно-угорские языки.

Несомненно, эти имена состоят из повторяемых элементов, а потому что-то означают. Например, элемент «оль», с которого начинается Ольгерд, стоит в начале имени Ольгимонт. Элемент «монт» - в именах Видимонт, Гермонт, Жигимонт, Писимонт, Скирмонт, Ямонт. С «монт» имя может и начинаться: Монтвил. «Вил», которым Монтвил кончается, также в именах Радивил, Гинвил. Довгерд начинается с «дов», как Довмонт. Ряд имен, как в конструкторе, складываются из этих элементов «довг» + «герд» - Довгерд, «довг» + «монт» - Довмонт.

Еще элементы: «товт» (Витовт, Товтвил), «вид» (Видимонт, Монивид), «мин» (Миндовг, Мингайло), «кор» (Кориат, Корибут, Коригайло), «бут» (Корибут, Бутов), «скир» (Скирмонт, Скиргайло), «гайло» (Скиргайло, Ягайло, Кезгайло, Свидригайло и пр.).

Авторы энциклопедии «Литва» (А. Ваганас, З. Зинкявичус и др.), вышедшей в Вильнюсе в 1989 году, признаются, что с точки зрения летувисского языка смысл этих двухосновных имен древней Литвы «трудно объясним». То есть, эти имена не имеют отношения к восточнобалтским языкам жемойтов, аукштайтов и латышей.

Об этом же писал еще в 1864 году Владислав Юргевич в брошюре «Опыт объяснения имен князей литовских». На нее сослался Николай Ермолович в знаменитой книге «По следам одного мифа». Однако эти авторы (а вслед за ними и другие беларуские историки) впали в другую крайность - стали объяснять эти имена как «славянские». Что точно так же принято за уши.

Славяне (точнее, славяноязычные), как и летувисы изначально не понимали смысла этих имен, а потому искажали их на всякий лад. Имя Кейстут в Псковской летописи пишется в двух формах: Кестуит и Кестутий. А непонятное славянскому уху имя Жигимонт переделано там в уже понятное Жидимонт и Жидомонт (производное от «жид»). Нечему удивляться, когда псковский летописец называет короля Речи Посполитой Стефана Батория Степаном Обатуром.

Беларуский писатель и филолог Иван Ласков в книге «Летописная Литва» (Вильня, 2011) выдвигает гипотезу, что это финно-угорские имена. Однако Николай Ермолович в личной с ним переписке в 1989 году ответил, что эта экзотическая гипотеза настолько несерьезная, что не нуждается даже в обсуждении.

Действительно, все эти споры кажутся несерьезными. Все исследователи дружно ошибаются, не желая связывать имена древней Литвы с местным населением. А оно было не восточнобалтским, не славянским, не финно-угорским. А западнобалтским: ятвяги и дайновичи Западной Беларуси, мазуры Северной Польши, пруссы (погезане Миндовга). Их языки исчезли еще в XVI веке - потому мы и не можем сегодня понять смысл древних имен Литвы.

Фактически, это и есть дославянский язык беларусов, наших предков. Поэтому эти имена правильно называть древнебеларускими (литвинскими).

ЯЗЫЧЕСКИЕ ИЛИ ХРИСТИАНСКИЕ?

Но происхождение имен - это только половина загадки. Даже ее малая часть. Куда как в большей мере всех исследователей удивляет, как христианские имена уживались у князей ВКЛ с якобы «языческими».

Например, среди сыновей Ольгерда были Ягайло, Скиргайло, Свидригайло, Корыгайло, Лингвен, Вигунт, Корибут - и одновременно Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир, Федор.

Первые - от тверской княжны, вторые - от витебской.

Некоторые поспешно делали вывод, что от тверской княжны дети были язычниками, а от витебской - якобы православными, да к тому же «уже русскими», как один московский шовинист написал. Чушь! Эти «уже русские» точно так имели свои литвинские имена, а христианами были все 12 сыновей Ольгерда!

Когда в 1342 году псковичи запросили Ольгерда на княжение к себе и предложили ему креститься - он ответил: «уже крещен есмь, и христианин есмь, второе креститися не хощу я» (Белоруссия и Литва. СПб., 1890, с. 76).

А вот что пишет Воскресенская летопись: «у Ольгерда от В. Княгини Ульяны Тверской Яков, нареченный Ягайло».

Вот как оказывается: с рождения был Яковом, но нарекли его уже потом именем Ягайло.

