ВАМПИРИЗМ: НОВЫЕ ПОИСКИ КОНЦЕПЦИИ

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №1, 2010

После издания «Книги вампиров» (М., ЭКСМО, 2008; главы книги публиковались на страницах газеты), приходит много писем ее читателей. Неожиданностью было получить письмо от человека, который не называет себя потенциальным вампиром, но подозревает смутно в себе нечто подобное из-за своих пугающих странностей.

СТРАШНЫЕ СОБЫТИЯ

Итак, вот письмо С. Т., которая после прочтения «Книги вампиров» решила рассказать свою историю:

«Я родилась и проживаю на Дальнем Востоке, сюда когда-то была выслана моя мать со своей семьей из Молдавии, все ее родственники вернулись обратно, а мать, выйдя замуж, осталась здесь. Раз в два года мы с мамой регулярно ездили к бабушке, которая жила в деревне около города Сороки. Помню эти поездки, начиная с 6 лет. Тогда мы с тетей ходили на кладбище на могилу ее мужа, и я обратила внимание, что в землю вкопана металлическая труба; меня это поразило, так как у нас я никогда не видела ничего подобного. Тетя на мой вопрос о трубе сказала, что это надо для дыхания покойника. В те годы этот ответ вполне меня удовлетворил, а потом я об этом забыла.

В 9 лет я опять гостила в деревне. Мать тогда была на ФПК в Москве, тетя весь день работала, а бабушка (ей уже было 90 лет) большую часть дня спала. Книг, телевизора, игрушек в доме не было, и я попыталась поиграть с деревенскими детьми, но не получилось, они отказывались даже знакомиться. Я помню, было сказано, что в нашей семье живут одни ведьмы (слово для меня сказочное в те времена), а наши покойники ходят и после смерти.

Кстати, покойников, похороненных именно в этой деревне, было всего два: мой дед и муж тети - умерли с промежутком в 6 месяцев. На следующий год тетя написала, что у бабушки, наверное, был инсульт, она нашла ее во дворе без сознания, но врачи ее не осматривали. Теперь она почти постоянно лежит, когда приходит в себя, тетя ее кормит и моет.

На следующий год мы не смогли приехать и были в Молдавии только через два года от того момента, как бабушка слегла. Когда мы приближались к дому, к моему громадному удивлению, у ворот нас встретила со словами: "а я вас давно жду" бабушка, причем в течение всего последующего месяца, пока мы там жили, каких-либо отклонений в походке, речи, памяти я не заметила. Я была с ней целыми днями, когда-то она получила очень хорошее образование и много и интересно рассказывала об исторических событиях в Венгрии, Румынии. В день отъезда она проводила нас до переправы (4 квартала от дома) и сказала, что больше мы не увидимся. Почему-то в тот момент у меня тоже не было в этом сомнений. Сразу по приезду домой мы получили сообщение, что бабушка умерла.

Моя комната самая дальняя в квартире, чтоб дойти к общему коридору и комнате родителей, надо пройти длинный зал. Я с детства не боялась, спала одна, единственное - родители закрывали балкон ночью на верхнюю щеколду, так как я ходила по ночам. Но это было со слов матери у всех в ее родне. Ночью я проснулась от удара в стекло, я подумала что это птица. Но почему-то стало очень страшно, возникло ощущение, что в комнате кто-то есть. Не знаю, сколько я лежала с открытыми глазами, боясь даже дышать. Потом внезапно это ощущение исчезло, и я спокойно проспала остаток ночи. Утром я об этом даже не вспомнила. На следующую ночь все повторилось, причем также с ударом в стекло.

Вечером мне стало страшно ложиться спать, учитывая к тому же, что кровать стояла посредине комнаты и нельзя было даже прижаться спиной к стенке. Когда родители ушли спать, я перебралась на диван в зал, а дверь в комнату закрыла, но это ничего не изменило, "птица" стукнулась в зальное окно.