В 1864 году Владислав Юргевич дал такой комментарий этому факту:

«Очевидно, что Ягайло была фамильярная форма имени Яков, которое князю дали при крещении… то есть имя крестное Яков переделали в фамильярную форму и назвали его Ягайлом, ибо иначе летописец сказал бы: «был сын Ягайло нареченный Яков», поставив ранее его языческое имя. Так же, как видим, Евнутий, Витовт, Ольгерд и другие носили имена, данные им при крещении».

Действительно, Витовт был при крещении Юрием, Ольгерд - Александром, но они предпочитали имена, которые все традиционно считают «языческими». В чем причина такого предпочтения? И были ли эти имена языческими?

Придуманное Юргевичем объяснение про некую «фамильярную» форму - кажется притянутым. Во-первых, вначале дают языческое имя, а уже потом при крещении христианское - а не наоборот. Во-вторых, часто имена не имеют никакой связи, чтобы можно было говорить о некой «форме». Тот же Ягайло-Яков, принимая католичество для трона в Кракове, стал Владиславом. Если Ягайло и Яков хотя бы начинаются на общую букву, то Владислав вряд является чем-то схожим. И что схожего между Юрием и Витовтом? В-третьих, сама идея о том, что князю после крещения дают и некую «фамильярную форму», кажется просто нелепой. Например, Ивана Грозного никто не именовал фамильярно «Ванька» или «Ванюха». Так с какой стати такое должно было быть в ВКЛ?

Иван Ласков в книге «Летописная Литва» дает свой комментарий:

«Известно и много таких случаев, когда два имени одного князя не совпадают совсем. Так, сын Ольгерда Корибут получил при крещении имя Димитрий, брат Корибута Скиргайло - Иван. Еще один сын Ольгерда, прославленный Андрей Полоцкий носил языческое имя Вингольт. Между «Андрей» и «Вингольт» также явно нет ничего общего.

История имен Андрея-Вингольта интересна еще тем, что он был сыном христианки, Марии Витебской, и родился в христианском Витебске, где княжил его отец Ольгерд, но, оказывается, первым именем Андрея было все же Вингольт. Про это свидетельствуют псковские летописи, где сообщается: в 1341 году, под угрозой нападения со стороны немцев, «послаша послове в Витебско ко князю Ольгерду помощи прошати. <…> Князь же Ольгерд, послушав псковских послов, не оставя слова псковского, посла воеводу своего князя Георгия Витовтовича; а сам Ольгерд подъим брата своего князя Кестуита и мужин своих Литовъков и мужин видьблян, и приеха в помощь псковичам, месяца июля во 20 день <…> и приведе с собою сына своего Андрея, так обо бяше имя ему молитвенное, а еще бе не крещен» (Псковские летописи. М.-Л., 1941, с. 18)».

Что такое «крещен» в представлениях летописцев той эпохи? Это слово имело крайне узкое значение - крещен именно в православие. Увы, Иван Ласков попался в эту ловушку и далее приходит к выводам, с которыми я абсолютно не согласен:

«Как видим, Андрей Полоцкий до 16 лет не был крещеным, а имя Андрей имел молитвенное, то есть его называли так, когда за него молились. Это ясно показывает, что князья-литвины были не тайными христианами, а наоборот, откровенными язычниками, которыми оставались и в христианском окружении. В политических целях они принимали и православие, и католичество (в обе веры крестились Миндовг, Ягайло, Свидригайло), но, по сути, поклонялись языческим богам и именами пользовались преимущественно языческими. Иначе как понять, что чуть ни у каждого из них было по два имени: христианское и языческое? Андрей - Вингольт, Ягайло - Яков, Скиргайло - Иван, Корибут - Дмитрий, Лунгвен - Симеон, Коригайло - Казимир, Вигонт - Александр, Свидригайло - Лев… Правда, Ольгерд имел еще четырех сыновей от первой жены, и нам известны их только христианские имена: Дмитрий, Константин, Владимир и Федор, но их языческие имена просто не дошли до нас. Очевидность таких именных пар окончательно подрывает гипотезу Юргевича, что языческие имена князей-литвинов - в реальности искаженные христианские, ибо зачем при одном христианском, пусть и искаженном, надо еще одно, неискаженное?»

На самом деле литовские князья не являлись язычниками.

Иван Ласков говорит о каких-то «языческих богах», которым поклонялись князья ВКЛ. Что это за «языческие боги» - выяснили в 2011 году молодые беларуские ученые.

Ипатьевская летопись и «Хроника Быховца» сообщают, что Миндовг якобы поклонялся неким языческим богам, даже уже после своего крещения в папскую веру после 1253 г.:

«Крещение же его было обманным. Чтил богов своих потаенно. Первого Нанадая, и Телявеля, и Диверикза».

На самом деле эти «языческие боги» - это строки из христианской молитвы на ятвяжско-погезанском языке, где Нанадай - «numons dajs», Телявель - «tawo walle», Диверикс - «Deiwe riks». Это вместе фраза «Numons dajs tawo walle, Deiwe riks», то есть «Пусть будет воля Твоя, Господь Бог!». Это молитва «Отче наш» на языке предков нынешних беларусов - на нашем дославянском западнобалтском языке (то есть древнебеларуском). (Подробнее об этом рассказывается в очерке Алексея Дайлидова и Кирилла Костяна «Язык Миндовга» в №11, 2011 нашей газеты.)

Миндовга считали «язычником» из-за того, что он на нашем древнебеларуском языке двукратно произносил молитву «Отче наш»: «Пусть будет воля Твоя, Господь Бог!» («Numons dajs tawo walle, Deiwe riks») перед посадкой на коня или в лодку, перед входом в город и на мост, перед питьем, едой и сном.

Дело в том, что в Балтике до канонического христианства были распространены «ереси» в виде арианства и богомильства. Регион этих «ересей» - все балтийское побережье (за исключением диких и действительно языческих племен типа жемойтов). Полоцкий князь Всеслав Чародей активно помогал «языческим восстаниям» в Полабской Руси ободритов (1066 г.) и в Швеции (1067 г.) - то есть восстаниям этих христианских «еретиков».

Арианство и богомильство именовались у католиков и православных «язычеством», а на самом деле это было христианство, считавшееся «ересью».

РЕШЕНИЕ ЗАГАДКИ

Итак, Миндовг не был язычником - он был христианином и, судя по описанным в летописях обрядам, принадлежал еретикам-богомильцам. Это открытие позволяет иначе взглянуть на загадку парных имен князей ВКЛ.

Иван Ласков писал: «Как видим, Андрей Полоцкий до 16 лет не был крещеным, а имя Андрей имел молитвенное, то есть его называли так, когда за него молились».

Нет! У литвинских князей потому было по два имени, что было по два крещения - одно в свою тайную веру богомилов, а второе - в православие или реже в католичество.

Вингольт - так звали Андрея Полоцкого после первого крещения в богомильство. За это его имя молились в Литве - Западной Беларуси (не языческой, а богомильской!), а для православной части Литвы (ныне Восточной Беларуси) дали молитвенное имя Андрей. Вингольт-Андрей в православие крестился, видимо, в 16 лет, но христианином был с младенчества - а вовсе не язычником.

Почему у Ольгерда от тверской жены сыновья с литвинскими именами, а от витебской - с православными?

Как показывает пример Андрея Полоцкого, и во втором случае детей крестили изначально в веру богомилов, дав им литвинские западнобалтские имена, но дети от витебской жены Ольгерда получили МОЛИТВЕННЫЕ ИМЕНА, по которым их и знали православные. Хотя они не были крещены в православие (Андрей, по крайней мере, до 16 лет).

Это показывает, что мы неверно называем исторических персонажей. Дети Ольгерда от витебской жены точно так с детства имели литвинские имена КАК ГЛАВНЫЕ, а не имена православные, которые они считали второстепенными.

Например, в традиционной придуманной трактовке Куликовской битвы там фигурируют полки ВКЛ Андрея и Дмитрия Ольгердовичей - их за имена подают «якобы русскими». Как видим, оба сына Ольгерда с детства себя сами называли именами отнюдь не русскими, а их «русские имена» - на деле византийские - это лишь молитвенные имена для православной паствы византийской веры в ВКЛ.

Одним словом, нам нужно пересмотреть всю древнюю историю ВКЛ в том аспекте, что наши историки имели традицию называть имена литвинских князей «язычниками», а само население Западной Беларуси, Виленщины и Белосточчины - «языческим». Как видим, не были они язычниками.

Во времена Ольгерда богомильская вера передавалась как часть княжеского атрибута от еще эпохи Миндовга и ранее, потому она сохраняла западнобалтский язык молитв («Numons dajs tawo walle, Deiwe riks») - и сам этот язык, и производные от него имена. Обращаю внимание, что жемойты-аукштайты в то время еще не были христианами, а являлись идолопоклонниками, там до принятия католичества богомильство Миндовга не было распространено.

Почему и как исчезли эти парные имена князей ВКЛ? Очевидно, точно так, как исчезли сами эти имена и у нашего населения Западной Беларуси. То есть - из-за славянизации нашей Литвы. (Обращаю внимание, что эти имена нелепо именовать «княжескими литовскими», их носило все наше население.)