Далее я оставляла свет, включала на всю катушку радио, чтоб не услышать стук в окно. Я была уже не маленькая, и мне было стыдно говорить родителям о своих страхах, тем более что вроде и реальной угрозы никакой не было, в потусторонние силы я не верила. Они заметили, конечно, изменение в поведении, сложно не заметить включенного ночью радио, но ничего не спрашивали. Казалось, что эти ночи продолжались бесконечно долго, но ко всему привыкаешь, эмоции притупляются, и я даже не могу назвать время, когда это прекратилось. Для себя я это объясняла потрясением от потери близкого человека. Хотя с позиций Вашей книги сюда, возможно, стоит присоединить еще одно событие.

Через два года после моих ночных кошмаров в соседней квартире, которая соприкасалась с моей комнатой, нашли мумифицированное тело старушки, когда она умерла - не известно. Запаха не было. Все считали, что она живет у дочке на Западе, а квартира пустует, но приехала дочка, и все открылось».

СТРАННЫЕ СНЫ

С. Т. продолжает:

«Я училась в 7 классе, после обеда ходила в музыкальную школу. В тот день я пришла домой, но не пообедала и не пошла на занятия, хотя была очень прилежной, а уснула очень глубоким сном, оставив ключ в замке. Отец, пришедший на обед, не смог дозвониться, достучаться и попал в квартиру на нашем 4-м этаже через балкон пятого. Когда я глубоким вечером проснулась и нашла родителей на кухне, то удивилась и поинтересовалась, почему меня не разбудили. Отец сказал, что не смог разбудить меня даже после проникновения в квартиру. Но меня не ругали и сказали, чтоб если я ложусь спать, не оставляла ключ в замке. Еще дважды мой отец проникал в квартиру через балкон, пока у меня не выработалась привычка вытаскивать ключ из замка. Сновидений в период этих провалов я не помню. Хотя в детстве очень хорошо помнила сны, они были яркие, цветные (впрочем, как и сейчас), я знала, что это сны во сне и могла в них действовать, думать, вызывать желаемые картинки (моим любимым занятием было летать в грозовых облаках).

Значительно позже, уже учась в медицинской Академии, я вспоминала эти случаи в плане удивительного отношения к этим событиям моих любящих родителей. Даже сейчас, зная, что так бывает, если бы я застала ребенка без сознания и не смогла привести его в чувства, я не смогла бы спокойно закрыть квартиру и уйти на работу. И нахожу этому только одно объяснение - они знали, что это должно быть, вероятно, это так же, как и сомнамбулизм, имело место быть у всех представителей нашей семьи. Кстати, привычка не закрывать дверь изнутри на щеколду, оставлять ключи в замке сохраняется и поныне.

Такие периоды неудержимого сна продолжались до 3 курса института, потом они стали более управляемыми, в них появились сновидения. Обычно во сне ты говоришь себе: "Пора вставать" и просыпаешься. Здесь говоришь себе то же самое и "просыпаешься", идешь на работу, возвращаешься домой, но вдруг на этом пути тебе встречается нечто, что не укладывается в твою картину мира (кролик на снегу в городе, зеленоватый оттенок неба…) и ты понимаешь, что это сон и пытаешься проснуться опять…

В дальнейшем, зная что надо встать, а терять время, путешествуя из сна в сон можно бесконечно, начинаешь проверять сон на реальность - пытаешься пройти сквозь стену, взлететь. Получилось - сон, нет - реальность. Но со временем сны становятся более хитрыми, они полностью симулируют реальность, и надо быть очень внимательным к деталям, иногда не только во сне имеют продолжение события реальности, но и в реальности имеет продолжение сон.

И вот однажды в реальности, стоя у окна, пришла мысль проверить реальность, а именно взлететь. Эта мысль напугала меня, ведь так не далеко до неосознанного самоубийства или психушки, а мысли эти индуцировали несомненно сны. Поэтому несмотря на то, что сны были всегда доступным и ни с чем не сравнимым удовольствием, я приняла решение попытаться их прекратить. Для этого начала искать литературу по этому вопросу, интернета не было, а книг, близких по теме, я нашла всего две: "Управляемые сны" и "Магия внетелесного опыта". Причем первую я даже до половины не дочитала, поскольку сложилось впечатление, что это эротические фантазии сексуально неудовлетворенной женщины, которая о настоящих снах слышала краем уха от кого-то. Поскольку она свои реальные желания, пусть даже подсознательные, переносила в сон. А во сне ты другая сущность, с совершенно иными ценностями, важна не столько событийность, мотивированность, сколько ощущения, а вопросов гуманности, этики в них вообще нет.

Более того, для создания тела необходимо еще вспомнить, что оно тебе нужно. И хотя, если хочешь, ты можешь знать, кем являешься в реальности, перед засыпанием поставить задачи (полюбоваться ночной Прагой с крыши собора св. Вита, побегать животным по лесу….), но, заснув, они становятся не важными и скучными, и их выполняешь, как домашнее задание без удовольствия. А проснувшись, ты можешь найти эти впечатления восхитительными (помню несколько дней я была под впечатлением от того восторга, который испытываешь, когда рано утром бежишь по насту снега, под которым бегают мыши, а на твой черный влажный нос падают и таят громадные снежинки. Именно снежинки были неотразимы.).

Вторая книга была написана человеком, который сны тоже не видел, но наверно очень хотел, поэтому собрал в книгу все, что можно: чакры, визуализацию, шаманизм, оккультизм, методики астральных проекций (причем очень много таких, которые, на мой взгляд, вообще будут только мешать сну - поесть соленого, не пить, при этом как-то умудриться уснуть, чтоб во сне при поиске воды вспомнить, что в реальности поел соленого….).

Применить можно было советы по питанию наоборот, т.е. поесть перед самым сном, желательно мясо, не помешает спиртное. Я попробовала, как ни странно, помогло. Они, конечно, не исчезли, но грань между реальностью и сном стала прослеживаться четко.

Кроме того, я прекратила все эксперименты с желаниями. Нравится летать в тучах и закапываться в осенних дубовых листьях - и достаточно».

РАБОТА В МОРГЕ

С. Т. далее пишет:

«Встречать настоящих призраков или полтергейст не приходилось. Хотя в одно время я пробовала это делать. Я работаю хирургом в областной больнице и 2-3 месяца в году бываю в командировках. Повелось так, что сразу после Академии я стала ездить в качестве хирурга-травматолога в ЦРБ в отдаленный район, куда никто не хочет ехать на постоянную работу. Он находится в 16 ч. езды от областного центра, но по несколько месяцев в году сообщение прерывается полностью (перед замерзанием реки и после вскрытия льда самолеты не летают). Поскольку там нет также патологоанатома, то умерших естественной смертью не вскрывают вообще, а насильственной по постановлению прокуратуры приходилось вскрывать мне.

Морг находился в 16 км от районного центра, за небольшим поселком (т.е. на краю поселка стояла участковая больница, затем шло футбольное поле, затем домик 2 на 2 метра, где проводились вскрытия, и кладбище). До поселка можно было добраться на автобусе, который отходил от районного центра в 5 ч. вечера, а утром в 6 ч. шел обратно.

Так как после вскрытий (для криминального трупа это очень долго - описывается все от положения трупа, деталей одежды, берутся на гистологию и биохимию материалы) добраться до районного центра проблематично, особенно зимой, когда еще и темно, то я обычно оставалась ночевать в здании участковой больницы. Это очень хорошее теплое здание, даже с душем и горячей водой (в ЦРБ этого нет). После окончания рабочего дня его покидают мед. сотрудники и больные.

Почему больные не ночуют в больнице, даже те, кому тяжело ходить, длительное время связывалось мной с тем, что до дому близко, зачем там лежать. Но однажды, когда мы с сотрудниками, двое из которых были с этого поселка, тесной компанией сидели за столом, операционная сестра спросила, как я там сплю и ничего ли не видела. Я ничего не видела. Оказывается, раньше эта больница была очень даже обитаема, более того, из ЦРБ туда было вынесено инфекционное отделение, была даже своя операционная. Но потом там стали ходить призраки умерших в этой больнице бабушки и девочки, тряслись кровати, сочилась со стен вода. И сейчас местные жители ночью даже мимо больницы не ходят.