Есть масса свидетельств о том, что у беларусов (литвинов) был до «рутенского» свой особый литвинский язык. Например, в 1501 году посол ВКЛ в Риме при Папе Александре VI Эразм Телак докладывал Папе, что литвины имеют свою собственную мову. Но в связи с тем, что русины (украинцы) заселяли почти половину Княжества, литвины обще стали пользоваться их мовой, так как она «удобная для использования».

Академик АН Республики Летува Зинкявичус утверждает, что канцелярский язык ВКЛ претерпевал изменения. Если в XIV-XV веках он был основан на диалектах северо-волынских и южно-беларуских земель, то с середины XV века сложился письменный язык на диалектах уже полосы от Бреста до Новогрудка, а к середине XVI века его заменил язык центральной полосы от Минска до Вильни, который и принято считать «старобеларуским».

Налицо поэтапная славянизация литвинов, которая шла с Волыни (а южная часть Брестской области - это историческая Волынь, где жили этнические украинцы-русины, а не литвины, и их языком был украинский). Таким образом, переход литвинов на славянский язык произошел в три этапа в период с XIV до середины XVI века, а сам появившийся в результате этого «стробеларуский» язык является лишь волынским языком с огромным местным балтским субстратом.

Эразм Телак был официальным послом ВКЛ в Ватикане и выступал там с докладом о ВКЛ. Поэтому он прекрасно знал языковую ситуацию. Его слова о том, что литвины имеют свою мову, но перешли на украинскую (рутенскую), целиком совпадают с выводами Зинкявичуса. Получается, что т.н. «старобеларуский язык Статутов ВКЛ» - никакой не наш, а только «говорка» украинского языка.

Вот еще факт. В том же 1501 году виленский католический епископ Альберт (Войцех) Табар получил от Великого князя Литовского и Русского Александра письмо. Речь шла о том, что, не зная «литвинского говора», священники не могли никак научить паству слову Божьему (ибо службы велись на латинской мове). Епископу поручалось назначать ксендзов, которые бы знали эту «литовскую говорку» - обращаю внимание, вовсе не «русинскую мову» и не «жемойтскую мову».

В документе названы 28 католических центров, население которых не знало «рутенской мовы» и говорило на своем литвинском языке. Среди них: Лида, Дубинки, Пабойск, Слоним, Дубичи, Красное Село, Воложин, Молодечно, Радашковичи, Койданово (ныне Дзержинск) и прочие города главным образом нынешней Минской области, а также Гродненской и частично Брестской. Там же в списке: Гродно, Новогрудок, Волковысск, Слуцк - и даже далекий Стрешин над Днепром.

Это реальный факт, который показывает, что в 1501 году все население нынешней Западной половины Беларуси (включая Минщину) еще говорило на своем «литвинском языке» (очевидно, ятвяжском) и не знало рутенской (украинской) мовы. (См. книгу Павла Урбана «Старажытныя лiцьвины: Мова, паходжаньне, этнiчная прыналежнасьць». Минск, Тэхналогiя, 2001. Стр. 31-33. Урбан ссылается на Codex Ecclesiae Vilnensis. Nr. 507. P. 616-617.)

О том, что литвинский и жемойтский языки являются абсолютно разными языками - масса свидетельств. Польский историк Ян Длугаш в 11-ой книге своих хроник писал о назначении епископа для Жемойтии: «На первого епископа кафедры в Медниках был предложен Матей, по происхождению Немец, который, однако, родился в Вильне. Он хорошо знал мовы литовскую [литвинскую] и жемойтскую».

А разница между ними огромная: наша литовская молитва Миндовга «Numons dajs tawo walle, Deiwe riks» - непонятна уху жемойта, то есть летувиса Летувы или «литовца» «Литвы», как сейчас ошибочно говорят.

НАША АТЛАНТИДА

В XVI веке исчезают и наш западнобалтский язык (родной некогда и для кривичей восточной части ВКЛ, они были славянизированы варягами на века раньше), и наше богомильство, и наши западнобалтские имена и языковые реалии. Они сохранились по сей день только в наших фамилиях: Борткевич, Гоцманов, Гуринович, Дайнеко, Дидюля, Домаш, Домашкевич, Зыгмантович, Кебич, Корбут, Радивилов, Статкевич, Хацкевич, Чигирь, Шушкевич - и т.д., почти каждая древняя (до царизма) беларуская фамилия имеет балтские корни.