Поскольку в ходячие трупы я не верю, но исследовательский дух иногда просыпается, то в целях эксперимента я из ЦРБ, где холодно, бегают мыши и нет горячей воды, перебралась пожить в эту больницу. Но никаких аномальных явлений я там не обнаружила. Знакомые, узнав об этой затее, стали рассказывать кучи историй о призраках, полтергейсте. Несколько точек я посетила, в том числе и местное кладбище в первую ночь после захоронения, но ничего достойного внимания не нашла.

Было еще много событий; так, мать отца неоднократно видела призрак моей матери, гуляющей по дому, когда та спала, но все не расскажешь. Еще одна деталь всегда удивляла: у меня были иногда эпизоды потери сознания, при этом физически я не просто здорова, а суперздорова. Я не пропустила не одного дня садика, школы, работы по болезни, у меня не было простуд, даже после длительного купания в ледяной воде, ОРЗ, герпеса, нет ни одного больного зуба (кстати, матери за 70 - и у нее тоже все зубы свои и здоровы). Это не мое самоощущение, это заметили даже в командировке, где если начинается грипп, то болеют все поголовно. Был даже такой случай, что у невропатолога погибала от вирусного энцефалита девушка 21 года, была уже в коме, а противовирусных препаратов не было, антибиотики не эффективны. Она обратилась с предложением тайно (так как показаний для гемотрансфузии не было) влить ей мою кровь, в надежде на мой противовирусный иммунитет. Кстати, девушка не погибла.

Вашу книгу я прочитала с интересом, хотя идея с матрицей показалась слишком фантастичной, но потом меня заинтересовала именно перспектива (если верна теория) познания мира, в частности, даже через те же сновидения - если мир виртуален, а сновидения также, то, возможно, нет ничего страшного в их объединении, а это уже новая программа, или можно попытаться осознано контактировать с другими людьми-матрицами.

По содержанию книги - не хватает экспериментальной части: если пишете про выделения вампира, что они токсичны и, возможно, заразны, то надо попытаться их достать и проверить на эти предположения. Надо поискать людей, которые их применяли, и пообщаться с ними. Возможно, и намерено кому-то дать, есть еще животные. Идет речь о шизофрениках - приведите конкретные Ваши наблюдения за кем-то, проявления шизофрении настолько полиморфны.

Вампирами становятся при жизни - надо найти их и проследить, как идет трансформация, что они чувствуют. Тут необъятное поле для исследования».

МОИ КОММЕНТАРИИ

В последних строках письма чувствуется тревога. Ведь действительно вампирами становятся не внезапно с наступлением вампирической комы, а за годы или десятилетия до этого. Кома наступает только как реакция зараженного вампиризмом на внезапный урон здоровью, угрожающий смертью. Вступают в работу некие защитные силы организма, которые и спасают человека, вводя его в вампирическую кому.

Например, в трактате аббата Кальме описан случай с сербским гайдуком Арнольдом Полем, который при жизни рассказывал, что в районе Косово, на турецкой границе с Сербией, на него нападал турецкий вампир. Через многие годы гайдука раздавила опрокинувшаяся повозка с сеном, а через месяц после его смерти умерли четыре человека - таким же образом, каким, согласно местным представлениям, умирают люди, замученные вампирами. Когда вскрыли могилу Поля, то нашли его вполне живым и здоровым вампиром-коматозником.

Подозреваю, что Арнольд Поль был потому обеспокоен нападением турка-вампира, что стал ощущать какие-то изменения в своем организме. В этой связи возникает главный вопрос во всей теме: почему одни умирали от контактов с вампиром, а другие, как Поль, выживали и сами при этом становились вампирами после впадения в кому?

Как писал аббат Августин Кальме, местные традиции учили сербов, подвергшихся нападениям вампира, чтобы не умереть - обтираться землей с его могилы и ее есть. Налицо некая «концепция вакцины». Получается, что не умирают те, у кого выработался какой-то иммунитет в виде каких-то «антител». Но, возможно, проблема в том, что эти «антитела» - уже сами по себе вампирическая зараза, и такие «вакцинированные» сами становятся вампирами.

Или возьмем, например, историю нетленного святого Беларуси Андрея Баболя из Пинска, о нем рассказывает Герберт Терстон в своей книге «Физический феномен мистицизма» (Herbert Thurston, The Physical Phenomena of Mysticism, стр. 262-263). Андрей Баболя был жестоко убит казаками в 1657 году, во время очередной войны с Московией в возрасте 67 (!) лет. В этом для той эпохи весьма преклонном возрасте он отличался поразительным суперздоровьем - ничем не хворал. Казаки его жестоко избили и порубили, а тело закопали в навозе. После того, как казаки уехали, его тело в тот же день захоронили в склепе собора иезуитов в Пинске.

44 года спустя ректор школы иезуитов в Пинске увидел Андрея Баболя во сне или в видении - надо полагать, он являлся и другим людям. В общем, история снова повторяется, как и во всех подобных случаях. Видение («призрак») Баболя стало донимать людей, и ректор решил взглянуть на его тело. К величайшему изумлению всех, участвовавших во вскрытии гроба в склепе, тело не только не имело никаких следов гниения, но оставалось столь же свежим и гибким, как и тело живого человека. Раны ЗАЖИЛИ, в венах находилась кровь, кожа была живой, ее мельчайшие кровеносные сосуды были заполнены кровью. Когда в 1730 году тело было официально эксгумировано комиссией из шести экклезиастов и пяти медицинских экспертов, все пришли к единодушному решению: нетленное состояние тела является вещью неестественной. Хотя со времени погребения прошло 73 года, «нет ни единого следа ни окоченения, ни разложения». Члены комиссии исследовали и другие тела в склепе костела, но везде были обыкновенные разложившиеся останки. Причем, останки тех, кто был похоронен в период захоронения Андрея Баболя, представляли собой лишь истлевшие кости.

Другой нюанс темы: если зараженный вампиризмом человек не впадал в вампирическую кому (то есть не становился вампиром-коматозником), а погибал от ран, несопоставимых с жизнью, - то его тело все равно осталось удивительно нетленным. То есть, эта нетленность была вызвана не выделениями вампира-коматозника, создаваемыми во время его комы (что я предполагал в книге), а существовала еще до его комы - и, что очевидно, это связано и с «суперздоровьем» тех, кто заражен вампиризмом.

Получается, что вампирические процессы меняют биохимию (или гипотетическую информатику) организма до комы и без всякой с ней связи. Как и почему - это пока загадка, тема для исследований.

*     *     *

Можно предложить следующую теоретическую модель, которая позволяет вообще иначе взглянуть на весь феномен вампиризма.

Вампирология исследовала явление, начиная только с его стадии комы (когда хоронили вампира-коматозника). Но эта стадия - только особая форма явления, причем редкая - так как, очевидно, большинство зараженных вампиризмом ее минуют: погибают от несчастных случаев или опасных болезней, гибнут на войне или, наконец, под скальпелем патологоанатома. Но при этом они все-таки являются носителями вампиризма: обладают отменным здоровьем и рядом иных «странностей».

Почему не предположить, что «аномальная стадия вампиризма» (кома, выход некоей сущности вампира в виде «огненного змея», явление призрака вампира близким и вампирический полтергейст) - это не СУТЬ явления, а только следствие некоего ИНОГО СБОЯ, который происходит еще до этой стадии? Ведь хорошо известен «смежный» феномен - «подростковый полтергейст», где «фокальным лицом» является ребенок в период полового созревания. Согласно гипотезе о субреальности нашего мира, в таких случаях «матрица» ребенка формирует некие органы и структуры раньше, чем они сформированы в его теле - и в итоге подсознание получает возможность управлять информатикой предметов, вызывая полтергейст.