И еще остались в топонимах. Например, я в юности часто бывал в деревне Скирмантово, что недалеко от Дзержинска (Койданово). Силами нашего нынешнего языка не расшифровать ни топоним Скирмантово, ни фамилию Скирмантович - ибо ученые не могут расшифровать самого имени «Скирмант», которое лежит в сути топонима и фамилии.

Есть сегодня авторы, которые из политических побуждений наши древние двусоставные имена ВКЛ (о которых говорилось в начале статьи) называют чем-то «ЧУЖДЫМ беларусам». Мол, не наше это, не «русское-православное», а потому не от наших предков.

На этой почве выдумывают, что такие имена были только у князей древней Литвы. Мол, это «иноземное для нашего славян-беларусов племени».

Но откроем Переписи войска ВКЛ 1528 и 1567 годов. Там у наших предков в абсолютном большинстве фамилии, производные от этих якобы «иноземных» и «необъяснимых наукой» имен:

Видимонтович, Гермонтович, Жигимонтович, Писимонтович, Скирмонтович, Ямонтович, Монтвилович, Гинвилович, Довгердович, Довмонтович, Миндовгович, Довгердович, Витовтович, Корибутович, Бутовтович, Ягайлович и т.д.

Фамилии в XVI веке у нас образовывались от имени отца рода - и Переписи войска ВКЛ являются неопровержимым фактом, доказывающим, что тогда НАШ НАРОД имел эти «необъяснимые наукой имена». Даже при принятии православия или католицизма - фамилии оставались эти, «загадочные» для православных и католиков.

Переписи войска ВКЛ показывают, что у большинства населения Беларуси (литвинов-беларусов) исконные фамилии образованы от литовских имен. Возникает вопрос: если, как иные фантазируют, беларусы всегда были славянами - то с какой же стати у беларусов фамилии, образованные от литовского имени отца?

Имена и фамилии даются только НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ. Это означает, что в период Переписей войска ВКЛ наше население еще не было славянизировано и говорило на своем родном литовском языке.

Но не жмудском! А западнобалтском.

Как говорил Ключевский, поскреби русского - и в нем окажется татарин. Точно так о нас: поскреби беларуса - и в нем окажется литвин с «загадочной» фамилией канувшего в Лету литовского языка типа Монвилович или Гедминтович.

Напомню, что для восточнобалтского языка характерны архаичные формы на «-с». Их аналогом в языке наших предков западных балтов были формы на «-ч». Отсюда и фамилии на «-ич» - вместо славянского на «-ов».

Так что в 1864 году Владислав Юргевич совершенно неверно назвал свою брошюру «Опыт объяснения имен князей литовских». Потому что речь должна идти об «опыте объяснения» исконных имен беларусов.

Отсюда нелепы, ненаучны в принципе попытки трактовать эти имена как «фамильярные формы княжеских имен». Потому что это вовсе не княжеские имена - а ИМЕНА НАШЕГО НАРОДА. Чего в упор иные ученые не хотят видеть. Как они объяснят, беру наугад, наши фамилии Монвилович или Гедминтович? Это никакие не князья, и это не жемойты - у летувисов в 1939 сии фамилии были изменены на «Монвиловичус» и «Гедминтовичус».

В основе этих фамилий беларусов, взятых мною наугад из Переписи, - западнобалтские имена Монвил и Гедминт, так звали основателей этих родов, записанных в Переписи войска ВКЛ. Фамилии у нас появились 503 года назад: согласно с постановлением Виленского сейма 1507 года «паны, княжата, зямяне, удовы i уся шляхта абавязаны былi перепiсаць людзей у сваiх маентках i под прысягай представiць спiскi гаспадару».

Так в наших фамилиях беларусов закрепился пласт нашей западнобалтской самоидентификации - в виде фамилий, производных от «загадочных для науки имен».

Но что значили в своей семантике эти имена для наших предков - никто уже не знает. Ибо мы потеряли и сам наш дославянский язык прадедов. Я писал в книге «Тайны беларуской истории»:

«Что касается Лиды (столицы княжества Дайнова), то истоки топонима являются кромешной тайной, так как давно утерялось вообще все, что было связано с этим народом и княжеством, вошедшим в беларуский этнос. Когда-то славная история Дайновы стала с веками легендой, потом легенда стала мифом, а потом умерли все, кто помнил этот миф. Осталось только имя столицы Дайновы - Лида. Но что оно означает - уже никто не знает. Прямо как во «Властелине колец» Толкиена, где точно так история предков затеряна и забыта в песках времени».

Так и с нашими фамилиями типа Монвилович или Гедминтович. Это нечто из нашей АТЛАНТИДЫ. Поиски того, что безвозвратно утонуло…

 

Информация