Если с такой точки зрения взглянуть на вампиризм, то и тут аналогично заражение вампиризмом означает лишь доступ к информатике «матриц». Причем этот доступ издревле известен как особые способности шаманов или ведьм (в плане здоровья весьма живучих).

Попробуем предположить следующее. Если верна гипотеза о субреальности нашего мира, то он устроен в виде связей матриц с «телесными» субъектами. Когда вампир-коматозник вторгается в матрицу своей жертвы, то эта матрица обретает новые связи информатики - которые обращены уже не к своему телу, а в пространство матриц (откуда и атаковал коматозник). Если жертва такого вторжения выживает, то становится «вампиром» (или «ведьмой») только потому, что у нее есть в той или иной мере эти аномальные СВЯЗИ В ПРОСТРАНСТВЕ МАТРИЦ.

Суперздоровье такого человека объясняется не тем, что он является вампиром и «питается чьей-то матрицей» (что только у вампира-коматозника). А, полагаю, объясняется тем, что он принципиально иначе начинает усваивать биологические вещества, необходимые для построения его тела. Согласно концепции субреальности, обычный человек потребляет не продукты, а их субреальное воплощение, за которым стоят их матрицы. А в данном случае человек начинает потреблять напрямую матрицы этих веществ - на уровне матриц, а не нашей субреальной биологии (возможно, не на 100%, а в той или иной мере своей степени аномальности). Конечно, такой человек будет на порядки более здоровым. Мало того, он не подвержен и многим болезням из-за своего супериммунитета. Ведь, постепенно перестраиваясь, его организм, создавая особые отношения со своей матрицей и пространством матриц, вырабатывает антитела не против субреальных носителей инфекций, а против их матриц.

И вот самое интересное: что будет происходить с таким организмом, если его здоровью будет нанесен критический урон? Такое суперздоровое тело не умрет, а лишь впадет в кому (а сознание отключается, работает только подсознание). Для выживания тело станет снова искать питание в среде матриц (если ранее имело достаточно развитые для этого связи в пространстве матриц). А далее - все нам известно, это вампиризм, где в качестве «питания» выступают уже не матрицы продуктов, а матрицы людей, откуда берется их «жизненная сила» в чистом виде, которая и питает эти матрицы.

Такая концепция существенно меняет все представления вампирологии. Получается, что вампир - это только одна из редких и необязательных фаз куда как более распространенного состояния человека, имеющего особый обмен веществ через доступ к пространству матриц. Причем такой человек обладает рядом уникальных способностей: особыми «снами в пространстве матриц», способностями исцелять, влияя на матрицы больных, способностями к «магии», под которой, видимо, следует понимать только манипуляции в пространстве матриц.

Но это, конечно, только предположения. Вполне справедливы слова читательницы, в которых она указывает на слабость практических исследований в данной теме:

«не хватает экспериментальной части: если пишете про выделения вампира, что они токсичны и, возможно, заразны, то надо попытаться их достать и проверить на эти предположения. Надо поискать людей, которые их применяли, и пообщаться с ними. Возможно, и намерено кому-то дать, есть еще животные. …Вампирами становятся при жизни - надо найти их и проследить, как идет трансформация, что они чувствуют. Тут необъятное поле для исследования».

Практикой должны заниматься научные коллективы, специалисты. Но для этого у них должны быть хотя бы гипотезы в виде научного задания, которые бы такие практические исследования или доказывали, или опровергали. Иначе неясно, какой вообще искать результат исследований. Поэтому теория идет все-таки впереди практики. Но в теории пока много неясного - одни смутные предположения.

А главное: практические исследования в этой области должны базироваться на главной гипотезе о субреальности нашего мира, что уже одиозно для классической Философии и является для нее настоящей революцией. Вот в этом и основная проблема для таких исследований: Наука пока к ним не готова. Отрицает заодно и полтергейст, хотя он, несомненно, сущее и реальное - но отвергается только потому, что не вписывается в существующие теоретические модели Природы, то есть в научную картину Мира.

 

Информация